Сделай Сам Свою Работу на 5

Количественное соотношение между метапрограммами Самости, Сущности и Это

(Самость мобильна; Сущность и Эго фиксированы, стабильны).

Таким образом, мы подошли к переходному состоянию данного человеческого биокомпьютера. Эти малые фракции есть начальное состояние на пути к Сущности.

Когда самометапрограммист решает взять курс на развитие уровнд метапрограмм Сущности, он принимает метапрограмму «я двигаюсь к Сущности, я буду делать все, что необходимо для движения в Сущность». Когда это происходит, развиваются положительные состояния, самометапрограммист превращается в метапрограммиста Сущности, и весь вопрос в том, сколько это займет времени, а зависит это от того, как много вечноприсутствующего окажется в Сущности. Это прагматическая, практическая проблема, зависящая от пути в жизни, это нельзя решить в 48. Это введено в биокомпьютер как суперсэлфная метапрограмма структурного уровня 8. Структурный уровень 7, метапрограмма это, представляет отрицательные вибрационные уровни, находящиеся ниже 48. Уровень это представляет собой уровень, на котором имеются концепции о том, что есть сильные и независимые сущности, что нет необходимости в цепи разума, нет какой-либо идеи Творца, нет необходимости мистических состояний. Список бесконечен, но есть образец этой программы эго (моей собственной). «Я закончусь со смертью моего тела. Я появился в результате правильного сочетания молекул в правильной части вселенной в правильное время. Нет Творца, нет управляющих принципов, нет законов, формирующих нас. Нет сущности, есть только тепловое движение, окончательная термодинамическая смерть вселенной. Возможно, это будет концом. Нет жизни после смерти, нет вечной жизни для любой части нашего сознания. Нет объяснения нашему происхождению или происхождению вселенной. Мы — бесцельный случай». Вы можете добавить к этому из вашего собственного опыта. Любая вещь, выводящая нас из вибрационных уровней (положительных) — есть эго-метапрограмма. Любая отрицательная независимая контрольная система над вами самим есть метапрограмма эго.



Есть общий парадокс в понимании эго как противоположности себе самому. Это есть это как в смысле «нижних программ», так и в смысле знания.или чувстве, что есть независимые, волевые, сильные сущности с сильными желаниями, которые используют космические законы на службе собственному пути силы. «Космическая энергия» и «Космическая любовь» абсолютно беспристрастны, они находятся по ту сторону выбора. Они могут быть использованы индивидуальностями (такими, как Гитлер). Однако когда они так использованы, отрицательные последствия для таких это могут быть более чем сокрушительными. Жизнь в законе, в течении (потоке), движение вместе с ним, отдача, жертва инициативы уровням Сатори, Сущности, цепи Сущностей во вселенной есть единственное противоядие аккумуляции Кармы (для тех, кто верит в карму), которая может распадаться снова, снова и снова, через всю вечность. Как только утверждается вера в Эго, противоположная вере в Сущность, она ведет к саморазрушению, она под господством сил страха, настоящей паранойи существ, преследуемых космическими силами. Три часа, проведенные мною в -3 и функционирование на этом уровне. Ужас, смятение и боль на этом уровне так велики, что самометапрограммист никогда еще раз не опустится до этого уровня в своем человеческом биокомпьютере. Наоборот, вознаграждение +3 и чувство потока в +3 так велики, что я неизбежно буду двигаться в этом направлении.

Силы, выталкивающие меня из-З и влекущие к +3 — это большие силы. Кроме того, это начало метапрограммы Сущности в моем-человеческом биокомпьютере. Отталкивание от -3 и притяжение к +3 ведут в конце концов к идентификации самометапрограммиста с Сущностью.

Страх смерти в -3 и радость вечной жизни в +3 — это дихотомия, которая является характеристикой метапрограммиста. В Сущности нет такой дехотомии. Можно видеть +3 и-З как идентичные. Единственное различие — в позиции метапрограммиста, переводящего в Сущность уровни функционирования. Очевидно, что незагрязненная, чистая Сущность не имеет такой дихотомии. Космическая любовь не принимает ни одной из сторон. Она учит через своих агентов, недвусмысленно, вечно, необратимо.

