Сделай Сам Свою Работу на 5

Сердце — источник любви и жизни

С давних времён «сердце» было важнейшим символом в человеческой мысли. Латинское слово сог - сердце, со­ставляет корень английского слова соге, которое обознача­ет центральную часть объекта. Взаимозаменяемость таких слов как "сердце" и "центр" является очевидной в таких повседневных выражениях как, например, "в самом сердце событии". Большинство людей считают сердце корнем сво­его существования. Так, когда мы говорим о ком-то, что "он повернул своё сердце в другом направлении", мы имеем в виду, что изменяется вся жизненная позиция этого человека. Сердце символизирует не только эмоциональный центр человека, но также его духовный центр. Множество людей верят в то, что оно является источником жизни. Один из еврейский мистиков говорил: "Знай, что сердце является источником жизни и находится в центре тела как Святая Святых". Многие из нас верят, что Бог является источни­ком жизни, и что Бог живёт в сердце. Так, например, в Упанишадах говорится: "Войди в лотос сердца и медитируй там о сущности Брахмана". Согласно христианскому теоло­гу Джорджу А. Махоунн, "сердце в библейском языке яв­ляется средоточием человеческой жизни, всего, что поучает нас в глубине нашей личности... Это в нашем сердце мы встречаем Бога в отношениях Я - Ты". Брат Дэвид Стэйндл-Рэст склоняется к тому, что, "когда мы на самом деле открываем собственное сердце, мы открываем область, в которой мы соединены с душой, с другими, а также с Богом". Упанишады также помещают душу в сердце, в са­мый центр духовности: "В самом деле, душа является серд­цем.. . Кто об этом знает, каждый день уноси гея в небесные сферы". Хотя эти выражения имеют метафорический, философский, духовный характер, должна существовать какая-то физическая основа, которая позволяет придать человеческому сердцу роль источника жизни. Эта осно­ва — характер работы сердца, та ритмичная пульсация, которая распространяет по всему телу питающую жизнь кровь. Это важнейшее проявление жизненной силы в человечес­ком организме. Ритмическая пульсация характеризует все живые организмы, весь материальный мир, и, в конце концов, всю Вселенную.



Хотя в нашей культуре связь между сердцем и любовью всем известна, кардиологи и большинство деятелей науки относятся к пен как к символу. В песнях мы часто слышим: "он украл моё сердце", или "он отдал своё сердце". Но кто на самом деле верит, что можно отдать кому-то сердце или проснуться и увидеть, что его украли? Однако, если мы будем рассуждать о таких выражениях в функциональных терминах, они приобретут значение того, что "кто-то отдаёт своё сердце", вступая в столь глубокую связь с другим человеком, что кажется, что его собственное сердце перестаёт ему принадлежать. Всякий раз, когда он вспоминает о любимом человеке, возникает чувство радости или печали, так интимно связанные с его личностью, что создаётся впечатление, что любимый полностью забрал его сердце.

Чувства — это не полёт фантазии. Они относятся к реальным телесным процессам. Когда мы чувствуем лёг­кость или тяжесть на сердце, когда наше сердце "холодно как лёд" или "воспламенено любовью", на физическом уров­не происходят реальные физиологические процессы, вызы­вающие такие ощущения. Лучше всего описать это как на­растание или спад телесного возбуждения. При возбуждении мы чувствуем легкость, без него мы тяжеловесны и печаль­ны. Когда возбуждение вызывается любовью, мы ощущаем его непосредственно в сердце. Присутствие любимого человека и даже воспоминание о нём делают сердце лёгким и ускоряет его пульсацию. Пока существует жнзнь, каждая клетка, будь то одноклеточный организм или такой сложный организм как человеческий, находится в состоянии возбуждения. Это возбуждение может увеличиваться или снижаться, но оно всегда есть. Наиболее интенсивно оно у молодых людей и наименее — у стариков Когда мы старе­ем, огонь жизни постепенно угасает в нас. Ребёнок может достичь такого сильного возбуждения, что буквально прыгает от радости. С подобной реакцией у стариков, тело которых уже менее эластично, мы встречаемся редко В минуту смерти потенциал телесного возбуждения исчерпывается.

