Сделай Сам Свою Работу на 5

Деятельность М. М. Сперанского

Начало царствования Александра I

В дворянстве ширилось недовольство Павлом. Многим офицерам-гвардейцам не нравились его попытки подтянуть дисциплину. Другие имели к нему личные счеты. Третьи считали его тираном, который душит малейшие проблески свободы. Возник заговор, во главе которого стоял генерал П. А. Пален, один из ближайших к Павлу сановников. Он сумел убедить наследника престола Александра Павловича, что ему грозит участь царевича Алексея. Александр поверил этому тем охотнее, что отец давно был им недоволен, а в решающие дни марта 1801 г. посадил сына под арест в его покоях. Цесаревич дал согласие на дворцовый переворот, но заставил Палена поклясться, что низложенный император останется жив.

В ночь с 11 на 12 марта1801 г. заговорщики ворвались в спальню Павла и потребовали, чтобы он подписал акт об отречении. Павел наотрез отказался. Началась резкая перепалка, и Павел неосторожно задел одного из заговорщиков, крепко нетрезвого. Тотчас же произошла свалка, и Павел был убит.

Слезы брызнули из глаз Александра, когда он узнал, что отца убили. “Довольно ребячиться,— грубовато сказал Пален,— ступайте царствовать и покажитесь гвардии”.

Преображенский, Семеновский и Измайловский полки присягнули новому императору в ту же ночь. А с полком конной гвардии произошла заминка. Солдаты отказались кричать “ура”. Они не верили, что Павел I умер. Пришлось выбрать нескольких солдат и показать им усопшего царя. Потом командир спросил одного из солдат: “Что же, братец, видел ты государя Павла Петровича? Действительно он умер?”“Так точно, ваше высокоблагородие, крепко умер!” — отвечал солдат. “Присягнешь ли ты теперь Александру?” — “Точно так... хотя лучше покойного ему не быть... А, впрочем, все одно: кто ни поп, тот и батька”.

“Дней Александровых прекрасное начало...”. Об убитом царе вскоре начали забывать. Новый царь — новые надежды. Так издавно повелось на Руси.

Александру I в то время было 23 года. Он имел хорошее образование. Его воспитатель, швейцарец Лагарп, разделял идеи французского Просвещения и был республиканцем по своим взглядам. Однако воспитание Александра, по отзывам современников, было несколько отвлеченным. Говорят, что он даже не знал долгое время о существовании в России крепостного права. Будучи наследником престола, Александр немного фрондировал против отца. Он говорил, что мечтает дать народу конституцию, устроить его жизнь и удалиться в маленький домик где-нибудь на берегах Рей на.



Тень убитого отца преследовала Александра до конца его дней, хотя вскоре по воцарении он выслал из столицы участников заговора. В первые годы своего правления Александр опирался на небольшой круг друзей, который сложился около него еще до восшествия на престол. П. А. Строганов, А. А. Чарторыйский, Н. Н. Новосильцов, В. П. Кочубей, как и раньше, заходили на чай к Александру, а заодно обсуждали важнейшие государственные дела. Этот кружок стали называть “Негласным комитетом”. Его члены, во главе с Александром, были молоды, исполнены благих намерений, но очень неопытны.

Тем не менее первые годы царствования Александра I оставили наилучшие воспоминания у многих современников. “Дней Александровых прекрасное начало” — так обозначил эти годы А. С. Пушкин. Вновь возродилась политика “просвещенного абсолютизма”. Открывались новые университеты, лицеи, гимназии. Принимались меры к облегчению положения крестьян. Александр прекратил раздачу государственных крестьян дворянам за заслуги.

В 1803 г. был принят указ о “вольных хлебопашцах”. Согласно указу, помещик при желании мог освободить своих крестьян, наделив их землей и получив с них выкуп. Но помещики не спешили освобождать крепостных. За все время царствования Александра было освобождено около 47 тысяч крепостных душ мужского пола. Идеи, заложенные в этом указе, впоследствии легли в основу реформы 1861 г. Крепостное право при Александре I было отменено лишь в Остзейских провинциях России (Прибалтика).