В этой главе об уровне 48 я функционирую на уровне 48, когда я даю вам обычные идеи о всех других уровнях. Истолковывающее обучение есть основная функция уровня 48. Показывая карту с обоими концами спектра возможных состояний и контрольную систему, пережитую в моем собственном человеческом биокомпьютере, я надеюсь помочь вам проанализировать работу вашего собственного биокомпьютера. Ваш человеческий биокомпьютер может взять эти идеи и другие и осуществить интеграцию 48 для вас на вашем собственном языке. Если вы не владеете языком, которым воспользовался я, я советовал бы вам прочесть «Человеческий биокомпьютер» и другие книги, которые могут дать вам необходимые концепции для постановки этой метамодели. Мой человеческий биокомпьютер говорит, что есть разные подходы к Сатори. Главные из них следующие — интеллектуальный путь, метод Джнана-Йоги — путь понимания в противоположностях. Путь любви — Бхакти-Йога. Путь действия — Карма-Йога. Путь энергии — Тантра-Йога. Путь медитации, путь дзэн и т.д. Путь на уровень 48 состоит в очищении человеческого биокомпьютера и уровней сверху и снизу, для чего имеются ясные точки зрения и ясный набор допущений, с которыми можно работать. Затем можно начать редуцирование силы метапрограммы это для увеличения силы метапрограммы самости и движения к метапрограмме Сущности. Таким образом, в 48 я, мой метапрограммист, говорит с вами, с вашим самометапрограммистом, отдает вам кое-что из моей общей метапрограммы, которая представлена этой книгой, всем этим приближением для того, чтобы перевести моего и вашего метапрограммиста в положительные состояния выше уровня 48. Написание этой книги, изложение всего этого привело меня в состояние +24, основное профессиональное состояние.

 

ГЛАВА 14

СОСТОЯНИЕ +24.
ОСНОВНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ

 

Состояние 24, соответствующее вибрационному уровню 24 состояния сознания, называется основным положительным состоянием. Я называю его основным положительным состоянием профессиональным, потому что здесь нет необходимости в новой информации, нужна только практика профессии. В понятие профессии я вкладываю всю человеческую активность, навыки которой хорошо знакомы человеку и которую он может проявлять без создания новых метапрограмм и идей.

Уровень 48 есть уровень творческой мысли. Это уровень, на который мы возвращаемся с высших уровней для того, чтобы проинтегрировать опыт. Мы интегрируем, составляем планы и запасаем знания на уровне 48. На уровне 24 мы работаем, делаем то, что мы знаем лучше всего. Нет необходимости в новых программах, мы теряем нашу самость в практике. В нашей культуре это может случиться в любой профессии. Когда счетовод занимается своими цифрами, которые он знает лучше всего, когда бухгалтер работает со своими документами, когда кто-либо работает с удовольствием, и больше нет эго и даже самости, когда он полностью функционирует в рамках радостного наслаждения своей профессией, то он находится в состоянии сознания +24. Когда столяр занят своим ремеслом, художник — живописью, бизнесмен — делами в своем кабинете, хирург — своей операцией, политик — законодательством, президент заседает со своим кабинетом, военный работает в Пентагоне — все это примеры состояния +24.

Наиболее приятная вещь в +24 — это радость и автоматическая природа делаемого плюс потеря самости, эгоизма, отсутствие метапрограммы это.

В +24 контроль биокомпьютера переключается на задачу умения, что бы это ни означало в реальности тела, ума или духа.

Профессиональный игрок в гольф в турнирах приводит себя в это состояние: делая игру на каждом драйве, каждом ударе или пасе. Он располагает самого себя р каф (центр тяжести) и бросает мяч с силой, необходимой для совершенно прямолинейного полета к цели. Он определяет самого себя в процессах тела и координации ума для перевода мяча в правильное место, в правильное время, с правильной скоростью, без недоброса или переброса. Он может предпрограммировать игру, приняв во внимание знание особых приемов гольфа, свои соревнования, публику и все другие переменные, входящие в это соревнование. Он предпрограммируется в 48. Прежде чем перейти в состояние +24, он составляет план, модифицирует программу, необходимую для совершения работы, а затем входит в игру.

