Сделай Сам Свою Работу на 5

Ершова Александра Петровна,

Принципы социоигового стиля

к.п.н., доцент МИОО

 

От замечательного педагога Евгения Евгеньевича Шулешко давным-давно я услышала: «Самое главное – снять учителя с детей! Ну что он висит над ними!» Вот это самое трудное – снять учителя с детей. Учитель в штыки это принимает! Он ни за что не соглашается на это! Иногда, очень редко у кого-то это получается. Но вся социоигровая технология именно для этого задумана.

Я считаю себя счастливым человеком, потому что в 2002 году в театральном лагере, где было около 80-ти детей, и только около 20-ти были театральными, а остальные были просто детьми, мы организовали настоящие театральные игры с превращениями и преображениями, со всеми элементами театра, которые только можно было сделать. Потому что дети были хозяевами своей игры, и все было добровольно. И у нас получилось добровольное движение к знаниям.

Что в уроке важно? Учитель говорит: идите и решите что-то там. И все бегут, а один сидит. Кто главный в этот момент? Тот, кто сидит, а не тот, кто бежит. Кто бежит – с ним уже всё нормально. Он уже добровольно пошёл за знаниями. А вот что с тем, кто сидит? Когда вы смотрите уроки, когда вы ведёте уроки, вы, пожалуйста, берите во внимание одного-двух детей и понаблюдайте, что на самом деле с ними происходит? Вот они что-то хотят решить, сделать. Вот они хотят показать, что они самые умные, догадливые. А вот они уже так вовлеклись в работу, что им ничего не важно вокруг! А вот кто-то поскандалил со своим собеседником. Или он смог уступить. Мы с Вами часто видим детей, у которых глазки горят! В жизни мы часто это видим. Но вот почему же на уроке они так не горят? Почему же процесс добывания знаний для них так редко оказывается увлекательным? Именно за этим – за интересом к добыванию знаний мы должны ухаживать.

Вы все работаете на переднем крае. Потому что на вас, на нас нахлынули дети, которых мы должны защищать. На каждом занятии, мы должны тренировать какие-то стороны души, которые нужны, чтобы им легче жить было потом. А какие самые тяжёлые стороны души? Что для нас самого огорчительного? Конечно, когда нас обижают. Когда нас не слушают. Когда нас не понимают. Правда? А как сделать, чтобы на уроке и в театральном коллективе ребёнок получил вот это самое умение слушать? Дар слушания и говорения. Чтобы ребёнок не был отличником, который всё всегда знает. Чтобы он попадал в тупики по пути возникновения его собственных идей. Вот, исходя из таких соображений, 30 лет назад и рождалось то, что называется «Социоигровой технологией».



Если считать, что вообще общество и школа, в частности, тренирует и формирует социальную потребность, то хорошо бы она формировала социальную потребность для других, а не для себя. Социальная потребность – это потребность в самоутверждении. Она присуща абсолютно всем людям. Хорошо когда человек самоутверждается помогая другим. Не менее важно тренировать привычку думать самостоятельно, чтобы ребёнок придумывал свои способы решить каждую задачку, чтобы он хотел добывать знания. Социоигровая технология требует от учителя включать ребенка в обсуждение со сверстниками всех задач и проблем. Мы считаем, что ценить мнение другого и отказываться от своих заблуждений ученику легче всего, работая в малой группе. Если вот эту позицию – любопытство к миру и ощущение своей мизерности мы бы развивали! Это – не то, что самоутверждение. А это понимание того, что мир так велик, так громаден: в нём тайн столько, книг столько, что – подумаешь, я в нём чего-то там не поняла! Ну, извините, ну, не поняла. Вообще «не поняла», «не понятно» - это бесценные моменты человеческой жизни. А вся наша учительская практика, к сожалению, построена на том, что «я им сказал»! Сказал. И что? Что с того, что ты сказал? Говорить меньше надо. Тогда дело лучше получится.

И вот какая бы тема ни была на уроке или на репетиции: не важно, чем мы сегодня будем заниматься – роли учить или осваивать технику действия, - важно одно, самое дорогое: воспитывать идеальную духовную потребность. Стараться не окучивать социальную, а воспитывать духовную. А театр, он же в этом смысле такой опасный! Там же так просто надеть костюм и выйти на сцену! А главное-то тут – чувство коллективности. Главное, чтобы был вопрос: «А я вас всех сегодня не подвёл в своём красивом костюме? У нас с вами получился сегодня разговор?»

