Сделай Сам Свою Работу на 5

МОДЕЛЬ ДОКУМЕНТАЛЬНОЙ ПУБЛИКАЦИИ, ЕЕ ПОДГОТОВКА И КАЛИБРОВКА

Модель документальной публикации

И теоретическая, и прикладная археография неизбежно должны отвечать на вопрос, какой должна быть документальная публикация вообще и конкретная публикация в частности. И в том, и в другом случае ответ на этот вопрос означает формирование представлений о модели документальной публикации. Модель документальной публикации включает в себя ее тему, тип, вид, оболочку, в форме которой документ представляется пользователю.

Таким образом, если мы согласимся с тем, что модель документальной публикации есть система сбалансированных элементов, включающая ее тему, проблематику, тип, вид, оболочку, то неизбежно возникает вопрос: что является если не главным, то связующим звеном в этой системе, что в первую очередь вносит в нее естественную объективную или субъективную упорядоченность?

Тема документальной публикации — это стержневое звено, определяющее ее модель во всех ее составляющих. Что хотят составители конкретной документальной публикации осветить в ней, используя документы, является важнейшим.

Выбор темы документальной публикации определяется, прежде всего, ее различными возмущающими силами. Но в любом случае заданная этими силами тема подлежит раскрытию на основе проблематики документальной публикации, т. е. совокупности конкретных вопросов, связанных с тем или иным фактом, событием, явлением, процессом, подлежащими документальному освещению. Любой тип, вид, оболочка документальной публикации испытывают на себе воздействие ее проблематики, что является еще одной закономерностью археографии. Она особенно ярко проявляется в тематических документальных публикациях, Например, была или нет «трагедия» советской деревни в годы коллективизации и раскулачивания? Историки как угодно могут отвечать на данный вопрос, опираясь на известные им документы. Археографы не имеют права исходить из заданности того или иного ответа, они обязаны показать «советскую деревню» в это время. Тем не менее заданность темы («трагедия») обусловливает заданность проблематики («в чем сущность этой трагедии»), что, в свою очередь, предопределяет критерии фильтрации документов по теме документальной публикации в ее научном типе, характер содержания конвоя в научно-популярной или учебной документальной публикациях и т. д.



На первый взгляд, такая закономерность отсутствует при подготовке повидовой и пофондовой документальных публикаций. Однако это не так. Повидовая документальная публикация, предлагая пользователю определенный вид документов, изначально рассчитана на то, что пользователь получит в свое распоряжение всю совокупность проблематики фактов, событий, явлений, процессов прошлого, отразившихся в конкретном виде документов. Аналогичным образом обстоит дело и с пофондовой документальной публикацией: на ее основе пользователь имеет дело со всем многообразием проблематики фактов, событий, явлений, процессов прошлого, отразившихся в документах конкретного фонда. И в том, и в другом случае проблематика документальной публикации не является сколь угодно разнообразной. Она «связана», коррелируется видами документов, их происхождением, функциями и рангами фондообразователей.

Таким образом, несмотря на разнообразие проблематики, повидовая и пофондовая документальные публикации, исключая необходимость применения критериев фильтрации для них документов, изначально обладают тематической и проблемной заданностью, обусловленной происхождением входящих в них документов.

Программирование и планирование документальных публикаций

Программирование документальных публикаций предполагает изучение общественных потребностей в документальной информации на длительную перспективу. Такое изучение должно учитывать происходящие в обществе процессы, относящиеся к потреблению оперативной и ретроспективной информации. В его ходе определяют целые документальные отложения, подлежащие освоению с помощью документальных публикаций — серийных изданий, и важнейшие проблемы, нуждающиеся в документальном освоении в тематических, повидовых, пофондовых документальных публикациях.

Программирование документальных публикаций — процесс сложный и не всегда оправданный точным прогнозом. Эффективность программирования документальных публикаций, кроме того, зависит от кадровой, финансовой обеспеченности их подготовки, поскольку в длительной перспективе она может существенно меняться, внося свои коррективы в прогнозные установки. Поэтому краткосрочное планирование подготовки документальных публикаций (3-5 лет) предпочтительнее, особенно в переходные периоды жизнедеятельности общества.

