Сделай Сам Свою Работу на 5

Я спросил:-- А что если оно не убегает?

Он отвечал:

Просто подожди...

 

Глава восемнадцатая

 

Я сделал глоток апельсинового сока, поставил свой стакан и продолжил рассказ.

-- Мои любимые дни -- это воскресенья, -- сказал я. -- Улицы тихи и определённо никакие сборщики платежей по просроченным счетам не таятся за углами. Хорошее время для того, чтобы отправиться в супермаркет за едой. Мы с Руди решили отважится и сделать ещё одну попытку сходить в тот супермаркет. Я сказал Руди сидеть в машине, и когда входил, то подумал, что при первых же признаках беды, я исчезну. Я неспешно пролагал свой путь по магазину незамеченным, всё было снова как обычно. Господи, вот это облегчение! Когда я ходил тут и там, выбирая ещё какие-то товары, с полки канцелярских товаров прямо в мою красную корзинку упала записная книжка. Согласитесь, что вероятность того, чтобы нечто подобное случилось, достаточно мала. Тем не менее, я взял записную книжку, и когда я перелистывал её страницы, мне в голову пришла мысль: что если Сники не будет появляться какое-то время? Это может кончится тем, что я всё забуду. Первый день уже помнился смутно, он был более похож на сон. Я положил записную книжку назад на полку. Но, придя домой, я сразу же начал делать записи.

Я сидел в гостиной в своём любимом кресле у окна и делал заметки, когда я услышал:

-- Я рад, что ты приноровился.

Мне не надо было глядеть туда, чтобы понять, кто это был. Я посмотрел на Сники и сказал:

-- Господи, если бы ты еще не подкрадывался ко мне таким образом! Почему тебе не постучать в парадную дверь?

-- Ты не реагируешь на стук в парадную дверь, -- ответил он.

-- Хорошо, стучись в заднюю дверь, -- сказал я.

-- Ты и заднюю дверь не открываешь.

-- Наверное, тут ты прав, -- ответил я и спросил: -- А как насчёт вспышки света перед появлением?

-- Это можно устроить, -- ответил он.

На этот раз я подготовился и заранее записал некоторые вопросы, которые хотел задать. Я перевернул страницу блокнота и спросил:

-- У меня к тебе вопрос, -- сказал я. -- Что случилось позавчера в магазине? Люди вели себя очень странно.



-- Мягко говоря, ты светился, -- ответил он, саркастически улыбаясь.

-- Что? -- спросил я, пытаясь посмотреть на Сники моим самым озадаченным взглядом.

-- Хорошо, позволь мне спросить тебя, что происходит, когда люди влюбляются? -- спросил Сники.

-- Они сияют, -- сказал я.

-- И?

-- Хорошо, дай мне минуту подумать, -- ответил я. Я был уверен, что знаю ответ. В конце концов, я наблюдал это достаточное количество раз.

-- Во первых, вокруг них есть какое-то сияние, -- сказал я. -- Потом, они кажутся более привлекательными, особенно для противоположного пола, они как будто притягивают людей.

-- Вот именно, -- ответил Сники, -- попробуй посмотреть на это следующим образом. Когда люди влюбляются, их сердца начинают открываться, и они буквально начинают излучать любовь. Вот откуда берется то сияние. И в твоём случае произошло то же самое -- твоё сердце открылось на время, и ты излучал любовь, но в гораздо больших объёмах, чем ты привык видеть.

-- Довольно опасная вещь, будем надеяться, что это не случится вновь, -- сказал я, покачав головой.

Сники тоже качал головой. Я не понимал, что это значило.

-- Только представь, что бы ты мог сделать, если бы ты научился открывать своё сердце, Клаус, -- попросил Сники.

-- Да-а, только представь, что бы я мог сделать с миллионом долларов, Сники, -- ответил я.

-- Помнишь себя в шесть лет? -- спросил Сники.

Я пожал плечами, как бы говоря, какая разница?

-- Ты хотел знать всё про любовь. Ты хотел, чтобы каждый был счастлив. Ты хотел изменить мир, сделать что-то значительное, -- сказал Сники. -- Временами ты стоял посреди поля, делая вид, что ты посылаешь любовь всем цветам и бабочкам, как маленькое солнце, излучающее любовь. Помнишь это?

-- Не-а. В конце концов, как ты и сказал, мне было всего шесть лет, и, вообще, оставь меня в покое. Мне было всего шесть лет и, очевидно, я не представлял себе на какой планете я нахожусь. У меня странное ощущение, как будто ты пытаешься хитростью заставить меня сделать что-то, что я делать не хочу, -- ответил я.

-- И что же это такое, чего ты не хочешь делать? -- спросил Сники.

Я немного подумал и ответил так:

-- Тут ты меня поймал. Я даже не догадываюсь.

-- О'кей, что же ты хочешь делать? -- спросил Сники.

