Сделай Сам Свою Работу на 5

ОБМАН ОБОРАЧИВАЕТСЯ ПРОТИВ ЗЛОУМЫШЛЕННИКОВ

Кэролайн Кин

Нэнси Дру.

Тайна сапфира с пауком.

УКРАДЕННАЯ ДРАГОЦЕННОСТЬ

Нэнси Дру въехала на своей машине с откидным верхом на платную стоянку и выбрала местечко возле дальней решетки. В этот ранний час автомобилей было мало.

Нэнси тряхнула своими роскошными волосами, выключила зажигание, и мотор заглох. В этот момент по обе стороны от нее появилось по автомобилю. Нэнси тут же поняла, что они припаркованы к ее машине так близко, что она не сможет открыть двери. Водители тут же выпрыгнули из машин и поспешно удалились.

Нэнси крикнула им вдогонку:

— Подождите минуточку! Мне же не выбраться наружу!

Мужчины не обратили на нее ни малейшего внимания.

Она нажала на сигнал, но те даже головы не повернули.

«Как можно до такой степени не считаться с другими! — сердито подумала Нэнси.— И ведь стоянка почти пуста!»

Она успела немного разглядеть их и решила, что, вероятно, оба — выходцы из Индии. Одному было на вид лет двадцать, другому — около сорока.

«Ну что ж,— сказала себе Нэнси,— мне не остается ничего другого, как выбраться отсюда задним ходом и найти другое место».

Она повернула ключ в замке зажигания, мотор завелся. В то же мгновение на стоянку стрелой влетела еще одна машина и остановилась прямо позади нее. Нэнси высунулась из окна и крикнула: — Посторонитесь! Я хочу выбраться отсюда! Она не могла разглядеть водителя, но была уверена, что он ее прекрасно расслышал. Тем не менее он выбрался из машины и поспешил с территории стоянки на улицу. Это был крупный, ладно скроенный темнокожий мужчина. Лица его она разглядеть не могла.

Тяжело вздохнув, Нэнси решила: ей придется откинуть верх своей машины и выползти наружу по крышам соседних автомобилей. Однако тут она вспомнила, что перед выездом из дома она проверила откидывающий механизм, и оказалось, что тот не работает.

«На обратном пути,— пронеслось у нее в голове,— надо будет заехать в автосервис».

Внезапно Нэнси поняла, что она пленница и что весь эпизод был заранее спланирован тремя мужчинами. «Но почему?»— недоумевала она.



Минуту она сидела, погрузившись в размышления. Ее отец, Карсон Дру, известный юрист, недавно взялся за некое таинственное дело. Может, ей всячески стараются досадить, думая, что этим заставят ее отца отказаться от ведения дела? Нэнси не могла ответить на этот вопрос. Дело в том, что она сама приобрела широкую популярность в качестве талантливой сыщицы. Быть может, люди, связанные с таинственным делом, прослышали об этом и стремятся помешать ей помогать отцу.

«Каковы бы ни были мотивы тех, кто это устроил, пока что я просто застряла,— подумала она.— Как мне выкарабкаться из машины?»

Нэнси понимала, что ей понадобится помощь. Она нажала на сигнал и не отпускала его. Рано или поздно кто-нибудь придет, чтобы положить конец шуму.

И действительно, ее сигналы привлекли внимание. На месте действия появился молодой полицейский. Нэнси его не знала, хотя была знакома со многими сотрудниками полиции Ривер-Хайтса.

— Что здесь происходит? — весело спросил полицейский.— Над вами кто-то подшутил?

— Боюсь, что нет,— ответила Нэнси.— Она быстро рассказала, что с ней произошло, и добавила: — Думаю, что это сделано сознательно.

— Моя фамилия Ортон,— сообщил полицейский.— Я постараюсь как можно скорее вас вызволить.

Он подергал дверцы автомобилей. Они были заперты.

Вытащив из кармана блокнот, Ортон начал сличать номера, значившиеся в его списке, с номерными знаками на машинах.

— Так я и думал,— сказал он наконец.— Все три машины числятся в списке угнанных.

Он ушел сообщить о случившемся в участок и обещал прислать оттуда механика, который откроет дверцы. Нэнси просто кипела от негодования: хорошенькую шуточку с ней разыграли. Надо в будущем быть более внимательной и остерегаться ловушек.

Минут через десять Ортон вернулся с механиком и еще одним полицейским. Пока механик подбирал к дверцам различные ключи, Ортон попросил Нэнси описать троих мужчин, побывавших на автомобильной стоянке.

— Боюсь, что мои данные окажутся весьма поверхностными,— ответила она, сообщив полицейскому все, что успела заметить.

— Возможно, они иностранцы,— предположил Ортон.— Начальник, вероятно, свяжется с иммиграционными властями.

Наконец три машины были сдвинуты с места, Нэнси с великим облегчением ступила на мостовую.