Хороший горнолыжник на соревнованиях совершает аналогичную работу. Он должен детально изучить спуск в 48, запрограммировать его очень тщательно в своем биокомпьютере, прежде чем он вступит в соревнование. 48 — это предпрограммирование графика спуска, нужно принять во внимание снег, возможные препятствия, например публику, которая может оказаться на лыжне, снежные завалы или наоборот — отсутствие снега, крутые спуски, где можно потерять контакт с лыжней, скоростные повороты; нужно решить, где и какая скорость необходима. Программа уже заложена в его биокомпьютере, когда он стартует с вершины горы, так что позже в +24 он будет уже автоматически делать правильные вещи. Он будет находиться в своем каф на сотню ярдов впереди себя на лыжне. Он останется в +24 на всем пути с горы. Любой момент перехода в 48 грозит ему огромной опасностью. Он может разбиться о дерево, скалу или повредить себя при неудачном падении. Чем быстрее он идет, тем острее необходимость оставаться в +24. Если у него есть малейшие сомнения относительно своих возможностей, то программа эго, выводящая его из +24, представляет для него огромную опасность. В таких занятиях, как горные лыжи, автомобильные гонки, бобслей, скачки с препятствиями, нужно полностью и совершенно оставаться в +24, чтобы избежать опасности и избежать «летального инцидента».

Эта программа тормозится, подавляется, отстраняется профессионалом, когда он занят своей работой. Чем более опасна эта работа, тем большая необходимость в блокировке этой программы, нужно выйти из состояния раздвоенности и позволить занять свое место автоматическим программам. Профессионал должен доверяться автоматическому исполнению, которое требуется от него при таких особых внешних условиях реальности. Отдаться программам и не злоупотреблять самометапрограммистом, не позволять вторгнуться этой программе. Развернуться больше по направлению к собственной Сущности. И еще, не нужно выходить при этих условиях из состояния +24 в более высокое +12. Делать это так же опасно, как и опускаться в 48 или 96. Войти в экстаз или состояние «космической любви» нельзя, когда вы спускаетесь со скоростью пятьдесят или шестьдесят миль в час с горы или когда вы ведете гоночный автомобиль по сложной трассе с мокрым покрытием, делаете первый драйв в соревнованиях среди профессионалов гольфа или приближаетесь к стартовой линии на трассе бобслея, по которой вы мчитесь со скоростью семьдесят миль в час.

Здесь опасность, совершенно противоположная опасность, чем возникающая при вхождении в это-программу. При входе в +12 потерялось бы слишком многое из программы внешней реальности. В +12 набор измерений, используемый существом, отличен от требуемого для физического плана. Состояние +12 нужно поддерживать в специфических условиях, которые можно контролировать, где совершаются определенные вещи и есть минимум опасности для физической оболочки. Знание более высокого положительного состояния позволяет понять Сатори ниже этого уровня.

В противоположности к +24 находится уровень 96, или -24. Я отсылаю вас к таблице состояний сознания. На уровне 96 мы вынуждены делать то, что хорошо знаем, но некоторые условия в самом себе превращают это в очень отрицательное выполнение. Вместо отдачи, как в +24, оно изматывает. Вместо положительного подкрепления редукции это — это эго в очень плохом смысле.

Можно попасть на плохой путь из-за алкоголя, морфия, на плохой путь, создаваемый любыми средствами. Однако пока еще можно функционировать, нужно работать и нужно делать ту работу, которую знаешь, как делать. Несмотря на отрицательные эмоции, отрицательные мотивации, отрицательное подкрепление, двигаться по плохому пути. Однако это физический план. И есть требования на пути в нем. Нужно поддерживать тело, находясь в столь опасных условиях. Нужно понимать (принимать) плохой путь, отрицательное подкрепление, избегать погружения вниз по шкалам сознания, нижних вибрационных уровней. Остро сознавать эго и то, что ничего нельзя сделать с ним. Кажется, будто останешься на уровне 96 навсегда, как будто ничего нельзя сделать, чтобы передвинуть метапрограмму, чтобы она могла попасть в 48, на нейтральный уровень.

Часть вечного присутствия в -24 генерируется тем фактом, что реально нет воли, чтобы покинуть 96. Можно не знать обратного пути из-за определения себя в этом состоянии как невежественного. Это может быть контрольная система, приводящая эго в действие для 96, которая говорит самометапрограммисту: «Ты не выйдешь из этого состояния, ты попадешь только в худшее место, тебе от этого только станет хуже».

В некоторых аспектах иудаизма, христианства и католичества, и особенно в кальвинистской традиции, человек рождается в 96, и, следовательно, это естественное состояние вечного проклятия, страха перед адом, находящимся ниже.

Естественное, простое, легкое, ясное и непрерывное состояние детства есть позитивное состояние. Его уровень — +24 и выше. Но что прежде всего должно быть развито, — это хорошее 48, 96 или -24 годятся только для изучения отрицательных состояний ниже 48 с тем, чтобы в 48 была хорошая карма, и для того, чтобы убедиться, что непосредственные указания Сущности не проходят к этим отрицательным состояниям и что для получения их нужно оставаться в 48 или более высоких состояниях.