Состояние возбуждения человека всегда можно опреде­лить, наблюдая за телом. При высокой степени возбужде­ния к поверхности тела притекает больше крови, глаза бле­стят, кожа становится эластичнее, движения более спонтанны, теплеют ладони, активизируется мозг, а сердце бьётся чаще. В минуту смерти глаза становятся матовыми и стеклянными, тело перестаёт двигаться, кожа бледнеет и остывает.

Рис.1. Реакция организма на среду, сближение сопутствующее удовольствию или отход в результате боли.

 

Боль или страх вызывают спазм результатом чего является снижение проявленного энергетического заряда на поверхности. Удовольствие вызывает движение организма вов­не, активирую состояние поверэности кожи, кожи глаз, эрогенных зон.

Состояния негативного возбуждения вызывают обрат­ный эффект. Когда в результате паники тело становится излишне активным, а движения хаотичными и некоордини­рованными, то возбуждение концентрируется в основном в мышцах и сердце, которое в этот момент может стучать как бешеное. Если страх необычайно силён, человек может умереть в следствие паралича мышечной системы и оста­новки сердца. Другим случаем негативного возбуждения является интенсивная боль, которая вызывает судороги и спазмы в теле. И ещё один случай — ярость, которая, в противоположность гневу, оказывает на тело негативное влияние. В состоянии гнева тело тёплое, из глаз могут "сыпаться искры", в ярости пли безумии тело становится холодным, а глаза матовыми.

Позитивное возбуждение проявляется в приятных ситу­ациях. На поверхности тела появляется сильное возбужде­ние и заряд. При негативном возбуждении, в результате страха н угрозы, тело находится в состоянии напряжения, так как энергия перемещается от периферии к центру. Ды­хание в этих двух состояниях также очень сильно отлича­ется. Удовольствие вызывает у человека углубление дыха­ния, которое течёт плавно и без усилий. В случае страха или боли дыхание поверхностное, частое, напряжённое.

Чувство любви оказывает на тело спасительное влия­ние. Влюбленный человек излучает радость. Блеск в его глазах и увлажнение кожи связаны не только с сильным притоком крови к поверхности тела, но также и с волной возбуждения, активизирующей ткани.

"Блеск" и "сияние" влюблённого человека — не метафо­рические понятия, их можно наблюдать. Это результат воз­буждения и усиленной пульсации каждой клеточки тела. Хотя каждая клетка тела и каждый орган имеют своп соб­ственный ритм, он координирован и зависим от пульсации сердца. Когда нам легко на сердце — все органы функцио­нируют лучше; когда мы ощущаем на сердце тяжесть — функция внутренних органов тормозится. В состоянии удо­вольствия, как я уже упоминал, кровь приливает к поверхности тела, в то время как в состоянии боли она приливает вовнутрь. Под влиянием паники или страха человек может реагировать мобилизацией мышечной системы, поддающей­ся волевому контролю, стараясь преодолеть опасность по­средством борьбы или бегства. Мышцы наполняются кро­вью, подготавливаясь к деятельности. Переживание человеком гнева или страха в ответ на эти реакции зависит от того, является ли реакция движением к окружающему миру для возвращения гармонии и удовольствия, или же бегством от опасности.

Движение крови и её питательных элементов от поверх­ности тела является реакцией организма человека на окру­жающую среду. Если среда благоприятная, позитивная и пригодная для жизни, кровь притекает к поверхности, и человек делает шаг навстречу с целью установления с ней контакта. Возникает чувство удовольствия, или, если воз­буждение более интенсивно — любви и радости. Мы лю­бим то, что приятно. Любовь, однако, не всегда приносит приятные ощущения, но очень часто вызывает боль. Лю­бовь побуждает к близости с любимым человеком, но если он нас отвергнет или бросит, удовольствие быстро превра­щается в боль. Интенсивность боли прямо пропорциональ­на интенсивности любви. Когда любовь ребёнка к родите­лям отвергается, вызванная этим боль может быть описана как чувство "разбитого сердца". Как и каждая боль, она приводит к оттоку крови с поверхности тела к центру и вызывает чувство тяжести и безнадёжности. Полученный в детстве опыт "разбитого сердца" может иметь следствием избегание любви, когда человек станет взрослым. Это не означает, что он не будет желать любви, но его импульс к выходу за пределы своей личности будет полным колеба­ний, он не будет идти от всего сердца. Если воспоминания о боли живут в бессознательном человека, страх сдерживает его от выхода за свои пределы, а без этого переживание любви невозможно. Организм остается под контролем трав­матического опыта, тормозящего отток крови к поверхно­сти тела. Уровень возбуждения зависит от близости влюб­лённых. Чем ближе находится любимый, тем больше возрастает возбуждение, достигая кульминации в контакте, полном любви.