— Огромное вам спасибо,— сказала она полицейским и механику.— Надеюсь, вам удастся поймать угонщиков.

Нэнси была убеждена, что эти чужестранцы не ограничиваются угоном машин. Позднее она обсудит это с отцом.

Нэнси направилась к музею Ривер-Хайтса. Отец рассказывал ей, что там выставлена на всеобщее обозрение изумительная драгоценность — громадный сапфир с «утопленным» в нем пауком.

— И подумать только, что это редкостное произведение искусства — всего лишь синтетика,— пробормотала Нэнси.— Папа говорит, это сделал мистер Флойд Рэмзи. Он производит прямо здесь, в Ривер-Хайтсе, необыкновенные драгоценности из синтетических материалов.

Тайна, о которой намеком сообщил ей отец, касалась мистера Рэмзи и некоего богатого индийца, живущего в Африке и владеющего настоящим (а не синтетическим!) сапфиром с «вкрапленным» в него пауком.

«Как же мне хочется узнать конец всей этой истории»,— думала Нэнси, направляясь к музею.

Вдруг она услышала громкий свист с противоположной стороны улицы. Подумав, что это, возможно, ее «ухажер», Нед Никерсон, Нэнси обернулась. В тот же миг кто-то навалился на нее сзади, вырвал из рук сумку и попытался сбить с ног. Пока Нэнси старалась восстановить равновесие, вор стремглав кинулся бежать по улице.

«Это — младший из двух индийцев, которые блокировали мою машину»,— пронеслось у нее в голове. Нэнси бросилась за ним в погоню, крича: «Держи вора!»

Ее крик услышал мужчина, двигавшийся навстречу. Видя, что у бегущего зажата под мышкой дамская сумка, он сумел остановить индийца, вырвал сумку, но при этом уронил ее на мостовую. Он всячески старался схватить вора, но тот повалил мужчину на тротуар с помощью ловкого приема дзюдо, а сам поспешно скрылся за углом.

Сбежавшиеся зрители помогли незнакомцу встать на ноги. Нэнси подбежала к нему.

— Ради Бога, простите меня! Вы сильно пострадали? Тот улыбнулся.

— Пострадала лишь моя гордость.— Подняв с земли сумочку, он вручил ее Нэнси.

К этому моменту на месте действия появился патрульный полицейский. Когда Нэнси сказала ему, что на протяжении последнего часа она дважды подвергалась нападению одних и тех же людей, полицейский сделал какие-то пометки и заявил, что немедленно сообщит о происшедшем в участок. Толпа любопытных схлынула.

Пришедший на помощь незнакомец отказался назвать свое имя. Улыбаясь, он заявил:

— Я не желаю никакой рекламы. Помочь юной леди я считаю для себя честью.

Помахав на прощание рукой, он удалился. Шагая по улице, Нэнси размышляла о добросердечных и злонамеренных людях, столь часто встречавшихся ей на пути. Улыбнувшись, она подумала про себя: «Ханна уверяет, что все в жизни случается по три раза. Интересно, что еще меня ждет?»

Ханна Груин, экономка Дру, жила с Нэнси и ее отцом с того дня, когда умерла мать Нэнси. Девочке было в ту пору три годика. Добрая женщина относилась к Нэнси словно родная мать и постоянно тревожилась из-за сложных ситуаций, в которые часто попадала юная сыщица, работая над разгадкой очередной тайны.

«Бедная Ханна! — подумала Нэнси.— Как она расстроится, когда я расскажу ей, что со мной произошло сегодня утром».

Нэнси подошла к музею. У входа стоял смотритель, мистер Сэнд.

— Доброе утро, Нэнси,— сказал он.— Вы пришли посмотреть на изделие мистера Рэмзи?

— Да,— ответила Нэнси.— Я слышала, оно необыкновенно красиво.

Мистер Сэнд кивнул:

— Я убежден, что никто не отличит его от оригинала.

Нэнси торопливо пошла через просторный зал и завернула в помещение поменьше. В центре стоял застекленный стенд. На подушечке из белого бархата лежала уникальная драгоценность.

Прежде чем внимательно разглядеть ее через стекло, она бросила взгляд на записку, приклеенную к стенду. На бумажке значилось: Эта драгоценность — краденая.

ПРОПАВШИЙ СТУДЕНТ

Смотритель подошел следом за Нэнси к стенду с сапфиром.

— Ну, что вы скажете об этой...— начал он и тут же замолк: Нэнси показала ему записку.

От гнева лицо мистера Сэнда налилось краской.

— Это неправда! — воскликнул он.— Кто-то нарочно прилепил записку и сделал это с целью вызвать крупную неприятность!

Он подозвал сторожа, стоявшего возле двери, и стал его расспрашивать о последних посетителях, побывавших в зале.

— Мне ни один не показался подозрительным,— отвечал сторож. Улыбнувшись, он добавил: — Может, это выходка какого-нибудь подростка, пожелавшего подшутить.

— Возможно,— сказал, немножко успокоившись, смотритель.

