Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Был слух, что вы и Джуд Лоу собирались сделать Some Like It Hot, с направляющими Гая Ричи. Есть ли правда в этом?

Какова была задача, принимая Шерлока Холмса на другой уровень в сиквеле?

Роберт Дауни-младший. После первого разработаны довольно хорошо, мы делали пресс-тура и говорить о вещах, которые мы хотели бы улучшить и другим направлениям мы могли бы пойти. И тогда, не было в реальности делать это. Любой, кто когда-либо принимал участие в создании второй части, чтобы первое, что работает, должно быть все онлайн поддержки. Мы произошло через него. Там так много, чтобы учиться и наибольший маскировка была нам маскировки себя как законченный, по номерам специалистов, когда на самом деле, мы все невероятно эксцентричный. И, Warner Bros дало нам возможность попытаться сделать то, что она сложна и требует поставить галочку кучу ящиков. Самое замечательное было то, что на этот раз мы также имели Noomi [Rapace] и Джаред [Harris].

Какие вещи вы имейте в виду, как вы пытаетесь придерживаться основ Шерлок, но и сделать его другим?

Дауни: Ну, вы просто держать Дойл в виду. Я просто уважать парень, все больше и больше. Часто то, что требуется, особенно если вы находитесь в любой центральной позиции, является то, что вы просто должны отпустить то, что есть дорогая для вас. Вы должны взять на себя внимание от себя и положить его на форму сцену и намерении, что все остальные потребности. Вы должны дать людям то, на самом деле писать музыку, так что вы не просто работает рту, все время. Это была демократия в самом прямом, самых неприятных и самых полезных смысле этого слова. Любой мог прийти и сказать: "Вы знаете, я просто не круто с этим." Мы будем, как: "Кто это?", И они бы сказали: "О, я просто очистки прицепов". Это было орехов.

Как это было превратить в женщину на этот раз?

Дауни: Я только что положил на некоторых макияж. Я думал, что я смотрел, как карликовый брат Арнольда Шварценеггера, или солист The Cure Роберт Смит.

Ты и Джуд Лоу много импровизировать во время съемок?

Дауни: Цель состоит в том, чтобы сделать хорошо написанные сцены кажется, что это импровизированная, и придумать вещи, которые вы найдете в комнате, что вы не могли знать, пока вы не получите в реальной ситуации. Вы просто пытаетесь улучшить положение вещей, как вы идете вперед.



Были ли у Вас дружба парень или Bromance, как Холмс и Ватсон?

Дауни: Ну, Джуд и я очень близко, и Гай, и я практически братья, что делает вещи действительно интересно. Там были времена, когда я хотел отсечь голову мачете, но это только потому, что я люблю его так много.

Что это было, как делать первую сцену, как Мориарти и Холмса? Неужели отношения между вами и Джаред Харрис расти, так как у Вас было больше совместных сцен?

Дауни: Джаред придет, и мы должны были бы сцены, что мы будем съемку в течение двух дней, и он был бы как: «Это будет в значительной степени остаются, как это?" Я подумала: "Ни слова она. "Он день,« Могу ли я есть то, что я могу учиться в ночь перед? "Я бы сказал," Я собираюсь выходить не о возможности да ". Это все равно что. Ставки были настолько высоки, в каждой сцене, и там были сложные снимки камерой. Это очень страшно. Что Джаред толкал к не личные. Это было не так: "Я не хочу смущаться. Я хочу сделать хорошую работу. Я хочу, чтобы оторваться велик. Я хочу большой диалог ". Он продолжал идти к этому архетипу, что он пытается представлять.

Все, Джаред Харрис еще в ходе создания этого фильма, по существу, бросил на него очень мало времени на подготовку. Это был шок и трепет. Я думаю, что он привез с собой что-то, что было именно так, особенно его словам, еще будучи этого персонажа. Он честно является основной причиной того, что фильм работает, но это было также осуществление в испытание огнем для него. Он был действительно очень удобно. Время от времени, он скажет: «Я просто прошу вас, если бы я мог даже подобие зная, что я могу сказать, я гарантирую вам, что я мог сделать лучше с ним, потому что я не был бы как вы, так долго сцены, которые вы только что написали, одетый уховертки, где кто-то говорит вам, что сказать, в другой комнате. Я бы на самом деле знаете, что я хотел сказать. "Я бы как" интересные. Да, каждый человек имеет свой собственный процесс. "Парень сказал ему, что он хотел, чтобы он вернулся домой и вернуться петь немецкие арии, на следующий день. Никто не узнает, немецкие арии в одночасье, за исключением Джаред Харрис.

