Сделай Сам Свою Работу на 5

Святитель и Император Александр I Павлович.





Летию со дня кончины посвящается.

Андреевский кавалер – Митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Серафим (Глаголевский).

 

Митрополит Санкт-Петербургский, Новгородский, Эстляндский и Финляндский Серафим (Стефан Васильевич Глаголевский), родился в 1757 году в г. Калуге в семье причетника, а позднее диакона Калужской Косьмо-Дамианской церкви Василия Глаголева.

При Таинстве Святого Крещения получил он имя Святого первомученика Стефана.

 

Образование владыки.

 

Первоначальное образование Стефан получил в Калужском духовном уездном училище.

Затем в 1776 году продолжил его в низшем классе Николо-Перервинской семинарии с фамилией Глаголев и в филологической семинарии ученого дружеского общества, основанного в Москве известными мистиками Новиковым и Шварцем.

В январе 1779 года Стефан перешел в Свято-Троицкую Лаврскую семинарию с фамилией Глаголевский.

В 1783 году Стефан Васильевич Глаголевский перешел в Московскую славяно-греко-латинскую Академию и здесь посещал вместе с Матфеем Десницким (1762-1821), впоследствии его предшественником по Санкт-Петербургской Митрополии, лекции в Московском Университете, пользуясь, как и первый, пособием Дружеского ученого общества.

Здесь с марта 1785 года 22-летний Стефан Глаголевский начал педагогическую деятельность учителем Троицкой семинарии грамматического класса, а в сентябре 1787 года определен был учителем риторики и Академическим катехизатором в Московской духовной Академии. Здесь Стефан и окончил свое духовное образование.

 

Принятие пострига.

 

Второго (15) декабря 1787 года будущий владыка принял в Московском Заиконоспасском монастыре пострижение с именем Серафим.

С 21 августа (3 сентября) 1790 года – инок Серафим был префектом Славяно-греко-латинской Академии, затем ректором, а с 1791 года – цензором печатных книг.

Как префект получил он класс философии, а как ректор – класс богословия, который, впрочем, имел он за собой еще с 1798 года.

 

В чине Архимандрита.


 

12 (25) февраля 1795 года возведен был в чин Архимандрита Московского Лужицкого монастыря и назначен членом Московской духовной Консистории. В том же году вызван был в Санкт-Петербург на чреду священнослужения и проповеди.

28 сентября (11 октября) 1798 года Архимандрит назначен был ректором Московской Академии и настоятелем Заиконоспасского монастыря.

 

В чине Епископа.

 

В Светлый День Рождества Христова 25 декабря 1799 года (7 января 1800 года) Архимандрит Серафим хиротонисан был во Епископа Дмитровского, викария Московского Митрополита и Андреевского кавалера Платона (Левшина) (1737-1812).

29 января (11 февраля) 1804 года владыка Серафим назначен был Епископом Вятским и Слободским.

Седьмого (20) июля 1805 года владыка переведен Епископом Смоленским и Дорогобужским.

 

В чине Архиепископа.

 

Седьмого (20) февраля 1812 года Епископ Серафим переведен был в Минск с возведением в чин Архиепископа и Высочайшим назначением присутствующим членом Святейшего Синода.

В Минске владыке пришлось быть только три месяца, поскольку по случаю нашествия французов отбыл он в Санкт-Петербург и здесь присутствовал в Святейшем Синоде и Комиссии духовных училищ.

С 30 августа (13 сентября) 1814 года – владыка Серафим Высочайше назначен Архиепископом Тверским и Кашинским, постоянным членом Святейшего Синода и членом Комиссии духовных училищ.

 

В чине Митрополита.

 

С 15 (28) марта 1819 года Государь Император Александр I Павлович (1777-1825) Высочайше возвел владыку Серафима в чин Митрополита Московского и Коломенского.

А 19 июня (2 июля) 1821 года – в чин Митрополита Санкт-Петербургского, Новгородского, Эстляндского и Финляндского и в Священноархимандриты Александро-Невской Лавры.

В своей епархиальной деятельности владыка Серафим отличался заботами о подъеме проповедничества, об исправном совершении богослужений, о поднятии нравственной среды духовенства, о духовно-учебных заведениях.

Митрополит Серафим усиленно заботился о поднятии дела проповедничества, наблюдал за чистотой и строгостью жизни монашествующих, за образом жизни учащих и учащихся в духовных учебных заведениях. Много внимания уделял он просвещению и печатанию богослужебных книг. Боролся владыка Серафим с масонскими и мистическими идеями, о чем следует сказать подробнее.

 

Борец с мистицизмом.

 

Большая заслуга принадлежит Митрополиту Серафиму в борьбе с получившим в то время большое распространение мистицизмом.