Нэнси не стала высказывать вслух свои сомнения. Она попросила сторожа описать всех мужчин, побывавших за последнее время в музее.

— Один из посетителей, как мне показалось, индиец. Он все ходил и ходил вокруг стенда, и, похоже, драгоценность вызвала у него громадный интерес.— При этих словах Нэнси почувствовала, как пульс у нее учащенно забился.

Индиец, судя по описанию, был не кем иным, как старшим из тех двоих мужчин, что сделали ее пленницей в собственной машине на стоянке.

После того как сторож вернулся на свой пост у двери, она сказала мистеру Сэнду:

— Этот индиец не внушает мне доверия. Если он когда-нибудь снова появится, следите за ним самым внимательным образом.

Смотритель улыбнулся:

— Вы опять ввязались в распутывание какой-то тайны, и на этот раз в деле замешан индиец?

Нэнси ничего не ответила, а только подмигнула мистеру Сэнду.

Юная сыщица, как правило, ни с кем, кроме отца, ближайших друзей, сотрудников полиции или детективов, свои «дела» не обсуждала. Отец посоветовал ей вести себя именно так, когда она взялась за разгадку своей первой тайны, и с тех пор Нэнси неизменно следовала его мудрому совету.

Теперь Нэнси целиком сосредоточила свое внимание на великолепной драгоценности — сапфире с «утопленным» в нем пауком,— покоившейся под стеклом. Вещица была почти правильной круглой формы, величиною с дюйм. Сапфир по цвету чуть темнее обычного — светло-синего — ярко сверкал. Драгоценность была совершенно прозрачной, кроме того места, где лежал паук. На карточке, установленной внутри стенда, говорилось, что мистер Флойд Рэмзи произвел этот сапфир из синтетических материалов.

— Вещица изумительно красивая,— сказала она мистеру Сэнду.— Каким образом у мистера Рэмзи возникла идея посадить в сапфир паука?

— Он увидел фотографию именно такой драгоценности — я имею в виду настоящей — и решил попробовать, удастся ли ему сделать нечто подобное.

Помолчав, мистер Сэнд заметил:

— Вы знаете, пауки относятся к числу самых древних живых существ на земле. Они появились на свет, по меньшей мере, триста миллионов лет назад.

— Да неужто? — воскликнула пораженная Нэнси.

Смотритель сказал, что история жизни пауков необыкновенно увлекательна.

— Вся Земля буквально покрыта ими. Паук — лучший друг человека. Если бы вокруг не было пауков, нас бы давно пожрали различные насекомые.

Нахмуренный вид Нэнси позабавил мистера Сэнда, и он продолжал:

— Я недавно где-то прочел, что на площади в один акр живет два с четвертью миллиона пауков!

Нэнси ахнула от удивления, а потом рассмеялась:

— Мистер Сэнд, от ваших слов у меня прямо-таки мурашки побежали по всему телу.

В глазах смотрителя сверкнул веселый огонек.

— А вы знаете, сколько лет сапфирам — я имею в виду те, что создала мать-природа?

Нэнси отрицательно покачала головой.

— Сколько?

— Насколько известно, они появились впервые в каменноугольный период, то есть примерно двести пятьдесят миллионов лет назад.

— Выходит, пауки и сапфиры намного старше человека,— заметила Нэнси.— Ведь человеческие существа появились на Земле всего лишь десять миллионов лет назад.

— Совершенно верно.

Мистера Сзнда позвали к телефону, и Нэнси, оставшись одна, еще несколько минут продолжала с восхищением разглядывать экспонат.

«Мне необходимо отправиться в контору папы и подробно расспросить его о тайне сапфира с пауком» — с этой мыслью она покинула музей.

Придя к отцу, высокому, атлетического сложения человеку, она застала его диктующим письмо одной из своих секретарш, мисс Хэнсон. Нэнси была готова подождать в приемной, но отец настоял, чтобы она осталась.

— Ты ведь никогда сюда не приходишь, если у тебя нет чего-то серьезного на уме,— сказал он дочери поддразнивающим тоном.— Что на этот раз случилось?

Нэнси рассказала ему про записку, приклеенную к музейному стенду.

— Тут речь может идти о древнем сапфире с пауком, принадлежащем индийцу Шастри Тагору,— сказал мистер Дру.— Его агенты находятся в данный момент в США. Они сообщили, что его драгоценность украдена. Эти агенты — оба они индийцы — живут в Момбасе, в Восточной Африке. Там У мистера Тагора дом. Эти люди утверждают, что вещица, изготовленная мистером Рэмзи, в действительности украдена у мистера Тагора.

— Но ты-то веришь мистеру Рэмзи, папа? — спросила

Нэнси.

— Конечно. Я очень давно знаю Флойда. На свете нет человека честнее его.