Иногда на занятиях я показываю наши социоигровые упражнения, а потом люди показывают свои, другие упражнения. И я всё время вижу, что там не так, и что там недодумано. Там не додумано, что кто кому и как говорит, и что из этого получается. Есть у нас такое упражнение: придумайте вопрос, только, чтобы этот вопрос задавал не тот, кто его придумает, а другой. Ребёнок, например, на самом деле ничего сам не может придумать, чтобы произнести вслух, и тогда, пусть это придумает другой ребёнок, и даст первому повторить. Это что тогда за общение получается? Маленький шаг от себя к другому уже сделан. А то ведь как обсуждения проходят: «Вот я хочу задать вопрос! Вот я хочу выступить!» А по социоигровой технике – это такой тёмный лес, где «Я! Я! Я!» Поэтому мы стараемся делать все обсуждения по технике «Шапка вопросов». Кто-нибудь знает, что такое «Шапка вопросов»? Кто-то знает, кто-то нет. Вообще-то всё можно прочитать на сайте «Открытый урок»: http://www.openlesson.ru/. Это для тех, кто в интернете умеет получать информацию. А для других – книжки есть: Петра Михайловича Ершова, на основе работ которого сделаны все наши технологии, и наши книжки.

Итак, «Шапка» вопросов: Вид работы по любому учебному тексту или по личным впечатлениям, требующий общения и взаимосвязи детей друг с другом. Каждый участвующий бросает в «шапку» три записки, на каждой из которых им был записан вопрос (по литературному или изобразительному тексту). На каждой записке свой тип вопроса:

1. Вопрос, проверяющий знание текста.

2. Вопрос, ответ на который я сам не знаю, но хотел бы узнать (по тексту).

3. Вопрос по выяснению другого мнения о тексте и сравнению его со своим.

___Участники могут ограничиваться и одним-двумя вопросами-записочками.

___Смысл задания заключается в постановке ученика, формулирующего и записывающего эти вопросы, в три разные позиции: а) проверяющего, б) не знающего, в) советующегося.

___Отвечают на вопросы все ученики. Для этого они подходят к «шапке» и вынимают одну из бумажек. И возвращаются на место для подготовки.

___Во время выполнения задания хорошо и доступно для детей раскрывается понятие «интересного» и «неинтересного» как самого вопроса, так и ответа на него. Поэтому данное задание имеет своеобразную связь с художественным воспитанием. Один из примеров использования «шапки» вопросов на уроке литературы у старшеклассников приведен в разделе Странички ученичества «Хрестоматии игровых приёмов обучения» (М.,2002 / Букатов В., Ершова А.).

А второе, о чем я хочу сказать, это деление на группы. Наверное, многие из вас делают это в своей практике. А вот как Вы это делаете? В произвольном порядке? Или в каком-то специальном? Вы следите за тем, кто в группу попал или кто попал, тот и попал? На занятиях в МИОО очень часто делают по хлопкам. Например, четыре раза учитель хлопнул, и по четыре человека в группу соединились. Пять раз хлопнули – по пять человек. Но за одни и те же руки нельзя держаться два раза. Педагог опять хлопнул, и опять все поменялись, ещё хлопнул, и опять поменялись. И даже в пятом классе, где мальчики с девочками не цепляются, прекрасно они все перецепляются и перемешиваются.

«Деление на команды или Объединение в малые группы». По материалам книги В.М.Букатова и А.П.Ершовой «Я иду на урок: Хрестоматия игровых приемов обучения» (М., 2000, 2002).

Если педагог по своему усмотрению будет формировать состав временных команд, то многими учениками это будет ощущаться как навязывание чужой воли. Работа в такой назначенной «свыше» компании может восприниматься некоторыми учениками даже негативно.

Чтобы избежать этого, лучше всего воспользоваться разными вариантами жребиев и считалок. На уроках полезно использовать те виды жеребьевок, которыми ученики пользуются во время своих игр. К ним могут быть добавлены и какие-то другие, сконструированные самим учителем.

Когда дети играют в свободное время, то они часто используют различные жеребьевки, которые позволяют без споров, «по справедливости» выбрать того, кто будет водить, или определить очередность вступления в игру ее участников (или команд). «Ребят тешит ожидание решения не от разумного расчета, а от случая, от воли судьбы», — справедливо отмечал еще в 1930 г. выдающийся фольклорист Г.С. Виноградов. В разрешении затруднений случаем он усматривал гениальный психотерапевтический прием народной педагогики.

Особое значение детским жеребьевкам придает известный фольклорист В.П. Аникин, считая, что народные игры являются для ребенка своеобраз­ной школой. Именно они в условиях игрового пространства заставляют детей в равной степени подчиняться общей воле, являясь главным средством со­циализации ребенка, средством приобщения его к соблюдению этических норм, правил общежития.

Круг по алфавиту (имён, фамилий) или по номерам (домов, квартир и т.д.)

За отведённое время,например, под громкий размеренный счёт ведущего до ПЯТНАДЦАТИ [с загибанием пальцев – для "наглядности"] ученики, строятся в круг по определённому «игровому правилу», который может меняться каждый кон. Если сначала по алфавиту имён, то потом по алфавиту третьей буквы в фамилии. Или по алфавиту названия улицы проживания. Если по номерам: то или домов, или квартир, или мобильников. И так далее.