Сделав два из этих фильмов, вы чувствуете чувство сопричастности к Шерлоку? Есть ли у Вас интерес к другим изображениям?

Дауни: Да, мне нравится все. Всякий раз, когда я смотрю, что кто-то делает что-то, даже если она не оказывается столь велика, я восхищаюсь их намерений. Я знаю, что есть какая-то квинтэссенция выступления, что произошло. Я слышал еще о серии, чем я видел, но я заинтересовался ею. Я думаю, что очень важно, что мы все часть одного и того же коллектива, в честь этого великого писателя и его истории.

Был слух, что вы и Джуд Лоу собирались сделать Some Like It Hot, с направляющими Гая Ричи. Есть ли правда в этом?

Дауни: Это 2-го акта о Шерлоке: Игра теней. Нет, г-жа (продюсер Сьюзан Дауни) ссылаются, что некоторое время назад, потому что это то, что мы напомнили ей.

Перевод от Дины:

В новом «Шерлок Холмс: Игра Теней» Роберт Дауни-мл. вновь появляется в роли одного из самых известных детективов – Шерлока Холмса. Не уступающий ему и не менее умный криминальный гений, профессор Джеймс Мориарти (Джаред Харрис) пускается в большую игру с Холмсом, используя все свои способности и ухищрения, а также полное отсутствие моральных принципов в просчете наперед каждого своего шага. Заключая Холмса в сюжет своей игры, он ставит под угрозу безопасность жизни его коллеги – Ватсона, а также порождает риск краха мировой истории в целом.
На пресс-конференции, посвященной фильму, Роберт Дауни-мл. рассказал о проблеме становления характера на существенно-новый уровень в новой истории. О попытках сохранить оригинального сэра Конан Дойла в своей игре, учитывая, что в этот раз ему пришлось даже переодеваться в женщину, а также о работе с Джаредом Харрисом и раскрытии враждебных отношений между Холмсом и Мориарти. Вот каким было наше общение.

Ред.: - Каковой была главная Ваша задача, чтобы показать нам нового Холмса в сиквеле?

РДМ.: - После выхода первой части мы все очень хорошо сработались вместе. Мы совершали пресс-туры и обсуждали, как именно мы хотим улучшить картинку нового фильма, в каких направлениях нам лучше работать активнее. И мы все на самом деле делали свое дело. Всякий, кто когда-либо брался за создание второй части фильма, знает, что нужно учитывать все те моменты, что хорошо сработали в первой части и использовать их напрямую. И через это мы тоже прошли. Существовало очень много вещей, на которых нам предстояло учиться лучше играть, чтобы всегда представлять перед собой профессионально-законченный образ, хотя, если честно, мы все невероятно эксцентричны. Тем не менее, Warner Bros дало нам возможность развиться по этому сложному пути самостоятельно. Замечательно было еще и то, что на этот раз к нам присоединились Нуми Рапас и Джаред Харрис.

Ред.: - Что именно вы имеете в виду, говоря о том, что пытались сохранить стиль истинного Шерлока, но при этом привнося в его образ много нового?

РДМ.: - Мы постоянно опирались на Артура Конан Дойла. Я уважаю его все больше и больше. Зачастую, то, что тебе нужно сделать, особенно когда ты в главных ролях, - это просто отказаться от даже важных тебе принципов. Ты должен все свое внимание уделить не самому себе, а самой игре и сцене, забыв о своих личных потребностях. Ты все время должен отдаваться людям, не командовать другим, как писать музыку, а самому ее создавать. Это была демократия в самом прямом, неприятном и полезном смысле этого слова. Любой мог, например, прийти и сказать – «Вы знаете, мне не нравится это все.», а мы бы посмотрели и сказали – «А Вы кто?», а нам бы ответили – «О, я лишь уборщик трейлеров»

Ред.: - Каково было в этот раз превращаться в женщину?