Нэнси не собиралась рассказывать отцу об инциденте с сумочкой, выхваченной было у нее из рук, но, к величайшему ее удивлению, он вдруг сказал:

— Я слышал, что какой-то мужчина выхватил у тебя сумку и чуть не сбил с ног.— Мистер Дру пояснил, что ему позвонил по телефону какой-то свидетель происшествия и обо всем рассказал.

— Надеюсь, этот свидетель рассказал тебе и о симпатичном незнакомце, который вернул мне мою сумку. А еще я тебе расскажу историю, о которой, я уверена, ты ничего не слышал.

Нэнси рассказала ему о том, что с ней произошло на автостоянке и о своем подозрении, что человек, выдернувший у нее из рук сумку, был одним из водителей машин, блокировавших ее на стоянке. На этот раз пришла очередь удивиться ее отцу, а мисс Хэнсон так и ахнула, услыхав рассказ Нэнси.

— Я уверена, что все эти происшествия связаны с тайной сапфира,— сказала отцу Нэнси.

— В таком случае я рад, что ты скоро уедешь,— отозвался мистер Дру.— А до тех пор я требую, чтобы всякий раз, когда ты выходишь из дома, тебя обязательно кто-нибудь сопровождал.

— О, так вы уезжаете, Нэнси? — спросила мисс Хэнсон.

— Да, мы будем участвовать в сафари, в Африке. Чудесно, не правда ли?

— У вас будет целая группа? — поинтересовалась секретарша.

Нэнси кивнула:

— Мой друг, Нед Никерсон, учится в эмерсоновском колледже. Сафари организуют несколько профессоров этого колледжа. В поездке будут участвовать юноши, специализирующиеся в ботанике, которые заплатят за поездку по студенческому тарифу. Из нашего городка, кроме меня, записались Бесс и Джорджи. С ними едут их «кавалеры» — Берт и Дэйв. Сафари эмерсоновских студентов возглавляют профессор Стэнли и его жена, миссис Уилмер Стэнли. Мальчики зовут его не иначе как «проф», а его жену — тетей Милли.

— Вас наверняка ждет масса интересного,— заметила мисс Хэнсон, снимая трубку зазвонившего телефона. Мистер Дру и Нэнси замолчали.

— Контора мистера Дру...— сказала мисс Хэнсон.— Она здесь. Вы хотите с ней поговорить? — Неожиданно секретарша умолкла. Лицо у нее нахмурилось.— Благодарю вас,— сказала она в заключение.— Я ей передам.

Положив трубку, мисс Хэнсон устремила взгляд на Нэнси.

— Звонил профессор Стэнли. Он сказал, что торопится и не станет тратить время на разговор с вами. Мне крайне неприятно сообщать вам то, что он сказал, Нэнси. Получается так, что Нед Никерсон не сможет поехать в Африку.

Нэнси почувствовала, как сердце у нее упало. Что случилось? Сделав над собой усилие, она произнесла:

— Известие скверное.— Она разговаривала с Недом всего два дня назад, и он просто горел желанием принять участие в сафари. «Ничто на свете не удержит меня от этой поездки»,— заявил он в тот раз.

— Странно,— заметил мистер Дру,— что Нед сам не позвонил Нэнси.

Нэнси тут же овладели подозрения. Она вопросила мисс Хэнсон позвонить в колледж и позвать к телефону профессора Стэнли. Разыскать его удалось не сразу, но в конце концов его нашли дома.

— С вами хочет поговорить мисс Дру,— сказала профессору мисс Хэнсон.

— Алло, Нэнси,— весело приветствовал девушку профессор.— Как поживаете? Готовы к путешествию?

— Да, я готова. Но что такое произошло — почему Нед не едет?

— Что вы имеете в виду?

— Разве вы не звонили несколько минут назад в контору моего отца?

— И не думал.

Когда Нэнси рассказала ему о звонке по телефону, профессор Стэнли заявил:

— Нед Никерсон безусловно едет. Кто-то попросту подшутил над вами.

Нэнси воздержалась от комментариев. Сказав профессору, что они скоро увидятся, она повесила трубку. После этого Нэнси попросила мисс Хэнсон позвонить Неду в дом студенческого общежития в Эмерсоне. Неда там не оказалось. Тогда она разыскала по телефону Берта Эдлтона и рассказала ему о случившемся. Берт удивился и огорчился.

— Нед ушел из нашего дортуара вчера днем. Позднее он позвонил откуда-то и попросил передать, что направляется домой.

— Я сию минуту позвоню Никерсонам,— сказала Нэнси.

Она узнала от миссис Никерсон, что Нед домой не приходил и ничего о себе не сообщал.

Нэнси не хотелось без нужды волновать родителей Неда, и она не стала делиться с ними своими опасениями.

Нэнси была почти уверена, что Нед оказался жертвой преступления!

КОД: 4182

Миссис Никерсон была встревожена.

— Это так не похоже на Неда — даже не попытаться установить связь с отцом, со мной и с друзьями,— сказала она.

