Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава VI. Преступления против мира и безопасности человечества

 

_ 1. Понятие и общая характеристика преступлений против мира и безопасности человечества

 

Исторически международное уголовное право уходит своими корнями в далекие рабовладельческие цивилизации. Уже шумерами признавались правила ведения войны в виде ее объявления, перемирия, неприкосновенности парламентариев, заключения мирного договора. Законы Ману содержали предписания о способах ведения войны, в частности, запрещающие употреблять определенное оружие, убивать пленных, просящих пощады, спящих и раненых*(398).

Принято считать, что международное уголовное право начинается с института выдачи преступников (экстрадиции), который насчитывает не одну тысячу лет. Например, в 1296 г. до н.э. между царем хеттов Хаттусили III и египетским фараоном Рамсесом II был заключен договор, в котором говорилось: "Если кто-либо убежит из Египта и уйдет в страну хеттов, то царь хеттов не будет его задерживать, но вернет в страну Рамсеса"*(399). В договоре между Византией и Русью предусматривались взаимные обязательства по привлечению к уголовной ответственности за убийства, кражи, телесные повреждения и другие преступления.

В эпоху средневековья, отличавшегося особой жестокостью и религиозным фанатизмом, игнорированием международных обычаев, особенно проявившимся в крестовых походах, тем не менее, правила дипломатических иммунитетов и невыдачи лиц, совершивших государственные преступления, соблюдались.

Потребность в правовой взаимопомощи государств возрастала адекватно росту международной преступности, наносящей вред интересам двух и более государств. Не случайно поэтому пионерами в разработке международного уголовного права стали представители именно уголовного права и криминологии. В 1889 г. по инициативе Ф.Листа, А.Принса, Т. ван Гаммеля был учрежден Международный союз уголовного права. Он призвал все государства к сотрудничеству в разработке международного уголовного права.

В 1815 г. Венский конгресс принял декларацию о борьбе с рабством и работорговлей. Затем в ХIХ и ХХ вв. последовали международно-правовые акты о борьбе с торговлей женщинами в целях разврата, о наказуемости фальшивомонетничества, пиратства, международного терроризма и т.д.



В 1927 г. в Варшаве состоялась I Международная конференция по унификации уголовного права. К числу международных преступлений на этой конференции были отнесены пиратство, фальшивомонетничество, торговля рабами, женщинами и детьми, наркотизм, порнография, а также иные преступления, ответственность за которые предусматривалась международными конвенциями. На последующих трех конференциях также предпринимались усилия по унификации национального законодательства, в частности, о борьбе с международным терроризмом и выдаче преступников. Впервые предлагалось подразделить международные правонарушения на международные преступления и преступления международного характера*(400).

Официальным началом кодификации международного уголовного права стало принятие в 1945 г. Устава Международного военного трибунала и вынесение приговоров в 1946 г. в Нюрнберге главным военным преступникам*(401).

Генеральная Ассамблея ООН в декабре 1946 г. в специальной резолюции подтвердила нормы международного уголовного права Устава, реализованные в приговорах трибунала как общепризнанные.

Устав Международного военного трибунала подразделил в ст. 6 международные преступления на три группы: против мира, военные, против человечества с исчерпывающим перечнем, который в последующем существенно дополнялся и уточнялся.

В настоящее время международное уголовное право нормативно регламентировано в актах ООН. Так, Рекомендации относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития, принятые 14 декабря 1990 г. Резолюцией ООН 45/107, рекомендуют государствам "активизировать борьбу против международной преступности путем соблюдения и укрепления правопорядка и законности в международных отношениях и с этой целью дополнить и далее развивать международное уголовное право в полном объеме обязательств, вытекающих из международных договоров в этой области, и пересматривать свое национальное законодательство с тем, чтобы обеспечивать его соответствие требованиям международного уголовного права".