Планирование подготовки документальных публикаций осуществляется на основе краткосрочного прогноза потребностей в документальной информации и анализа существующих реалий и факторов. Под последним понимаются:

а) степень известности документов для конкретной документальной публикации;

б) степень доступности документов для конкретной документальной публикации (наличие научно-справочного аппарата, условия использования, установленные фондообразователями или авторами документов, степень рассекречивания документов и др.);

в) обеспеченность подготовки документальной публикации кадрами;

г) финансовая обеспеченность подготовки и издания документальной публикации;

д) возможность (в случае необходимости) привлечения к подготовке документальной публикации сторонних организаций и лиц. Только после анализа этого минимального, но необходимого числа факторов возможно планировать подготовку конкретной документальной публикации.

Принятое положительное решение, оформленное соответствующими организационно-распорядительными, договорными и иными документами, служит основанием для развертывания работ по подготовке документальной публикации.

Опыт Федеральной архивной службы России последнего десятилетия свидетельствует о том, что прогнозирование и планирование документальных публикаций даже на пятилетний период имело противоречивые результаты. С одной стороны, можно констатировать, что большинство задуманных в 1992-1993 гг. документальных публикаций увидело свет, несмотря на нестабильность возмущающих сил и финансового положения организаций, занимающихся их подготовкой. С другой стороны, за это же время появились и реализовались новые публикационные проекты. Тем не менее ряд задуманных (главным образом остро публицистических) документальных публикаций не только не увидели свет, но и не были подготовлены даже в рукописи.

Причины таких противоречивых результатов очевидны, и они вполне укладываются в приведенную выше типологию факторов, воздействующих на планирование и прогнозирование документальных публикаций. Финансовый фактор, фактор доступности документов, кадровая обеспеченность в равной степени сыграли в данном случае как позитивную, так и негативную роль. При этом следует иметь в виду; что прикладная археография, особенно последнего десятилетия» выработала несколько организационных форм подготовки документальных публикаций.

Первая форма — подготовка документальной публикации силами одной организации (архив, научно-исследовательский институт, вуз и т. д.).

Вторая форма — подготовка документальной публикации силами двух организаций (архив — российский или зарубежный вуз, архив — российское или зарубежное исследовательское учреждение и т.д.).

Третья форма — подготовка документальной публикации силами трех или четырех организаций (архив — вуз — научно-исследовательское учреждение — зарубежная организация, в том числе издательство, и т.д.). Третья организационная форма документальной публикации — наиболее сложная с точки зрения ее реализации. Она связана, например, с получением грантов и потому предполагает знание правовых, финансовых основ, существующих в России и, за рубежом, систем маркетинга и реализации документной информации, умения обеспечить защиту информационного продукта, каким является документальная публикация.

Практика реализации третьей организационной формы подготовки документальных публикаций в системе учреждений Федеральной архивной службы России в последние годы показывает ее сложность и неоднозначность конкретных результатов. Первая проблема, которую приходилось решать,— это каким должен быть допустимый объем представления документов для документальных публикаций в современных оболочках (электронная, микрофильм, микрофиша), чьи возможности сегодня практически не ограничены. Вторая проблема заключается в просчете прибыльности документальных публикаций. Разумный баланс между решениями каждой из этих проблем должен обеспечивать информационную безопасность архива и финансовую выгоду от реализации того или иного проекта. Третья проблема — координация работы участников осуществления проекта в соответствии с функционально закрепленной за каждым из них ответственностью.

Как уже отмечалось, в решении этих и других проблем накоплен позитивный и негативный опыт. Позитивной можно назвать работу в многосторонней организационной форме над подготовкой документальных публикаций серий «Политические партии России» [1], «Трагедия советской деревни». В качестве не самого удачного примера реализации многосторонней формы подготовки документальных публикаций следует признать нашумевший «Гуверовский проект» [2].

Выбор модели документальной публикации (в первую очередь ее темы и проблематики) определяет и поиск ответа на вопрос: как должна быть решена задача ее реализации. Общий ответ может сводиться к тому, что публикатор должен отчетливо представлять себе всю совокупность правовых, этических, методических и технологических проблем, с которыми ему придется иметь дело при подготовке конкретной документальной публикации, а также организацию самой работы над ней, о чем говорилось выше.

