Сделай Сам Свою Работу на 5

Типовые «грязные» технологии

Поскольку с подробным описанием типовых грязных технологий и методами противодействия им читатель может познакомиться в [2], в нашей книге мы ограничимся лишь необходимым минимумом сведений.

При всем многообразии «грязных» технологий в их основе лежат два приема: обман (дезинформация) избирателей и подкуп их.

 

Почему-то принято считать, что подкуп – чуть ли не самая «грязная» из всех «грязных» технологий. По нашему же мнению, подкуп далеко не так опасен, как обман. Во всяком слу­чае, он не лишает избирателей свободы сознательного выбора. Если гражданину угодно, образно говоря, отдать свое право пер­во­родства за чечевичную похлебку – то в конечном итоге это ре­шение самого гражданина.

Технологии подкупа избирателей в ходе предвыборной кампании (т.е. задолго до выборов, когда «благотворительность» кандидата еще не попадает под нарушение закона) мы уже обсуждали в п. 6.8. Там же было отмечено, что подкуп обычно далеко не так эффек­тивен, как это считают: нет никаких гарантий, что избиратель, получив что-либо от кандидата, сразу же станет его сторонником (закон старухи Шапокляк, п 6.6.2).

Более того. Подкуп опасен для подкупающего, т.к. акт подкупа органически связан со снижением самооценки избирателя. Как правило, избиратель хорошо понимает, что его голос покупают, и что «продав» голос, он поступает нехорошо. Конкуренты могут использовать этот момент и обратить его против скупщика голосов. Поэтому «покупателю», если он хочет достигнуть успеха, приходится не просто тупо раздавать деньги и водку избирателям, но как-то вписать эту акцию более или менее осмысленную стратегию кампании. Если внимательно рассмотреть кампании, выигранные якобы только при помощи подкупа, в большинстве случаев оказывается, что победа «покупателя голосов» явилась следствием стратеги­чески правильной постановки кампании, а не голой игры на мате­риальном интересе.

Поэтому (как ни парадоксально это звучит) чем «честнее» действует «покупатель», тем лучше работает подкуп. «Покупатель» обращается к избирателю, как бизнесмен к бизнесмену: «От политиков и депутатов все равно никакого толка не будет. Они все врут. А я честно говорю, что мне нужен мандат, и я готов за него честно вам заплатить». Следует отметить, что российские политики хорошо постарались, чтобы такого рода агитация находила отклик у избирателей. Она и находит.



 

Наиболее яркий пример – уже упоминавшаяся нами в п. 6.8. оптовая покупка Р.Абрамовичем Чу­котки. При этом Р.Абрамович абсолютно не скрывал, что он делает. Наоборот, избирателям открыто говорилось: «Все о вас за­были, просвета никакого нет, а с Р.Абрамовича вы хоть что-то по­лучите». Так что у избирателей не могло быть никаких сомнений, что их именно подкупают. И осуждать их за то, что они «прода­лись», не следует – они просто проголосовали за того, кто дейст­ви­тельно для них что-то делал. Назвать такую постановку кампа­нии «грязной» было бы несправедливо. Напротив, все бы­ло честно, «по понятиям».

 

Надо сказать, что в последнее время наблюдается рост эффективности технологии подкупа. Представляется, что это связано с нарастающим разочарованием граждан в российских политиках и выборной системе. В результате в 2003г. стали проходить «фокусы», немыслимые, например, в 1993г.

 

В 2003г. можно было наблюдать несколько очень похожих друг на друга кампаний по выборам в Государственную Думу. В провинциальном округе баллотируется известный и довольно популярный кандидат из «местных». Он имеет поддержку местной власти и является наиболее вероятным претендентом на победу. Неожиданно у него появляется не имеющий никакого отношения к округу конкурент, у которого за душой нет ничего, кроме немереного количества денег (например, директор одного из московских рынков). По всем правилам, такой персонаж может выкинуть на кампанию любое количество средств – победа ему все равно не светит.

Не тут-то было!

Кандидат-«директор» начинает кампанию со скупки административного ресурса. В первую очередь «башляются» суды, далее – избирательные комиссии, далее – местные администрации. Если тот или иной чиновник проявляет верность «местному» кандидату – покупаются все его замы. Далее вливаются деньги в региональные и местные СМИ. После этого «директор» может делать в округе все, что угодно: и власть, и «общественное мнение» будут безмолвствовать.