-- Я почувствовал, что у меня начинается головная боль. Я прокручивал это тысячу раз в своём уме, и каждый раз, когда я находил нечто, делание чего, по-моему, приносило бы мне наслаждение, это нечто раскалывалось на части, -- думал я про себя.

Я почувствовал, что Сники услышал мои мысли.

-- Я даже не знаю, -- ответил я. -- Как будто чего-то не хватает, и я просто не в состоянии определить что это. Иногда я думаю, что это скука, но это не она. Это как... Вот оно, моя жизнь подобна краске без какого-либо цвета в ней.

-- Давай вернёмся в то время, когда тебе было шесть или семь лет. Подумай об этом. Вещи, которые ты делал тогда, казались они тебе, как ты говоришь, бесцветными? -- спросил Сники.

Я пробовал сообразить. Я схватил сигарету и, пока прикуривал её, я заметил краем глаза, что Сники и след простыл. "Конечно, бросил на меня бомбу, а затем удалился, друг любезный", -- сказал я громко, не надеясь на ответ.

Я прервался на мгновение, чтобы сделать глоток апельсинового сока.

-- Так что же ты делал, когда был младше? Клаус! Похоже, тогда ты был счастлив, -- спросила Нина.

-- Ну, хорошо... Нельзя сказать, что все было распрекрасно, в действительности, чаще всего я едва мог это вынести -- ответил я. --- Но были всякие вещи, которые мне нравилось делать... Ну знаете, такие дела, делать которые вам никогда не надоедает. Каждое утро я горел сильным желанием уйти из дома. Я не мог дождаться, когда выйду за дверь. Спал я только тогда, когда просто больше не мог держать глаза открытыми. Когда Сники исчез, я подумал обо всём этом. Когда я был младше, что-то было иначе внутри меня. Когда я был маленьким, сон был помехой, но позднее в моей жизни сон превратился в бегство, и в моём списке дел появилось много таких вещей, которые просто надо делать. Но, так или иначе, это не приблизило меня к пониманию того, что же это было такое, что так всё меняло. И что бы это ни было, похоже, что потом оно исчезло из моей жизни.

-- Так ты не знаешь, чего не достаёт, или предположительно не достаёт? -- спросила Нина.

-- Я знаю. Но в то время, когда Сники впервые появился рядом, я даже не догадывался. На самом деле, я думал, что причина того, что Сники был тут, имела отношение к выигрышам в лотерею. Но я начинал понимать, что он пришёл не из-за лотереи, а по какой-то иной причине, и это понимание позволило мне чувствовать себя значительно более комфортно рядом с ним. Я в меньшей степени чувствовал потребность обороняться после этого. Что же до того, чего не хватало в моей жизни или во мне, потерпите ещё немного, обо всем этом говорится в рассказе.

Денни издал вздох облегчения. Вероятно, потому что теперь он понял, что это не было связано с лотереей.

-- Так причина, его появления в таком случае никак не связана с лотереей, верно? -- спросил Денни.

-- Правильно, -- ответил я, -- но она имеет определённое отношение к самому методу.

Я улыбнулся, а плечи Денни опустились. Похоже Нине это тоже показалось довольно смешным.

 

 

Я -- пёс и вот моя Жизнь.

Я сплю,

Я вижу сны,

Я испугаю одну-две кошки

До смерти

И день окончен.

Что за славная жизнь,

Может завтра мне попадётся белка.

О завтра...

Большая, жирная, медленно бегущая белка.

 

 

Девятнадцатая глава

 

Я взглянул на Нину с Денни и, туша сигарету, спросил:

-- Вы задумывались когда-нибудь сколько времени и усилий уходит на приведение в движение физического тела? -- Они оба лишь удивлённо посмотрели на меня.

Я покачал головой и сказал:

-- Вот как всё происходило (Всё было вот так). Спустя несколько дней после последнего посещения я всё ещё не сделал никаких ставок, в основном потому, что не знал, что происходит, и мой ум всё ещё допускал возможности того, что у меня “поехала крыша”. Я ощущал, что если я продолжаю подвергать сомнению своё состояние, то это свидетельствует о том, что я ещё в порядке.

