Сделай Сам Свою Работу на 5

Обучение других ченнелингу

Встреча с Дней

В 1983 году я жила в Сан-Франциско. Там и произошло мое первое знакомство с ченнелингом. Один мой друг, мнение которого я очень уважала, пригласил меня к себе послушать Ричарда Райала, здешний канал. В это время я как раз писала докторскую диссертацию, а до того четырнадцать лет занималась психологией и вопросами духовного роста. Я изучала западную психологию, восточную, а также медитацию. Плюс к этому я еще многие годы была социальным работником и консультантом.

Получив это приглашение, я испытала смешанные чувства. Хотя я и посвятила долгие годы исследованию сознания, но с ченнелингом никогда прежде не сталкивалась, разве что в книжках Эдгара Кейса* и Джейн Роберте**, которые, признаюсь, глубоко впечатлили меня. Фактически, я выработала на основе этого чтения два основных своих убеждения относительно мира: все аспекты нашей реальности мы создаем сами — это во-первых; мы многоплановые существа, одновременно пребывающие в различных измерениях, — это во-вторых. Эти книги сыграли решающую роль в становлении моего духовного сознания. Я бы сформулировала так: читая эти книги, я прониклась уверенностью, что мне доступно получать знания от учителей, существующих на иных уровнях, что знания, добытые посредством ченнелинга, будут полезны мне. И бессознательно во мне проснулось желание узнать, как можно самой получить такого рода знания.

С другой стороны, хотя Джейн Роберте и была для меня авторитетом, у меня было много предубеждений относительно ченнелинга. Мне еще не приходилось присутствовать при вхождении «канала» в состояние транса. «Каналы», или «ченнелеры», стали массовым явлением только с середины восьмидесятых, а в описываемое время ченнелинг еще не стал неотъемлемой частью движения Нью-Эйдж и метафизического опыта. Мои друзья и клиенты еще не начали мне рассказывать о своих невероятных встречах с каналами. Зато бесчисленные фильмы ужасов успели вселить в меня страх перед одержимостью злыми духами. А главное, годы, потраченные на изучение восточной философии, воспитали во мне убеждение, что, общаясь с «наставниками» из мира духов, я могу значительно уклониться от истинного пути самопознания. Если бы меня спросили тогда, как я себе представляю типичный сеанс ченнелинга, я наверняка сказала бы: вижу комнату, в которой полно старушек с планшетками «уия» для спиритических сеансов, вокруг бегают дико мяукающие кошки, а какой-то корыстный шарлатан вешает им всем на уши лапшу — и старушкам, и их кошкам.



Учитывая все эти предубеждения, тем более удивительной стала для меня встреча с Ричардом. Привлекательный, интеллигентный человек,

См.: Кевин Тодеши. «Эдгар Кейс и Хроники Акаши». К.: «София», 1999.

См.: «Говорит Сетх. Ченкелинг VI». К.: «София», 1999.—Здесь и далее прим. ред., если не указано иначе.

 


Ричард быстро вошел в транс и вызвал существо по имени Дия. Я не ощутила в Ричарде ни намека на эпилепсию, никакого патологического изменения личности. Просто в какой-то момент его голос зазвучал более глубоко, в нем появился какой-то дополнительный резонанс.

Услыхав голос Дии, я сразу догадалась, что это и в самом деле могучее существо. Он говорил о важности установления гармонии с другими существами, с самой Землей, потому что без этого нельзя достичь радости и гармонии бытия, — и его послание глубоко отозвалось во мне. С готовностью я приняла его предложение «расширить и прояснить» энергию в различных центрах наших тел, чтобы мы могли достичь более полного согласия друг с другом и Землей. Я действительно почувствовала, как тонкая энергия проникает в мое сознание, в мой мозг, и поверила в реальность происходящего.

После этого первого вечера произошло еще несколько встреч. Дия поражал меня все больше и больше. В конце концов я согласилась на предложение Ричарда и Дии — пройти годичный курс тренировки. И от занятия к занятию я все больше узнавала Ричарда и Дию, их личные особенности. Во мне росла любовь к Дии как к наставнику и другу. Я училась доверять его руководству, проникнутому мудростью и сочувствием.

