Сделай Сам Свою Работу на 5

СООТНОШЕНИЕ ОСОЗНАВАЕМЫХ И НЕОСОЗНАВАЕМЫХ МЕХАНИЗМОВ В ЛИЧНОСТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ВРЕМЕНИ 7 глава

Преобладание в ориентации личности стремления к успеху или избеганию неудачи при чрезмерно заниженной оценке своих сил и возможностей разрешить противоречия между «хочу» и «могу» также присуще представителям всех трех типов. Однако у лиц, ориентированных на успех, заниженная самооценка проявляется только у неудовлетворенных жизнью. Соответственно, у лиц, ис­пытывающих страх перед неудачами, занижение самооценки воз­можно в двух случаях: у довольных жизнью — при незначительном преобладании страха перед неудачами, у недовольных жизнью — при значительном преобладании страха перед неудачей.

Полученная типология способов самоорганизации личности под­тверждается и на уровне внутренних неосознаваемых темпоральных представлений испытуемых (по ассоциациям на слово «время»). Рассмотрим наиболее выраженные примеры темпоральных представ­лений у испытуемых различных типов с наличием мотивационных противоречий и без них (т. е. у лиц, жизнью довольных).

Сначала рассмотрим испытуемых из группы неудовлетворен­ных, имеющих противоречия между желаниями и возможностями, настоящим и будущим и т. д. по всем трем типам. (См. стр. 64)

Испытуемые первого типа с выраженными мотивационными противоречиями (недовольные собой или жизнью).

№ 53. Значительная уверенность в своих силах при слабой ориентации на успех. В ассоциациях на «время» преобладает по­зитивный боевой настрой — «жизнь, свобода, дорога вверх».

№ 18. Значительная ориентация на успех при некотором пре­обладании уверенности в своих силах. Ассоциации на «время» — позитивны, но они не «боевые», в них, скорее, проявляется надежда на получение поддержки извне — «цветы, звезды, любовь, доброта,

взаимопонимание ».

№ 24. При очень высокой оценке своих возможностей значи­тельно выражено стремление к успеху. Здесь испытуемый воспри-

172 Активность личности как жизненная темпоральная система_ __

нимает времякак некую личность, противника, победа над которым может дать большой выигрыш, борьба с ним подгоняет испытуе­мого. «Время — деньги, экзамены, опоздания, не высыпаюсь».



№ 19. Очень высокое стремление к успеху при обычной уве­ренности в своих возможностях. Время продолжает выступать лич­ностным противником. «Время — спешить, страх пустоты, неза­полненности».

№ 65. При неуверенности в своих возможностях — огромная ориентация на успех. Время выступает, скорее, как философская категория, это подразумевает то, что с ней нельзя ни дружить, ни бороться, время независимо от испытуемого и в нем проглядывает негативный компонент — «жизнь, непрерывность, рождение, ста­рость, смерть».

№ 44. Низкая оценка своих возможностей при значительно выра­женной мотивации к успеху. «Время — действие, перемены, реши­тельность, движение вперед».

Испытуемые второго типа с выраженными мотивационными противоречиями (недовольные собой или жизнью). Таких очень мало, мы смогли выбрать только одного человека.

№ 33. Оценка полной невозможности осуществить желаемое при отсутствии доминирования одного из мотивов отражает неопре­деленность способов достижения желаемого (способ достичь успеха фантастичен или даже преступен). «Время — рука с пачкой де­нежных купюр, пистолетом и крестом на цепочке».

Испытуемые третьего типа с выраженными мотивационными противоречиями (недовольные собой или жизнью). У них преобла­дает страх перед неудачами при различных оценках собственных сил.

№ 41. Оценка своих возможностей как низких для осущест­вления желаемого при некотором опыте неудач характеризует ори­ентацию на помощь других и надежду на лучшее. «Время — лучик солнечного света, жизнь, свет, добро».

№ 34. Сниженная оценка своих возможностей добиться успеха при значительном опыте неудач ведет к пессимизму. «Время — летит, стоит на месте, ураган, пустота».