РДМ.: - Я лишь наложил немного макияжа. Мне казалось, я выглядел как карликовый брат Арнольда Шварценеггера или как солист группы The Cure Роберт Смит.

Ред.: - Много ли вы с Джудом импровизировали во время съемок?

РДМ.: - Нашей целью было сделать так, чтобы хорошо отработанная сцена в кадре смотрелась как импровизация и придумать фишки, которые появлялись бы в разных ситуациях и были бы заметны только в них. Мы просто всячески старались улучшить каждую деталь, таким образом, мы двигались только вперед.

Ред.: - Был ли у Вас в жизни когда-либо такой же по значимости друг, каким является Ватсон для Холмса?

РДМ.: - Что ж, я и Джуд стали очень близки, а я и Гай – практически братья, что не может делать все вокруг еще интереснее. Были, конечно, моменты, когда мне хотелось отсечь ему голову мачете, но это все только потому. Что я очень люблю его.

Ред.: - Сложно ли было ставить сцену первой встречи Мориарти и Холмса? Ваши взаимоотношения с Джаредом Харрисом как-то росли и развивались в зависимости от количества совместных сцен?

РДМ.: - С Джаредом мы должны были отыгрывать довольно длинные сцены, на которые уходило по два дня. Он спрашивал – «Это действительно самый лучший вариант данной сцены, чтобы оставить ее такой, как есть?».
«Это действительно самый лучший вариант данной сцены, чтобы оставить ее такой, как есть?». Я думал – «Ни слова об этом». Он предлагал – «Может, есть что-либо, что мне нужно выучить ночью перед днем съемки?», я говорил – «Я приложу все усилия для лучшего результата». Как-то вот так. В каждой сцене были настолько сложные и рисковые моменты и очень сложная работа с камерой, порой было очень страшно. И Джаред никогда не зацикливался на себе. Он не говорил – «Это меня стесняет, я хочу сделать большую хорошую работу, я хочу добиться большего, я хочу более длинного диалога». Он лишь методично следовал своему архетипу, который он должен был представлять.
Все то время, что было отведено на подготовку, хотя его было очень мало, Джаред посвятил созданию фильма. Все происходило в каком-то шоке и аврале. Я думаю, он привнес с собой нечто важное, работая над своим персонажем. Он, на самом деле, являлся одной из тех важных составляющих всего фильма, без которой сам фильм бы просто не получился и это все было для него, как некое боевое крещение тоже. С ним было действительно очень удобно. Однажды он сказал – «Уверяю Вас, если бы я знал, что именно мне нужно говорить в сцене, я бы сделал это гораздо лучше. Не так как вы, с наушником в ухе, где вам из другой комнаты подсказывают реплики. Я бы мог реально знать, что я говорю». Я подумал – «Интересно, наверное каждый по своему делает свое дело.» На следующий день Гай сказал ему, чтобы тот вернулся домой обратно петь свои немецкие арии. Никто, кроме Джареда Харриса не сумеет выучить в одночасье немецкую арию.

Ред.: Приняв участие в съемках этих двух фильмов, чувствуете ли Вы некую причастность своей персоны к персоне Шерлока Холмса? Появился ли у Вас интерес к другим подобным образам?

РДМ.: Да, мне нравится это все. Каждый раз, когда я вижу, как кто-то пытается что-то совершить, пусть даже у него получается не совсем хорошо, я восхищаюсь тем, что он пытается вновь и вновь. Я чувствую, что существует некая квинтэссенция представления, как такового. Я слышал еще и о сериале, и меня очень заинтересовало это. Ведь это очень важно, что мы все являемся частью одного и того же коллектива, воплощающего труды великого писателя и его историй.

Ред.: Был некий слух, что Вы с Джудом хотите сделать «В джазе только девушки» в режиссуре Гая Ричи. Это правда?

РДМ.: Это вторая часть о Шерлоке – Игра Теней. Нет, продюсер Сьюзан Дауни лишь ссылалась на это некоторое время назад, потому что мы ей сами про это напоминали.

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.