Правовые основы подготовки документальной публикации

В современных условиях правовые основы подготовки документальной публикации занимают чрезвычайно важное место. Их можно разделить на три группы. Первая — правовые аспекты организации работы по подготовке документальной публикации, регулируемые гражданским и административным кодексами. Вторая группа — правовые аспекты обеспечения доступа к документам, регулируемые законами «О государственной тайне», «Об информации, информатизации и защите информации», «О реабилитации жертв политических репрессий» и другими нормативно-правовыми актами. Они реализуются при подготовке документальной публикации в основном с помощью договоров, соглашений с владельцами, распорядителями, хранителями документов. К третьей группе относятся правовые аспекты использования документов для документальной публикации, регулируемые законами «Об информации, информатизации и защите информации», «Об авторском праве», «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» и др. Они также реализуются договорами, обязательствами.

Все три группы правовых факторов оказывают существенное влияние на подготовку документальной публикации. Они либо ограничивают среду документов документальной публикации, либо усиливают свойство опознанных пробелов документов, включенных в документальную публикацию, либо воздействуют двояко. В первом случае речь идет об ограничении на доступ к документам, имеющим отношение к модели документальной публикации, например, в связи с имеющейся в них информацией, относящейся к государственной тайне, тайне личной жизни, а также об ограничениях, наложенных фондообразователем, фондовладельцем. В другом случае такие же ограничения (по тем же причинам) существуют только на публичное использование документов.

Правовые факторы, воздействующие на модель документальной публикации, можно считать объективными; они нарушают принцип максимума, усиливая субъективность документальной публикации и вызывая необходимость своевременной калибровки, т. е. поправки ее модели. Однако следует иметь в виду, что они не являются постоянными, так как имеет место свойство внезапного увеличения среды документов документальной публикации в результате снятия ограничений на доступ и использование документов.

Этические основы подготовки документальной публикации

Этические вопросы подготовки документальной публикации близки к правовым аспектам работы над ней, а порой и пересекаются с ними. В процессе подготовки документальной публикации могут возникать ситуации, при которых переход за подчас неуловимые их грани может привести к нарушению общепринятых этических норм и даже нанести серьезный ущерб личности. Эти ситуации можно объединить в две группы. Ситуации первой группы предусматривают объективное закрепление роли каждого физического и юридического лица в подготовке документальной публикации, в недопущении доверительного доступа к архивным документам в качестве их «первооткрытия», особенно когда речь идет о включенных в научно-справочный аппарат архивных документах. Вторая группа этических вопросов подготовки документальной публикации касается ее информационной безопасности для личности. Нередки ситуации, когда публикатор-археограф вынужден делать выбор между своим стремлением максимально полно с помощью документальной публикации осветить факт, событие, явление, процесс прошлого и желанием в то же время не навредить людям, в той или иной степени имевшим к ним отношение. Этот выбор всегда мучителен, но в конечном счете должен быть сделан в пользу второго варианта.

Этические соображения относительно информационной безопасности документальной публикации для личности могут существенно снизить ее информационный потенциал, т. е. ее объективность в освещении факта, события, явления, процесса прошлого. Публикатор-археограф в такой ситуации каждый раз должен искать оптимальный вариант. Например, он может усилить свойство неопознанных пробелов документа, исключив из него фамилию лица и описание его действий, публичное упоминание о которых может принести этому лицу ущерб. Наконец, он может просто не включить такой документ в документальную публикацию, обязательно сообщив об этом с осмотрительностью в одном из элементов ее конвоя, например в археографическом предисловии.