№ 13. При огромной убежденности в своих силах и способнос­тях осуществить задуманное, доминирует страх перед возможной неудачей. «Время — текущая вода, седина, погасший костер с пе­пелищем, кладбищенские мотивы».

№ 21. Значительно выраженная уверенность в своих силах при влиянии опыта неудач. «Время — постоянство, скольжение, бег».

Далее рассмотрим примеры темпоральных ассоциаций у доволь­ных собой и жизнью испытуемых всех трех типов. Довольные испытуемые первого типа.

_ ___ _ _Глава четвертая_____ 173

,. № 48. Незначительное преобладание стремления к успеху при неопределенности своих возможностей. Удовлетворенный человек никуда не спешит и не комплексует по поводу своих недостатков. Время остается свободным, и его можно посвятить отдыху. «Вре­мя — часы, лекция, досуг, отдых, стрелки, утро, года, эра».

№ 35. Преобладает уверенность в своих силах при умеренной мотивации к успеху. Время здесь воспринимается как помощник. «Время .— вода, жизненные силы».

№ 58. Преобладает уверенность в своих силах при достаточной мотивации к успеху. И опять время выступает помощником — «сила, Млечный путь, мощный поток, песок».

Довольные испытуемые второго типа. Таких только один че­ловек.

№ 5. Неопределенность мотиваций при равномерном распреде­лении усилий. Время — философская категория, воспринимаемая с едва заметным позитивным оттенком — «смысл вечности, беско­нечность, универсум».

Довольные испытуемые третьего типа (имеющие опыт неудачи).

№ 9. При некоторой уверенности в своих возможностях — сла­бый страх неудачи. «Время — бежит, песчинки падают, много, оно проходит, но еще есть».

№ 47. При некоторой неуверенности в своих возможностях — слабый страх неудачи. «Время — бесконечность, вечность, караю­щий меч, бездна, жизнь проходит».

Из сравнения темпоральных ассоциаций с удовлетворенно­стью—неудовлетворенностью и ориентацией на успех или на из­бегание неудачи можно сделать ряд выводов. Во-первых, внешние условия оказывают влияние на мотивацию личности, а чувство удовлетворенности и подлинности жизни является субъективным отражением внешних условий, характеризующих ее проблемную ситуацию. Значительное увеличение стремления к успеху возможно лишь при удовлетворительных внешних условиях, а чрезмерное избегание неудач — при неудовлетворительных. Это является под­тверждением постулата о субъективном характере отражения объ­ективной действительности, при котором субъект отражает реаль­ность в соответствии с собственными ожиданиями. Во-вторых,нетолько особенности субъективного отражения формируют внутренг нюю реальность субъекта, во многом она результат влияния ак­тивности личности (ее способов саморегуляции); например, значи­тельное преобладание установки на избегание неудач однозначно) вызывает неудовлетворенность жизнью. В-третьих, удовлетворен­ность жизнью является не только обобщенным чувством подлинно­сти жизни, но и формируется в результате сопоставления себя с реальными условиями и обстоятельствами жизни: принятием или

174 Активность личности как жизненная темпоральная система

непринятием этих условий как задач и наличием или отсутствием адекватного для человека способа самореализации в этих условиях.

В соответствии со способами реализации можно выделить не­сколько стратегий. Первая, когда успех или неуспех не связан ни с настоящим и с отношением «могу—хочу» для будущего. Вторая отражает интенцию в будущее («хочу» преобладает или равно «могу») независимо от успеха или неуспеха.

В данной выборке нет людей, удовлетворенных прошлым, все они ориентированы на будущее, поскольку имеют желания («хочу») или возможности («могу»), но при высокой и при низкой удовле­творенности жизнью играет роль разница между стремлением к успеху и влиянием опыта неудач. Значение движущей силы играет не сам успех, а оценка своих возможностей относительно настоя­щего и желаемого будущего, которая сказывается на соотношении удовлетворенности и разнице успеха и неудачи.

Завершая свое сложное исследование, Н. А. Растригина при­ходит к следующим выводам: «Личностная самоорганизация носит типологический характер, который обнаруживает внутренний ме­ханизм саморегуляции — соотношение между возможностями, же­ланиями и удовлетворенностью как итогом предыдущей и движу­щей силой будущей активности, а также соотношение внутреннего контура активности с внешними условиями — прошлыми, насто­ящими и будущими.