В “Негласном комитете”было высказано предложение о запрещении продавать крепостных без земли. Торговля людьми осуществлялась тогда в неприкрытых, циничных формах. Объявления о продаже крепостных печатались в газетах. На Макарьевской ярмарке их продавали с прочим товаром, разлучали семьи. Иногда русский крестьянин, купленный на ярмарке, отправлялся в далекие восточные страны, где до конца своих дней жил на положении раба.

Александр и члены “Негласного комитета”хотели пресечь подобные явления, но предложение о запрещении продавать крестьян без земли натолкнулось на упорное сопротивление высших сановников. Они считали, что это подрывает крепостное право. Не проявив должной решительности, молодой император отступил. Было запрещено только публиковать объявления о продаже людей.

К началу XIX в. административная система государства находилась в состоянии упадка. Во введенной Петром 1 коллегиальной форме центрального управления выявились к тому времени серьезные недостатки. В коллегиях царила круговая безответственность, прикрывавшая взяточничество и казнокрадство. Местные власти, пользуясь слабостью центрального управления, творили беззакония. “Если захотеть выразить одним словом то, что делается в России, то нужно сказать: “воруют”,—с горечью писал выдающийся русский историк Н. М. Карамзин.

Александр надеялся навести порядок и укрепить государство путем введения министерской системы центрального управления, основанной на принципе единоначалия. В 1802 г. вместо прежних 12 коллегий было создано 8 министерств: военное, морское, ино странных дел, внутренних дел, коммерции, финансов, народного просвещения и юстиции. Эта мера значительно укрепила центральное управление. Но решительной победы в борьбе со злоупотреблениями достигнуто не было. В новых министерствах поселились старые пороки. Разрастаясь, они поднимались до верхних этажей государственной власти. Александру были известны сенаторы,

бравшие взятки. Желание изобличить их боролось в нем с опасением уронить престиж Правительствующего Сената. Становилось очевидно, что одними только перестановками нельзя решить задачу создания такой системы государственной власти, которая активно содействовала бы развитию страны, а не пожирала ее ресурсы. Требовался принципиально новый подход к решению задачи.

Деятельность М. М. Сперанского

Александру I удалось найти человека, который с полным правом мог претендовать на роль реформатора. Михаил Михайлович Сперанский (1772—) происходил из семьи сельского священника. Выдающиеся способности и исключительное трудолюбие выдвинули его на важные государственные посты. В 1807 г. Александр приблизил его к себе, а затем взял с собой, отправившись в Эрфурт на свидание с Наполеоном. Французский император быстро оценил скромного статс-секретаря, внешне ничем не выделявшегося в русской делегации. “Не угодно ли вам будет, государь,—в шутку спросил он Александра,—променять этого человека на какое-нибудь королевство?”

Сперанский отличался широтой своего кругозора и строгой системностью мышления. Он не терпел хаоса и сумбура. Любой самый запутанный вопрос в его изложении приобретал упорядоченную стройность. В 1809 г. по поручению Александра он составил проект коренных государственных преобразований. В основу государственного устройства Сперанский положил принцип разделения властей — законодательной, исполнительной и судебной. Каждая из них, начиная с самых нижних звеньев, должна была действовать в строго очерченных рамках закона. Создавались представительные собрания нескольких уровней во главе с Государственной думой — всероссийским представительным органом. Дума должна была давать заключения по законопроектам, представленным на ее рассмотрение, и заслушивать отчеты министров.

Все власти — законодательная, исполнительная и судебная —соединялись в Государственном совете, члены которого назначались царем. Мнение Государственного совета, утвержденное царем, становилось законом. Если в Государственном совете возникало разногласие, царь по своему выбору утверждал мнение большинства или меньшинства. Ни один закон не мог вступить в действие без обсуждения в Государственной думе и Государственном совете.

Реальная законодательная власть, по проекту Сперанского, оставалась в руках царя и высшей бюрократии. Но Сперанский подчеркивал, что суждения Думы должны быть свободными, они должны выражать “мнение народное”. В этом и заключался принципиально новый подход Сперанского: действия властей, в центре и на местах, он хотел поставить под контроль общественного мнения. Ибо безгласность народа открывает путь к безответственности властей.