 

ГЛАВА 15

СОСТОЯНИЕ +12.
ТЕЛО БЛАЖЕНСТВА

 

Рассмотрев таблицу, можно получить перспективу состояния уровня +12 в связи с другими состояниями. Можно испытать состояние + 12 в теле, но работа на физическом плане при этом не происходит. Признаки +12 — это космическая любовь, божественное милосердие, космическая энергия. Оно функционирует как проводник или канал для совершенно особой, возбуждающей, восхитительной энергии, блаженства, ананды.

Я проиллюстрирую +12 перечислением части того, что мне было дано испытать и исследовать; описания взяты из моих личных заметок и из кратких записей беседы с Оскаром. Эпизод, описанные здесь, совершенно отличны от тех, которые были отмечены при опытах с ЛСД. Здесь мое сознание было шире и более упорядоченным.

Первый эпизод произошел после того, как я прорвался через несколько больших барьеров, которые являлись, в основном, моими физическими страхами и неблагоприятными условиями. Этому помогло и изучение комплекса отношений между ментациями и моей прошлой историей и проблемами.

В первые пять недель тренировки я испытывал большие физические затруднения. Мне было пятьдесят пять лет, и я давно не занимался физическими упражнениями. Я жил в маленьком отеле, где в середине зимы было очень холодно, так что когда я возвращался к себе в комнату после очередной порции физической перегрузки, было очень непросто как следует восстановить силы. 15 июля у меня появилась возможность переехать в маленький дом в районе новостроек, и дела пошли лучше. За следующие несколько недель я смог обрести утерянную форму и перейти в намного лучшее состояние.

Между тем, мои отношения с партнершей по диаде оказались в состоянии «пилы». Когда я поднимался, она опускалась, когда она шла вверх, я шел вниз. Каким-то образом мы умудрились развить бессознательную дидактическую программу, очень неудовлетворяющую нас обоих. Я за это время так отождествился с ситуацией, что вынужден был попросить Оскара о помощи. Он договорился о встрече с ней на вторник в одиннадцать часов. Я достиг дна в понедельник, и думал, что никогда больше не поднимусь.

После того, как она вышла из дома во вторник утром, я начал анализировать отклонения это. Я анализировал слова Оскара о том, что мои средства и цели все еще немного смешиваются с ложными способностями. Через полчаса я нашел решение моей главной проблемы в этой области. Я пытался при помощи некоторых техник — некоторыми средствами — постановкой некоторых целей — увеличить свою силу или свои способности. Я смешал духовное путешествие со средствами духовного путешествия. Цели духовного путешествия и моя собственная сила и способности двигаться в новые пространства и состояния были совершенно независимыми переменными.

Внезапно я увидел это, глубоко разобрался и начал двигаться в особые состояния сознания, которые я уже пережил под влиянием ЛСД. Я вошел в состояние +12. Это произошло так, будто какой-то переключатель внутри меня, повернувшись, ввел меня в новое состояние и пространство. Этот скачок, внезапный и крутой, означал движение в новом пространстве. Все стало сверкающим, вибрирующим и изумительным. Мне страшно хотелось привести и других людей к этой красоте и блаженству. Я видел сияние в воздухе, подобное искрящемуся шампанскому. Грязь на полу выглядела сверкающей золотой пылью, поющая птица стала голосом, движущимся через космос и отражающим галактический центр. Мой собственный голос в звуке «ом» звучал точно так же. Все стало прозрачным. Я видел космическую энергию, движущуюся через мое тело, и посылаемую из всего тела другим. Я видел мою собственную ауру и ауры других людей. Я чувствовал совершенство, ничего неправильного не было ни во мне, ни в Земле, ни в людях. Каждый был совершенен, все вещи были живыми, все люди были изумительными и восхитительными.

Через час я ехал в такси в город, чтобы присоединиться к группе для совместных упражнений.

Я вошел в страну «счастливых идиотов». Я улыбался и смеялся и радостно кричал. Нэнси и я совершили восхитительный, совершенно бессмысленный обмен яблоками. Я ел яблоко, очень медленно, испытывая удовольствие, трансформируя энергию яблока в энергию, годную для меня и полезную для других. Яблоко стало «аккумулятором космической энергии» для меня и для других людей. Я внезапно почувствовал острое сострадание ко всем другим членам группы, ко всем людям в мире, и продвинулся в новые области познания человеческого рода.