Биограф Митрополита Серафима замечает, что "Архипастырская ревность, распорядительность и благоразумие Митрополита Серафима дали охранительным мерам против книг мистического содержания направление, вполне соответствовавшее интересам Церкви".

Ревность о благе Церкви, старческий возраст, распорядительность вызвали в отношении к Митрополиту Серафиму уважение даже со стороны лиц, взгляды которых на церковно-правительственные предметы не совпадали с его взглядами. С глубоким почтением относился к нему Митрополит Московский Филарет (Дроздов) (1782-1867).

 

Борьба с масонами.

В союзе с патриотически-настроенным графом и Андреевским кавалером Алексеем Андреевичем Аракчеевым (1769–1834) владыка Серафим ревностно взялся служить слову и делу Божию против тайных обществ.

Оппозицию масонству помимо них составили: президент Российской Академии Александр Семенович Шишков (1754-1841), фрейлина Анна Алексеевна Орлова-Чесменская (1785-1848), попечитель Казанского учебного округа Михаил Леонтьевич Магницкий (1778-1844); душою же всего общества стал Архимандрит Фотий (Спасский) (1792-1838).

С весны 1822 года владыка Фотий прочно осел в Санкт-Петербурге, поскольку надо было убедить Государя Императора Александра I Благословленного принять решительные меры для запрета масонских лож, отстранить угрозу престолу со стороны тайных обществ, где в заправилах были все те же масоны.

Как пишет историк и писатель Борис Башилов в книге «Александр Первый и его время»: «Вечером 17 (30) апреля 1824 года Александр I долго беседовал с Митрополитом СерафимомрМитрополитом Серафимомилов скойнецкая епархия. имого Крымского. Через три дня, по совету Митрополита Серафима, Александр встретился с Архимандритом Фотием в присутствии Митрополита СерафимарМитрополита Серафимас а. Митрополит Серафим говорил о сильном размахе деятельности тайных обществ и о подготовке ими государственного переворота. Александр попросил Архимандрита Фотия представить свои соображения, как, по его мнению, надо действовать, чтобы предотвратить готовящийся переворот.

Вскоре в доме графини Анны Алексеевны Орловой Архимандрит Фотий предал известного масона – Князя Александра Николаевича Голицына (1773-1844) анафеме. В заключение уединенной беседы с Государем Архимандрит Фотий сказал Императору о Князе Голицыне: «Овца он непотребная, вернее, козлище».

Узнав об этом, Митрополит Серафим сказал Архимандриту Фотию об отлученном: "Вот ему должная плата. Что сделано, того уже переделать нельзя. Потерпи, чадо, если оскорбится Царь на тебя, а добро будет от всего, ежедневно...».

Беседа Архимандрита с Императором длилась более трех часов, и победа владыки Фотия была полная. Государь Император Александр I Благословленный вполне оценил его Святой порыв к сохранению в чистоте спасительной веры отцов, понял и то, к какой пропасти толкает страну беспрепятственная подрывная деятельность тайных обществ. Митрополит Серафим, обрадованный результатами беседы, обласкал Архимандрита, как отец сына.

Первого (14) августа того же 1822 года Императорским Указом масонские ложи в России были окончательно запрещены. А вскоре Митрополит Серафим и Архимандрит Фотий добились от Государя Александра I Благословленного низложения в мае 1824 года Министра духовных дел Князя и будущего кавалера Александра Николаевича Голицына.

В борьбе с мистическими обществами Митрополит Серафим и далее всегда держался охранительного направления. На первом же заседании в Комитете Библейского общества своим молчанием и угрюмым видом показал он свое нерасположение и не сочувствие делу и после отчета заметил: "Так могут рассуждать только люди, не понимающие Православия".

15 (28) мая 1824 года Митрополит Серафим временно избран был председателем Библейского общества, а в декабре того же года, под сильным давлением Шишкова и графа Аракчеева, представил он Государю Императору Александру I Благословленному доклад о связи Библейского общества с мистическими лжеучениями, и о необходимости его закрытия, что и было исполнено.

Высочайшим Указом, 12 (25) апреля 1826 года, Государь Император Николай I Павлович повелел Митрополиту Серафиму приостановить, впредь до разрешения, деятельность Библейского общества, равно как и действия всех библейских комитетов, отделений и сотовариществ (числом до 289).

Высочайшим Указом от 15 (28) июля 1826 года все имущество Общества, оцененное в 2 000.000 рублей, передано было в ведение Синода. Однако Государь повелел: "Книги Священного Писания от Общества, уже напечатанные на славянском и русском языках, равно и на прочих, жителями Империи употребляемых, Я дозволяю продолжать продавать желающим по установленным на них ценам".