По проекту Сперанского, избирательными правами пользовались все граждане России, владеющие землей или капиталами, включая государственных крестьян. Мастеровые, домашняя прислуга и крепостные крестьяне в выборах не участвовали, но пользовались важнейшими гражданскими правами. Главное из них Сперанский сформулировал так: “Никто не может быть наказан без судебного приговора”. Это должно было сильно ограничить власть помещиков над крепостными.

Осуществление проекта началось в 1810 г., когда был создан Государственный совет. Но затем дело остановилось: Александр I все более входил во вкус самодержавного правления. Однажды он накричал на престарелого Г. Р. Державина, поэта и государственного деятеля: “Ты все хочешь учить, а я—самодержавный царь и хочу, чтобы было так, а не иначе!” Один из современников, близко наблюдавший Александра, назвал его “республиканцем на словах и самодержцем на деле”.

Высшее дворянство, прослышав о планах Сперанского наделить гражданскими правами крепостных, открыто выражало недовольство. Против Сперанского объединились все консерваторы, начиная с Н. М. Карамзина и кончая А. А. Аракчеевым, бывшим фаворитом Павла, попавшим в милость и к новому императору. Сперанский был окружен людьми, которые передавали царю каждое его неосторожное слово. В марте 1812 г. он был арестован и сослан в Нижний Новгород.

 

Социально-экономическая обстановка создавала объективные предпосылки для внесения изменений в государственный и общественный строй. Поэтому в период правления Александра I (1801-1825 гг.) был осуществлен ряд важных государственных преобразований. По заданию императора проект государственных реформ был подготовлен М.М.Сперанским.

Предполагая изменить государственный механизм в либеральном духе, Сперанский предложил создать законодательную Государственную Думу и Государственный совет, координирующий все ветви власти. При этом все разрабатывавшиеся законы могли вступить в силу только после одобрения их императором. Но даже при таких ограничениях предложения Сперанского встретили препятствия и в итоге в 1810г. был создан только Государственный совет. Председателем Совета являлся лично император или назначенный им член Совета. Состоял новый орган из 40-80 крупных чиновников и помещиков, в обязанности которых изначально входила разработка различных законопроектов. Совет делился на пять департаментов, заседавших как отдельно, так и совместно.

К началу правления Александра I административная система страны пребывала в плачевном состоянии. Авторитет и влияние Сената находились на низком уровне. Попытка молодого императора реанимировать влияние Сената была вызвана давлением определенных слоев дворянства. Этому органу были в 1802г. подчинены все коллегии, губернаторы, было дозволено представлять царю доклады о благоустройстве законодательства. Однако в силу низких моральных и деловых качеств членов Сената, все эти функциональные обязанности были от него изъяты, и он остался только высшим судебным органом.

В 1802г. произошли знаменательные перемены в структуре центральных органов управления: в 1802г. коллегии были заменены отраслевыми министерствами, образованными на принципе единоначалия, а «Общее учреждение министерств» (1811г.) завершило формирование министерской системы в России. Некоторые министерства при этом не имели аналога в предшествовавшей российской истории: Министерство внутренних дел, Министерство просвещения и др. В соответствии с манифестом 1802г. об учреждении новых центральных органов управления министры были подотчетны Сенату, но реально они подчинялись непосредственно императору. В то же время было объявлено о создании Комитета министров под председательством царя для решения вопросов, входивших в компетенцию нескольких министерств. В 1812г. в Комитет министров стали входить также председатели департаментов Государственного совета и другие назначавшиеся императором чиновники.

В начале своего правления Александр I всерьез предполагал ввести в России конституционную форму правления, о чем он официально заявил на заседании польского сейма в 1818г. М.М. Сперанский, а впоследствии и Н.Н. Новосильцев по предложению императора подготовили проекты Российской конституции. По проекту «Государственной уставной грамоты Российской империи» Новосильцева- Вяземского (1821г.) предполагалось создание представительного законосовещательного двухпалатного, а не однопалатного, как у Сперанского, органа (верхней палатой при этом становился Сенат). Россия должна была получить федеративное устройство с разделением на 12 наместничеств, имевших собственные представительные органы. Однако Александр I, настороженный революционными событиями в Италии и Испании, освободительным движением в Греции, а так же натолкнувшись на сопротивление консервативной части дворянства, предпочел отложить принятие столь значимого документа. После восстания декабристов на Сенатской площади (1825г.) вопрос о конституции попал в России в разряд крамольных.