Симптоматично, что в последнее время об этических проблемах археографии публично стали говорить даже специалисты по истории российского Средневековья. С. М. Каштанов, например, в своей книге посвятил им не одну страницу, справедливо полагая, что «в области археографии этические проблемы "интеллектуальной собственности" принадлежат к числу самых неразработанных и неясных». Правда, всю проблему автор свел к двум ситуациям — к моральному праву первооткрывателя средневекового документа на его первую публикацию и к недопустимости использования трудов предшественников без какой-либо ссылки на них — явлению, названному им «археографическим пиратством» [3]. .Разумеется, С. М. Каштанов прав во всех оценках приведенных им случаев «археографического пиратства». Однако нам важно лишний раз подчеркнуть, что в отношении документации новейшего времени этические проблемы археографии намного сложнее. Здесь подчас «авторское право» сводится не только к моральному праву на указание заслуг предшественника -— публикатора какого-то документа, но и к моральному праву вообще публиковать документы, оказавшиеся в распоряжении археографа не в результате его кропотливых архивных разысканий, а всего лишь вследствие трансформации документа в исторический источник по причине его рассекречивания. Археограф, решивший опубликовать документ новейшего времени, должен знать о том, не причинит ли он моральный, материальный или иной ущерб личности. Должен ли архивист, первым в силу своего служебного положения имеющий возможность опубликовать рассекреченный документ, становиться его первым публикатором?

Разумеется, ответы на эти и другие вопросы, связанные с этическими проблемами археографии, не могут быть каноническими, ибо жизнь предлагает подчас самые неожиданные ситуации. Однако это не означает игнорирование этических принципов работы с архивными документами, закрепленных в международном этическом кодексе архивиста. Поэтому, несмотря на неожиданность конкретных ситуаций, публикатор каждый раз должен сверять их с этим кодексом.

Методические основы подготовки документальной публикации

Выработка модели документальной публикации и ее калибровка являются одним из важнейших и ответственных этапов ее подготовки.

На этом этапе, прежде всего, устанавливается тип документальной публикации. Он определяет документальные отложения и принципы выявления из них документов, критерии фильтрации документов, выбора и воспроизведения их текстов, принципы конвоирования документов, среду документов и информационные элементы документальной публикации.

Научная документальная публикация использует все ее информационные элементы, включая различные виды конвоя и элементы сигнальной системы. Кроме того, она основывается на использовании максимального объема видимых и ненаблюдаемых документальных отложений. Для нее применяются все принципы поиска и фильтрации документов, их систематизации и документальной публикации, используются все критерии выбора текста, все принципы конвоирования документа.

В научно-популярную и учебную документальные публикации входят все их информационные элементы, и лишь отдельные виды конвоя и сигнальной системы. Они также базируются на ограниченном объеме видимых документальных отложений, допускают отход от строгого соблюдения принципа максимума документальной публикации, исключают необходимость использования всех принципов поиска и фильтрации документов, критериев выбора их текстов и всех принципов их конвоирования.

После установления типа документальной публикации рассматривается вопрос о ее виде.

Для научной документальной публикации приемлем любой ее вид: пофондовый, тематический, повидовой — при условии соблюдения всех требований, касающихся каждого вида этого документального издания.

Для научно-популярной документальной публикации предпочтительны тематический и повидовой виды. Для учебной документальной публикации рекомендуется ее тематический вид.

Выбор оболочки любого типа и любого вида документальной публикации определяется исключительно ее экономичностью, т. е. экономической привлекательностью, специально просчитанной в конкретных условиях, а также существующими техническими возможностями.

Модель документальной публикации всегда субъективна, даже если она связана с ее научным типом. Но в любом случае выработка модели является не просто творческим актом, но и исследовательским процессом, способным обоснованно решить вопрос о выборе типа, вида, формы документальной публикации, ее проблематике и в конечном счете обеспечить высокую степень ее адресности, а значит, реализовать один из аспектов закономерности взаимодействия документальной публикации и общественного сознания.

Выработанная модель документальной публикации фиксируется в ее плане-проспекте. Однако в связи с тем, что документальные отложения обладают свойством внезапного увеличения или уменьшения, а также из-за воздействия иных непрогнозируемых факторов почти всегда возникает необходимость калибровки этой модели, результаты которой объективно должны быть отражены в одном из элементов конвоя документальной публикации прямого действия.

Модель документальной публикации и ее калибровка служат исходной точкой для выявления документов (документа) для документальной публикации.

Наибольшие сложности и трудности такое выявление вызывает при подготовке научной документальной публикации. Во-первых, требуется установить максимально возможный объем и количество документальных отложений, что обеспечивается сплошным и полным изучением имеющихся справочных пособий. Во-вторых, при помощи принципов горизонтального, вертикального и разломного зондирования достигается максимальное выявление документов, отвечающих требованиям научного типа документальной публикации.

