Сделай Сам Свою Работу на 5

Немного подробнее об уровне абстракции

Я хочу сказать кое-что о машине. Я беру маленькую игрушечную машину (рис. 5).

У меня также есть фотография машины.

Я написал слово машина. И произнес слово машина.

Действительность может быть представлена различными видами символов, включая объекты, картины, написанные и проговариваемые слова.

К этому мы сейчас обратимся отдельно и рассмотрим с учетом уровня трудностей аутичных людей.

Устная речь

Машина, car, wagen, maquina, coche, voiture u autimobile.

Мы видим, что эти слова очень абстрактны и совсем «непорт-ретны»: отсутствует видимая связь между звуками и их значениями, поскольку, например, в различных языках одни и те же объекты обозначаются различными звуками.

Мы наблюдаем, что вербальная информация скоротечна - я только что произнес слова, и они уже «улетели» (Verba volant, Skripta manent). Слово не воробей, вылетит - не поймаешь.

Люди, страдающие аутизмом, хорошо анализируют зрительно-пространственную информацию, но они намного меньше сведущи во временной (скоротечной) информации.

Устная речь не имеет зрительно-пространственных признаков. И более того, она абстракта. Устная речь: 1) скоротечна и 2) абстрактна.

При анализе устной речи требуется 2 комплексных информационно-анализирующих навыка.

Письменная/печатная речь

Когда вы ВИДИТЕ слова машина, car, wagen, maquina, coche, voiture и autimobile и их признаки, вы приходите к двум заключениям:

1. Написанные слова чрезмерно абстрактны.

2. Они менее скоротечны. Они «остаются». Они имеют что-то от зрительно-пространственных характеристик. У человека, страдающего аутизмом, есть время для анализирования информации.

«Когда я слышала устную речь, - говорила Тэмпл Грэндин, -слова означали для меня не больше, чем другие звуки. Только тогда я начала понимать несколько изолированных слов, когда увидела их написание» (Т. Grandin, M. Scariano, 1986).

«Я начал понимать, для чего используются слова, когда увидел их напечатанными на бумаге» (Т. Johffe, R. Lansdown, С. Robinson, 1992).

В литературе по проблемам аутизма указано, что люди с аутизмом «обучаются визуально». Таким образом, не должно быть неожиданностью, если группа людей, страдающих аутизмом, не может говорить, но может лучше выражать себя через письменную или печатную речь.



Совершенно естественно, что довольно многие люди с аутизмом становятся совершенно растерянными, если используется вербальный метод обучения, когда их учителя обращаются именно к тем методам, которые наиболее трудны для них: слуховой вербальной передаче информации, слишком абстрактной ; и слишком скоротечной.

Картины/рисунки/фотографии

Сразу ли вы, человек, имеющий нормальное развитие, распознаете магический фокус: объект становится картиной. Когда я достаю фотографию машины из моей шляпы, тогда вы

мгновенно видите, что существует внешне воспринимаемая связь между символом и тем, что символизируется (рис. 6).

Это машина? Глядя на картину, большинство из них скажут: «Да, это машина». Но в действительности ли это машина? Нет. Мы должны сказать, что для восприятия трехмерного объекта в двух измерениях нам необходимы способности фокусника, а затем мы можем сказать: «Это машина».

В этом смысле Магритт был прав, когда назвал свою известную картину с изображением трубки Cecin est um pipe («Это не трубка»). С гиперреалистической точки зрения, он был прав, а мы были сюрреалистами, когда называли картину с изображением трубки настоящей трубкой.

Понимание связи между этими двумя явлениями относится к тому же механизму, о котором мы говорили ранее. Для отстранения себя от конкретной действительности, мы обращаемся к нашим способностям абстрагировать, должны переступить пределы буквального восприятия. Фотография, в действительности, имеет «поверхностное значение».

От гиперреалиста этот сюрреализм может потребовать слишком большой мыслительной деятельности. Несмотря на это, информация, исходящая от рисунков или фотографий, менее абстрактна, чем письменная речь. Эта информация более визуально-пространственна: информация может быть задержана на такой период времени, за который человек, страдающий аутизмом, может перевести поверхностную двухмерную информацию в понятную трехмерную.

Объекты

Еще более конкретный путь понимания и передачи информации - через объекты.

Если кто-то держит ключи от машины и говорит: «Мы уезжаем», - он общается на уровне объектов.

При нормальном развитии дети в возрасте одного года уже понимают достаточное количество взаимоотношений между объектами и вытекающими событиями.

Это машина? Да, говорим мы спонтанно. Но действительно ли это машина? Нет, но все же... Настоящая припаркована на улице. На настоящей мы поедем позже.

Важно, что мы осознаем, что выявление связи между игрушечной машиной и РЕАЛЬНОЙ требует мыслительного процесса «дифференцирования».

Так же, как кукла - символ человеческого существа, так и игрушечная машина символизирует настоящую. Вы должны видеть и понимать связь (взаимоотношение).

Если вы хотите использовать игрушечную машину в качестве символа фразы «Уроки закончены, вы можете теперь ехать домой на машине», вы должны установить ассоциатив- ную связь между игрушечной машиной и следующими событиями.

Для гиперреалиста-аутиста с чрезмерно низким интеллектуальным развитием эта попытка окажется слишком трудной. Игрушечная машина - это игрушечная машина, и на этом все заканчивается. Никаких магических трюков.

То, что игрушечная машина может обозначить: «Мы уезжаем», что существует «словарь объектов» (так же как и словарь из слов), - все это необходимо будет изучить.

После такого обзора мы лучше начинаем понимать «магический трюк» при нормальном развитии: без необходимости занятий нормальный ребенок спонтанно обучается пониманию значений объектов, рисунков и фотографий, слов в их абстрактном виде.