После девяти часов блаженства во время серии упражнений я внезапно вышел из этого состояния. Я перешел в состояние печали из-за того, что не мог больше быть в таком прекрасном месте. Во вторник я на полчаса снова вернулся в 12. После этого в течение недели у меня не было возможности встретиться с Оскаром, чтобы поговорить о случившемся. Краткое описание беседы (И августа 1970 г.) между Оскаром и мной о первых двух сатори 12:

Оскар — Ну Джон, ваша очередь.

Джон — В последний вторник, неделю назад, я провел девять часов в том состоянии, которое, как мне кажется, представляет сатори 12. Я не знаю, что такое 12. Я знаю, что это было выше, чем 24, и был некоторого рода переход от 24 к 12. Но затем я начал переходить даже выше, чем 12. Я был очень осторожен. Внезапно что-то внутри сказало мне, что я не готов идти дальше, не достаточно готов для того, чтобы перейти на следующую ступень, 6, хотя я и бывал там.

Оскар — Да, вы бывали.

Джон — В ванне с ЛСД. Я был в сатори 6 — я думаю, что вы называете это так.

Оскар — Да.

Джон — Это было во вселенной, то, что я называю шумом космического мотора, и это перенесло меня, я прошел, я достиг.

Оскар — Да.

Джон — Почти так же произошло и во вторник. Я подошел к краю этого и сказала «Нет, не сейчас» — и остался там, где я был. Я был в состоянии крайней радости — фантастического восторга.

Оскар — Это 12.

Джон — Во всем.

Оскар — Да, это +12.

Джон — Мое тело было прозрачным. Энергии проходили повсюду, по всему телу. Был поток энергии вверх и вниз, из макушки головы и из ног, в бока и из боков.

Оскар — Это хорошее 12.

Джон — И я был светящимся, и были золотые искры во всем: в грязи, на полу и в воздухе. Затем, когда вечером замерз в классе для движений, я спустился. Я не хотел спускаться, не хотел идти назад. Девяти часов мне не хватало. Я хотел остаться там, и был очень разочарован и опечален.

Оскар — Спустились?

Джон — Вышел из этого. Я не хотел выходить.

Оскар — Вы спустились до 24, вы не дошли до 48. В этот самый момент вы здесь полностью в состоянии 24.

Джон — Да, но по сравнению с 12, 24 — это не то, что хотелось бы (я печально улыбнулся).

Оскар — Да, да но можно сравнивать с 24 и другие состояния.

Джон — 48.

Оскар — Да, 48. Не быть в высшем состоянии и видеть высшее состояние — это большое разочарование.

Джон — Да, я очень нетерпеливо хочу попасть туда снова. Но я нетерпелив еще и потому (возможно, это мое собственное заблуждение), что другие не идут вверх вместе со мной, не сдвигаются с нижних уровней. Я нетерпелив потому, что моя диадическая партнерша не двигается, не попадает туда, к чему она принадлежит, не попадает в 24 и остается здесь. Она завязла в 48 и иногда в 96. Я стал очень нетерпеливым, и мне это очень в себе не нравится.

Оскар — Нет, это не так, я не согласен с этим. Наоборот, это ваша невероятная любовь, принадлежащая этому состоянию, заставляет вас желать этого каждому.

Джон — Да.

Оскар — Состояние, подобное тому. Не эгоистическое. Наоборот, это самопожертвование. Вы хотите разделить все с каждым.

Джон — Во вторник я вернулся к 12 на четыре часа, в классе для упражнений, во время слушания и пения. В это время там была вся группа, и я пел в каждом. Каждый был со мной и я был каждым. Когда мы пели «Рама Кришна», я был Кришной, я был Рамой, они были со мной и т.д.

Оскар — Да, да.

Джон — Идентифицируясь с калодым повсюду, я пел в моем партнере, вознося его вверх. Я смог почувствовать, что поднял его до12.

Оскар — Да, да, еще раз да.

Джон — А затем Маркус. Он прошел путь вверх, а затем я начал кричать от радости и облегчения, что оказался здесь снова. Я был не с ним, а в другой, большей части фактории. Маркус был здесь. Он крикнул, и мы встретились в 12, и это было невероятно: видеть кого-то еще здесь, в 12, это так чудесно. Вы знаете, есть прямая непосредственная связь между двумя людьми в этом состоянии. Мне и сейчас хочется закричать, думая, как это величественно.