-- Я принимал ванну, слушая “ZZ Top” через наушники и размышляя о сложности пребывания в физическом теле и о сложности жизни. Подумайте только, как много требуется для того, чтобы обслужить физическое тело в течение целого дня. Невероятно много. Смотрите, сначала мы поднимаемся утром и первое, что нам надо сделать, это слить избыточную жидкость. Затем мы моем, скребём и причёсываем наше тело. После мы распыляем, втираем и вдавливаем в него какие-то вещества. Но это ещё не всё. Затем мы надеваем вещи, которые нам приходится стирать, сушить, складывать и гладить. И на этом вы думаете все, да? Не тут-то было. Лишь верхушка айсберга. Теперь оно требует заправки. О, но ничего такого простого, как охапка сена, о нет, нам надо помешать, процедить, перемешать, поджарить и, наконец, запихать всё это в отверстие в голове. Не забудьте пережевать. Да, вот это -- эффективность! О'кей, теперь нам необходимо место для хранения этого тела, особенно ночью, чтобы во сне ничто его не съело и, конечно же, чтобы сохранить его сухим если случится быть дождю. Итак, мы снимаем, покупаем или строим жилище. Но для этого вы отводите своё тело в некоторое место и принуждаете его нечто делать, а заем некто даёт вам бумагу, которую вы отдаёте кому-то другому. Понимаете ли, жилище особенно важно, так как если вам некуда поместить своё тело, вы -- в невыгодном положении. Далее, чтобы добраться до того места, где вам дают бумагу, если вы принуждаете тело делать вещи, которые оно делать не желает, вам нужно устройство для перемещения тела, которое похоже на оболочку тела, которую вам надо кормить из шланга, а также мыть, натирать воском, чинить и которой вам надо давать приют. О, в этом так много смысла, не так ли? Итак, вам надо произвести дополнительные строительство и обмен бумагами. А для того, чтобы всё ещё больше усложнить, замечали ли вы когда-нибудь, что всегда есть что-то, пытается есть ваше тело или спариться с ним? Можете поместить своё тело в парк и посмотрите, что произойдёт -- насекомые попытаются сосать вашу кровь, собаки попробуют слизать ваше лицо, а следующей вещью, которую вы ощутите, будет то, что кто-то будет тереть собою о вас. Попробуй разберись.

Денни с Ниной к этому времени уже громко смеялись. Они явно полагали это смешным, для меня же в те дни, к несчастью, это было правдой и я воспринимал это значительно серьёзней. Я прикурил следующую сигарету и терпеливо ждал, пока Денни с Ниной не успокоятся, чтобы я мог продолжать.

-- Я всё ещё лежал в ванной. Глаза были закрыты, но мне показалось, что сквозь веки я увидел вспышку света. Открыв глаза, чтобы посмотреть, что происходит, я увидал Сники, сидящего на унитазе с бумажным корабликом и бритвой в руках. Моё сердце забилось значительно быстрее, пока я смотрел на бритву. Это была бритва старой конструкции, того типа, что открывается наверху, как бомбовый люк на бомбардировщике Б-52. Что-то в этих двух вещах было знакомо мне. Я ждал когда они всплывут в моей памяти.

-- Теперь я понимаю, почему ты потерял часть своего чувства юмора, при таких-то взглядах на жизнь, -- произнёс Сники.

-- Как, к примеру, что (При каких таких)? -- ответил я, косясь одним глазом на бритву, а другим -- на дверь.

-- Как то, о чём ты только что думал.

-- Ну, просто себе мысль, делов-то, -- сказал я.

-- Нет, по-моему, это -- нечто большее, -- произнёс он , озабоченно глядя на меня. -- Понимаешь ли, если исключить из жизни Любовь, всё становится механическим, холодным и лишённым любви. Это правда, что многие вещи, которые тебе надо совершать одни и те же каждый день, но если в твоих действиях присутствует любовь, то во всё приобретёт некий романтический оттенок. Рассмотрим, например, твою ванну. В общем-то, у неё одна основная функция, но прибавь несколько пузырей, игрушек, которые, как я вижу у тебя есть, может быть, свечу и какую-нибудь приятную беседу, или даже какую-то музыку и получим полностью новое переживание.

-- Что это за кораблик и бритва? -- спросил я.

-- Ты помнишь! Один человек сложил тебе точно такой же бумажный кораблик, потому что ты не хотел иди в ванную. Как всё меняется, я вижу, что теперь у тебя есть пластмассовые кораблики. Но тогда, лишь только ты видел кораблик, ты бегом летел вверх по ступеням в ванну, -- ответил Сники.

-- Да, я помню, -- ответил я.

-- Ты помнишь бритву? -- спросил Сники с большой улыбкой, указывая бритвой в мою сторону.

-- Да, -- ответил я. Воспоминание уже всплыло у меня в уме. -- Это сложно забыть, принимая во внимание, что я всё ещё сижу на том шраме.

-- А помнишь, что я говорил тебе не играться с этой бритвой? -- спросил Сники.

-- Ты всегда говорил мне не делать того или другого, -- сказал я, -- так что ты хотел этим сказать?

-- Невозможно доказать тебе, что я -- настоящий, и ты -- не сошёл с ума, потому что всё можно рассматривать как фрагмент воображения, и не мне доказывать тебе что-либо, а ты можешь позволить верить себе. Уже в одном этом огромное достижение. Итак, подумай, чего не хватало в твоей жизни все эти годы?