Как толь ко Дия начинал свои наставления, я впадала в бессознательное состояние, и это длилось минут десять. Эта реакция моего организма была для меня неопровержимым доказательством того, что я в самом деле нахожусь под влиянием чего-то могучего. Всякий раз я давала себе обещание хранить ясность сознания, и всякий раз неизбежно это обещание нарушала, то есть снова теряла сознание. Но это меня не пугало. Почему? Потому что, когда я впадала в такое состояние, со мной рядом по-прежнему находились друзья, которым можно было доверять. К тому же когда я приходила в себя, то ощущала свежесть и обновленность, у меня было чувство, что я пережила нечто очень важное. Но почему я теряла сознание? Со временем это стало мне понятно: только при отсутствии сознания, когда спадали все оковы личности, я действительно приближалась к Дии, действительно общалась с ним; чтобы возник полный контакт, мне следовало покинуть пределы своего тела. Я считаю, что эти «выходы из тела» и подготовили меня к осознанному ченнелингу.

Начало ченнелинга

Примерно через год после первой встречи с Дией я начала ощущать легкое давление в левом виске. Я чувствовала поток слов... это был некий канал связи, доступный для меня. От меня требовалось решить, хочу ли я этого, и произвести настройку. Решение оставалось за мной. К этому времени я уже настолько полюбила Дню, настолько ему доверяла, что все опасения насчет того, что он возьмет меня в рабство или отвлечет меня от самопознания, — исчезли напрочь. И я без колебаний приняла решение — произвести настройку.

Первые шаги в ченнелинге я осваивала при помощи включенного магнитофона — позволяла потоку слов проникать в левое полушарие мозга и струиться через рот. Мой первый опыт ченнелинга длилсянебольше двадцати минут, но после него я почувствовала огромную усталость. В моем теле жизненных сил было не так много, чтобы общаться с иным существом и при этом оставаться бодрым.

Первый опыт пробудил во мне смешанные чувства. В основном я воспринимала такой контакт как нечто вполне естественное. Ведь я уже год общалась с Дией и научилась доверять ему. Этот год стал своего рода мостом, по которому я подошла к ощущению, что предоставление Дни канала в моем лице — это просто продолжение нашей дружбы.

И все же я испытывала волнение, потому что понимала, что выхожу на совершенно новый для меня уровень познания. Так, наверное, чувствовали себя первопроходцы, переходя границу, за которой их ждало неведомое. Во мне была и гордость, и радостное предощущение чего-то. Несмотря на то что я уже целый год наблюдала, как Ричард Райал проводит ченнелинг Дии, я все же не чувствовала уверенности, что смогу делать так же. Я вообще серьезно сомневалась в том, есть ли у меня дар к ченнелингу, и обрадовалась, когда сомнения начали развеиваться.

И вот мой первый ченнелинг состоялся и все пошло хорошо, вот только содержание послания, то есть первые слова, которые произнес Дия, меня удивили: «Нам хотелось бы убедить тебя, что ангелы действительно существуют». Поскольку ангелы меня, с моим «мировоззрением двадцатого века», решительно не интересовали, это заявление меня удивило и даже поразило. Мысль, высказанная Дией, оказалась абсолютно посторонней моему сознанию; значит, повседневное мое восприятие здесь ни при чем> то есть и сам ченнелинг — это феномен внешний по отношению к моему сознанию. После изумления вторым моим ярчайшим ощущением была — энергия. Раньше я осознавала, что брожу мыслями в нескольких направлениях одновременно, но во время ченнелинга я ощущала невероятную наполненность энергией. Мне казалось, что вся моя энергия собирается в едином центре и этот поток глубоко вибрирующей энергии укореняет меня в земле. Это ощущение фокусирования было, если так можно выразиться, очень «насыщающим» чувством: я словно получала подпитку на некоем тонком энергетическом уровне.

Отказ от сомнений

Впервые попробовав ченнелинг, я начала практиковаться каждый день. Из-за того ли, что мне нравилось это чувство энергетической «подпитки», из-за того ли, что новизна выдвигаемых Дией мыслей очаровывала меня, —мне хотелось заниматься ченнелингом как можно чаще. На первых уроках Дия преподавал мне новый взгляд на жизнь вселенной. Он уши меня, что человеческая эволюционная цепочка — не более чем одна из миллиона эволюционных цепочек. Он рассказывал мне не только о том, что жизнь существует на многих планетах, во многих солнечных системах, но и о том, что есть множество измерений нефизического сознания. Он объяснял, что вселенная буквально кишит жизнью, а мы, люди, имеем возможность настраиваться на волну иных существ и устанавливать с ними телепатическую связь.