 

Святитель и Император Александр I Павлович.

 

С именем Митрополита Серафима связаны события отъезда из Царствующего града Санкт-Петербурга в Таганрог Государя Императора Александра I Благословленного.

Вот как описывает картину отъезда Императора из Петербурга писатель Николай Карлович Шильдер (1842-1902) в своем превосходном, единственном по полноте сочинении: "Император Александр Первый, его жизнь и Царствование":

"...1 сентября 1825 года Император Александр покинул свою столицу уже навсегда. Ночная тишина и мрак царствовали над городом, когда он выехал один, без всякой свиты, из Каменноостровского Дворца.

В 4 часа с четвертью по полуночи коляска остановилась у монастырских ворот Александро-Невской Лавры. Здесь ожидали Государя Митрополит Серафим, Архимандриты в полном облачении и братия. Александр Павлович в фуражке, шинели и сюртуке, без шпаги поспешно вышел из коляски, приложился ко Святому Кресту, был окроплен Святой водою, принял благословение от Митрополита и, приказав затворить за собою ворота, направился в соборную церковь. Хор пел тропарь: "Спаси, Господи, люди Твоя...".

В соборе Государь остановился перед ракою Святого Александра Невского. Начался молебен, во время которого Император плакал. Когда наступило время чтения Евангелия, Государь, приблизившись к Митрополиту, сказал: "Положите мне Евангелие на голову". И с этими словами опустился на колени под Евангелием. По окончании молебна, положив три поклона пред мощами Благоверного Князя, приложившись к его образу, он поклонился всем, бывшим за молебном. Из собора Государь зашел ненадолго к Митрополиту, посетил келью схимника Алексия, принял от него благословление и вышел, чтобы продолжать свое путешествие.

Садясь в коляску, он поднял к небу глаза, наполненные слез, и, обратясь еще раз к Митрополиту и братии, сказал: "Помолитесь обо мне и о жене моей". Лаврою до самых ворот он ехал с открытою головою, часто оборачивался, кланялся и крестился, смотря на собор…"

 

Защитник престола.

 

За Митрополитом Серафимом имелась и великая гражданская заслуга, связанная с трагическим днем 14 (27) декабря 1825 года.

Во время бунта в этот день, вызванного отсутствием сведений об отказе от престола Великого Князя Константина Павловича (1779-1831), бывшего наследником и Цесаревичем, и слухами о том, что он под стражей – недалеко от Санкт-Петербурга.

Митрополит Серафим в облачении и с Крестом вышел из Зимнего Дворца, где был он для молебствия, и отправился на Сенатскую площадь для вразумления войск и взволнованного народа, однако оттеснен был бунтовщиками, и потому вынужден был вернуться во Дворец.

Вот как о том пишет сам Император Николай I Павлович в своем дневнике: «В то время как Я ездил к Измайловскому полку, прибыл требованный Мной Митрополит Серафим из Зимнего Дворца, в полном облачении и с Крестом. Почтенный пастырь с одним поддияконом вышел из кареты. И, положа Крест на голову, пошел прямо к толпе; он хотел говорить, но Оболенский (Князь, декабрист Евгений Петрович Оболенский (1796-1865) – прим. А. Р.) и другие сей шайки ему воспрепятствовали, угрожая стрелять, ежели не удалится» - вспоминал позднее сам Государь Император Николай I Павлович.

В ответ на речь Митрополита о законности требуемой присяги и ужасах пролития братской крови “мятежные” солдаты стали кричать ему из рядов, по свидетельству дьякона Прохора Иванова: “Какой ты Митрополит, когда на двух неделях двум Императорам присягнул... Не верим Вам, пойдите прочь!..”.

Из воспоминаний Митрополита Серафима в изложении М. М. Евреинова (1788-1878): «…я вышел из кареты в мантии и, держа в руках Крест, начал говорить бунтовавшим: «Именем Распятого уверяю вас в истине; я уже одною ногою стою во гробе и обманывать вас не стану». Некоторые из них начали креститься и подходить ко Кресту, чему я немало обрадовался, как вдруг один выскочил из толпы, имея шпагу в руке, и, помахивая ею, закричал: «Что Вы этому старому плуту верите? Он вас обманывает»; и затем над головою моею пролетело несколько пуль; тогда Государь приказал мне удалиться; меня провели по каким-то доскам, посадили в сани, за которыми стал диакон, и меня обратно привезли во Дворец в Дворцовую церковь, где и находился я до прибытия Государя долгое время, и тогда уже принесена была присяга. Митрополит Киевский Евгений также выезжал на площадь, но и он возвратился без успеха!».

 

 








Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015 - 2023 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.