Оскар — О, да, это так. Теперь вещи таковы, Джон. Мы продолжаем повторять состояние снова и снова. Вы можете делать это. Но мы должны делать это вместе. В группе было только трое людей, способных на это — вы, Маркус и я. Только мы трое.

Джон — Но со мной это было только дважды — девять часов и четыре часа.

Оскар — Но это было с вами.

Джон — Да. Первый эксперимент всегда поспешен.

Оскар — Вы первый. Вы будете продолжать по возможности бывать в этих состояниях, желаемых вами. Мы должны продолжать подобным образом. Вам нужно быть более терпеливым с другими, не пытайтесь торопить их слишком сильно. Они двигаются с наибольшей для них скоростью. Я не могу оказать на них большего давления, знаю, что не могу, многие из них могут сломаться, — многие, возможно, больше 30 %.

Джон — Понимаю.

Оскар — Но есть 70 %, которые уже готовы. Не для сатори 12, нет. Пока это не так. Но для 24. Вы видите, после шока (он сослался на специальный «шоковый день недели — вторник или четверг) почти каждай более или менее в 24, или есть небольшой период этого состояния. Я не говорю об этом, потому что не могу говорить.

Джон — Они действительно могут быть в 12.

Оскар — Возможно, а затем мы перейдем к упорядочению этого состояния. Это другая работа — совершенствование состояния. Держите их в 24, 24, 24. После — работа заключается в том, как вывести их из 24 и более низких. Да, так они наращивают мускулы, чтобы оставаться там.

Джон — Нужно знать оба направления — туда и обратно.

Оскар — Да. Первое направление — внутрь, другое — наружу.

Джон — Несмотря на желание остаться там.

Оскар — Да, но обучи их всей технике, необходимой для того, чтобы быть в 24 все время. Первая вещь — это девиация. После девиации эго следующей нашей тренировкой будет эта работа. Мы будем работать над тем, как быть в 24 все время.

Джон — Это протоанализ или девиации?

Оскар — Нет, девиации, девиации. С помощью протоанализа мы подготавливаемся для перехода в 12 (Протоанализ — это соотнесение своего это с одним из девяти типов это).

Джон — Хорошо.

Оскар — Полностью 12. Для вас, вы сделали это прежде протоанализа. Это означает, что вы твердо решились. Для вас перейти к чему-то — значит перейти к тому, что вы видите здесь. Ничего больше.

Джон — Но хочу связать это, я хочу этого сознательно.

Оскар — Да.

Джон — В вашей терминологии это кажется много более сжатым и конкретным выражением того, с чем я встречался прежде.

Оскар — Самое лучшее, если хотите обучить этому других, изучите это сначала сами так, чтобы вы могли учить этому. Потому что это и есть метол которым вы пользовались в вашей жизни. Не может быть другого для вас. Но ступенька за ступенькой — очень точно — ступенька за ступенькой. Это единственное развитие, Джон. Я расскажу вам о нем. Тут вы найдете его точно таким, с каким вы уже встречались. Но за это время вы изучите, как показать его другим.

Джон — Для меня это важная вещь — факт, что этому можно учить. Вы можете обучать методу, иначе это не представляет ничего стоящего. Шри Ауробиндо, Рамакришна, и все те другие люда не могли реально обучить методу.

Оскар — Они не могли. Они могли войти туда, но они не могли обучить этому. Они говорили все время, как они делали это. Но у каждого был собственный случай, очень специфический. А чтобы использовать его собственный особый случай, вы должны иметь его жизнь. Или, в вашем случае — вашу жизнь. Но не может же каждый человек копировать ваш путь. Вы можете быть близким к нему более или менее, но точная копия невозможна, он не повторит вас. Это только один пункт, но очень важный, Джон. Когда вы перейдете в состояние 12, вы должны отдавать. Полностью. Вам необходимо отдавать. Соверщенно необходимо.

Джон — Я знаю.

Оскар — Потому что вы знаете, что-отдав что-либо, вы получите больше. Это также верно. И это приводит к работе. Это подобно тому, как нужно все время тренировать мускулы, чтобы стать более живым.

Джон — Я думаю, что это приводит к состоянию. Во вторник меня ввела в состояние 12 забота о моей партнерше, желание ее сдвинуть. В воскресенье на лампас она была в очень плохом состоянии. Она пошла назад, она была готова к смерти, она уступила. В понедельник она действительно была далеко внизу, она была в очень плохом пространстве. Потом я пришел к Вам в слезах, рассказал Вам и просил Вас повидать ее, и Вы согласились. Это было огромной помощью, что Вы встретились с ней и приняли в ней участие.