 

Лекции (УМК) : История отечественного государства и права. Тема 6. Государство и право России в период разложения крепостнического строя и роста капиталистических отношений (первая половина XIX в.)

 

Реформы Николая I

После вступления на престол Николая I самую значительную роль в стране приобрела «Собственная его Императорского величества канцелярия», состоявшая из шести отделений.

В задачи первого отделения входил контроль за деятельностью министров и министерств, подготовка законопроектов к рассмотрению.

Второе отделение занималось кодификационной деятельностью.

Третье отделение было создано для борьбы с государственными преступлениями.

В компетенцию четвертого отделения входил контроль за благотворительными и женскими учебными заведениями.

Пятое отделение занималось подготовкой реформы управления государственными крестьянами.

Шестое отделение специально было сформировано для подготовки материалов по управлению Кавказом.

Принимая во внимание события, предшествовавшие восхождению нового императора на престол, можно понять, почему особая роль была отведена третьему отделению, ведавшему политическим сыском. Этому структурному подразделению канцелярии был придан Отдельный корпус жандармов шефом которого являлся начальник самого третьего отделения. Долгие годы эти должности совмещал А.Х.Бенкендорф, подчинявшийся непосредственно императору. В соответствии с царским указом вся страна была разделена на 7 жандармских округов со своими управлениями. Кроме того, существовали Главное управление, координировавшее деятельность всех жандармских подразделений, и губернские управления.

 

Николай I. В 1796 г., в последний год правления Екатерины II, у нее родился третий внук, которого нарекли Николаем. Он рос здоровым и крепким ребенком, выделяясь среди сверстников высоким ростом. Отца, который его очень любил, он потерял в четыре года. Со старшими братьями у него не сложилось близких отношений. Детство он провел в бесконечных военных играх с младшим братом. Глядя на Николая, Александр I с тоской думал о том, что этот насупленный, угловатый подросток со временем, наверное, займет его трон.

Учился он неровно. Общественные науки казались ему скучными. Наоборот, к точным и естественным наукам он испытывал тяготение, а военно-инженерным делом по-настоящему увлекался. Однажды ему было задано сочинение на тему о том, что военная служба не единственное занятие дворянина, что есть

и другие занятия, почетные и полезные. Николай ничего не написал, и педагогам пришлось самим писать это сочинение, а затем диктовать его своему ученику.

Посетив Англию, Николай высказал пожелание, чтобы лишились дара речи все эти болтуны, которые шумят на митингах и в клубах. Зато в Берлине, при дворе своего тестя, прусского короля, он чувствовал себя как дома. Немецкие офицеры удивлялись, как хорошо он знает прусский военный устав.

В отличие от Александра, Николай всегда был чужд идеям конституционализма и либерализма. Это был милитарист и материалист, с презрением относившийся к духовной стороне жизни. В быту он был очень неприхотлив. Суровость сохранял даже в кругу семьи. Однажды, будучи уже императором, он беседовал с наместником на Кавказе. В конце беседы, как водится, спросил о здоровье супруги. Наместник пожаловался на ее расстроенные нервы. “Нервы? — переспросил Николай.— У императрицы тоже были нервы. Но я сказал, чтобы никаких нервов не было, и их не стало”.

Николай лично допрашивал многих декабристов. Одних он пытался склонить к откровенным показаниям мягким обращением, на других кричал. Суд над декабристами происходил при закрытых дверях. Пятеро наиболее виновных заговорщиков (К. Ф. Рылеев, П. И. Пестель, С. И. Муравьев-Апостол, М. П. Бестужев-Рюмин и П. Г. Каховский) были казнены в Петропавловской крепости 13 июля 1826 г. 121 декабриста сослали на каторгу или на поселение в Сибирь, заключили в крепость или послали на Кавказ, где шла война с горцами, рядовыми солдатами. Немногим довелось пережить долгое николаевское царствование.