Начиная с 50-х гг. уголовные кодексы различных государств все более подробно регламентируют ответственность за международные преступления. В новых уголовных кодексах 90-х гг. нормы о международных преступлениях выделяются в самостоятельные главы и разделы. Так, Уголовный кодекс Франции 1992 г. в книге второй начинает Особенную часть разделом "О преступлениях против человечества", в котором содержатся две главы - о геноциде и о других преступлениях против человечества. УК Испании 1995 г. включил раздел XXIV "Преступления против международного сообщества". В него вошли нормы о преступлениях против безопасности человечества, геноциде и подробная глава о военных преступлениях. УК Республики Польша, вступивший в силу 1 января 1998 г., открывает Особенную часть главой XVI "Преступления против мира, человечности и военные преступления".

В советском и российском уголовном законодательстве до 1 января 1997 г. складывалось довольно парадоксальное положение. С одной стороны - глубокая, по существу лучшая в мире, теоретическая разработка концепции международных преступлений и непосредственное участие ее авторов в составлении уставов Международного уголовного трибунала*(402), на основании которых были осуждены главные военные преступники - германские в 1946 г. в Нюрнберге, японские в 1947 г. в Токио; с другой - явно недостаточное урегулирование ответственности за международные уголовные преступления в действовавшем вплоть до 1 января 1997 г. законодательстве. УК РСФСР 1960 г. первоначально содержал две нормы в главе о государственных преступлениях: о террористическом акте против представителя иностранного государства (ст. 67) и о пропаганде войны (ст. 71). В главе о воинских преступлениях также оказались некоторые нормы о международных военных преступлениях, например, о преступлениях в плену, о преступном обращении с населением в районе военных действий, воинские преступления, нарушающие международные конвенции. Очевидно, что международные военные преступления несопоставимы по характеру общественной опасности с воинскими преступлениями, тем более с ограниченным кругом специальных субъектов.

В 1993 г. в Кодекс 1960 г. были внесены нормы о международных военных преступлениях: ст. 67.1 "Применение биологического оружия", 67.2 "Разработка, производство, приобретение, хранение, сбыт, транспортировка биологического оружия", 78.1 "Незаконный экспорт товаров, научно-технической информации, используемых при создании вооружения и военной техники, оружия массового уничтожения".

Лишь УК РФ 1996 г. выделил в самостоятельный разд. XII и гл. 34 "Преступления против мира и безопасности человечества". В этой главе предусмотрено восемь норм, которые классифицируются на три группы: преступления против мира (ст. 353, 354 и 360); военные преступления (ст. 355, 356, 359); преступления против безопасности человечества (ст. 357, 358). Помещение норм о данных преступлениях в конце Особенной части необоснованно, так как не соответствует ни предписаниям ст. 15 Конституции РФ о примате международного права над внутригосударственным, ни общественной опасности международных преступлений (она выступает критерием классификации Особенной части Кодекса), ни долговременной перспективе развития международного уголовного права.

Уголовные кодексы Республики Беларусь 1999 г. и Украины 2001 г. гораздо подробнее, нежели Кодекс РФ и другие новые уголовные кодексы стран СНГ, регламентируют раздел о международных преступлениях. Белорусский кодекс обоснованно поставил его в начало Особенной части. Раздел VI именуется "Преступления против мира, безопасности человечества и военные преступления". В нем 17 статей, классифицированных по двум главам, - 17 "Преступления против мира и безопасности человечества" и 18 "Военные преступления и другие нарушения законов и обычаев ведения войны".

Уголовно-правовые нормы об ответственности за международные транснациональные преступления, предусмотренные УК РФ, имеют своеобразную бланкетность. Они отсылают к конкретным актам международного уголовного права. При этом их юридическая сила, в отличие от всех иных бланкетных норм Кодекса, выше, нежели сила внутреннего уголовного закона. Конституция РФ в ст. 15 так и устанавливает: "Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора".

В двух нормах гл. 34 УК эта бланкетность закреплена непосредственно в диспозициях статей. В ст. 355 УК говорится об оружии массового поражения, "запрещенного международным договором Российской Федерации", а в ст. 356 - о запрете применения средств и методов ведения войны, установленных международным договором. Однако и в других нормах присутствует такая же международно-правовая бланкетность. Поэтому признается целесообразным указание на международно-правовые акты в Кодексе постатейно. Это имеет значение для решения коллизий международного и внутреннего уголовного права, а также для правоприменительного и доктринального толкования соответствующих статей Кодекса.