Оскар — Да, да.

Джон — И то, что я мог участвовать в этом вместе с Вами. Затем, на следующее утро, когда я проснулся, в течение получаса после пробуждения, я мог чувствовать мое отклонение, последнее смешение средств и целей. Это было. Моя партнерша права в этом вместе со мной. Прежде чем она пришла сюда, чтобы встретиться с Вами, я не знал, что это так. Я был в очень плохом месте, а затем, когда она была здесь с Вами, я шел выше и выше. Затем начался шум и меня толкнуло назад, но я освободился благодаря участию в ней, участию в каждом, поднимая каждого, — но в особенности ее — из очень низкого места.

Оскар — Она пришла из действительно низкого места. Она шла зигзагами, спотыкаясь. Но вы видите по ее лицу, как сильно она изменилась. Это невероятно. Тем не менее, как вы можете видеть, у нее есть подобного рода состояние. Внезапно она стала совершенно очищенной. Но в следующий момент она стала думать и немедленно пошла вниз.

Джон — Правильно. Она смогла собраться и выпрямиться, а я почувствовал, что она перешла в 24, приблизилась к 12, а затем она вышла из этого. Я думаю, она была в 24 минут пять-десять.

Оскар — Вначале так и бывает.

Джон — Но почему я начал с девяти часов?

Оскар — Это вы. Не меряйте себя по мерке этой группы, Джон.

Джон — Большинство людей делают это же таким образом, тем путем, которым шла она?

Оскар — Да.

Джон — Микросатори? (короткий период).

Оскар — Каждый имеет микросатори, не все время.

Джон — Я говорил со Стивом Страудом, и он сказал, что пять минут — это самое большее, что получил он.

Оскар — Да, у Стива это так. Так же и у Линды, может быть, длиннее, так как ее пространство — это ее беременность.

Джон — Каково начало пути — с ребенком! Каков он будет?

Оскар — Это будет действительно чудесный ребенок.

Джон — Ребенок, рожденный от женщины в сатори, должен быть чудесным.

Оскар — Ребенок ей очень помог. Она думала об этом.

Джон — Ребенок советует ей.

Оскар — Все это время чистая жизнь, совершенно новая, совершенно безгрешная, нет отклонений, нет Эго, совершенно чистый.

Джон — Это я почувствовал во вторник, путь полной чистоты, подобно ребенку в материнской утробе. Совершенно без девиаций, греха: нет обязанностей, даже ответственности за каждого.

Оскар — Да, это так.

Джон — Без противоречий, в полной гармонии со вселенной. Я никогда не знал раньше, что это значит — быть в гармонии с материей — с космосом и природой, с другими людьми, — абсолютно все на одной длине волны, все.

Оскар — Благослови вас Бог, Джон.

Джон — Я хочу вернуться назад. Я не хочу быть там, где я сейчас нахожусь, — эмоции.

Оскар — Вы вернетесь назад, если захотите.

Джон — Я согласен.

Оскар — Немного терпения. Вы должны идти со всей группой. Я знаю это, я вижу это.

Джон — Теперь я знаю, что моя карма была тем, о чем вы говарили раньше. У меня нет провала памяти. Я оставался там сознательным, я сопротивлялся боли, я сопротивлялся страху на границах космоса с Сатаной и никогда не терял сознания, все время оставался сознательным. И это все, что вы изучили. Пока вы не сможете войти сознательно в глубины Сатаны, вы не сможете сознательно войти в глубины и высоты Сатори 6 (Эффект рогатки — качели, отдача поднимает их вверх, или эффект трамплина).

Оскар — О да.

Джон — Это то, откуда исходит сила. Здесь, внизу, в настоящей грязи, пыльной материи, в которую Сатана бросает вас, не сжав сознания, не усыпляя, не погружая в забвение. И это то, от чего хочется спать. Слишком мучительно пробудиться при таких условиях. Мучительная боль, невероятный страх. Ужас и боль. Но если вы не можете оставаться пробужденным внизу в-6 и-12, вы не сможете оставаться в пробужденном состоянии в сатори 6 и 12.