Николай I считал, что декабристы представляют из себя ответвление тайной общеевропейской организации революционеров-заговорщиков, стремящейся к повсеместному ниспровержению монархий. Он был доволен своей победой над ними. Однако в моральном отношении Николай проиграл, ибо русское дворянство со времен императрицы Анны Ивановны не знало подобных наказаний и восприняло казнь пяти заговорщиков и заключение остальных чрезвычайно болезненно. На свободе остались многие родственники, друзья, единомышленники декабристов.

Деятельность Третьего отделения, усиление цензуры. После выступления декабристов правительство предприняло ряд спешных мер по укреплению полиции. В 1826 г. было учреждено Третье отделение Собственной его императорского величества канцелярии, которое стало главным органом политического сыска. В его распоряжении находился Отдельный корпус жандармов. Начальник Третьего отделения одновременно являлся и шефом корпуса жандармов. Долгие годы эту должность занимал барон А. X. Бенкендорф, герой Отечественной войны 1812 г. и иных войн начала XIX в., участвовавший в разгроме декабристов и в следствии над ними. Личный друг Николая I, он сосредоточил в своих руках громадную власть.

Выискивали малейшие проявления “крамолы”. Выявленные замыслы раздувались, преподносились царю как “страшный заговор”, участники которого получали непомерно тяжелые наказания. В 1827 г. среди студентов Московского университета был обнаружен кружок из шести человек, которые намеревались положить к памятнику Минину и Пожарскому прокламацию с требованием конституции. Возникло “дело братьев Критских”. Старший брат через четыре года умер в Шлиссельбургской крепости, другой брат, отправленный рядовым на Кавказ, погиб в сражении, третий оказался в арестантских ротах вместе с тремя другими товарищами по несчастью.

Правительство считало, что русская действительность не дает оснований для зарождения “крамольного” образа мыслей, что все это появляется только под влиянием западноевропейских идей. Поэтому и возлагались преувеличенные надежды на цензуру. Министр народного просвещения граф С. С. Уваров, в чьем ведении находилась цензура, видел свою задачу в умножении, “где только можно, числа умственных плотин” против наплыва европейских идей. В 1826 г. был принят новый устав о цензуре, прозванный “чугунным”. Цензоры не должны были пропускать ' никаких произведений, где порицался монархический образ правления. Запрещалось высказывать “самочинные” предложения о государственных преобразованиях. Сурово пресекалось религиозное вольномыслие. Министерство народного просвещения бдительно следило за деятельностью цензора, карало и увольняло тех, которые допускали послабления.

Другие ведомства, считая, что Министерство народного просвещения пользуется незаслуженным преимуществом, тоже стали добиваться для себя права цензуры — каждый в области своих интересов. Вскоре такое право приобрели Третье отделение, Синод, почти все министерства. Даже Управление коннозаводства обзавелось собственной цензурой. Разгул цензуры превзошел все разумные рамки — даже с точки зрения правительства. Но попытки как-то исправить положение давали лишь кратковременный успех, а затем в цензуре восстанавливались хаос и произвол. Жертвами его нередко становились дружественные правительству люди, а оппозиционные идеи продолжали проникать в некоторые слои образованного общества.

Теория “официальной народности”. Николаевское правительство пыталось разработать собственную идеологию, внедрить ее в школы; университеты, печать. Главным идеологом самодержавия стал историк и литератор С. С. Уваров, бывший с 1834 г. министром народного образования. В прошлом вольнодумец, друживший со многими декабристами, он выдвинул так называемую теорию “официальной народности” (“самодержавие, православие и народность”). Смысл идей Уварова состоял в противопоставлении дворянск'0-интеллигентской революционности и верности народных масс существующему в России порядку. Оппозиционные идеи представлялись как привнесенное с Запада явление, распространенное только среди “испорченной” части образованного общества. Пассивность крестьянства, его набожность, веру в царя министр считал исконными и самобытными чертами народного характера. Другие народы, писал он, “не ведают покоя и слабеют от разномыслия”, а Россия “крепка единодушием беспримерным — здесь царь любит отечество в лице народа и правит им, как отец, руководствуясь законами, а народ не умеет отделять отечество от царя и видит в нем свое счастье, силу и славу”.