-- Я поднял голову, чтобы сказать “Почему бы тебе просто не сказать мне?”, но он уже исчез (но его уже и след простыл). После него остался лишь бумажный кораблик. (Он оставил после себя лишь бумажный кораблик.) Я взял его и заметил, что на его борту было что-то написано. Это было: “Несколько лет назад ты представил, что что-то делаешь, помнишь, а мысли формируют (создают) действительность. Бремя доказательства лежит на неверящем”. Я надел наушники, бросил кораблик в воду, и играл с ним, пока тот не утонул. Это принесло множество воспоминаний. Но я не имел ни малейшего понятия, что я представил себе два года назад такого, что сейчас, предположительно, стало действительностью.

Я взглянул на Нину и сказал:

-- Погоди, это -- в продолжении рассказа, -- потому что я знал, что именно она собиралась спросить.

 

 

Вот загадка

 

Вы готовы?

Хорошо!

Сознательное творение

Это Сознательное Творение

Я не обещал, что это будет просто

 

 

Глава двадцатая

 

Я собирался уже продолжить рассказ, как вдруг заметил, что Денни, потирая лоб, смотрит в блокнот. Нина тоже обратила внимание на поведение Денни и, пока я прикуривал сигарету, спросила его в чем дело. Денни только промычал что-то, но ничего не ответил. Я был почти уверен, что знал, что происходит в его голове.

-- В чем дело Денни? -- спросил я. -- У тебя противоречивые убеждения?

Денни посмотрел на меня и спросил:

-- Что ты имеешь в виду?

-- Перестань, Денни, -- ответил я, -- У тебя же все написано на лице. Ты уже не знаешь чему верить, и получится ли вся эта затея с лотереей. Верно?

-- Наверное, так, -- ответил он. -- Я не имею в виду, что ты говоришь неправду. Просто может у тебя это получилось, но это не означает, что это получится у меня.

-- Денни, если бы десять Ангелов пришли сюда сейчас прямо от Бога и сказали бы, что у тебя получится, тогда бы оно получилось? -- спросил я.

-- Наверняка, -- ответил Денни, и глаза его заблестели.

-- А если бы это был только один Ангел, у которого бы была отрыжка от пива. Тогда бы все получилось?

Нина хихикнула.

-- Ну, возможно, -- ответил Денни.

-- Почему для тебя важно сколько будет Ангелов? -- спросил я.

-- Не знаю. Наверное, тогда легче в это поверить, -- ответил Денни, качая головой. -- Не понимаю, к чему ты ведешь.

-- Главное, что ты прав, у тебя это не получится, -- ответил я.

На лице Денни отразился шок, у Нины тоже, на минуту мне показалось, что Денни перестал что-либо понимать.

-- У тебя ничего не получится потому, что ты не веришь в это, так что расскажи, почему тебе кажется, что у тебя ничего не выйдет, -- быстро проговорил я.

Денни задумался на мгновение и затем ответил.

-- Наверное, это кажется слишком простым. Всегда думаешь, что раз уж на земле живет столько миллионов людей, то кто-нибудь должен был давно дойти до этого.

-- С точки зрения логики это имеет смысл, и на каком-то этапе жизни я сам верил в подобную чепуху. Позже я понял, что это просто моя ограниченная вера пыталась оправдать себя. К тому же, я не единственный в мире, кто смог это сделать. Просто все остальные, добившиеся этого, тихо сидят и молчат. Странно получается, но как только ты что-нибудь обнаруживаешь, случается так, что те, другие люди, которые тоже это открыли, тоже перестают прятаться в кустах.

-- Вера может быть как запертой дверью так и ключом, открывающим эту дверь, --ответила Нина.

-- Верно, -- сказал я, -- в настоящий момент твоя вера -- это закрытая дверь. Посмотри на это с другой стороны: если бы мы убедили тебя, что ты не можешь научиться кататься на лыжах, и ты бы в это поверил, ты бы ни за что не научился после этого, не стоило бы пытаться...

-- Да, но...

--... потому что так все происходит. Даже если все доказательства говорят об обратном.

-- Да, но если что-то доказано, то тогда оно реально и мы должны верить этому, -- ответил Денни.

-- Нет! -- ответил я, качая головой.

Я схватил стакан и швырнул его на пол за стойкой, стакан разлетелся на миллион осколков.

-- Видишь, стакан был с круглыми боками, с плоским дном и пустой, а теперь он таким не является, -- сказал я, понимая, что пример был довольно паршивым.