В 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН поручила Комиссии международного права составить проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. Комиссия приняла в первом чтении проект этого Кодекса в 1991 г. Он состоял из двух своеобразных Общей и Особенной частей. Часть вторая включала нормы о 12 видах преступлений, как о собственно международных против мира и безопасности человечества, так и о преступлениях международного характера (например, о наркотизме, об экологических преступлениях). После учета замечаний, поступивших от 22 государств, проект был существенно обновлен и принят во втором чтении в 1994 г. Особенная часть включала теперь пять видов преступлений: агрессию; геноцид; преступления против человечности; военные преступления; преступления против персонала ООН и дипломатических лиц*(403).

17 июля 1998 г. в Риме Дипломатическая конференция полномочных представителей под эгидой ООН приняла "Римский статут Международного уголовного суда". За его принятие проголосовало, включая Россию, 120 государств, голосовали против лишь США, Китай, Индия, Израиль, Ирак.

В юрисдикцию суда были включены наиболее тяжкие преступления, посягающие на интересы международного сообщества в целом: агрессия, геноцид, преступления против человечества, военные преступления. Перечень этих преступлений исчерпывающий. Кроме данных преступлений по общему международному праву к юрисдикции Суда отнесены преступления, предусмотренные международными договорами. Наказание за эти преступления предусмотрено только в виде тюремного заключения, смертная казнь и пожизненное лишение свободы не допускаются. Кроме того, у Суда нет юрисдикции в отношении лиц, не достигших 18 лет. Иммунитет должностных лиц по национальному либо международному праву не препятствует привлечению виновных в перечисленных преступлениях лиц к уголовной ответственности. Статут применяется равно ко всем лицам, независимо от их официального служебного положения, включая статус главы государства или правительства, члена парламента и т.д.*(404)

Для вступления в законную силу Римского статута требуется присоединение к нему 60 государств.

Венская декларация "О преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века", принятая на десятом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Вена, 10-17 апреля 2000 г.), выразила особую обеспокоенность транснациональной организованной преступностью и взаимосвязью между ее различными видами. Первоочередное значение придано завершению переговоров по Конвенции ООН против организованной транснациональной преступности. Декларация признала, "что всеобъемлющие стратегии предупреждения преступности на международном, национальном, региональном и местном уровнях должны затрагивать коренные причины и факторы риска, связанные с преступностью и виктимизацией".

Впервые Декларация установила конкретный срок - 2005 г. как год, когда будет обеспечено значительное уменьшение таких преступлений международного характера, как торговля людьми, незаконный ввоз мигрантов, незаконный оборот оружия. Признана неотлагательность наказаний за такие преступления международного характера, как незаконное изготовление компьютеров и высоких технологий, расовая дискриминация, ксенофобия и связанные с ними формы нетерпимости.

На Венском конгрессе ООН Генеральный секретарь дал общую характеристику транснациональной преступности конца XX в. Именно она определяет направление развития международного уголовного права в XXI в.

Уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное международное право претворить в жизнь оказалось еще сложнее. К концу XX в. известны два вида международных судов: Нюрнбергский и Токийский Международные военные трибуналы, осудившие и наказавшие главных военных преступников Второй мировой войны, и Международные трибуналы ad hoc, т.е. сформированные Генеральной Ассамблеей ООН в 1993 и 1994 гг. в Гааге по военным преступлениям и геноциду на территории бывшей Югославии (МТБЮ*(405)) и Руанды. Римский статут Международного уголовного суда, как отмечалось, еще не вступил в законную силу.

Особенностью международного уголовно-процессуального права является параллельная юрисдикция. Она означает, что привлекать к ответственности дипломатических лиц за международные преступления могут и международный суд, и национальные суды. Так было в 1945-1947 гг., когда главные военные преступники несли ответственность перед Международным военным трибуналом, а в последующее время десятки военных преступников отвечали перед судами государств, на территории которых они совершили международные преступления.