Уваровские идеи поддерживал Бенкендорф. “Прошедшее России было удивительно, ее настоящее более чем великолепно, что же касается ее будущего, то оно выше всего, что может нарисовать себе самое смелое воображение” — в таком духе, по его мнению, следует писать о России.

Виднейшие русские историки николаевского времени (М. П. Погодин, Н. Г. Устрялов и другие) стремились в своих научных и публицистических трудах следовать концепции, предложенной правительством.

Среди части образованного общества теория официальной народности встретила самое решительное неприятие и осуждение, которое, однако, мало кто осмеливался высказывать открыто. Поэтому такое глубокое впечатление произвело “философическое письмо”, опубликованное в 1836 г. в журнале “Телескоп” и принадлежавшее перу П. Я. Чаадаева, друга А. С. Пушкина и многих декабристов. С негодованием говорил Чаадаев об изоляции России от новейших европейских идейных течений, об утвердившейся в стране обстановке политического и духовного застоя. По распоряжению царя Чаадаев был объявлен сумасшедшим и помещен под домашний арест. Теория “официальной народности” на многие десятилетия стала краеугольным камнем идеологии самодержавия.

Разрастание бюрократического аппарата. Сущность бюрократического управления. Не доверяя общественности, Николай I видел главную свою опору в армии и чиновничестве. В николаевское царствование шло дальнейшее разрастание бюрократического аппарата. Появлялись новые министерства и ведомства, стремившиеся создать свои органы на местах. Объектами бюрократического регулирования становились самые различные отрасли человеческой деятельности, в том числе религия, искусство, литература, наука. Быстро росла численность чиновников. В начале XIX в. их насчитывалось 15—16 тысяч, в 1847 г.—61,5 тысяч и в 1857 г.— 86 тысяч.

Усиливался, переходя все разумные пределы, управленческий централизм. Почти все дела решались в центральных ведомствах. Даже высшие учреждения (Государственный совет и Сенат) были перегружены массой мелких дел. Это породило громадную переписку, нередко носившую формальный характер. Губернские чиновники иногда строчили ответ на бумагу из Петербурга, даже не прочитав ее.

Однако сущность бюрократического управления состоит не в исписывании большого количества бумаг и канцелярской волоките. Это — его внешние признаки. Сущность же в том, что решения принимаются и проводятся в жизнь не каким-либо собранием представителей, не единолично ответственным должностным лицом (министром, губернатором), а всей административной машиной в целом. Министр же или губернатор составляют только часть этой машины, хотя и очень важную.

Поскольку вся информация к министру стекается через его аппарат, то министр оказывается как бы во власти своего аппарата. Подчиненные чиновники готовят и проекты решений по разным делам. Решение дела, как известно, во многом зависит от того, как оно будет доложено. Многочисленные дела, особенно те, которыми начальство не очень интересуется, фактически решают чиновники, готовящие их к докладу. Если подчиненные чиновники изо дня в день методично воздействуют на начальство в одном и том же направлении — это в конце концов становится общим направлением политики данного ведомства. В николаевские времена на посты руководителей министерств и ведомств нередко назначались армейские генералы, мало знакомые с новым для них делом. Именно они в первую очередь оказывались в положении начальства, руководимого подчиненными.

Однажды Николай I сказал: “Россией правят столоначальники”. И действительно, среднее чиновничество (столоначальники) играет в принятии решений особую роль. Но столоначальник не отвечает за решение, принятое по его докладу. Отвечать в принципе должен тот, кто его подписывал. Но все знают, что министр или губернатор не мог принять иное решение, раз ему доложили так, а не иначе. Так происходит круговая безответственность, свойственная бюрократическому управлению.

Попытки укрепить империю

Показания декабристов, данные во время следствия, открыли перед Николаем широкую панораму российской жизни со всеми ее неустройствами. По окончании следствия он приказал составить свод из этих показаний, постоянно держал его в своем кабинете и часто к нему обращался. Многое из того, о чем говорили декабристы, он признавал справедливым.