Научно-популярный и учебный типы документальных публикаций не претендуют на установление максимального объема и количества документальных отложений, равно как и на максимально возможное выявление документов, однако предполагают использование принципов вертикального, горизонтального и разломного зондирования при выявлении документов. Фильтрация выявленных для документальной публикации документов обеспечивается использованием сигнальной системы критериев, оценивающих информационную значимость документов для каждого типа документальных публикаций и конкретного документального издания.

При подготовке конкретной документальной публикации научного типа эти критерии могут корректироваться дополнительными факторами. Например, при подготовке научной документальной публикации, тема которой посвящена пространственно ограниченному факту, событию, явлению, процессу прошлого, возможны коррективы в использовании критерия кумулятивности документа и критерия звенности документа. В обоих случаях это означает отказ от включения в документальную публикацию директивных, распорядительных и иных документов вышестоящего звена управления, имеющих отношение к теме.

Фильтрация документов для научно-популярной и учебной документальных публикаций осуществляется с применением части критериев оценки информационной значимости документа, но обязательных, каковыми являются критерии кумулятивности документа, достоверности документа, полноты информации документа. Однако при подготовке конкретной документальной публикации данных типов эти критерии могут также корректироваться дополнительными факторами.

В числе таких фактов — наглядность, выразительность документа, его внешняя возможность воздействовать на ум и чувства человека, эффективность содержания, полифоничность подбора разных видов документов, их особые зрительный, содержательный ряды и др.

Систематизация документов в документальной публикации также зависит от ее типа, хотя и не столь жестко, как в случаях с выработкой модели документальной публикации, выявлением для нее документов и их фильтрацией.

Научный тип документальной публикации предполагает использование любого принципа систематизации документов, позволяющего максимально полно и всесторонне освещать факт, событие, явление, процесс прошлого и технически осваивать всю информацию о них. При подготовке конкретной научной документальной публикации эти принципы могут корректироваться фактором рациональности. Он нейтрализует принцип несвободы выбора систематизации документов в документальной публикации и предусматривает разработку такой системы, которая была бы способна обеспечить пользователя точным и ясным представлением о действительном месте документа в процессе его второй стадии бытования.

Научно-популярный и учебный типы документальных публикаций предполагают, кроме того, использование любого принципа систематизации документов. Но, тем не менее, фактор цели конкретной документальной публикации корректируют ее возмущающие силы. Пространственно-хронологический, предметно-хронологический, хронологический принципы систематизации документов в документальной публикации являются в таких ситуациях наиболее предпочтительными для этих типов публикаций.

Реализация критерия выбора текста (основного текста) для документальной публикации жестко, напрямую связана с ее типом. Для научного типа документальной публикации обязательно применение всех критериев выбора текста документа. Никакие воздействующие факторы в данном случае не допускаются.

Научно-популярный и учебный типы документальных публикаций допускают в целом и в конкретной документальной публикации несоблюдение критерия арьергардности варианта текста документа и критерия распределения текста документа. Эти типы документальных публикаций имеют главную цель — предложить пользователю подлинные документы, отразившие факт, событие, явление, процесс прошлого и настоящего.

Реализация принципов воспроизведения текста документа в документальной публикации считается, пожалуй, одной из самых противоречивых проблем археографии. Все эти принципы противоречат друг другу (исключая принцип регестирования текстов документов, остающийся особым случаем).

Для документальной публикации любого типа универсальным является принцип заданной точности передачи текста документа.

Для научного типа документальной публикации применимы любые принципы воспроизведения текста документа, как и для научно-популярного и учебного типов, за исключением для последних принципа неприкосновенности текста документа.

Выбор того или иного принципа воспроизведения текста документа в документальной публикации любого типа требует его обязательного обоснования в одном из элементов конвоя прямого и непрямого действия, каковыми являются археографическое предисловие в документальной публикации научного типа или предисловие в документальных публикациях научно-популярного и учебного типов.