Каждый интимный контакт двух тел вызывает позитив­ные чувства. Объятия друзей во время встречи являются выражением сердечности, которая укрепляет их связь. Даже через рукопожатие, если оно не чисто формальное, можно выразить много тепла. Отдёргивание руки при встрече или расставании воспринимается как выражение холода и враж­дебности. Если родители обделяют детей проявлением фи­зической сердечности — это задевает их за живое. Многие мои пациенты жаловались, что их редко целовали и прижи­мали к себе их родители, хотя последние утверждали, что очень их любят. Они могли и в самом деле любить их, но не выражали любовь таким образом, чтобы дети могли её почувствовать.

Нельзя, однако, не отметить, что существует множество наполненных любовью контактов без прикосновения к телу. Такую силу имеет голос. Ребёнок успокаивается и радует­ся под влиянием маминой колыбельной песни. Произнесён­ные слова могут иметь такое же влияние, не столько благо­даря их содержанию, сколько тону голоса. Тёплый тон голоса выражает любовь, холодный, суровый — враждебность. Чувства можно также выразить взглядом. Мы смотрим на кого-то тепло и сердечно или холодно и враждебно. О силе глаз свидетельствует выражение, что можно "убить взглядом". По топ же причине взгляд, полный участия, согревает наши сердца.

Для того чтобы звук вызвал эмоциональный отклик, он должен быть услышан; взгляд — замечен. Зрительный кон­такт - это не механическое явление с предвидимыми ре­зультатами. Два человека могут смотреть друг на друга и не установить контакт, так как между ними ничего не про­исходит. Однако когда их глаза встречаются по - настоя­щему, они излучают что-то, что проникает через простран-С1во и достигает глаз и сердце другого человека, заканчиваясь подлинным контактом. Многие из нас испы­тали такой зрительный контакт и знают, насколько он пора­зителен. Иногда он даёт начало "любви с первого взгляда".

Я точно помню, что влюбился в свою жену, когда увидел в её глазах "сверкающие звёзды". Её взгляд поразил меня прямо в сердце и пленил меня. Контакт может начаться взглядом и закончиться объятием или более интимно.

В нормальной ситуации телесный контакт наиболее ин­тенсивен в тех местах, где кровь максимально приближает­ся к поверхности кожи. Эти участки мы называем эроген­ными зонами. К ним относятся половые органы, губы, грудь. Алый цвет губ — проявление более интенсивного кровоснабжения, что можно наблюдать через тонкую обо­лочку кожи. Когда губы встречаются в поцелуе, кровь каж­дого из любовников разделена только тоненькой кожной мембраной, что вызывает сильное возбуждение. Рот вместе с языком и губами является эрогенной зоной, так как она очень богато иннервирована. Когда человек находится в подходящем настроении, контакт с эро­генной зоной или её стимуляция дей­ствуют возбуждающе. Когда эроген­ные зоны встречаются, как это имеет место во время полового акта, возбуж­дение может достичь очень высокого уровня.

Рисунок 2 иллюстрирует движение крови вверх (по восходящей аорте) вниз (по нисходящей аорте). Любое удовольствие вызывает очень сильное насыщение кровью поверхности тела, а во время эротического наслаждения — эрогенных зон. По этой причине кровь считается носителем Эроса.

Любовь не ограничивается сексуаль­ной любовью между мужчиной и жен­щиной. Она существует везде, где есть удовольствие и стремление к близости

Рис.2

Ребёнок, который любит своего мишку, прижимает его к себе так, как если бы он был живым существом, потому что этот контакт приносит ему удовольствие и хорошее самочувствие. Мы любим наших друзей, так как в их окру­жении получаем удовольствие. Любовь к животному раз­вивается на той же основе: стремление к близости и кон­такту связано с возбуждением и чувством удовольствия в процессе контакта. Любить - значит чувствовать связь не абстрактную, но физическую — через близость и контакт.

Как мы знаем, наибольшее возбуждение и удовольствие приносит генитальный контакт между мужчиной и женщи­ной. Возбуждение и удовольствие зависят от набухания и наполнения кровью половых органов. Когда мы их стиму­лируем, они ритмично пульсируют, реагируя на ритм сердца, поэтому мы считаем сердце местонахождением Эроса.