Вскоре после воцарения Николай удалил Аракчеева. Это, однако, не означало конец аракчеевщины. Многие люди, выдвинутые Аракчеевым, оставались при должностях и пользовались доверием Николая. Аракчеевские традиции были сильны до конца его царствования.

Тем не менее в первые годы правления в числе ближайших сподвижников Николая оказался ряд крупных государственных деятелей. Это прежде всего М. М. Сперанский, П. Д. Киселев и Е. Ф. Канкрин. С ними связаны главные достижения николаевского царствования.

Кодификация законов. Оставив мечты о конституции, Сперанский теперь стремился к наведению порядка в управлении, не выходя за рамки самодержавного строя. Он считал, что эту задачу невозможно решить без четко составленных законов. Со времени Соборного уложения 1649 г. накопились тысячи манифестов, указов и “положений”, которые друг друга дополняли, отменяли, противоречили один другому. Разобраться в них мог только очень опытный юрист. Отсутствие свода действующих законов затрудняло деятельность правительства, создавало почву для злоупотреблений чиновников.

По распоряжению Николая работы по составлению Свода законов были поручены группе специалистов под руководством Сперанского. Прежде всего были выявлены в архивах и расположены в хронологическом порядке все законы, принятые после 1649 г. Они были опубликованы в 51-м томе “Полного собрания законов Российской империи”.

Затем началась более сложная часть работы: были отобраны, расположены по определенной схеме и отредактированы все действующие законы. Редактирование заключалось в устранении противоречий между ними. Иногда действующих законов не хватало для заполнения схемы, и Сперанскому со своими помощниками приходилось “дописывать” закон на основании норм зарубежного права. К концу 1832 г. закончилась подготовка всех 15 томов “Свода законов Российской империи”. В первый том были включены законы, касающиеся высших, центральных и местных органов власти. “Император всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный,— гласила статья 1 “Свода законов”.— Повиноваться верховной его власти не токмо за страх, но и за совесть Сам Бог повелевает”.

19 января 1833 г. “Свод законов” был одобрен Государственным советом. Николай I, присутствовавший на заседании, снял с себя орден Андрея Первозванного и возложил его на Сперанского. Этот “Свод” немедленно вступил в действие, затронул жизнь миллионов людей и облегчил ее, уменьшив хаос в управлении и произвол чиновников. Что важнее? Те ли проекты времен царствования Александра I, которые открывали заманчивые, но туманные перспективы? Это ли дело, которое выглядит сравнительно малым, несмотря на вложенный в него титанический труд и немедленную практическую пользу? Непросто ответить на эти вопросы. Наверное, всякое время имеет свой масштаб дел. Но во все времена, говоря старомодным и наивным языком Державина, “сияют добрые дела”.

Крестьянский вопрос при Николае I. В первые годы своего царствования Николай I не придавал большого значения крестьянскому вопросу. Постепенно, однако, царь и его ближайшее окружение приходили к мысли, что крепостное право таит в себе опасность новой пугачевщины, что оно задерживает развитие производительных сил страны и ставит ее в невыгодное положение перед другими странами — в том числе и в военном отношении.

Разрешение крестьянского вопроса предполагалось вести постепенно и осторожно, рядом частичных реформ. Первым шагом в этом направлении должна была стать реформа управления государственной деревней. В 1837 г. было создано Министерство государственных имуществ, которое возглавил П. Д. Киселев. Это был боевой генерал и деятельный администратор с широким кругозором. В свое время он подавал Александру I записку о постепенной отмене крепостного права, дружил с декабристами, не зная об их заговоре. В 1837—1841 гг. Киселев добился проведения ряда мер, в результате которых удалось упорядочить управление государственными крестьянами. В их деревнях стали открываться школы, больницы, ветеринарные пункты. Малоземельные сельские общества переселялись в другие губернии на свободные земли.

Особое внимание киселевское министерство уделяло поднятию агротехнического уровня крестьянского земледелия. Широко внедрялись посадки картофеля. Местные чиновники принудительно выделяли из крестьянского надела лучшие земли, заставляли крестьян сообща, засевать их картофелем, а урожай изымали и распределяли по своему усмотрению, иногда даже увозили в другие места. Это называлось “общественной запашкой”. призванной страховать население на случай неурожая. Крестьяне же увидели в этом попытку внедрить казенную барщину. По

государственным деревням в 1840—1844 гг. прокатилась волна “картофельных бунтов”. Вместе с русскими в них участвовали мари, чуваши, удмурты, коми.