В перспективе система международного судоустройства и уголовного процесса сложится аналогично*(406). Главные международные преступники, совершившие преступления против мира, военные и против человечности (человечества), будут осуждаться Международным судом, а остальные - национальными судами.

Помимо этого под эгидой ООН функционируют центры и комитеты, разрабатывающие рекомендации по предупреждению и наказанию международных преступлений. Таковы конгрессы ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, которые собираются один раз в пять лет, семинары и конференции, готовящие такие конгрессы, принятие конвенций ООН, Центр по предупреждению преступности, Программа ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию, Межрегиональный научно-исследовательский институт ООН по вопросам преступности и правосудия, Комиссия международного права и др. Все они оказывают концептуальную, правовую, организационную, материальную помощь государствам в противостоянии международной преступности.

Комиссия международного права ООН является главным органом ООН по кодификации международного уголовного права. Проблемами борьбы с преступлениями, посягающими на интересы всего мирового сообщества и отдельных государств, занимаются также ЮНЕСКО, ВОЗ, МОТ, ИКАО. Координация, пока еще не вполне отлаженная, возложена на комиссии ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию*(407).

С организацией Международного уголовного суда наступит качественно новый этап мирового противоборства транснациональной преступности.

Таким образом, краткий исторический экскурс в историю международного уголовного права позволяет отметить многовековые тенденции его развития. От отдельных институтов и норм на международно-договорной основе оно сформировалось в конце XIX и начале XX в. как самостоятельная подсистема международного и уголовного права. Особенно значимыми для его формирования послужили уставы и международные военные трибуналы по наказанию главных военных преступников второй мировой войны.

Международное уголовное право развивается адекватно процессу глобализации преступности в ХХ в. Наиболее опасные преступления (экономические, должностные, насильственные, отмывание незаконных доходов, банковские мошенничества, корыстные должностные преступления, прежде всего организованная преступность, терроризм, убийства по найму, незаконный оборот оружия и наркотиков, контрабанда, фальшивомонетничество, компьютерные преступления и др.) необратимо модифицировались от только национальных в международные. Эта тенденция сохранится и в XXI в., поэтому международное уголовное право становится ведущим направлением противодействия государств и мирового сообщества в противоборстве с преступностью.

Поскольку международное уголовное право располагается в системе права на "стыке" международной и уголовной отраслей права, есть необходимость в определении его статуса. Как ни странно, самостоятельная глава о международном уголовном праве появилась в учебниках по международному праву лишь в 1995 г.*(408), в то время как его определение предлагалось еще дореволюционными юристами-международниками. Например, Ф.Ф.Мартенс предложил следующее определение: "Международное уголовное право заключает в себе совокупность юридических норм, определяющих действие международной судебной помощи государств друг другу при осуществлении ими своей карательной власти в области международного общения"*(409). Последующие определения международного уголовного права расширили его предмет: "...не только уголовно-процессуальные отношения в области международной подсудности и выдача преступников, но и международное уголовное право"*(410).

В современном международном праве одновременно существуют несколько различных концепций международного уголовного права. Одни считают его отраслью международного публичного права, другие - отраслью международного частного права, третьи - самостоятельной отраслью, четвертые - вообще отрицают существование международного уголовного права*(411). Ныне более признано относить международное уголовное право к отрасли международного публичного права и считать его предметом систему принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств в борьбе с преступлениями, предусмотренными международными договорами.

По международному уголовному праву как отрасли международного публичного права субъектами посягательств на международный правопорядок могут быть и государства, и физические лица. При этом ответственность государств, как это отметил еще в 50-х гг. А.Н.Трайнин, - не уголовная, а международно-правовая. Санкции, налагаемые ООН, - это не уголовные наказания, а такие международно-правовые меры воздействия, как эмбарго, бойкот, разрыв дипломатических отношений, реституция и т.д. Физические лица за международные преступления несут ответственность либо перед Международным трибуналом или Международным судом, либо перед национальным судом за предусмотренные во внутреннем уголовном законодательстве преступления. Общего понятия "международное уголовное право" международное право не дает, хотя терминологически его употребляет.