— Я попрошу моих подруг, Бесс и Джорджи, завтра утром отправиться со мной в Эмерсон и помочь мне в розысках, если, конечно, это понадобится,— обещала матери Неда Нэнси.

Отец, слушавший разговор по отводной трубке, сказал:

— Я рад. Если вы что-нибудь узнаете, пожалуйста, попросите его позвонить нам.

Нэнси обещала. Повесив трубку, она повернулась к отцу.

— Что, по-твоему, мне следует предпринять сейчас?

— Почему бы тебе не позвонить Берту и Дэйву? Попроси их как следует обыскать студенческий городок — может, им удастся найти Неда.

Мисс Хэнсон уже протянула руку к телефону и снова набрала номер студенческого общежития. Она попросила позвать Берта Эдлтона и Дэйва Эванса. К телефону подошли оба, и Нэнси сообщила им, что Нед не вернулся домой.

— Я боюсь, что он стал жертвой преступления,— добавила Нэнси.— Не можете ли вы самым тщательным образом обыскать территорию городка и дать мне знать о результатах ваших поисков?

Нэнси было слышно, как юноши тихонько переговариваются между собой. Наконец Дэйв сказал:

— Поручение твое, Нэнси, довольно странное. Может, нам следует привлечь к поискам всех членов нашего землячества и заявить о случившемся в полицию?

Трубку взял Берт:

— Я думаю, что Нед ушел, чтобы как следует позаниматься. И если мы целой гурьбой отправимся его искать, это может поставить Неда в неловкое положение. Ты ведь знаешь — у нас экзамены и мы все заняты усиленной зубрежкой.

Наступила еще одна ^продолжительная пауза, во время которой в голове Нэнси начал складываться некий план действий. Наконец она сказала:

— А поможет делу, если Бесс, Джорджи и я приедем, чтобы принять участие в розысках — разумеется, если сегодня днем вы не нападете на след Неда?

Берт сказал, что именно на такое предложение с ее стороны они и рассчитывали.

— Мы приступим к делу немедленно и к вечеру сообщим тебе о результатах.

После этого Нэнси позвонила Бесс, которая без колебаний согласилась отправиться в Эмерсон. Ее двоюродная сестра, Джорджи Фейн, девушка атлетического сложения, тоже горела желанием помочь в поисках.

— Отлично,— сказала Нэнси.— Как только Дэйв и Берт свяжутся со мной, я дам вам знать.

День тянулся очень медленно. Нэнси отправилась ремонтировать откидной верх своей машины. Механику показалось, что тут кто-то явно приложил руку. Нэнси была убеждена, что это были именно те мужчины, которые заблокировали ей путь на автостоянке!

Тревога за судьбу Неда заставила Нэнси позабыть об африканском сафари и о тайне сапфира с пауком. Вспомнила она обо всем этом, когда укладывала кое-какие вещи в чемодан и беседовала с Ханной Груин. Экономка предположила, что в деле замешаны какие-то злодеи.

— Страшно подумать, на что иные люди готовы пойти ради того, чтобы достигнуть своих бесчестных целей! Пожалуйста, Нэнси, обещай мне быть предельно осторожной!

— Обещаю! — улыбнувшись, Нэнси обняла экономку, к которой питала самую искреннюю любовь.

В семь часов зазвонил телефон. Нэнси бегом кинулась к аппарату. Звонил Берт. В голосе его слышалась глубокая тревога. В тщательных поисках на территории кампуса приняли участие двадцать пять юношей. Неда они не нашли.

— Нэнси, как ты думаешь — его похитили? — спросил Берт.

— Нэнси закрыла глаза, словно можно было таким образом отогнать от себя жуткую мысль, и сказала:

— Похоже на то. Я немедленно свяжусь с Никерсонами.

С тяжелым сердцем Нэнси набрала номер домашнего телефона Никерсонов. На этот раз трубку снял отец Неда. Он старался говорить твердым голосом, но было ясно, что, услыхав тревожные новости, он испугался за безопасность сына.

— Бесс, Джорджи и я завтра рано утром едем в Эмерсон,— сообщила ему Нэнси.— Может, и вы поедете?

Никерсоны решили, что, если Неда действительно похитили, в скором времени может прийти требование об уплате выкупа. Им хотелось быть дома на случай поступления любого сообщения.

— Мы считаем также, что извещать полицию еще слишком рано, этого не надо делать, по Крайней мере, до получения письма с требованием выкупа.

Нэнси обещала провести тщательное обследование всей территории вокруг Эмерсона.

— Берт и Дэйв присоединятся к нам как только сдадут экзамены.

— А я позвоню вашему отцу, если мы получим письмо с требованием выкупа,— сказал мистер Никерсон.

Ночью никаких известий не поступило. В доме Дру все встали рано. Нэнси не хотелось завтракать, но отец и Ханна настояли, чтобы она поела.

— Путь до Эмерсона долгий, и тебе понадобится немало сил,— уговаривала ее экономка.