-- Послушай, Денни, я не могу доказать тебе, что вера влияет на все, что ты можешь или не можешь сделать. Много лет назад я ходил на кое-какие курсы, одним из них был курс по медитации, другой был о силе ума, и третий был об использовании силы подсознания. На всех трех курсах в какой-то момент кто-нибудь задавал этот вопрос. Могу ли я этим воспользоваться, чтобы выиграть в лотерею или на бирже ценных бумаг? Каждый раз им отвечали "Нет" разными способами... Но по правде говоря, какое-то время я сам верил в эту глупость. Но потом мне стало подозрительно, потому что тебе там говорят, что ты можешь делать всевозможные невероятные вещи, и только этого не можешь. Казалось, все пытаются увести тебя от этого. Особенно интересно это выглядит, когда ты видишь, что тот же человек покупает лотерейный билет. То есть они пытаются тебе сказать, что тебе можно купить лотерейный билет, но нельзя использовать все доступные тебе ресурсы, чтобы этот кусок бумажки стал чего-то стоить. Тот факт, что я выиграл в лотерею, был моим наименьшим достижением, но самым большим шагом, потому что наконец-то до моей тупой башки дошло, что я не беспомощная песчинка, о которой Бог забыл, и что если я верю в то, что могу что-то сделать, то я на самом деле могу это сделать.Кроме того, я покажу вам сегодня кое-что такое, что намного превосходит всякие лотереи, и если вы воспользуетесь этим, то никакие лотереи вам не будут нужны.

После того, как мы с Денни, смеясь, подмели осколки с пола, я продолжил рассказ.

Я только лег в постель и закрыл глаза, как вдруг заметил вспышку света. Я знал, кто это был. Чуть-чуть повернув голову и приоткрыв один глаз, я увидел, что на краю постели сидит Сники.

-- Почему ты не пришел до того, как я лег спать? -- спросил я его.

-- Я подумал, что может тебе захочется, чтобы я рассказал тебе что-нибудь перед сном, как когда ты был маленьким, -- ответил он.

-- Я помню твои сказки на ночь и, если мне не изменяет память, они были больше похожи на лекции.

Я знал, что он что-то задумал. Я это чувствовал.

-- Вечно они заставляли тебя засыпать и видеть хорошие сны, верно? --быстро сказал он в ответ.

-- Между прочим, Нина и Денни, вы заметили некую странность в манере Сники говорить? -- спросил я.

Нина и Денни покачали головами в знак отрицания.

-- Ну что вы, он говорит абсолютно точно так же, как говорю я. Он пользуется теми же словами, и у него те же словарные обороты. Разве вам не кажется это странным? -- спросил я.

-- Я думала, что это оттого, что ты так рассказываешь, -- ответила Нина.

-- Ничего подобного, ответил я, -- можете на всякий случай запомнить это. Ладно, вернемся к тому месту, где я остановился. Я согласился слушать сказку Сники и лег, закрыв глаза.

-- Жил-был маленький мальчик, у которого был только один друг -- Ангел. Все свое время они проводили вместе, играя, смеясь, сражаясь на мечах, лазая по Деревьям, и разговаривая о том, чтобы сделать мир лучше, полным любви и радости. Они проводили много дней в поисках сокровищ в мусорниках. Конечно, у Ангела всегда получалось найти лучшее сокровище.

-- А вот и нет...

-- Они проводили много дней на озере в маленькой весельной лодке, где они могли разговаривать часами, и их никто не слышал. Они качались на волнах, которые делали большие лодки, и хохотали. Это были самые счастливые дни для мальчика. Однажды маленький мальчик сказал Ангелу, чтобы тот ушел и больше не приходил. Мальчик сказал: "Ты должен уйти. Из-за тебя никто меня не любит, они думают, что я тупой и сумасшедший". Этот день был очень грустным для них. Но мальчик не знал, что, когда он зло прогнал Ангела, он сам отвернулся от любви. Из-за того, что он не позволил любви войти в его физическое существо и не верил в любовь, у него возникало все больше и больше боли, и с возрастом эта боль росла. Мальчик, теперь у же мужчина, перепробовал множество вещей, чтобы исправить то, что было не так, но он не знал, что задыхается из-за отсутствия любви. И сколько бы любви ни посылал Ангел, она не доходила, потому что его сердце было закрыто.

Сники остановился на мгновение, не знаю, почему.

На самом деле Ангел никогда не покидал мальчика, он просто сделался невидимым. Потому что Ангел знал, что однажды мальчик передумает и, конечно, годы спустя так и случилось. И снова вместе, они решили написать книгу о Жизни на Любви.

-- Мечтай-мечтай, я никому ничего не буду рассказывать, -- после того, как я это произнес, я попытался не обращать на него внимания и заснуть. Я только помню то, что я едва слышал.

-- Однажды мальчик, теперь уже мужчина, выиграл в лотерею, и на эти деньги он купил красивый дом в лесу. Он проводил там большую часть своего времени и писал о любви и реальности жизни. Однажды, когда этот мужчина прогуливался по лесу, он услышал, как девочка разговаривала с деревьями. Говорят, с тех пор мальчик, разговаривающий с Ангелом, и девочка, разговаривающая с Деревьями, жили счастливо вместе.

-- Даже не думай об этом. А сколько я выиграл?.. -- сказал я, не будучи уверен, произнес я это вслух или только про себя.