Оскар — Верно. Видите ли, Джон, вы сказали в этот момент точно то, что должно случиться с тем, кто создает Христа внутри. Вы должны опуститься в ад. Вспомните, что говорится в библии: «...идите вниз, в ад». Он спустился в ад, а затем поднялся. То же делали и вы, идя вниз, в ад.

Джон — Но вы должны оставаться сознательным.

Оскар — Совершенно верно. Иначе вас захватит.

Джон — Или вас захватит, или вы откатитесь назад, в сон.

Оскар — Да, вы должны оставаться сознательным и видеть.

Джон — Путь, который я прошел с ЛСД, это путь необходимости оставаться ответственным за самого себя. Не иначе. Я должен оставаться пробужденным и избегать иллюзий. Я не должен бежать от себя туда, где я не существую. В каком бы пространстве я не находился, я должен оставаться сознательным существом. Единственное правило, которого я придерживался в пути, было решение никогда не терять сознание. Бывает, что люди попадают выше, но внезапно они теряются. Они не находятся в контакте со мной или реальностью вокруг, или с чем-нибудь еще. Они не вспоминают о своем возвращении.

Оскар — Верно, они еще не готовы.

Джон — Когда я думал, что они идут в 12, они идут по направлению к 12, но затем как-то закрываются. Я не знаю, что вы скажете об этом.

Оскар — Дело обстоит действительно так. Потому что они не получили полного опыта. У них осталась часть его, и она не выведена. У них должно быть больше воли.

Джон — Что вы говорили относительно последней ночи — на общей лекции?

Оскар — Это род воли. У нас нет определений для этой воли. О такой энергии мы можем сказать, что это воля. Это не воля, подобная решению. Это воля идущая, ищущая, непрерывное напряжение воли — сила воли.

Джон — Это то, о чем я говорил несколько минут назад, то, когда я пошел вниз с Сатаной. Единственной вещью, поддерживающая меня, была воля «быть». Воля быть, что бы ни случилось.

Оскар — Да, это точно.

Джон — Воля быть, что бы ни случилось. И это заставляет быть сознательным.

Оскар — И точно то же самое для Будды — сатори 3, вы помните, что в этот момент он не верил ни во что вообще. Но он знал об этом, совершенно, как вы сказали, без воли, — без воли. Очень трудно иметь ее. Мы все знаем, как трудно иметь то, что называют волей. Потому что в этот момент он не верил ни во что. И даже в Бога.

Джон — Полное одиночество.

Оскар — Одиночество, полное, чистое одиночество, затем пришло присутствие духа. Он шел по разным пространствам, пока не осознала «будда». После этого он не оставался все время в позиции будды. Он шел вверх, в сатори 24, сатори 12, 6, подобно нам. Для нашей жизни, как вы увидите, мы должны быть и в 24, и в 12, и в 6, и в 3. Но не все время в одном из этих состояний. Мы должны разделить нашу жизнь на четыре различных уровня, четыре степени. Можно сказать — не терять землю под ногами.

Джон — Я видел это: то, о чем вы говорите, когда был в 12. Прежде всего, я видел упражнения. Для начала упражнения имели глубокий смысл. Когда я делал позу сфинкса, я стал первым червяком, наблюдающим Землю у Солнца в начале творения.

Оскар — Повторите, пожалуйста.

Джон — Когда я делал позу сфинкса, я стал первым червяком, который мог высунуть голову из ила и посмотреть на солнце, видеть его. Когда я делал кобру, я был первой змеей, поднявшей свою голову из травы и рассматривающей мир, и т.д. Я был первым образцом того, что Юнг назвал «архетипом». Я прошел всю эволюцию, все прошлые фазы. Когда я делал бросок горизонтально вытянутой рукой, я был воином, отрубающим головы своим врагам, и т.д. Каждый эпизод был целостным и завершенным в самом себе. Огромная радость — делать это. Я внезапно понял, что все упражнения вращаются вокруг этого. Упражнения есть то, что вы делаете, находясь в сатори 12, где они намного интереснее и значительнее. Упражнения нужны не только для того, чтобы их сделать и попасть в 12; когда вы в 12 — они много интереснее. Во время упражнений я чувствовал огромную радостную вибрацию во всем теле. Это невероятное переживание.

Оскар — Вы доставили мне огромное счастье и радость, Джон.

Джон — Вы действительно дали мне что-то.

Оскар — Нет, у вас уже есть это. Вы знаете что.

Джон — Да, но я не знал. Я должен был приехать сюда, в Эрику, чтобы услышать то, что я знаю. Это Он послал меня к вам.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.