Признаюсь, что моя первоначальная заинтересованность ченнелингом взросла на почве скептицизма. Мне хотелось убедиться, насколько этот самый ченнелинг «реален», и поэтому я проводила часы за прослушиванием магнитофонных записей, анализируя их форму и содержание. Я стремилась понять, могу ли я по-настоящему отделить мысли Дии от своих собственных, провести различие между манерой Дии подавать материал и моей манерой. Хотя духовные вопросы волновали меня уже не первый год, какая-то часть меня еще верила только свидетельствам пяти чувств и хотела убедиться, что ченнелинг — это не просто игра воображения.

Прослушивая магнитофонные записи, я отметила несколько особенностей в своей речи. Во-первых, во время ченнелинга я использовала словесные обороты, чуждые мне в обычной жизни. Мне также казалось, что дыхание становится более поверхностным и редким, тембр голоса делается более низким, слова я выговариваю тоже как-то необычно. Мне могут возразить: все эти особенности говорят лишь об одном — ты находилась в состоянии транса. А было ли общение с независимым существом? Возможно, и нет. Но уж что нельзя оспорить, так это то, что я все же вышла на иной уровень сознания.

Изменился и мой привычный синтаксис. Обычно я говорю и пишу сжатыми, лаконичными фразами и предпочитаю экономить выразительные средства. А послания Дии состояли, наоборот, из пространных фраз с развернутыми метафорами. Я была склонна недоговаривать, а Дия — проповедовать. Я строила свою речь в виде коротких абзацев, и мне чуждо было стремление к «рассказыванию историй», к длинным монологам, а Дия говорил непрерывно сорок пять минут, плавно переходя от одной мысли к другой.

И наконец, содержание получаемых при ченнелинге посланий резко отличалось оттого, чем было наполнено мое сознание. Обитательница маленькой провинциальной планеты Земля, я в обыденной жизни мало интересовалась ангелами и альтернативными путями эволюции.

Записывая свою речь во время ченнелинга и затем прослушивая записи, я обнаружила много различий между стилем Дии и моим собственным. В конце концов я решила, что вряд ли когда-либо смогу выяснить, кто же такой Дия — какой-то аспект моего сознания или независимое существо. И я решила так: раз этот опыт важен для меня, то не имеет значения, откуда приходит информация. Допустим, она исходит «всего лишь» из моего воображения. Ну что ж, это только доказывает, что мое сознание намного богаче, намного сложнее, чем я всегда представляла! Я решила оставить попытки разрешить неразрешимое. Чем тратить время на бесплодные размышления о том, реален ченнелинг или нет, я лучше начну исследовать, куда он может меня привести и как он может расширить мое сознание.

 

Первые дары от Дии

В те первые дни моего ченнелинга Дия не только задавал мне загадки, но и радовал щедрыми дарами. Его учение о природе вселенной расширило мое сознание, освободив от свойственного нам, людям двадцатого века, убеждения, что человек — это просто генетическое отклонение от нормы, случившееся в равнодушной вселенной.

Он также открыл мне истину о любви. Его наставления были просты. Любовь — клей вселенной, сила притяжения, связывающая молекулы и не дающая форме распасться. Это простые истины. Но, правильно понятые, они оказались очень действенными. Я ощущала Дию, и, наверное, через это ощущение восприняла учение о любви более полно, чем через его слова. Я чувствовала, глубоко и несомненно, что Дия любит меня. Меня вдохновляло, что я любима кем-то, кто видит все мои сильные и слабые стороны. Сознание, что там, во вселенной, находится кто-то, любящий нас, людей, не могло не придать силы.