Около шести часов Нэнси остановила свою машину перед домом Бесс Марвин. Парадная дверь тут же открылась, и к машине подошла хорошенькая белокурая девушка с большим чемоданом в руке.

— Привет, Нэнси. Прости меня за громоздкий багаж, но ведь неизвестно, сколько времени уйдет на поиски Неда, Ах ты Боже мой, какой все-таки ужасный случай! По-моему, это самая скверная история, в распутывании которой ты когда-либо приглашала меня участвовать.

— Боюсь, ты права,— угрюмо отозвалась Нэнси.

Они проехали несколько кварталов до дома Джорджи Фейн, почти не разговаривая друг с другом. Стройная темноволосая Джорджи легко сбежала по лесенке, размахивая на ходу маленьким рюкзачком. Бросив его в багажник, она прыгнула в машину.

Выехав на шоссе, Нэнси сразу взяла предельную скорость, и мили быстро побежали одна за другой. К полудню девушки прибыли в Эмерсон и остановились в мотеле «Лонгвью».

Как только они покончили с ленчем, Нэнси сказала:

— Давайте сразу же примемся за дело. По-моему, стоит пойти на вокзал и на автобусную станцию и разузнать — может, кто-нибудь позавчера видел, как Нед уезжал из города.

Однако ни на вокзале, ни на автобусной станции, ни в заведениях по прокату автомобилей узнать что-либо о Неде не удалось.

— Я устала,— сказала Бесс.— Давайте вернемся в мотель, отдохнем, а потом снова возьмемся за поиски.

Когда девушки вернулись в «Лонгвью», Нэнси отправилась звонить Никерсонам,

— Мне ужасно неприятно сообщать им, что мы ничего не добились, но, может, к этому времени у вас появились какие-нибудь новости.

Однако родители Неда по-прежнему ничего не знали о сыне.

— Вы знаете, мне начинает казаться, что похитители годятся не за деньгами,— сказал мистер Никерсон.— Нэнси, нет ли у вас каких-либо соображений — что за всем этим стоит?

— Есть,— ответила она.— Не исключено, что все дело во мне. Разгадка тайны, которой я сейчас занимаюсь, возможно, кроется в Восточной Африке. Похитители, быть может, воображают, что, мешая Неду принять участие в поездке, они заставят меня остаться дома.— После короткой паузы она добавила: — И конечно, я бы осталась.

На этом Нэнси попрощалась с мистером Никерсоном.

Когда она выходила из телефонной будки, в мотель вошли Берт с Дэйвом.

— Есть новости? — спросили они. Нэнси покачала головой:

— Если бы у нас была хоть какая-нибудь, пусть самая малюсенькая, ниточка...

— У нас есть! — хором вскричали парни. Совсем недавно, когда они вернулись после экзамена в свое общежитие, им позвонили по телефону. Звонивший говорил очень торопливо и неразборчиво, но они не сомневались, что это был Нед Никерсон.

— Что он сказал? — спросила Нэнси, к которой успели подойти Бесс и Джорджи.

— Он сказал нечто, звучавшее примерно так: «Суахили Джо пара 4182».

— Что это значит? — спросила Бесс.— Почему Нед прибегнул к коду?

Нэнси предположила, что Нед боялся подслушивающих устройств и не решился точно назвать место своего заключения.

— Расшифровать его сообщение будет не так-то легко,— заметил Дэйв.— Кто такой Суахили Джо?

— Я думаю,— вставила Джорджи,— что он и есть похититель.

Берт отправился звонить в местный полицейский участок. В скором времени он вернулся и сообщил, что в участке нет сведений о Суахили Джо.

— Они полагают, что, возможно, он — владелец ресторана или парикмахер, но в их архивах никто под такой фамилией не значится.

— Это, вероятно, прозвище,— заметил Дэйв. Друзья довольно долго обсуждали странное имя. Наконец Нэнси сказала, что она позвонит отцу.

— Я попрошу его связаться с иммиграционным департаментом. Наверняка Суахили Джо — это африканец, прибывший в Соединенные Штаты из какой-либо страны, где говорят на языке суахили.

Когда она ушла звонить, Джорджи выдвинула новую теорию. Цифры «4182», возможно, составляют часть номера телефона.

— Чтобы выяснить номер по абонентной книге, потребуется Бог знает сколько времени, но все же стоит попытаться.

Вскоре Нэнси тоже подключилась к поискам, но предприятие оказалось попросту невыполнимым.

Бесс вздохнула:

— Нэнси, что сказал твой отец?

— Он собирается связаться не только с иммиграционными властями, но и с ФБР и после этого позвонит мне. Так что, думаю, нам придется на какое-то время здесь задержаться.

Телефон зазвонил в три. Мистер Дру сообщил Нэнси, что ни один человек по кличке «Суахили Джо» в Соединенные Штаты не прибывал. Не проявилось каких-либо новых сведений и по делу о сапфире с пауком. Выслушав его ответ, Нэнси спросила:

— Папа, а ты не думаешь, что во всей этой истории имеется элемент надувательства?