Это требует огромного объема «воображения». Слово воображение в своем простейшем значении - это талант идти за пределы физического восприятия, понимать метафизическую связь между «предметами» и их «значениями».

Мария и языковой капкан

Мария бежит, как будто участвуя в соревновании по бегу. Когда она видит бананы на столе в своей гостинице, она говорит: «Мама покупает много бананов. Мама покупает 2 кг бананов. У нас дома много бананов. Бананы желтые. Бананы поступают из Эквадора. Бананы поступают из Африки. Бананы поступают из Кубы».

В действительности она хочет спросить: «Могу я взять банан?» Но ей просто не подобрать слова. Феномен отсроченной эхола-лии в некоторой мере уже не подходит. Люди, страдающие аутизмом, имеют склонность относить слова и фразы к определенным ситуациям без действительного понимания того, что они произносят. В процессе взросления их навыки речи улучшаются. Таким образом, люди с аутизмом часто произносят больше, чем они в действительности понимают.

Часто это явление - причина растерянности в системе семейного воспитания, т.к. предполагается, что дети всегда понимают вопросы, которые задаются родителями.

Однако, чем больше вы отвечаете на многочисленные вопросы аутичных людей «Почему?», тем больше вы сталкиваете их с их же бессилием или неудачами. Попытки объяснить вещи имеют противоположный эффект. У людей, страдающих аутизмом, вы часто можете встретить два вида речи. С одной стороны, очень длинные предложения, комбинации слов, которые они произносят, но действительные значения не так хорошо понимают. С другой стороны, ими созданный язык, который отражает их действительное понимание, который достаточно странен и, наоборот, производит впечатление бедного.

Вывод является очевидным: несмотря на «импрессивиые» предложения, которые часто произносятся людьми с аутизмом, они в огромной степени нуждаются в помощи для того, чтобы их поняли. Эта помощь приходит через зрительную поддержку.

Зрительная поддержка помогает в двух направлениях. С одной стороны, помогает коммуникация со стороны окружающих к человеку с аутизмом. Использование письменной речи или пиктограмм, например, помогает им поместить себя в рамки абстрактного времени: «Когда мы чем-то занимаемся? Как долго это продолжается?» С другой стороны, это поддерживает коммуникацию со стороны человека, страдающего аутизмом. Марии, например, даны картинки, которые разложены перед ней на столе. Когда она берет картинку и дает ее учителю, то таким образом для нее намного легче спросить: «Можно я возьму банан?»

Бесспорно, что значение глаголов более трудно для понимания, чем значение существительных. В устной или письменной речи глагол не просто абстрактен, он обозначает целый ряд действий, которые не так очевидны, но относятся к пониманию окончательной цели.

Можно сравнить это с нашим собственным опытом со словом водить, когда мы обучались вождению машины.

Представьте, что инструктор просто сказал: «Веди...» Для нас это было бы слишком абсурдным. Мы ожидали от него «анализа работы», что инструктор будет анализировать понятие «вождение» и представит его серией переходных шагов, за которыми мы затем должны следовать (первое: вставьте ключ, затем поместите вашу левую ногу на...)

Это надо иметь в виду, чтобы осознать, что учащиеся, страдающие аутизмом, должны проводить работу по анализу глаголов, которую мы считаем такой же простой, как А, Б, В, Г, Д... И что они должны «видеть» переходные стадии, которые необходимо последовательно выполнять, так как понимание целого значения для них намного труднее.

В качестве иллюстрации здесь приведен короткий диалог между Томасом, мальчиком, имеющим высокий уровень интеллектуального развития, и его мамой. Причиной начала разговора был Томас, который снова сделал что-то неправильно. Мама: «Но, Томас, я все тебе объяснила!» Томас: «Но, мама, как я могу понять, если я не вижу этого?» Другими словами - знание через наличие поддержки зрением.

Возьмите простое словосочетание «чистка зубов».

1. Словосочетание «чистка зубов» (se brosser lee dents, teen- den-proetsen, lavarsi I denti). Некоторые люди не «видят» отношений между звуками и значением. Для многих людей уровень абстракции должен быть упрощен.

2. Последовательность операций:

- Я беру зубную щетку, зубную пасту и стакан.

- Я смачиваю зубную щетку.

- Я провожу щеткой слева направо по зубам.

- Я провожу щеткой сверху вниз по своим зубам.

- Я кладу назад зубную щетку.

Несмотря на то, что эти промежуточные шаги являются простыми, для многих людей, страдающих аутизмом, их анализ невозможен.

Например, в нем не говорится о том, что ученик должен делать с водой после того, как он почистил зубы. В каком количестве необходимо взять зубную пасту? Как долго чистить их? Как долго надо полоскать рот? И так далее.

Последовательность операций также кажется очевидной для нас (мы знаем конечный результат), но некоторые аутичные люди не понимают конечного результата или не способны понимать последовательность.

Или возьмите взрослого с аутизмом, который с помощью анализа последовательности работы научился стирать и убирать вещи после стирки. Его родители находят выстиранные вещи, аккуратно сложенные, но все еще влажные в платяном шкафу. Они забыли сказать ему об одной основной промежуточной ступени: когда ты вынул выстиранное белье из стиральной машины, то должен высушить его перед тем, как сложить.

При использовании альтернативных форм коммуникации люди часто думают, что это препятствует развитию речи и что, несмотря ни на что, лучше не начинать слишком рано визуальную поддержку.

Этого непонимания было бы меньше, если бы мы лучше понимали, что:

1) проблемой аутизма являются не только речь, но все формы коммуникации;

2) большое количество слов, употребляемых аутичными людьми, понимается ими в меньшей мере, чем мы думаем.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.