Как только я занялась ченнелингом, Дия начал руководить мной и снабжать информацией. И это был еще один его дар. Он помогал мне разбираться в моей личной мотивации и давал блистательный, хотя и не всегда для меня приятный, анализ моей личности. Он знал все мои слабые места и подталкивал меня к их исправлению. Одним из его самых важных уроков был такой —ни в коем случае не перекладывать свою личную ответственность за все совершаемое на плечи учителя, под чьим бы именем он ни явился: священника, гуру или духа-наставника. Как и все хорошие учителя, Дия внушал мне мысль, что подлинный учитель — это тот, кто помогает ученику разглядеть Бога в себе, распознать, что люди — существа не одномерные. Дело учителя — открыть нам наш собственный внутренний мир и помочь отыскать пути к его выражению. Но нередко мы просто копируем наших учителей, забывая, что надо искать собственные пути для восхождения на тот уровень сознания, на который взошли они. А бывает, что мы ленимся искать ответы на вопросы, по-детски надеясь получитьих от всезнающих «папы и мамы».

Дия указал мне на мою склонность уступать авторитету, будь то во взаимоотношениях с ним или с другими; и еще он показал мне, как эта склонность подрывает мои собственные силы. Ранее он высказал такое мнение: я избрала именно бестелесного учителя потому, что понимала бессознательно — трудно подражать существу, которое лишено телесной оболочки. То есть меньше соблазна строить жизнь по его образцу, и, соответственно, энергичней становится движение к собственной истине, к творческому самовыражению.

Обучение других ченнелингу

Спустя несколько месяцев после того, как я стала каналом Дии, мои друзья и клиенты стали просить меня обучить ченнелингу и их. Сначала я отказывалась, причем решительно. Раз меня никто по-настоящему не обучал технике ченнелинга, значит, я не вправе ее преподавать. Я обратилась за советом к Дии, и он мгновенно снабдил меня техникой, детально изложенной в этой книге.

Занявшись обучением других, я убедилась, что Дия преподал мне верный урок: наша вселенная полна разнообразнейших жизненных форм. Каждый индивидуум притягивает к себе обучающую сущность, соответствующую его навыкам и темпераменту, его уровню подготовки. Настроиться или нет на связь слухами-наставниками —это личное дело каждого, но наставник всегда наготове. Я помогала людям вступать в осознанный контакт с наставником, я привлекала к ним новых наставников, и поэтому на собственном опыте убедилась —разнообразие типов наставников неисчерпаемо. Я сталкивалась и с даосским йогом, и с индейским шаманом, и с ангелами, и с инопланетянами, и с духами природы.

Но самые интересные наставники, мною встреченные, называли себя «Комитетом». Этот Комитет состоял из прямой линии, спирали и многомерного треугольника. Та женщина, которая стала их каналом, была чрезвычайно хорошо осведомлена в истории искусств и в медицине, но ей пришлось, для того чтобы общаться с ними, засесть за учебники по физике. Их разум, их сознание каналу показались загадочными, и все же, когда она связалась с ними, то ощутила такое трогательное сочувствие к этим геометрическим сознаниям, что не могла сдержать слез.

Когда я знакомила других с этим случаем, мне часто задавали вопрос: как же ей удалось войти в контакт с этим геометрическим разумом? Я думаю, что лучше говорить об этом в терминах потоков энергий. Каждая форма наделена разумом и энергией, то есть за конкретной формой стоит метафизическая идея. Каждая геометрическая форма имеет определенный, связанный с ней поток энергии. К примеру, прямая линия, участвовавшая в ченнелинге, была вертикальной. Комитет разъяснил каналу, что линия эта символизирует движение от абстрактной мысли к материи, от духа к форме, и эта линия предстала перед каналом для того, чтобы дать представление о движении энергии от духа к материи. Я старалась их понять, и псе же Комитет остался самым причудливым собранием наставников, когда-либо мною встреченных. И они, конечно, были реальны для моей ученицы, которая заполняла целые страницы полученными материалами, касающимися различных тем.

Уже несколько лет я имела возможность наблюдать, как развиваются взаимоотношения, полные доверия и любви, между моими клиентами и их наставниками. Я видела, как любовь и защита со стороны наставников успокаивает людей и придает им силы. Я замечала, как под влиянием этого общения мои клиенты обретают уверенность в себе, в ценности своего самовыражения. И неважно, приходит ли та любовь, которую я узнала за годы занятия ченнелингом, из тайников нашего собственного сознания или ее посылают независимые от нас существа. Главное —эти любовь и забота искренни!



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.