После этого, я думаю, он придвинулся ближе или каким-то образом выстрелил следующие слова прямо мне в голову. Потому что я уже засыпал, когда услышал его громко и четко.

-- Мечты создают верящих, а верящие начинают создавать.Тебе стоит обратить внимание на палатку и пятна на ее спине. Похоже, она тебя хорошо знает, иначе бы не делала все это таким явным.

У Нины чуть голова не отвалилась от хохота, Денни последовал ее примеру, и у него от хохота покатились слезы. Я тоже немного посмялся, хотя мне это и не казалось смешным. Я даже не совсем понимал, что рассмешило Нину. Я подумал, что, возможно, она знает что-то, чего не знаю я. Время от времени у Нины получалось успокоиться на несколько секунд, но затем она снова начинала смеяться, и так продолжалось довольно долго. Я не мог не смеяться сам просто оттого, как она смеялась. Это уже само по себе было смешно.

-- Вы, мужчины, все одинаковы, -- ответила Нина, вытирая слезы с глаз, что к тому моменту делали уже все мы. Я держался за живот, потому что он болел от такого сильного смеха. Это, наверное, является хорошим показателем того, что я мало смеюсь и, возможно, воспринимаю вещи немного слишком серьезно.

-- Вы не можете увидеть палку в грязи, даже если споткнетесь о нее, -- сказала Нина снисходительным тоном. -- Просто представьте, что когда-то, до того, как вы родились, вы оба решили встретиться когда-нибудь в этой жизни. И чтобы это непременно дошло до тебя через твою тупую башку, она решила, что ей нужно прицепить табличку на спину, чтобы ты ни в коем случае ее не пропустил. О чем это вам, Клаус и Денни, говорит?

Широко улыбаясь, Нина уставилась на меня. Я искал, что бы такое сказать ей в ответ. Теперь уже понимая, над чем она смеялась все это время. Я посмотрел на Денни в надежде, что у него будет какой-либо ответ в защиту.

В ответ Денни сказал:

-- Почему это только он должен решать, или мы, или еще кто-нибудь? Если она будет смотреть в оба, сама сможет его найти.

Мне понравился этот ответ, и я кивнул головой, но Нина тут же не оставила от него камня на камне.

Она рассмеялась и ответила:

-- Вы, мужчины, настолько слепы, что не увидели бы ее, даже, если бы об нее споткнулись.

И Нина снова рассмеялась. Было не похоже, что она собирается скоро перестать, так что мы с Денни начали разговор между собой.

-- Ты еще случайно не нашел ее? -- спросил Денни, пытаясь сказать это достаточно громко, чтобы я смог его услышать за смехом Нины. Нина явно услышала это и оттого рассмеялась еще громче.

-- Думаю, что нашел. Есть еще некоторые вопросы и, возможно, осложнения, которые я еще полностью не устранил.

-- То есть ты видел ее, но еще не познакомился с ней, -- спросил Денни.

-- Что-то вроде этого, -- ответил я. -- Уже прошло два года с тех пор, как Сники рассказал мне эту сказку на ночь. В тот момент мне это было неинтересно, но потом я стал думать о том, что он имел в виду.

У Денни был озабоченный вид, Нина уже успокоилась, но улыбка у нее все еще была до ушей.

-- Вот теперь мы подошли к разговорам о девочках, -- ответила Нина, явно получая от всего происходящего максимум удовольствия.

-- Дело не в этом, -- ответил я. -- Не знаю, как точнее объяснить это, но наше будущее, наше настоящее и наше прошлое никогда не являются окончательными, их всегда можно изменить. Знаю, выглядит это все очень странным и, в какой-то степени, невозможным, но ближе к концу рассказа есть один очень хороший пример. А сейчас на некоторое время представьте, что когда мы живем, у нас есть возможность изменить наш жизненный опыт, другими словами, изменить вероятность. Многое зависит от того, во что мы полностью верим. Возьмем, например, выигрыш Денни в лотерею. Это может быть, а может и не быть его жизненным опытом. В данный момент этот выбор каким-то образом сделан, но если, например, он верит в то, что это возможно, то тогда он переключается на другую вероятность и тогда может играть в спортивную лотерею, как я ему показал, и выигрывать.

-- Какое это имеет отношение к этой женщине? -- спросила Нина, теперь уже более серьезно.

-- Вот какое. Когда Сники в первый раз сказал мне об этом, я не обратил на это никакого внимания, но потом я стал думать об этом, и в каком-то смысле, тоже начал верить в это, наверное, потому, что мне так хотелось. И потом я начал искать в разных возможностях и нашел ее. После этого я нашел ее здесь в физической вероятности или в физической опыте, который я сейчас переживаю. Вообще-то она была намного ближе, чем я ожидал. Но пока еще есть много вопросов без ответов. Например, для того, чтобы изначально найти ее, я путешествовал не в будущее, а в настоящее и в продуктивные реалии настоящего, что я объясню позже. Дело в том, что я возвращался назад несколько раз, и иногда она там была, а иногда нет. Но была ли она действительно там, или она была помещена туда в ту возможность после того, как Сники сделал такое предположение, а я принял и поверил в него, что и создает физический опыт, который мы переживаем? Убеждения напрямую связаны с нашим физическим опытом.