Мы уже говорили о поразительном явлении любви с первого взгляда. Не подлежит сомнению, что такая любовь случается. Временами, однако, происходит другое чудо: два человека, которые уже знали друг друга продолжительное время, неожиданно изменяют свой взгляд или переживают контакт, который разжигает в них чувство любви. Един­ственным рациональным объяснением этого явления явля­ется тот факт, что сердце каждого из них было зажжено взглядом или поцелуем, распространяя волну возбуждения и тепла по всему телу. Тут чувство (можно назвать его любовью) приводит к деятельности. Возбуждается стрем­ление быть как можно ближе к любимому объекту. Физи­ческий контакт увеличивает возбуждение, но также прино­сит возможность частичной разрядки напряжения, вызванного половым влечением Максимальное расслабле­ние приносит, конечно, половой акт, но объятия или поце­луй также действуют расслабляюще.

Соединению любовников в сексуальном объятии не все­гда сопутствует удовольствие. Многие пары начинают с интенсивной влюблённости, а заканчивают фрустрацией и разочарованием. Для большинства людей более легким яв­ляется достижение возбуждения, чем преобразование его в удовольствие и наслаждение, являющиеся результатом пол­ного расслабления после предшествующего возбуждения.

Для очень многих людей какой-либо сексуальный контакт с любимым человеком является неосознанным табу. Причи­на этого кроется в детских переживаниях эдиповой фазы, а результатом является расщепление личности, отделение чувств (сердце) от сексуального влечения (половые орга­ны). Хотя расщепление никогда не является полным, это блокирует самореализацию в любви.

Мы должны уяснить себе разницу между возбуждением в любви и удовлетворением в любви. Есть люди, которые не испытывали счастья экстатического возбуждения, свя­занного с влюблённостью, когда сердце неожиданно и пол­ностью открывается другому человеку. Но ни одно сердце не является навсегда закрытым для любви. Оно может быть как бы спящей принцессой, находящейся, на первый взгляд, за непреодолимой стеноп, но может случиться, что какой-то принц продерётся сквозь тернии и разбудит спя­щее сердце. Когда это происходит, случается чудо. Как одни человек может вызвать у другого такую сильную реакцию? Он пробуждает уже известное, но подавленное в подсознании чувство возбуждения и удовольствия. Все мы познали рай и утратили его. Этим раем было лоно, которое удовлетворяло все наши потребности, в котором мы ни за что не должны были бороться. Для большинства из нас это райское состояние продолжалось ещё некоторое время после рождения, когда мать, как добрая земля, заботилась и охраняла нас. Каждый младенец, в топ или иной степени, пережил возбуждение, которое даёт полный любви контакт с матерью и её телом. Каждый младенец всем сердцем любит свою мать и реагирует возбуждением и удовлетворением, когда она входит с ним в контакт. Рано или поздно это состояние блаженства прерывается, но тоска по нему остаётся в наших сердцах. Влюблённость - это состояние, в котором нам сопутствует впечатление, что мы нашли утраченный рай. Если любовь не будет принята пли будет отвергнута - она превращается в ад. Дети имеют два объекта любви - отца и мать. В контакте с ними они познают радость, которая возможна, когда мы любим и любят нас. Однако радость младенчества и детства не продолжается долго. У детей, к которым плохо относятся родители, что нередко встречается в нашей культуре, эго состояние блаженства грубо прерывается. Любовь уничтожается, но мечта о ней не по­гибает, так как без неё жизнь была бы безрадостной и пустой. Эта надежда отыскать рай даёт смысл нашей жизни. Когда встречается кто-то, каким-то образом напоминающий нам утраченного любимого человека из нашего детства, происходит определённого рода чудо: мечта становится реальностью. В большинстве случаев это состояние лопается как мыльный пузырь. То, что казалось реальностью, оказывается иллюзией. Откуда этот ужасный обман? Что случилось?