Гармоничность или внутренняя противоречивость активности личности во времени жизни составляет ее жизненную проблему. Решение этой проблемы в значительной мере зависит от того, насколько личность уверена в своих силах и в своем будущем.

Главным результатом нашего исследования является эмпири­ческое обнаружение того, что внутренний контур активности со­ставляет определенный интеграл, что доказывается на основе про­цедуры вычитания и получения разницы («ресурса») между воз­можностями, желаниями, оценкой того, что есть, их соотношением и т. д. и включает удовлетворенность, использующую (или не использующую) этот ресурс в последующей активности. Это и есть наличный внутренний потенциал личности.

Характеристика временной организации личности заключается в оптимальном способе соотнесения своего потенциала (соотнесе­нием вышеназванной разницы «могу»—«хочу»—«удовлетворенно­сти сейчас») и ориентации на реальную ситуацию или будущее» [96, с. 53-54].

Следует подчеркнуть, что типологические различия заключают­ся в том, что одни имеют динамический потенциал, а другие осо­знанный, что подтверждает разделение перспектив на когнитивную и личностную.

__ _________Глава четвертая ___ ___, 175

'; В цикле наших исследований мы отправились от теоретически выделенных, и в этом смысле абстрактных параметров личностного времени, времени личности в жизненном пути: пролонгированно-сти—ситуативности, временных режимов деятельности, ее планиро­вания, и главное, от несложной модели осознания, переживания и практической организации деятельности во времени. Идя от этих параметров, мы получали типологические характеристики лично­сти именно в этих категориях. Однако с момента, когда Л. Ю. Куб-лицкине обнаружила факт внешней—внутренней детерминации времени, который никак не предполагался в наших теоретических гипотезах, мы начали все более интенсивно использовать в иссле­дованиях различные личностные методики, как бы изменив на­правление: не от времени — к личности, а от личности — к осо­бенностям ее времени. Так, уже в исследовании О. В. Кузьминой выявлялась личностная тревожность (по Спилбергеру), потребность в достижениях (по Ю. М. Орлову), личностные временные ценности. Иными словами, начал реализовываться подход, при котором вы­являлись не проявления личности (во времени жизни и деятель­ности), не отношения ее ко времени (осознание, переживание вре­мени), а ее собственные внутренние временные механизмы, кото­рые описывались в традиционных личностных категориях и — одновременно — темпоральных. Так мы стали проникать «вглубь» личностной организации времени.

Огромным шагом в этом проникновении было исследование Т. Н. Березиной, выявившей особенности неосознаваемой личност­ной сферы, поскольку последние наиболее имманентны личности и никак не могут быть «приписаны» ей, даже в хорошем смысле, экспериментатором, исследователем.

Существенно, что если В. И. Ковалев шел от модели «личность — жизненный путь», в которой предполагалось связующее звено, и этим звеном выступил временной способ жизни личности,тоТ. Н. Березина фактически исследовала модель «жизненный путь „внутри" личности», в ее неосознаваемой образной сфере. И теоре­тические гипотезы, в частности, о типах жизненных перспектив, которые выдвигались нами ранее, получили подтверждение как действительные личностные реалии (о чем выше уже говорилось).

Н. Ю. Григоровская значительно расширила число изучаемых личностных модальностей — включила сознательный и неосозна­ваемый уровни, и даже телесный природный, базальный, выходя­щий, как известно, за пределы личностного, т. е. индивидный.Ноглавным достижением ее работы было то, что она поставила вопрос, каково соотношение между уровнями — прежде всего осозна­ваемым и неосознаваемым (в ее терминах—бессознательным), т. е. фактически вопрос о саморегуляторном механизме личностной ор­ганизации времени. На первый взгляд, в ее исследовании прева-

176 Активность личности _ как жизненная темпоральная система

лировало изучение отношения ко времени. Но фактически это уже было не абстрактное отношение к внешнему времени (выявляемое методиками Кнаппа, Кроника-Головахи, в которых испытуе-мый как бы выбирал, какие из предложенных в опроснике способов переживания времени он «находит» у себя или они совпадают с его способом переживания), а непроизвольно выраженное, т. е. внут­реннее отношение. Можно привести следующую аналогию, раскры­вающую принципиальное различие методов. Мы можем теорети­чески составить типологию ответственности и спрашивать респон­дентов, какой из предложенных типов он «опознает как свой» или «считает своим». Но это далеко не значит, что он реально обладает

этим типом ответственности. Это можно выявить только в экспе­рименте.