Конвой документальной публикации представляет собой одновременно историческое, источниковедческое, археографическое, архивоведческое, текстологическое исследования. В документальной публикации научного типа все эти исследования являются обязательными, давая пользователю возможность оценить степень объективности документальной публикации и одновременно усиливая ее коммуникативность. В документальной публикации такого типа обязательны элементы конвоя прямого действия: текстуальные примечания, заголовок документа, сформулированный публикатором, комментарии к неопознанным пробелам документа, археографическое предисловие, данные о миграции документа (резолюции и пометы), дублетность и копийность, легенда, место хранения и т. д., а также элементы конвоя непрямого действия: историко-источниковедческое предисловие, перечень выявленных, но не вошедших в документальную публикацию документов, перечень предшествующих документальных публикаций, имеющих отношение к теме данной документальной публикации, введение и др.

В научно-популярном и учебном типах документальных публикаций конвой документов имеет иной характер. Во-первых, не все элементы конвоя в них являются обязательными, например археографическое предисловие, текстуальные примечания, легенды, перечень выявленных, но не вошедших в документальную публикацию документов и т. д. Во-вторых, элементы конвоя прямого и непрямого действия, как правило, бывают объединены в один или несколько элементов, т. е. не имеют строгой заданности, присущей конвою документальной публикации научного типа.

Научный тип документальной публикации предполагает соблюдение всех принципов конвоирования документа, демонстрирующих степень объективности документальной публикации. Научно-популярный и учебный типы документальной публикации допускают исключение использования принципа идентификации документа в конвое, но предполагают обязательное использование принципов неразрывности связи документа и конвоя, достоверности и документированности конвоя, преодоления фигуры умолчания в конвое.

Разработка сигнальной системы документальной публикации также зависит от ее типа. Для любой документальной публикации обязательным элементом сигнальной системы является оглавление. Для документальной публикации научного типа в зависимости от характера информации документов обязательными являются именной, географический, предметный указатели. Эти элементы сигнальной системы могут быть дополнены другими, например перечнем документов, включенных в документальную публикацию.

Особенности подготовки конкретной документальной публикации

Особенности подготовки конкретной документальной публикации определяются различными факторами. Важнейшими из них являются факторы:

1) времени подготовки документальной публикации;

2) времени случившегося в прошлом факта, события, явления, процесса;

3) сохранившихся или доступных документальных отложений, отразивших факт, событие, явление, процесс прошлого;

4) возмущающей силы документальной публикации;

5) выбора типа документальной публикации;

6) выбора вида документальной публикации;

7) выбора оболочки документальной публикации;

8) организации подготовки документальной публикации.

Разберем каждый из этих факторов, воздействующий на особенности подготовки конкретной документальной публикации.

Фактор времени подготовки конкретной документальной публикации устанавливает степень свободы и несвободы публикатора-археографа в выборе темы документальной публикации. Например, до начала 90-х годов была невозможна подготовка документальных публикаций, темы которых касались политически острых, иногда закулисных сторон советской истории. 90-е годы открыли широкие возможности не только публичного обсуждения таких тем, но и их широкого документального освещения. Появились документальные публикации о деятельности ВЧК — ОГПУ — НКВД, судьбе польских военнопленных на территории СССР в 1940 г., пакте Молотова — Риббентропа и др.

Фактор времени случившегося в прошлом факта, события, явления, процесса определяет объем, число документальных отложений, на основе которых готовится документальная публикация, принципы, критерии фильтрации для нее документов, принципы воспроизведения их текстов. Так, ограниченность документальных отложений по российской истории до XVI в. сужает проблематику документальных публикаций и ослабляет действие критериев фильтрации для нее документов. И наоборот, сохранившиеся большие массивы документальных отложений по истории XX в. усиливают необходимость применения критериев фильтрации, ставят задачу выработки современных способов воспроизведения их текстов и оболочек.

Фактор сохранившихся или доступных документальных отложений, отразивших факт, событие, явление, процесс прошлого, определяет конфигурацию документальной публикации. Например, документальные лакуны, связанные с деятельностью машинно-тракторных станций, существенно обедняют наши знания о процессах, проходивших в сельском хозяйстве страны в 30-50-е годы. Аналогичным образом недоступность документов Генерального штаба Вооруженных Сил СССР не позволяет в полной мере установить стратегические и тактические планы военного руководства страны накануне Великой Отечественной войны, порождая всевозможные спекуляции.