Проблемой, которая встречается в каждой дискуссии о любви, является тот факт, что это слово описывает два разных чувства. Одно из них — тоска, возникающая из-за недостатка близости. Другое — рождённая из полноты чувств потребность в близости любимого человека. Пер­вый вид любви - это чувство на самом деле подлинное, но инфантильное, детское. Оно имеет в себе что-то деструк­тивное, так как его цель — пленение другого человека. Когда возникает привязанность, человек, который вызвал зависимость, не позволит другому быть независимым. Это пленение включает также и эротические связи. Они прино­сят только частичное удовлетворение. В то же время лю­бовь, возникающая из глубины сердца, — зрелое чувство. Оно не пленяет любимого человека. Человек, который любит так, является свободным и даёт свободу.

Нередко в любви человек доходит до абсурда. Поводом для этого являются моральные запреты, которым мы учим­ся в детстве и которые касаются обязанности любить своих родителей или ближних. Во время терапии пациент может сказать: "Я люблю свою мать", - даже если она к нему плохо относилась. После интенсивной аналитической рабо­ты обычно оказывается, что пациент испытывает злость, связанную с таким поведением матери. Более того — он чувствует по отношению к ней ненависть, но одновременно испытывает вину, таким образом, злость и ненависть подав­ляются. Если в процессе психотерапии человек осознает и примет в себе это неприятное чувство, в его сердце останется место для любви к матери, так как, кроме прочего, она

дала ему жизнь и была первичным источником хорошего самочувствия. Можно утверждать, что интенсивность люб­ви отражается на состоянии сердечной мышцы, особенно если мы принимаем на веру такие характеристики сердца как "горячее, холодное, мягкое, твердое". Сердце — это мышца, и как у всякой другой мышцы, её состояние зави­сит от степени ее релаксации. С возрастом мышечная ткань становится жёсткой. Молодое, мягкое сердце способно к достижению большего возбуждения, оно получает более интенсивное чувство, чем старое сердце, более холодное и жёсткое. Но что происходит, когда сердце становится холодным и жёстким? Ответ на этот вопрос надлежит искать в близкой связи между любовью и ненавистью. Ненависть можно определить как остывшую любовь. Этот процесс не происходит внезапно. Для того чтобы любовь остыла, требуется много разочарований.

Чтобы это понять, мы должны заняться импульсом, лежа­щим в сердце жизни — потребностью в сближении. Если он игнорируется — мы реагируем злостью. В состоянии злости кровь наполняет мышечную систему, так как любовь вызывает лучшее кровенаполнение кожи. Динамику этого процесса иллюстрирует рисунок 3.

Если проявление злое ш сможет вернуть состояние на­полненного любовью контакта, возбуждение в мышечной системе разряжается. Мышцы возвращаются в состояние релаксации и мягкости, что делает возможным появиться на поверхности тела импульсам любви. Однако, если выра­жение злости встречает враждебную реакцию, человек не имеет другого выхода, как прекратить отношения, посколь­ку такая реакция нарушает его право на удовлетворение собственных потребностей.

Это не значит, что мы обязаны соглашаться с каждым случаем злости, но если отношения наполнены настоящей любовью, мы не можем отказать любимому человеку в его праве выразить злость. К сожалению, родители часто отка­зывают ребенку в таком праве, поскольку относятся к про­явлению его злости как к подрыву своего авторитета. Ис­пользование силы или авторитета в отношениях, опирающихся на любовь, равносильно его предательству. Ребенок в следствие своей зависимости не может выйти из таких отношений. Таким образом, он остается в них, и его любовь перерождается, в конце концов, в ненависть. Это значит, что импульс к сближению "замораживается". Мы должны знать, что мышцы, участвующие в открытии рук навстречу другому человеку, те же, что и в ударе, хотя в первом случае мы имеем дело с мягким движением, а в другом — с жёстким и резким. Подавление импульса к удару в состоянии злости блокирует оба рода движения, оставляя человека в состоянии спазма.

Неспособность к выражению злости вызывает в мыш­цах напряжение и спазм. Со временем они становятся жес­ткими и твердыми. В сердце еще может жить любовь, но импульс к сближению не может пробиться через барьер напряженных мышц. Таким образом, поверхность остается холодной (выражением такого состояния является пого­ворка: "горячее сердце," холодные руки"). Если бы этот барьер был абсолютно непроницаем, человек бы умер, так как нельзя жить хотя бы без капли любви. Даже наиболее закостенелые в ненависти гитлеровцы имели какие-то по­зитивные контакты с другими людьми и испытывали лю­бовь. Но за пределам» ограниченного проявления любви они имели в себе огромное количество ненависти. Динами­ка блокирования любви злостью представлена на рисун­ке 4.