Нина качала головой, а Денни ответил:

-- Это все чертовски запутано, и я все еще не вижу, какое это имеет отношение к тому, подойдешь и заговоришь ли ты с ней.

-- Все намного сложнее, -- ответил я, качая головой. -- Когда Сники сделал такое предположение, это не означало, что оно реально существовало в тот момент, он мог просто поманить меня этой реальностью. И только потому, что это стало частью моей физической реальности или опыта, абсолютно не означает, что это и ее опыт.

Нина слегка притронулась к своей щеке и ответила так:

-- Возможно, ты прав. Два упрямых тупоголовых человека в одной комнате в одно время могут создать некоторые трудности. Особенно, если она еще большая трусиха, чем ты.

-- Так ты смог отыскать ее в реальной жизни? -- спросил Денни.

-- Вообще-то, я был с ней знаком более двадцати лет, проблема в том, что я обладаю противоречивой информацией, что может быть просто извращенным желанием Сники заставить меня уделить больше времени изучению времени и возможных событий. Откровенно говоря, когда я даже просто думаю об этом, у меня начинается головная боль. Налей мне еще стаканчик, Денни, -- попросил я.

-- Конечно, нет проблем, -- ответил Денни, посмеиваясь чему-то своему.

 

 

На одну битву больше, чем следовало

 

Я был воином

Так долго, сколько себя помню.

Я стоял на своём,

Я сражался со Вселенной, Богом и страной

И с драконами внутри.

Я так в этом преуспел,

Что временами даже ранил себя

В ярости.

И когда последний воин во мне,

Со слезой в глазу,

Кладёт свою шпагу,

Я спрашиваю: "Что же дальше?"

 

 

Глава двадцать первая

 

-- Так или иначе, давайте вернёмся к рассказу, -- сказал я.

Нина и Денни согласились.

-- На следующее утро я проснулся в хорошем, по крайней мере, в сравнении с обычным, настроении. Сны о выигрышах в лотерею имеют тенденцию вводить меня по утрам в более мягкое состояние.

Всё ещё продолжая лежать в постели, я думал о том, чем сегодня заняться, когда увидел мягкое свечение исходящее из коридора. Я надеялся, что это солнце, но видел в окно, что день был пасмурным. Иногда понимаешь, что день будет долгим, уже глядя на то, как он начинается.

Я выскользнул из кровати и, пошатываясь, пошёл по коридору. Сники ожидал меня в кухне.

-- Ну как, удалось хорошо поспать? -- спросил Сники.

-- Полагаю, что да. Да, думаю, удалось, -- ответил я, протирая глаза.

-- Может, тебе стоит сказать об этом своему лицу? Не похоже, что оно знает об этом, -- он ответил.

-- Очень смешно, -- ответил я, открывая холодильник, чтобы посмотреть, не осталось ли там яиц.

-- Итак, с чего хочешь начать сегодня? -- спросил Сники.

-- Я хочу начать с завтрака, вот с чего. Поэтому отвали. Мне надо некоторое время, чтобы снова войти в мир.

-- Приятель, говорить с тобой утром все равно, что хватать медведя за пасть!

Я не отвечал. Примерно в то же время с улицы через собачью дверку влез Руди, и они оба сидели в кухне, наблюдая за тем, как я готовлю завтрак.

Каждый занимался собственными делами, пока я заканчивал готовить. Я положил свой гренок на тарелку и поставил тарелку на стол, затем дал Руди его полгренка. Не то, чтобы он когда-либо его ел, обычно он просто слизывает масло. Руди взял свой гренок и пошёл назад во двор, а я сел и начал есть свой завтрак. Сники лишь сидел, пристально глядя на меня, наблюдая за тем, как я ем. Наконец я не выдержал:

-- О'кей, я бы предпочёл, чтобы ты разговаривал, а не сидел здесь, прожигая взглядом дырки в яйцах на моей тарелке, -- сказал я.

-- Мне лишь было интересно, собираешься ли ты добавить любовь в свою пищу, -- объяснил он с ухмылкой на лице.

Я положил вилку и, закатив глаза, сказал:

-- А это-то для чего? Все равно я собираюсь съесть эти яйца, так что всё просто вернётся назад. Кроме того, я понятия не имею, о чём ты говоришь.