Н. Ю. Григоровская получила данные, вскрывающие внутренние (разные у разных типов) темпоральные характеристики личнос­тей, особенно значимые с точки зрения ресурсов, возникающих из способа связи осознаваемого и неосознаваемого уровней. Но по­скольку неосознаваемый уровень был выявлен ею также скорее в аспекте представлений, образов, смыслов, то собственно «движущие силы», побудители темпоральной активности личности остались вне поля зрения. Однако тем не менее характеристика отношений личности ко времени ею была получена в ее полном объеме. Важную онтологическую характеристику этого отношения составили «те­лесные» показатели; фактически ею была выявлена внутренняя «архитектоника» времени, которая составляет предрасположен­ность к стратегии в жизненном пути, т. е. самореализации. Можно сказать, что удалось выявить не умозрительное, а экзистенциальное темпоральное отношение личности, ее самовыражение во времени. Типология Н. Ю. Григоровской показала, что эти отношения, способ самовыражения не просто различаются у разных личностей. На первый взгляд, в наборе не присутствовали категории жизненного пути (ни образы событий, как у Т. Н. Березиной, ни планирование будущего, как у В. Ф. Серенковой), но оказались получены такие интегральные показатели отношения личности ко времени, которые содержали емкую характеристику — внутреннюю концепцию вре­мени, специфическую для каждого типа, в соответствии с которой его представители и будут строить свою жизнь.

Н. Ю. Григоровская выявила не отношение ко времени жизни (ее масштабу, периодам и т. д.), а временную организацию лич­ности, которая неизбежно проявляется в способе жизни, в темпо­ральном структурировании ее в соответствии со своим отношением. Н. А. Растригина, частично используя методики Н. Ю. Григо­ровской, пошла в своем исследовании от другого «отправного пунк­та» — от мало освоенной модели личности С. Л. Рубинштейна («могу», «хочу» и «я сам»), опираясь одновременно на идею само-

___________ _Глова четвертая_______177

регуляции и разработанную нами модель семантического интеграла активности личности. Она отправлялась от активности, ее гипоте­тического механизма, который до сих пор не был исследован. Ее респонденты не рассуждали о времени, не продуцировали его об­разов, не определяли своего к нему отношения, они (рефлексивным, осознанным путем, т. е. на основе самонаблюдения) определяли меру своих желаний, возможностей, удовлетворенности, а экспе­риментатор выявляла (по методике Эйлерса) профиль их притяза­ний (ориентация на достижение успеха или на избегание неудачи). В работе речь шла не впрямую о временной организации личности, а опосредованно — о ее временной позиции. Но оказалось, что изученная в собственно личностных категориях архитектоника ак­тивности каждого типа дает ответ на вопрос о личностном времен­ном ресурсе причем не том, который выявлялся у Н. Ю. Григо­ровской через соотношение неосознаваемого и осознаваемого уров­ней, а том, который дает ответ на вопрос о «движущих силах» личности, о ее в широком смысле слова импульсе. Но если ранее предполагалось, что движущая сила — это мотивация, или даже мотивация достижений, притязаний личности, то в данном иссле­довании было доказано, что это интегральная характеристика, во-первых, и, во-вторых, ее «сила» зависит от соотношения («раз­ницы») составляющих. В более теоретическом выражении актив­ность как личностный «двигатель» определяется тем, как сама личность (осознанно или нет) связывает свои потребности и «спо­собности» на основе характера, а свои притязания и удовлетворен­ность через самореализацию. Выявился своеобразный КПД актив­ности личности (включающий и вариант «плато» — пассивность). Таким образом, можно записать ряд следствий.