Рис.4. БЛОКИРОВАНИЕ ЛЮБВИ. ИМПУЛЬС ЛЮБ­ВИ, ВЫХОДЯЩИЙ ИЗ СЕРДЦА, БЛОКИРУЕТСЯ НА­ПРЯЖЁННОЙ И СПАЗМИРОВАННОЙ ПОВЕРХНО­СТЬЮ МЫШЕЧНОЙ СИСТЕМЫ.

Человек не осознает ни этой динамики, ни того, что испытываемая им ненависть связана с предательством от­звучавшей любви. Поэтому он также не понимает, что часть этой любви, далее настолько редуцированная, до сих пор жива в его сердце. Можно устранить ненависть и оживить любовь, мобилизуя злость, застывшую в напряженных мышцах тела. Напряжение в мышцах рук и верхней части спины "замораживают" злость, которую можно разрядить посредством ударов. Напряжение в мышцах челюсти — это тоже застывшая злость. Ее можно выразить кусанием, импульс к которому ощущают многие младенцы и дети, реагируя на фрустрирующего родителя. Злость, вызванная родителем, который бесцеремонно обходился с нижней по­ловиной тела ребёнка во время гигиенических процедур, может помещаться в ногах и изживаться "ляганием".

Один из аспектов этой проблемы требует выяснения. Садист ранит любимого не из злости, а из любви. Многие из тех, кто пережил ужасы гитлеризма, описывали Вильгель­му Райху выражение лиц своих преследователей. Это выражение можно охарактеризовать как мольбу о любви и понимании. Казалось, что эти садисты сами были мучимыми людьми, которые пытались освободится от собственных мук посредством насилия над другими Для описывающих эти сцены наблюдать их было хуже, чем пытки, которые к ним применялись.

 

а) импульс к любви

б) отреагирование энергии в садистическом поведении сильно заряженная мы­шечная система, созда­ющая барьеры и подав­ляющая импульс

 

Рис.5. ПРЕВРАЩЕНИЕ ПОТРЕБНОСТИ В ЛЮБВИ В НЕНАВИСТЬ И САДИЗМ.

Благодаря анализу изменяющихся путей любви мы мо­жем понять следующий случай, иллюстрирующий стресс и непонимание, к которым можно прийти в семье, на первый взгляд, благополучной и устойчивой.

Мужчина в возрасте пятидесяти лет по имени Джон пришёл на консультацию по поводу эмоционального потря­сения. В течение тридцати лет его сексуальные контакты с женой постепенно ухудшались и, хотя до сих пор они дели­ли постель, сексуальные отношения у них были не чаще, чем один раз в месяц. В течение тридцати лет Джон очень тяжело работал для того, чтобы создать хороший успеш­ный бизнес п в настоящее время был финансово незави­сим У них с женой было много приятелей, и они по-своему любили друг друга. Он говорил, что хотел бы продолжать их связь в её настоящем состоянии, хотя признал, что в такой жизни не было ничего замечательного. Однако в определенный момент судьба послала ему подарок в виде молодой женщины, с которой он вступил в связь. Эти от­ношения изменили его жизнь.

Как он утверждал, его притягивала эта женщина. Он любил разговаривать с ней по телефону и с нетерпением ждал каждой встречи. Обычно он с трудом поддерживал беседу при встречах со своими товарищами и знакомыми, но со своей подругой мог разговаривать часами Был ли он в нее влюблён? Он не был уверен, но думал, что это так.

Он верил в её любовь к себе. Его сексуальные пережива­ния были сильнее, чем когда-либо в отношениях с женой. Он пришёл ко мне, так как чувствовал себя разодранным на части. Он хотел жениться на любовнице, но в то же время говорил, что любит свою жену и боится причинить ей боль. Он приводил также другие доводы своей неспо­собности к этому' шагу: знакомые отвернутся от него, в зрелом возрасте он не должен заводить новую семью, так как его подруга имела двух малолетних детей. Он не был уверен, что их связь окажется длительной и устойчивой, что его избранница переживет его старение, и будет ли он в состоянии сексуально удовлетворять свою новую жену.