Так, в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН "Рекомендации относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития" 1990 г. государствам рекомендовано "активизировать борьбу против международной преступности путем соблюдения и укрепления правопорядка и законности в международных отношениях и с этой целью дополнить и далее развивать международное уголовное право, выполнять в полном объеме обязательства, вытекающие из международных договоров в этой области, и пересматривать свое национальное законодательство с тем, чтобы обеспечивать его соответствие требованиям международного уголовного права"*(412). Десятый Конгресс ООН (2000 г.) допускает стандартное определение международного правонарушения, использованное в докладе о результатах четвертого Обзора ООН по вопросу о тенденциях в области преступности и функционирования систем уголовного правосудия: правонарушения, охватывающие - в аспектах, связанных с планированием, совершением и (или) прямыми и косвенными последствиями - более чем одну страну*(413).

Особенность международного уголовного права как отрасли публичного международного права составляет его комплексность. Оно объединяет нормы материального, процессуального уголовного права, уголовно-исполнительного, судоустройства, криминологии, а также нормы собственных отраслей международного права - воздушного, космического, водного и др.

В международном уголовном праве имеется и классификация преступлений, ответственность за которые регламентируется им. Первая классификация была предложена в 1927 г. на I Международной конференции по унификации международного уголовного права. Преступления были подразделены на две группы: международные преступления и преступления международного характера. В международных актах можно найти и другое деление - на международные преступления и международные правонарушения. В доктрине различают преступления против общего международного права, причиняющие вред всему мировому сообществу, и конвенционные, т.е. причиняющие вред тем или иным международным отношениям в тех или иных сферах взаимодействия государств - экономической, дипломатической, экологической и т.д. Названные классификации не противоречат друг другу, поскольку они основываются на двух основаниях деления: материальном - характере и степени опасности для международных отношений и юридическом - видах норм международного права, ими нарушенных.

Согласно универсальному принципу международные преступления по общему международному праву влекут уголовную ответственность независимо от места совершения. Виновные в них могут находиться на территории любого государства, в открытом море или космическом пространстве. Международный уголовный суд или трибунал и суды государств вправе осуществлять правосудие непосредственно на основе норм международного права. В уставах и статутах таких судебных органов предусмотрены наказания за них (в Нюрнбергском, Токийском уставах, уставах ad hoc для бывших Югославии и Руанды).

Ответственность за преступления международного характера регулируется внутренним уголовным законодательством и осуществляется национальными правоохранительными и судебными органами.

С 50-х гг. ХХ в. в международном праве выделяют новое направление "международное гуманитарное право". Появившееся сначала в доктрине, оно вскоре получило нормативный статус. Под международным гуманитарным правом понимается система юридических принципов и норм, применяемых как в международных, так и немеждународных вооруженных конфликтах, устанавливающих взаимные права и обязанности субъектов международного права по запрещению или ограничению применения определенных средств и методов ведения вооруженной борьбы, обеспечению защиты жертв конфликта в ходе этой борьбы и определяющих ответственность за нарушение этих принципов и норм*(414).

Принципы международного уголовного права трактуются в теории по-разному. Их анализ не входит в предмет данного раздела уголовного права. Важно лишь отметить, что они не всегда совпадают с принципами уголовного права и, прежде всего, применительно к международно-правовой ответственности государств.

Международное уголовное право отличается от одноименной отрасли "международное право". Для различения представляется целесообразным именовать их по-разному. Международным уголовным правом следует называть отрасль международного публичного права. Подсистему уголовного права обозначать как совокупность уголовно-правовых норм об ответственности за международные преступления и преступления международного характера.