1. Нашла свое эмпирическое подтверждение идея семантичес­кого интеграла и как структуры, и как движущей силы активности личности.

2. Выявились не только теоретически определенные составляю­щие интеграла — притязания, саморегуляция, удовлетворенность, но именно интегральный способ их связи, имеющий выраженный типологический характер.

3. Удалось выявить семантику этого интеграла не только путем подсчета непосредственных корреляций между притязаниями, само­регуляцией и удовлетворенностью—неудовлетворенностью, но и:

а) типологической конкретизации притязаний (ориентация на успех или на избегание неудачи); б) конкретизации механизма саморегу­ляции в личностных модальностях «могу»—«хочу» (С. Л. Рубин­штейн) и степени их выраженности; в) путем выявления связи «могу» и «хочу» с настоящим и будущим, т. е. временной позицией личности.

178 Активность личности как жизненная темпоральная система_ _

4. Путем подсчета разницы этих модальностей выявилась оценка личностью своих возможностей в отношении настоящего, в отно­шении желаемого результата и интегральный показатель — лич­ностный ресурс, который очерчивает диапазон возможностей чело­века в том пространстве, в котором он осуществляет саморегуляцию.

Установлено, что только уровень мотивации успеха или неудачи связан с удовлетворенностью, что оценка своих возможностей не зависит от преобладания мотивации успеха или неудачи, что удов­летворенные жизнью оценивают свои возможности применительно к данному моменту (к наличным достижениям), а неудовлетворен­ные рассматривают свои возможности не с опорой на наличные достижения, а на собственные потенциал, т. е. эти два типа ис­пользуют различные стратегии не под влиянием стремления к успеху или избегания неудачи, а благодаря оценке возможностей «могу» относительно своих желаний «хочу». Но при высоких по­казателях преобладания неудач у неудовлетворенных жизнью их желания сильно расходятся с их возможностями, а при высоких показателях успеха оценки возможностей и желаний — равны, а иногда первая превосходит вторую. У неудовлетворенных оценка возможностей превосходит их желания или практически им равна. Но уровень их оценки своих возможностей определяет ориентацию на желания: при высокой оценке возможностей в настоящем они начинают превышать желания, т. е. респонденты не видят даль­нейшей перспективы или ответственно выполняют только необхо­димое (долг в силу внешних обстоятельств). Чем выше оценка соб­ственных возможностей и желание успеха, тем ниже степень удов­летворенности .

Здесь удалось вплотную подойти к объяснению гипотетически выявленной «двуликой» роли удовлетворенности — в одних случа­ях завершающей активность, погашающей ее («срок»), в других — побуждающей именно дальнейшую активность, пролонгирован-ность. Об удовлетворенности, оказалось невозможно говорить аб­страктно, а только соотносительно с другими составляющими ин­теграла.

Таким образом, Н. А. Растригина «вернулась» на новом витке к теоретическим категориям В. И. Ковалева о пассивности—активнос­ти личности во времени. Но выявленный ею механизм, будучи ор­ганически соединен с результатами Н. Ю. Григоровской о способе самовыражения во времени, дает возможность не только сделать теоретическое допущение о ситуативности—пролонгированности ак­тивного и пассивного типов, а говорить о том, какой «силы» актив­ности (соединенной с временной позицией) «хватит» на какой мас­штаб жизни, на какую ее «мерность» не в чистых категориях дли­тельности времени, а в категориях трудностей, неожиданностей, одновременностей, своевременности, способна личность.

___ __ ___ _ _ _Глава четвертая __„___________179

Данные Н. А. Растригиной позволяют сделать прогноз,не какую «дистанцию» (короткую или длинную) «пробежит» личность в жизни, а какой ресурс активности и прочности, устойчивости она имеет, чтобы вступить во взаимодействие с жизнью. Однако «дви­гателем» является не только активность. Мы не можем исключить совершенно не исследованную нами эмпирически роль уровня раз­вития личности и как движущей «силы» активности. К анализу этой сложной проблемы — в силу минимума данных о развитии взрослой личности — мы и обращаемся.