Если счёт закончился, а круг ещё не выстроен, то ведущий объявляет ПРОИГРЫШ учеников. И мобилизовано (без проволочек, быстро и подтянуто) назначает новый игровой принцип построения, тут же приступая к СЧЁТУ громким, упругим голосом.

Если ученики успевают построиться вовремя, то по усмотрению ведущего можно организовать проверку.

Когда построение круга пошло детям на пользу (то есть они все мобилизовались, подтянулись и готовы работать), ведущий даёт сигнал рассчитатьсяна первый—шестой, начиная с любого из круга. Потом сообщается, что все первые номера – одна команда, вторые – другая и т.д. Или после расчёта на первый-шестой, каждая шестерка объявляется рабочей группой (командой, бригадой).

В зависимости от заключительного расчёта в круге, построенного по тому или иному игровому правилу, ученики будут объединяться в команды с численностью, нужной для последующей работы. Но состав этих команд будет открыто случайным(и для учеников, и для учителя).

В социоигровой методике есть ещё множество способов объединиться в малые рабочие группы: по считалочкам, по разрезанной открытке, с помощью игры в разведчики, воротца, колечки, заплатки.

И вот, когда группы образовались, то мы даём им работу. И нужно, чтобы одну и ту же работу делали несколько групп. Потому что когда одна группа готовит кусочек спектакля, и другая тот же кусочек, и третья, то у них после просмотра и обсуждения возникает понимание, что всё можно делать по-разному! И они без всякой подсказки понимают, что лучше, и что интереснее. А в социоигровой педагогике это обязательно.

И есть ещё один очень важный момент. Что делают одни дети, когда другие дети показывают? Если вы задания не дали зрителям, то ничего у вас хорошего не будет – ни дисциплины, ни порядка. И вам придётся всё время кричать: «Смотри! Что ты так невежливо себя ведёшь? Ведь ты должен быть внимателен к человеку, который показывает! Он же тебе показывает!» И все прочие глупости, которые в таких случаях говорятся, и которые в этот момент случайно могут получиться. Но вот если Вы дадите задание зрителям, то всё будет иначе. У нас это простые задания: либо скопировать, сфотографировать, либо выбрать самый интересный момент, самого интересного персонажа, либо слова. И потом все зрительские группы показывают, то есть дают свои ответы.

Если в школе на уроке работа идёт по группам, то важно не то, кто первый, кто всё сразу может сделать. А важен принцип, который мы называем УДОПП: угадай, дополни, отличись, повтори, проверь. Угадай – что первые показывали? Что у них было задумано? Дополни – посмотри, что они сделали, и попробуй продолжить, развить. Отличись – сделай то же самое, но по-другому. Проверь, если можно проверить, всё ли верно по заданию они сделали. А повтори – это вообще блеск, потому что это грандиозное упражнение на логику действия и особенности поведения.

Очень важно, как себя вёл педагог. Важнейшая составляющая социоигровой технологии – это поведение учителя. И вот это поведение педагога в театральной педагогике – это самое главное. Был у нас педагог иностранный, dramteacher, у них там есть «drama in education». И вот он сидит так вальяжно – нога на ногу: «Ну, давайте, делитесь на группы»… Ведь что такое задавать вопрос? Что такое – знакомиться? Если вот так вот сверху-вниз: «Ну, как тебя зовут?» Чувствуете, какое это безобразие? Или начальственно: я не знаю, но я спрашиваю, как будто я всё равно всё лучше всех знаю! И совсем другое, когда заинтересованно, подавшись к человеку! Таким образом, мы приходим к мысли о необходимости специального просвещения учителя.

На мой взгляд, вся театральная педагогика своим остриём упирается в ухаживание за идеальной потребностью ученика. Чтобы все переживания, все интересы были не в том, чтобы выпятиться и отличиться, а чтобы найти такой неожиданный аспект, чтобы узнать что-то! Вот за этим надо ухаживать. А второе – за освоением выразительного языка театра. Я тут опираюсь, конечно, только на логику действия. Для этого нужен азарт. Вот попробуйте организовать в процесс обучения так, чтобы был азарт! Но с величественной позиции традиционного учителя никак не получится! Потому что, если азарт, то Вы сами должны быть в азарте. А если вы в азарте в вопросе, в ответе, то величественность-то теряется. А что такое азарт? Это значит, есть мотив! Например, игра в отгадывание. Что такое загадка-отгадка? Это мотив, азарт, открытие!

Мы все понимаем что-то про театральную педагогику. Но мы можем понимать это по-разному. Он может понимать это не так как я, и я – не так как другой. Все мы разные и понимаем по-разному. Но важно смотреть друг на друга с интересом и думать, в чем я не прав, где он лучше меня.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.