НОВОЕ ТОЛКОВАНИЕ

Прошло несколько секунд, прежде чем мистер Дру снова заговорил.

— Ты хочешь сказать, что подлинный сапфир с пауком, возможно, вовсе и не был украден?

Нэнси предположила, что тут возможен обман, связанный со страховкой. Собственник драгоценности мог заявить в страховую компанию, что его драгоценность украдена.

— В этом случае,— заявила Нэнси,— он может получить за нее кругленькую сумму.

Позднее сапфир тайным образом продадут какой-нибудь нечистоплотной личности, и покупатель, быть может, разобьет его на мелкие камешки с целью безопасного и выгодного сбыта.

— Твоя догадка весьма правдоподобна, Нэнси,— признал юрист.— На этой стадии никто ничего толком не знает. Если хочешь, я расскажу тебе эту историю во всех подробностях.

— Очень тебя прошу,— отозвалась Нэнси.

— Двое мужчин явились с визитом к мистеру Рэмзи. Они заявили, что их послал владелец сапфира с пауком, мистер Тагор. Зовут их Джахан и Дхан. Родились они в Индии, но живут в Момбасе, в Африке.

Когда эти двое обвинили мистера Рэмзи в том, что он ц украл драгоценность, принадлежащую Тагору, и выставляет ее под видом синтетически произведенного сапфира, мистер Рэмзи страшно рассердился.

— Наглость какая! — взорвалась Нэнси.— И что же сделал мистер Рэмзи?

— Он созвал нескольких сотрудников своей фирмы, которые самым решительным образом опровергли обвинение, выдвинутое против мистера Рэмзи. Рэмзи, говорили они, гениальный ученый, сумевший самостоятельно создать синтетический сапфир.

На этот раз Джахан и Дхан извинились за свои поспешные выводы, но тут же выдвинули новую теорию. Теперь они обвиняют мистера Рэмзи в том, что он взял оригинал Драгоценности «взаймы» у вора и использовал его в качестве модели для изготовления собственного изделия.

— Ну, это еще хуже первой версии! — воскликнула Нэнси.

Отец согласился с ней. Разумеется, мистер Рэмзи отвергает их обвинения, но мистер Дхан заявил с этакой самодовольной улыбочкой: «Мистер Рэмзи, если вы возвратите нам оригинал драгоценности или денежную сумму, которую она стоит, мы обещаем ничего не сообщать властям. Вы ведь наверняка желаете избежать неприятной огласки всей этой истории».

— Звучит весьма серьезно,— заметила Нэнси.— А дальше что было?

— Мистер Рэмзи заявил, что ему необходимо все обдумать, и попросил индийцев прийти снова через несколько дней. Ко мне мистер Рэмзи явился немедленно и сразу же рассказал, как и что было. Я пытался связаться с собственником настоящего сапфира с пауком, но мне сказали, что он уехал отдыхать, а делами в его отсутствие ведает его секретарь по имени Рхим Рао, тоже индиец.

— Он подтвердил версию Джахана и Дхана? — поинтересовалась Нэнси.

— Да, конечно. Вежливо, но настойчиво он твердил, что сапфир с пауком, принадлежащий мистеру Тагору, украден и подозрения падают на мистера Рэмзи. Я так и не смог его убедить, что синтетическая драгоценность была изготовлена в нашем городке, Ривер-Хайтсе.

Мистер Дру находился в конторе мистера Рэмзи в тот день, когда там снова появились Джахан и Дхан. Будучи поверенным мистера Рэмзи, а также желая испытать честность индийцев, он потребовал, чтобы они представили доказательства своей версии. Доказательства, разумеется, представлены не были.

— Я нанял сыщика, чтобы выследить их, но, к сожалению, им удалось от него ускользнуть.

Нэнси спросила, не означает ли это, что Джахан и Дхан покинули страну.

— Возможно, но под другими фамилиями. Я навел справки у иммиграционных властей.

Попрощавшись с отцом, Нэнси продолжала ломать голову над этой странной историей. Когда она вернулась к своим друзьям в вестибюль мотеля «Лонгвью», они были так поглощены обсуждением различных способов поиска Неда Никерсона, что Нэнси решила пока что не рассказывать им о том, что поведал ей отец.

Неожиданно заговорил Берт. Он был сильно возбужден.

— Эй, послушайте-ка, мне только что пришла в голову одна мысль. Может быть, мы неправильно толкуем слово «пара». Нам послышалось, он сказал «ра», то есть «пара». а может, он произнес похожее слово — «рез» — «срезать».

— Возможно, ты и прав,— отозвался Дэйв,— но что он намеревается срезать? Твое толкование не вносит никакой ясности.

— Верно,— согласилась Бесс,— но все-таки, что он хотел этим сказать?

Джорджи не могла удержаться от соблазна поддразнить свою кузину.