2. АКТИВНОСТЬ ЛИЧНОСТИ И НЕОБЫЧНЫЕ ТЕМПОРАЛЬНЫЕ ФЕНОМЕНЫ

Нам, живущим в потоке времени, довольно сложно судить о том, что представляет из себя весь поток. Для этого хорошо бы вырваться из времени, воспарить над ним и вглядеться бесстраст­ным оком в оставленную стихию. Или же, чтобы нас вырывали из потока какие-то силы, и тогда, может быть, на короткий миг время откроет перед нами свои глубины и продемонстрирует свой­ства, о которых пока мы даже не догадываемся. Возможно, такое иногда и происходит с нами в моменты, когда гомеостаз внутреннего и внешнего нарушается, например, при стрессе, при угрозе нашему физическому существованию или в ситуации напряжения всех сил на пути к недоступной цели; привычные отношения между орга­низмом и окружающей средой в этот момент рвутся, и время демонстрирует свои необычные свойства.

Прежде чем начать описывать эти свойства, обнаруженные нами в эмпирическом исследовании личностного времени, сделаем крат­кий обзор существующих в естественных науках теорий времени, поскольку некоторые из описанных нами свойств весьма фантас­тичны и традиционно объясняются как субъективные проявления психического, а не как темпоральные характеристики (игра вооб­ражения, вытеснение неприятных событий, бессознательные пред­почтения, галлюцинации, обманы чувств и т. п.). Мы же полагаем, что все они отражают определенные аспекты реальности: и не субъективной (а тем самым как бы несуществующей), а реальной физической, и наша задача — определить, какие же это аспекты. Для доказательства этого положения достаточно будет проанали­зировать, какие же существуют в естественных науках теории времени. В математически безупречных теориях и строгих физи­ческих экспериментах уже давно описаны и порой подтверждены самые важные свойства времени, которые только могут наблюдаться в самой бурной фантазии самого оригинального из наших испы­туемых. В физике, оказывается, достаточно места, чтобы вместить многие известные психофизические феномены [19].

1&0_Актив_ность личности как жизненная темпоральная система

Впрочем, нельзя не отметить, что большинство из естественно­научных теорий, упоминаемых в этой главе, расходятся между собой в определении как природы, так и основных свойств времени, если не являются вообще прямо противоположными. Но это не по­мещает нам в дальнейшем ссылаться на положение то одной теории, то другой при описании свойств психологического времени. В конце концов история науки знает массу примеров того, как на очередном витке своего развития истина примиряла самые несовместимые концепции, объединяя их в новую интегральную теорию (корпу-скулярно — волновая теория света объединила противоположности «свет — это волны», «свет — это частицы»). Когда-нибудь это будет сделано и для физики времени. И уже в настоящее время делаются попытки не противопоставлять друг другу отдельные физические концепции, а объединить их метатеорией. Особенно много попыток сделано для объединения реляционного и субстанционального под­ходов, т. к. «не существует реляции без субстанции». Как отмечал А. П. Левич, отличие рассматриваемых подходов в нюансах ис­ходных постулатов; в субстанциональном подходе постулируется материя в неидентифицируемых современными технологиями фор­мах и ее упорядоченное движение, в реляционных подходах по­стулируется материя в известных формах, а упорядочение движе­ния не упоминается, т. е. субстанциональный и реляционный под­ходы, вводя время через разные виды различных форм материи, составляют не оппозицию, а дополнение друг к другу [74]. Однако создание такой метатеории в физике — дело будущего, для психо­логии же современное многообразие физических концепций откры­вает более широкое теоретическое пространство ее собственных по­исков и разработки метатеории психологического времени.

В естественнонаучных представлениях можно выделить две па­ры взаимно дополнительных концепций времени. Первая пара концепций расходится по вопросу о природе времени, об отношении категорий времени и движения, или изменения. Субстанциональная концепция рассматривает время как особого рода субстанцию, на­ряду с пространством, веществом и прочим. Реляционная концеп­ция считает время отношением (или системой отношений) между физическими событиями. Вторая пара концепций выражает разные точки зрения на процесс становления, т. е. расходится в вопросе об отношении времени и бытия. В рамках статистической концеп­ции события прошлого, настоящего и будущего существуют реально и в известном смысле одновременно, а становление и исчезновение материальных объектов — это иллюзия, возникающая в момент осознания того или иного изменения. Согласно динамической кон­цепции, реально существуют только события настоящего, события прошлого уже реально не существуют, а события будущего еще реально не существуют [84].