Фактор возмущающей силы документальной публикации определяет ее тип и оболочку, фактор выбора типа документальной публикации — ее информационные элементы и уровень их проработки, фактор выбора вида документальной публикации — ее оболочку, сигнальную систему, конвой, фактор выбора оболочки документальной публикации определяет ее тип, конвой и сигнальную систему, фактор организации подготовки документальной публикации — ее коммуникативность.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Автор изложил свое видение теоретических и отчасти методических проблем археографии с учетом накопленной практики публикаций последних лет. В основе его размышлений лежали несколько исходных положений, которые целесообразно обозначить еще раз, учитывая, что публикация тезисов исследования вызывала замечания и критику, основанные как раз на недопонимании именно этих исходных положений.

Первое. Автор исходил из того, что археография является сферой публичного взаимодействия документа и общества, общественного сознания и должна изучать эту сферу. Это взаимодействие носит прямой, непосредственный характер отношений пользователь — документ, отражающий прошлое и настоящее. Оно может быть и очень часто бывает искажено недостоверной, ошибочной, ограниченной, специально заданной информацией документа, подлежащей «очистке» источниковедением, сопоставительным анализом исторической науки и т. д. Но оно существует таким, какое оно есть в реальном жизненном измерении общества и времени создания документа, общества и времени публикации документа. Такое реальное измерение взаимодействия документа и общества, исторического источника и общества, документальной публикации и общества и составляет высший смысл археографии, подчиняя ему все то, что мы в настоящем исследовании назвали моделью документальной публикации. Именно опираясь на это, мы и полагаем, что не существует и не может существовать принципиального различия между публикацией документа, еще не утратившего своего оперативного значения, т. е. еще выполняющего свое функциональное назначение, играющего сугубо практическую роль, ради реализации и достижения которой он создавался, и документом, утратившим то и другое, оставшимся рудиментом давнего и недавнего прошлого и превратившимся в исторический источник. Таким образом, можно говорить лишь о существовании разных уровней освоения документа: как собственно документа и как исторического источника. Более того, можно высказать утверждение и о разном характере намерения их взаимодействия с общественным сознанием. Но в принципиальном плане это свидетельствует лишь о многообразии взаимодействия документа, исторического источника и общества, общественного сознания [1].

Второе. С первым принципиальным положением нашего исследования связано второе, касающееся трансформации документа в исторический источник. Разбирая авторскую тему трансформации, некоторые критики склонны видеть в ней элементы агностицизма. Смысл их рассуждений таков: автор, дескать, не признает того, что уже в момент создания документ становится историческим источником, существуя как некая физическая реальность, независимая от сознания и ощущений человека [2]. Автор книги хорошо понимает, что было бы с ним лет пятнадцать-двадцать назад, прозвучи подобное заключение тогда. Сегодня мир иной, и спор идеализма и материализма о первичности духа или материи уже не может решаться в нашей стране простой цитатой из работы В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». Сегодня уместнее говорить, что современные наука и теософия не способны дать доказательный ответ на главный вопрос мироустройства и миробытия.

Разумеется, автор книги тем более не может дать такой ответ, но, вынужденный каждодневно решать практические задачи взаимодействия общества и документа, архивного документа, исторического источника, он не может не предложить рационального объяснения, основанного на простом постижении практики.

Попробуем порассуждать. Конечно, континент Америка существовал как физическая реальность уже до открытия его европейцами или выходцами из Азии. Его, например, воздействие на климат мира и той же Европы было отнюдь не виртуальным, а вполне реальным. Но картошка и кукуруза в Европе появились лишь тогда, когда открытие Америки состоялось реально.

Так и с документом. Его воздействие на факты, события, явления, процессы времени создания могут быть впечатляющими. Но документ может быть недоступен обществу в целом, сознательно уничтожен или в силу стечения обстоятельств утрачен. Говорят, что последнее случилось с Атлантидой: вулкан Санторин уничтожил древнюю цивилизацию. Автор книги сегодня не знает убедительных доказательств «за» или «против» существующих на этот счет домыслов, догадок, гипотез. Поэтому он не склонен ни опровергать, ни отстаивать их. После всего сказанного читателю, думается, станет понятно, почему автор занял такую позицию: возможно существовавшие физически документы Атлантиды нам неизвестны. Где же они как исторические источники, если они не известны ни виртуально, ни физически?



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.