-- Ну, дело вот в чём, -- ответил он. -- Когда ты посылаешь любовь в свою пищу -- во время её приготовления или прямо перед едой, любовь впитывается пищей и во многих отношениях изменяет её, увеличивая жизненную энергию и даже улучшая вкус. Клетки твоего тела будут способны впитать эту любовь, а к тому же, наполненная любовью пища обладает многими целебными свойствами. Ты обнаружишь, что эта пища легко усваивается, даёт больше энергии, успокаивает, но прежде всего, ты будешь добавлять любовь непосредственно в своё физическое тело.

Примерно в то время, когда он это говорил, ко мне пришла мысль. А что если это он каким-то образом причастен к тому, что у меня возникают проблемы с получением правильных результатов игр, из-за чего у меня происходят сбои с выигрышами в спортивную лотерею? Может быть, мне следует, на всякий случай, подыграть ему?

-- Сники, я понятия не имею, как это делать, -- ответил я, -- кроме того, я никогда ничего не читал об этом и не слышал, чтобы кто-нибудь рассказывал о посылании любви в пищу.

-- Это потому, что люди ещё не осознают силы любви и возможностей её применения. Любовь -- это одна из наиболее сильных вещей во Вселенной. Ты бы согласился с этим? -- спросил он.

Я кивнул головой и сказал:

-- Полагаю, да, но от этого ни горячо, ни холодно, потому что, что бы или кто бы ни управлял и ни руководил любовью, его, по-видимому, нет рядом.

-- Но ты-то рядом. На самом деле, несколько миллиардов вас, -- ответил он. -- Это факт, что люди обладают способностью посылать любовь, огромные объёмы любви чему угодно и куда угодно. Подумай о возможностях! Давай начнём с этих яиц.

-- Послушай! Я лишь хочу позавтракать, потому просто скажи мне, что ты хочешь, чтобы я сделал, и давай я это сделаю, -- ответил я, начиная немного раздражаться.

На минуту я перестал говорить, чтобы прикурить другую сигарету и сделать глоток скотча.

-- О, мы подходим к интересному материалу, -- заметила Нина.

-- Согласен, это и есть суть всей истории, но дальше -- ещё интереснее, -- ответил я.

-- А можно ли применять Любовь в лотерее? -- спросил Денни, растягиваясь в улыбке от уха до уха.

-- Вероятно, но я не уверен. Я знаю, что её можно использовать для денег, но я объясню это позже.

-- Что же было дальше? -- спросила Нина.

-- Ну, он сказал мне закрыть глаза и следовать его указаниям, -- ответил я и продолжил рассказ:

-- О'кей, закрой глаза и следуй моим указаниям, используя воображение, -- сказал Сники. -- Не важно, будут ли твои глаза закрыты, просто тебе так будет легче, пока ты не привыкнешь к этим ощущениям.

Я закрыл глаза, расслабился и последовал его инструкциям.

-- Просто представь свет возле своего сердца в верхней половине груди и представь, что этот свет становиться ярче и ярче, излучая любовь. Дыши медленно и глубоко, наполняя лёгкие воздухом, дыхание важно. Теперь пусть у света появится приятное ровное свечение, такое, как у свечи, но значительно ярче. Позволь ему стать ещё лучистее и окружить всё твоё тело. Вот так, чувство или ощущение, которое ты чувствуешь в груди -- это оно, это открывается твоё сердце, хорошо, теперь представь, что ты посылаешь луч любви из этой светящейся области к своей пище на тарелке. Хорошо. Теперь, когда почувствуешь, что уже достаточно, просто позволь этому уйти и открой глаза, возвращая себя в настоящий момент, вот так.

Я открыл глаза и сказал:

-- Так просто? Ты уверен, что будет какая-то разница?

-- Большая, чем ты, мой друг, можешь себе представить. Когда-нибудь появятся рестораны и кафе, специализирующиеся на пище, наполненной любовью. Наполненная любовью пища сделает для тебя больше, чем любая иная еда, считающаяся "здоровой пищей", -- ответил Сники.

Сники ещё продолжал лепетать, а я уже снова ел.

-- Эй, по-моему, стало лучше, как будто в еде прибавилось вкуса. Ты уверен, что это не моё воображение? -- спросил я.

-- Совершенно! -- он ответил. -- Лишь только учёные откроют, что любовь обладает физической формой и что она даже имеет частицу, существующую одновременно повсюду, тогда у них не займёт много времени сообразить, что количество любви в пище прямо связано с её жизненной энергией, её целебными и жизнеобеспечивающими качествами. И это -- только верхушка айсберга.

Я сказал:

-- Интересно.

-- Принимаю это как комплимент. Спасибо! -- ответил Сники.

Я продолжал есть яйца.

-- Если проделать это же самое с пищей перед тем, как убрать её для хранения, то, вероятно, обнаружится, что она хранится намного дольше, -- он сказал перед тем, как испариться -- потому что когда я оторвал взгляд от своей тарелки, он уже исчез.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.