Различия между ними касаются принципов, видов противоправности, субъектов, наказания и юрисдикции. Уголовное законодательство включает в себя исключительно уголовно-правовые нормы. Нормы иных отраслей права - уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, судоустройства, криминолого-профилактические лежат за его пределами. Источником уголовного права о международных правонарушениях является только Уголовный кодекс РФ, ч. 1 ст. 1 которого прямо говорит: "Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса". Часть 2 ст. 1 гласит: "Настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права". Разница в словах "состоит" и "основывается" означает, что уголовное законодательство должно следовать предписаниям Конституции РФ и международного права, не противоречить им. Все нормы международного уголовного права вступают в силу после их ратификации и имплементации.

Механизмы имплементации в международном, государственном и уголовном праве разработаны пока недостаточно*(415). Английское слово "implementation" означает "осуществление", "выполнение". Способы имплементации - инкорпорация, трансформация, а также общая, частная или конкретная отсылка. При инкорпорации международно-правовые нормы без каких-либо изменений дословно воспроизводятся уголовным правом. При трансформации происходит определенная переработка пакета норм соответствующего международного договора. Главное требование имплементации - строгое следование целям и содержанию международного установления. Вместе с тем допустимы словесно-терминологические отступления.

Имплементация норм международного уголовного права в УК РФ чрезвычайно осложнена ввиду особенностей российского уголовного законодательства. Оно заметно отличается от англосаксонской системы уголовного права, на которое чаще всего ориентированы нормы международного права, и в немалой степени от континентальной. Иллюстрацией может служить проблема имплементации Конвенции Комитета министров Совета Европы "Об уголовной ответственности за коррупцию". Конвенция была подписана 27 января 1999 г. на уровне министров внутренних дел. Понятие "коррупция", содержащееся в Конвенции, ответственность за нее не воспринимаются единообразно даже российскими учеными и практиками. Это наглядно продемонстрировала международная Конференция в сентябре 1999 г. в Москве, посвященная данной проблеме. Еще более сложной будет сама имплементация этого международного документа в законодательство России. Об этом можно судить по таким обстоятельствам. УК РФ не знает понятия "активный" и "пассивный" подкуп, так как по-разному оценивает коммерческий подкуп и взяточничество должностным лицом. Подкуп членов международных парламентов (по ст. 10 Конвенции), судей и должностных лиц международных судов (ст. 11 Конвенции) российским УК не предусмотрены в качестве самостоятельных составов преступлений и т.д. Исследователи насчитывают, по крайней мере, 15 несоответствий этого Кодекса названной Конвенции*(416).

Однако, несмотря на сложности имплементации, вступившие в законную силу международные договоры должны быть инкорпорированы либо трансформированы в российское законодательство о противодействии преступности - в уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное, криминологическое, как это было до сих пор с конструкцией уголовно-правовых норм о преступности против мира, военных и прав человека, а также о преступлениях международного характера.

Во всяком случае, представляется очевидным, что международное уголовное право прямо и непосредственно в России не применяется. Противоправность международных преступлений только уголовно-правовая, согласно понятию "преступление" (ст. 14 УК), а не смешанная.

В вопросе о соотношении международного уголовного права и уголовного права о международных преступлениях позиции государств подразделяются на монистические и дуалистические. Первые не признают прямого действия международного уголовного права на своей территории (например, США), вторые считают правомерной параллельную юрисдикцию международного и внутреннего уголовного права. Более правильной представляется вторая позиция государств. Но она сможет реализоваться с принятием Кодекса о международных преступлениях, созданием полицейской и судебной систем международного правосудия.

Внутри преступлений международного характера обоснованно выделить группу тех общеуголовных преступлений, у которых наличествует международная опасность, но последняя еще не признана таковой соответствующими актами международного уголовного права. Иными словами, эти преступления причиняют ущерб, минимум, двум, а, как правило, большему числу государств, но их международная противоправность еще в процессе оформления.

Примером могут служить компьютерные преступления. Они причиняют колоссальный материальный ущерб государствам, и прогноз об их международной опасности в XXI в. весьма неблагоприятный. В п. 18 Венской декларации о преступности и правосудии (2000 г.) сказано: "Мы принимаем решение разработать ориентированные на конкретные действия программные рекомендации в отношении предупреждения преступлений, связанных с использованием компьютеров, и борьбы с ними, и мы предлагаем Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию приступить к работе в этом направлении, принимая во внимание работу, которая ведется в других формах. Мы также обязуемся работать в направлении укрепления наших возможностей по предупреждению, расследованию и преследованию преступлений, связанных с использованием высоких технологий и компьютеров".