Глава четвертая __,_____ 181

Современная физика предпочитает реляционный и динамичес­кий подходы к пониманию пространства—времени (и триумфом их явилась знаменитая теория относительности). В ней раскрыва­ется неразрывная связь пространства и времени как единой формы существования материи, а также постулируется единство простран­ственно-временной и причинно-следственной структуры мира. Даль­нейшим развитием реляционных взглядов являются теории много­мерной Вселенной, математически обосновывающие существование дополнительных пространственных и временных измерений (моде­ли Калуцы—Клейна) [124]. Однако из-за того, что наш мир, к со­жалению, очевидно четырехмерен (3 пространственных и 1 — вре­менное), дополнительные измерения обычно рассматриваются как скрытые, практически не влияющие на физическую реальность [36]. В большей части таких моделей описываются дополнительные пространственные измерения, но существуют и более экзотические точки зрения. М. Павшич и Р. Ингрэхем предложили шестимерную модель Вселенной; в ней рассматриваются две скрытые времяпо-добные координаты в дополнение к 4-м видимым. Математически существование такой реальности допустимо, и наш мир вполне может оказаться именно ею. Однако вообразить на практике, что представляют из себя эти скрытые временные размерности, очень трудно. Авторы концепции вместо этого рассуждают «о некоторых тонких свойствах, используемых в физике, или даже гипотетичес­ких уравнений, которые косвенным образом свидетельствуют о возможности трактовать их с позиции существования дополнитель­ной временной координаты» [Цит. по: 36, с. 156].

Существование скрытых временных размерностей можно понять разве что по аналогии с пространственными (впрочем, человек всегда представлял время по аналогии с пространством). Дополнительные пространственные измерения обычно рассматриваются либо как очень маленькие (размером с гипотетический квант пространства), либо как замкнутые размерности, имеющие с нашей Вселенной в каждой ее точке лишь один общий квант. По аналогии с этим можно представить скрытое временное измерение как некоторую темпо­ральную протяженность (субъективно переживаемую как длитель­ную, возможно, даже заполненную событиями психической жизни), которая по часам внешнего мира занимает долю секунды, при этом эта доля, являющаяся входом в замкнутую темпоральную мерность, остается доступной в каждый момент реального времени.

В других направлениях физики существуют свои блестящие концепции, теоретические и экспериментальные находки, возмож­но, и не сравнимые по популярности с теорией относительности,нооткрывающие свою грань в познании времени.

Статический подход детально проработал оригинальный русский мыслитель начала века М. Аксенов в своей трансцендентально-

182 Активность личности как жизненная темпоральная система___

кинетической теории времени, где он впервые (до Минковского) назвал время четвертым измерением, однако понимал его, скорее, как еще одно пространственное измерение, в котором осуществля­ется «движение не тела нашего, но самого недоступного нашему восприятию, для нас трансцендентального, воспринимающего в нас начала». Именно в этом четвертом пространственно подобном из­мерении «все объекты и все явления (события) существуют до нашего их восприятия и после него (нужды нет, что для всех нас, для всего человечества существование их еще не наступило или прекратилось уже)» [10, с. 26, 58]. В современной физике близкие идеи развивает, например, известный американский астрофизик Т. Голд. Согласно его концепции, «реальный мир полностью может быть описан с помощью схемы, состоящей из линий, протянутых в четырех измерениях, где каждая частичка материи представлена некоторой линией (...). Мы, которые являемся частями этой схемы, имеем такое отношение к ней, что порождаем фикцию «времени», которое всегда движется вперед и перемещает нас вдоль себя» [143]. Важнейшим приложением статической теории времени для психологии является принципиальная возможность обратного хода времени не только в психическом плане (воспоминания), но и физическом (существование «машины времени»), а также возмож­ность переместиться в будущее психологически (предвидение) и даже физически.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.