Помещики тоже были недовольны реформой Киселева. Они опасались, что попытки улучшить быт государственных крестьян усилят тяготение их крепостных к переходу в казенное ведомство. Еще большее недовольство помещиков вызывали дальнейшие планы Киселева. Он намеревался провести личное освобождение крестьян от крепостной зависимости, выделить им небольшие земельные наделы и точно определить размер барщины и оброка.

Недовольство помещиков и “картофельные бунты” вызвали в правительстве опасение, что с началом отмены крепостного права придут в движение все социальные группы и сословия огромной страны. Именно роста общественного движения больше всего боялся Николай I. В 1842 г. на заседании Государственного совета он сказал: “Нет сомнения, что крепостное право, в нынешнем его положении у нас, есть зло, для всех ощутительное и очевидное, но прикасаться к нему теперь было бы делом еще более гибельным”.

Реформа управления государственной деревней оказалась единственным значительным мероприятием в крестьянском вопросе за все 30-летнее царствование Николая I.

Е. Ф. Канкрин и денежная реформа. К концу царствования Александра I внешний долг России достигал 102 млн. рублей серебром. Страна была наводнена бумажными ассигнациями, которые печатало правительство, пытаясь покрыть военные расходы и платежи по внешнему долгу. Стоимость бумажных денег неуклонно падала.

Незадолго до своей кончины Александр I назначил на пост министра финансов известного ученого-экономиста Егора Францевича Канкрина. Убежденный консерватор, Канкрин не ставил вопрос о глубоких социально-экономических реформах. Но он трезво оценивал возможности экономики России и считал, что правительство должно исходить именно из этих возможностей. Канкрин стремился ограничить государственные расходы, осторожно пользовался кредитом и придерживался системы протекционизма, облагая высокими пошлинами ввозимые в Россию промышленные товары. Это приносило доход государственной казне и защищало от конкуренции неокрепшую русскую промышленность.

Главной своей задачей Канкрин считал наведение порядка в денежном обращении. В 1839 г. его основой стал серебряный рубль. Затем были выпущены кредитные билеты, которые можно было свободно обменивать на серебро. Канкрин следил за тем, чтобы количество находившихся в обращении кредитных билетов в определенной пропорции соответствовало государственному запасу серебра (примерно шесть к одному).

Денежная реформа Канкрина (1839—1843) оказала благоприятное влияние на экономику России. Упорядочилось денежное обращение, выросла торговля. Кодификация законов, реформа управления государственными крестьянами и денежная реформа — таковы основные достижения николаевского царствования. С их помощью Николаю I к концу 30-х гг. XIX в. удалось укрепить свою империю.

Начало кризиса николаевской системы. Крепостное хозяйство России было малодоходным. Средства, необходимые для каких-либо крупных государственных мероприятий, накапливались медленно. Но Николай I с течением времени все меньше с этим считался. Он переоценил прочность своих успехов во внутренней политике и значение своей победы в русско-польской войне 1830—1831 гг., вспыхнувшей после восстания в Польше и проходившей в обстановке открытой враждебности к России ведущих западных держав. Считая себя главной силой в борьбе с революцией, Николай I присвоил себе функции “жандарма Европы”. Это сочеталось с активной политикой на Востоке (по отношению к Турции и Ирану) и на Кавказе.

Активная внешняя политика требовала значительных военных расходов. Е. Ф. Канкрин не стеснялся указывать царю на их непосильную тяжесть. Отношения между царем и непокладистым министром становились все напряженнее. Предметом особой озабоченности Канкрина была нескончаемая кавказская война. В 1844 г., когда ее масштабы значительно расширились, Канкрин сделал царю особое представление. Он считал, что следует либо немедленно подавить восстание горцев, либо, если это невозможно, прекратить военные действия. С мнением министра финансов не посчитались, и он ушел в отставку.



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.