Я сомневался, что какие-то доводы окажутся настолько сильными, чтобы удержать Джона от союза с женщиной, которую он хотел. В процессе дальнейших бесед выясни­лось, что он всегда боялся своей жены, и в их семье она играла доминирующую роль. Одним из обстоятельств, ко­торые привели к распаду их семью, была склонность жены к его публичному унижению. В доме его детства мать так­же была доминирующей, и он боялся её. Он сказал, что не хотел травмировать этих женщин и испытывал чувство вины каждый раз, когда причинял им боль. Он также признал, что жена смотрела на него свысока, чего не позволяла себе его любовница. Кроме того, он был не в состоянии сделать решающий шаг.

Кого из этих двух женщин он любил? А может действи­тельно обеих? Я не сомневался в том, что его чувства в новой связи были любовью. Его сердце билось быстрее, когда он думал о женщине, которая пробудила в нем его сексуальность. Если любовь — это стремление быть рядом с другим человеком, он как раз это и переживал. Жена не вызывала в нем такого рода реакций, хотя и было правдой то, что у него были по отношению к ней какие-то чувства. Но когда он говорил, что любит её, это не звучало для меня достаточно убедительно. Одновременно я был уверен, что когда эти слова имели отношение к его любовнице, в нем просыпались глубокие чувства. Однако как мы можем вы­яснить факт, что он не обманывался, говоря о том, что любит свою жену? Если мы стремимся понять причины заболеваний сердца, то должны сначала понять, насколько сложными бывают чувства.

Психиатры используют термин "амбивалентность", опи­сывая состояние человека, одновременно переживающего два противоположных чувства. Именно эго Джон чувство­вал по отношению к своей жене. Он одновременно стре­мился и бросить её, и остаться с ней. Результатом такой амбивалентности является паралич деятельности. Невоз­можно сделать шаг, если человек мечется в противоположных направлениях. Чем дольше длится такое состояние, тем более выражено проявляется эмоциональный стресс, представляющий опасность для сердца.

Как можно находиться в ловушке отношений, характери­зующихся одновременно и любовью, и ненавистью? Когда в любовной связи появляется (как это время от времени бывает) горечь, здоровой реакцией является расставание. Но эта реакция блокируется, когда в игру вступает чувство вины. В случае Джона оно было связано с желанием бросить жену ради другой женщины. Мысль о том, чго он может причинить ей боль, делала невозможной какую-либо деятельность. Ему легче было отбросить мысль вступить в связь с другой женщиной, чем признать, что он испытывав! злость по отношению к своей жене за её доминирующую роль, унижение его и то, что она уделяет ему мало внимания в постели. Подавляя злость, он открывал путь перерожде­нию любви в ненависть. А поскольку он не мог признать, что ненавидит свою жену и испытывает по отношению к ней злость, его чувство вины росло. Оно возникает обычно из-за подавления чувств, которые Супер-эго считает неприемле­мыми. Это основа всех состоянии амбивалентности, которая делает невозможным разрешение многих ситуации.

Психиатры находят чувство вины у каждого пациента Каждое состояние напряжения в теле каким-то образом связано с этим чувством. Если бы не оно, мы все восприни­мались бы как достойные любви, несмотря на то, приемлемо наше поведение или нет. Мы могли бы сказать: "Я являюсь только таким, каков я есгь. Я принимаю себя таким, какой я есть". Чувство вины рождается из допущения, что мы недостойны любви, пока не заслужим ее хорошими поступ­ками. Тот факт, что мы ощущаем злость по отношению к тем, кто причинил нам боль, и ненавидим тех, кто предал нашу любовь, не делает нас плохими людьми. Такие реакции биологически естественны, поэтому к ним надо относиться как к морально приемлемым. Однако детей, которые зависят от родителей и других взрослых, можно легко убедить, что на самом деле всё по-другому Ребёнок, который чувствует, что его не любят, думает, что произошла какая-то ошибка, так как в его сознании не умещается мысль, что мать и отец, давшие ему жизнь, могли бы его не любить. Если он начнет сомневаться в них, родителям нетрудно убедить его, что это "плохо", когда он ощущает по отношению к ним злость или ненависть. Если "хорошее поведение" гарантирует емлг любовь, ребенок сделает всё, что в его силах, чтобы быть "хорошим", вместе с подавлением "плохих" чувств. Таким образом, чувство вины программирует его поведение на всю жизнь, запрещая ему негативные чувства по отношению к тел:, кого надо любить. Это вызывает состояние хроническою мышечного напряжения, особенно в верхней части спины.