— Ты так любишь поесть. Для тебя ответ на этот вопрос никакой трудности не представляет.

Бесс привыкла к подковыркам Джорджи и быстро находила, что ответить.

— А что вы скажете, если речь шла не о «паре» и не «урезании» чего-то, а слово, которое он произнес, было «руш», то есть груша, и речь вообще идет о грушевом саде?

— Блестящая идея,— похвалил ее Дэйв.— Но как нам отыскать нужный грушевый сад?

— Тут я могу помочь,— вмешалась Нэнси.— Мне кажется, Нед составлял географические карты для научного курса, входившего в его программу.

— Да,— подтвердил Берт.— Но при чем тут карты? Ответ Нэнси удивил всех.

— Эти цифры — 4182 — могут означать широту и долготу.

— Блестящая мысль! — воскликнул Дэйв.

— Давайте разыщем карту этого района,— предположила Джорджи.

Управляющий мотелем тут же снабдил их картой. Друзья расстелили ее на столе в вестибюле. Нэнси стала вести пальцем вдоль линии долготы, а Джорджи — вдоль широты. Их пальцы встретились в точке, находившейся в нескольких милях от Эмерсона.

— Это то, что нужно! — вскричал Берт.— Пошли!

Пятеро следопытов двинулись в путь в машине Нэнси. Ехать пришлось по неровным сельским проселкам. На самом последнем отрезке пути, длинном и очень узком, с их стороны пролегал глубокий овраг.

— Надеюсь,— нервно заметила Бесс,— мы ни с кем не встретимся. Иначе что мы будем делать?

Не успела она договорить, как впереди, за поворотом послышался рев мотора. Нэнси, сидевшая за рулем, начала сигналить. В следующее мгновение появился грузовик, остановившийся прямо перед их машиной.

Водитель оказался фермером. Нэнси вышла из кабины и подошла к нему.

— Неприятность какая! — сказала она.— Что же нам делать?

Фермер скорчил гримасу.

— «Что нам делать?» Вы хотите сказать, что вам делать? Нэнси вытаращила глаза на неприятного типа.

— Я не знакома со здешними дорогами, вы же наверняка хорошо их знаете. Есть здесь где-нибудь ответвление?

— Нет,— ответил фермер.— Я вам скажу, что вы сделаете: усядетесь в свою машину и двинетесь задним ходом. Из автомобиля выскочили Берт и Дэйв.

— С нашей стороны пролегает овраг,— заговорил Берт.— Вы не могли бы чуточку сдвинуть с дороги ваш грузовик, чтобы мы могли проехать?

— Ах так, сдвинуть и при этом перевернуться? — вскричал фермер.— Нет уж! И помимо всего прочего, я спешу. Мне надо на рынок.

— Но ведь вы требуете, чтобы мы двигались задним ходом целую милю! — возмутился Дэйв.

— Именно этого я и хочу от вас, и давайте-ка поторапливайтесь! — заорал водитель.

Нэнси, конечно, могла проехать целую милю задним ходом, но в этом не было никакой надобности. Она была уверена, что, если бы фермер сдвинул свой грузовик с дороги, он не рисковал перевернуться. Он проявлял какое-то тупое упрямство.

— Ах ты Господи, это просто ужасно! — в голос запричитала Бесс.

Спор прекратился, когда они услышали, что по дороге движется еще какой-то автомобиль. Это была полицейская машина. Быстро окинув взглядом дорогу, полицейский подошел к собравшимся и спросил:

— Что тут стряслось?

— Эти ребятишки не желают попятиться, чтобы дать мне проехать,— прорычал фермер.

Нэнси совсем было собралась заговорить, когда полицейский сказал фермеру:

— Было бы гораздо проще, если бы вы немного посторонились и позволили этим людям проехать

Фермер, бормоча что-то себе под нос, забрался в кабину грузовика и съехал с дороги. Поблагодарив полицейского, друзья вернулись в свою машину и продолжали путь. Полицейский ехал позади них. У перекрестка он свернул и на прощание помахал им рукой.

— Далеко еще? — спросила Джорджи. Берт развернул карту.

— Точка 4182 должна находиться где-то совсем рядом.

Когда Нэнси повернула, проехав мимо небольшого холмика, Бесс воскликнула:

— Грушевый сад!

Деревья были покрыты белыми цветами. На другой стороне дороги, в нескольких футах под холмом, протекал журчащий ручеек.

Все были крайне напряжены. В какую сторону двинуться на поиски Неда? Вдоль ручья или через грушевый сад?

Ни один из них еще не успел выйти из машины, как сзади с ревом появился автомобиль. Из окон торчали два револьвера; по колесам машины Нэнси выстрелили. В следующее мгновение из автомобиля выскочили четверо человек в масках и окружили Нэнси и ее друзей.

Один из нападавших грубо скомандовал:

— Выходите и следуйте за нами.

ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЕ ИНИЦИАЛЫ



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.