Преступные посягательства на мировое сообщество и международный правопорядок по характеру и степени опасности, а также по формам юридического запрета общим международным правом или региональными конвенциями дифференцируются на два вида.

Международные преступления - это преступления против мира, человечества (человечности) и военные. В российском Уголовном кодексе ответственность за них регулируется гл. 34 разд. XII.

Преступления международного характера - общеуголовные преступления, причиняющие ущерб в той или иной области межгосударственных отношений, но не посягающие на основы существования человечества. Межрегиональные соглашения направлены на борьбу с наркотизмом, порнографией, фальшивомонетничеством, контрабандой, незаконным оборотом оружия, торговлей людьми и др. Многими государствами уже достигнута договоренность о необходимости пресечения преступных посягательств на окружающую среду, на национальное и культурное наследие народов, столкновения судов и неоказания помощи на море, преступления на континентальном шельфе, разрыв или повреждение подводного кабеля и др. Ответственность за них предусмотрена в различных главах УК РФ. Например, нормы об ответственности за терроризм и захват заложника предусмотрены в гл. 24 "Преступления против общественной безопасности"; об ответственности за уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации - в гл. 26 "Экологические преступления"; нарушение правил международных полетов - в гл. 27 "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта"; за расовую, национальную или религиозную дискриминацию - в гл. 29 "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства" и т.д. Транснационализация преступности будет все более расширять круг преступлений международного характера.

Конструкция составов международных преступлений отличается сложностью: составные, альтернативные, длящиеся, продолжаемые. Все нормы бланкетные и отсылают к международному уголовному праву. Поэтому ссылки на основные нормы последнего целесообразно приводить в конце соответствующей статьи Уголовного кодекса. По нашему мнению, это правило надо распространить и на нормы о преступлениях международного характера. Такой юридико-технический прием позволит правильнее применять нормы о соответствующих преступлениях.

 

_ 2. Преступления против мира

 

Ответственность за данные преступления предусмотрена ст. 353 УК "Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны"; ст. 354 "Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны" и ст. 360 "Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой".

Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны (ст. 353 УК). Эта статья предусматривает два состава: 1) планирование, подготовка или развязывание агрессивной войны и 2) ведение агрессивной войны.

Уже в 1923 г. агрессивная война была объявлена Лигой Наций международным преступлением. В проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. агрессия определена как "применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости другого государства или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом ООН".

Основными современными международно-правовыми источниками являются Устав ООН, Уставы международных военных трибуналов для суда над главными военными германскими и японскими преступниками, Уставы Международных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде 1991 и 1994 гг. и резолюция "Определение агрессии", принятая Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1974 г. Устав ООН устанавливает в ч. 4 ст. 2, что государства-члены ООН воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями ООН. В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, содержащей определение агрессии, зафиксировано, что "агрессией является применение государством вооруженной силы против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо иным образом, несовместимым с Уставом ООН". При определении агрессора за основу взят признак первенства (или инициативы) совершения акта агрессии.

Объектом агрессии выступают основы мира, т.е. мирного взаимодействия государств при решении любых проблем, исключающего какое-либо насилие.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 353 УК, охватывает три альтернативных вида деятельности (продолжаемых и длящихся деяний): планирование, подготовку и развязывание агрессивной войны.

Статья 3 резолюции ООН "Определение агрессии" относит к ней следующие деяния:

вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства;

военную оккупацию, какой бы временной она ни была, как следствие вооруженного вторжения;

аннексию территории другого государства или части его;

бомбардировку или применение любого другого оружия против территории другого государства;

блокаду портов или берегов одного государства вооруженными силами другого;

нападение вооруженными государствами на сухопутные, морские или воздушные силы или морской или воздушный флот другого государства;



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.