Другим проявлением чувства вины в случае с Джоном было его отношение к сексуальным проблемам. Джон ис­пытывал чувство вины в связи со своими сексуальными контактами с молодой женщиной. Воспитанный в убежде­нии, что супружеская неверность является грехом, он не сумел полностью принять сексуальность как проявление любви Сексуальное возбуждение, если человек умеет лю­бить, пронизывает все его тело и волнует сердце. Эротичес­кое сближение двух любящих людей может привести к оргазмическому единению, имеющему в себе элемент экстаза.

К сожалению, это встречается редко. Для большинства мужчин оргазм ограничивается эякуляцией. У многих жен­щин он не возникает вообще. В современном мире бизнеса голова является более важной, чем сердце. Мы не погружа­емся полностью в работу, если она не волнует наше сердце. Когда работа заключалась в интенсивной физической деятельности, в неё включалась большая часть нашего су­щества. Включиться эмоционально в бизнес это верный способ проиграть. В результате мы изолировали три основных сегмента нашего тела и нашей личности. Голова и по­ловые органы не имеют связи с сердцем и не контактируют между собой. Голова служит для добывания денег, поло­вые органы — для развлечения, а сердце — несчастное сердце — утратило связь с миром, так как осталось изолированным от головы и секса.

Напряжение в мышечной системе зависит от нашей воли, контролируемой эго, которая часто действует вопреки же­ланиям сердца. Боясь отвержения, мы отдёргиваем руку, которая хотела до кого-то дотронуться и кого-то обнять; губы, которые хотели бы целовать пли сосать (как бывает у младенцев); или отводим глаза, которые хотели бы смот­реть. Эти движения ограничены или заторможены мышеч­ным напряжением в руках, в шее, в челюсти. Напряжение в руках, как мы увидели, возникает из потребности подавле­ния импульса к удару в состоянии злости или ярости. Сжа­тый рот и узкие губы свидетельствуют о недостатке дове­рия и сердечности. Стиснутая челюсть означает неподатливость тоске по любви и близости, вызванную стра­хом разочарования или отвержения.

 

голова (мышление)

напряжение шеи

грудная клетка и сердце (чувства)

напряжение талии живот и таз (сексуальность)

Это функциональное расщепление единства тела (рис.6.) отделяет разум (голова) и её функции от чувств (сердце), и от сексуальности (половые органы). Отделение этих трёх аспектов личности происходит путём сокращений и спазмов мышц в соединяющих их путях шеи, связывающей голову с грудной клеткой, и талии, сочленяющей грудную клетку с тазом.

Результатом этих расщеплений является изоляция серд­ца. Оно замкнуто в грудной клетке, находясь как бы под надзором. Никто не имеет к нему доступа, и в то же время никто не может его ранить. Сердце, отделенное таким обра­зом, теряет свою жизненность. Такое положение вещей может иметь очень серьёзные последствия для здоровья.

Пульсация сердца и артерий является одной из сил, слу­жащих объединению тела на неосознаваемом уровне. Та­кую функцию на сознательном уровне выполняет дыхание, которое также является разновидностью пульсации. Дыха­тельные упражнения создают волну, которая проходит че­рез тело. Вдох начинается в нижней части живота и подни­мается вверх до самой головы, в то время как направление выдоха обратное. Когда эти волны не подавляются кольца­ми напряжения в теле, мы чувствуем себя от головы до кончиков пальцев ног. Несмотря на то, что наиболее уча­ствующей в процессе дыхания мышцей является диафрагма, на самом деле мы дышим всем телом. В нормальных условиях такое дыхание является глубоким, полным и лёгким. Однако мышечное напряжение, описанное выше, ограничивает дыхание одним или двумя сегментами тела. У многих людей грудная клетка и живот принимают участие в дыхании только в небольшой степени. Такое дыхание поверхностно. Некоторые люди дышат грудной клеткой, их живот напря­жённый и плоский. Во время вдоха и выдоха у них возни­кают только небольшие дыхательные движения. Другие дышат диафрагмой и животом, а их грудь остаётся жёсткой и неподвижной. Эти паттерны часто появляются в состоянии стресса, вызывая неприятные ощущения. Как мы увидим позже, такое дыхание может оказывать различное влияние на сердце.

 

 

Раздел 2

Секс и сердце



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.