Расчистив поляну «директор» берется за избирателей, приступая к массовой скупке голосов по схеме «ты мне - я тебе». Какое-то время «местный» кандидат взирает на это с презрительной улыбкой: просчитался московский барыга, наших так просто не купишь. Бедняге невдомек, что «наших» уже давно тошнит от всех политиков, как от московских, так и от местных. Когда до «местного» начинает доходить, что реально происходит, он кидается за поддержкой к родной власти, требуя (причем совершенно справедливо!) снять нарушителя закона с выборов. Ему отвечают «да; конечно, конечно!» - и нечего не происходит. «Местный» обращается за обещанной помощью второй раз, третий – с тем же результатом. Наконец он начинает делать то, что следовало делать с самого начала: отрабатывать в своей кампании агитационную тему против «московского покупателя нашего города». Но уже поздно и не хватает времени и сил (особенно с учетом того, что «директор» перекупил половину штаба «местного»).

 

Перед «покупателем голосов» во время выборов традиционно встают две про­бле­мы: как обойти закон и как гарантировать, что проплаченный из­биратель действительно проголосует за нужного кандидата. В ка­честве примера мы опишем две распространенные схемы подкупа, решающие эти проблемы.

1). Семейный агитатор [2]. Штаб кандидата заключает с избирателем трудовое соглашение: нанимает его в качестве аги­татора. Сразу же после заключения соглашения избирателю вы­пла­чивается небольшой аванс. Остальные деньги ему обещают запла­тить в качестве премиальных за «хорошую работу». На вопрос «кого агитировать?» агитатору отвечают: «агитируй свою семью, а ра­бота будет считаться «хорошей», если наш кандидат по­бе­дит на выборах».

Естественно, на самом деле реальной работы от такого «аги­татора» никто не ждет. Цель схемы – создать у избирателя ма­териальную заинтересованность в победе кандидата.

Описанная схема применялась на выборах многократно, и иногда с успехом. Ее особое «преимущество»: если конкуренты не располагают системой «кукушек», им трудно отследить, что запущен проект «семейный агитатор».

2). Клонированныйфонд. Кандидат Иванов учреждает благотворительный «Фонд Иванова», и за полгода до выборов передает этот фонд другим людям, формально не имеющим к нему, Иванову, никакого отношения (понятно, что на самом деле новые хозяева Фонда – люди Иванова). Во время выборов Фонд начинает массовую раздачу благ избирателям, обещая еще больше, если Иванов победит. При этом предъявить претензии за подкуп избирателей к самому Иванову невозможно.

 

Переходим к технологиям обмана.

Наиболее типичным и часто применяемым методом дезин­фор­ма­ции является клевета (выброс компроматов) на конкурен­тов. О том, какой характер она может принимать во время изби­ра­тель­ной кампании, давно и хорошо известно: каждому кан­дидату и руководителю кампании перед выборами полезно еще раз пе­ре­читать очерк Марка Твена «Как меня выбирали губер­на­тором шта­та Нью-Йорк».

Массированный выброс компроматов обычно осуществляется в форме т.н. «черного» PR. Термин «черный» подразумевает ано­ним­ность: кампания по выбросу компроматов ведется не самим кандидатом, а внешне никак не связанными с ним журналистами, аналитиками и т.д. Часто для организации «черного» PR создается специальный штаб, независимый от основного штаба кандидата.

На наш взгляд, сам факт использования «черного» PR нельзя однозначно причислить к «грязным» технологиям, если распро­стра­няемая его путем информация достоверна, а критика конку­рен­та, против которого он направлен – обоснована и аргумен­ти­рована. Мы уже отмечали, что в ряде случаев кандидату не выгод­но вести критическую кампанию против конкурентов от своего имени, поскольку это противоречит положительному образу кан­ди­дата. В общем случае использование «черного» PR можно расценить максимум как «серую», но не «грязную» технологию. «Грязным» он становится лишь тогда, когда через него распро­стра­няются заведомая ложь и клевета.

Иногда еще опаснее прямой клеветы оказываются попыт­ки дискредитировать конкурентов косвенными методами. Особен­но грешит такими приемами телевидение: сообщая внешне ней­тральную информацию, путем специальной подборки видеоря­да и интонации диктора оно создает самое неприглядное впечат­ление о нежелательных кандидатах. Аналогичных целей можно до­биться через обрамление сюжетов о кандидате негативными сю­же­тами: например, поместить информацию о «враге» между со­общением о несчастном случае и плохим прогнозом погоды. Сюда же можно отнести многообразные методы некорректно­го веде­ния дискуссии и приемы внушения избирателям требуе­мой ин­фор­мации через специально подобранные слова и словосоче­та­ния. То, что такой набор словесных приемов (отлично извест­ных еще древним грекам) теперь называется «нейролингвистическим программированием», никак не может служить их оправданием.

Представляется, что нет нужды останавливаться на более де­тальном разборе перечисленных «технологий». В федеральных кам­паниях 1996, 2003 и особенно 1999 гг. весь их спектр был исполь­зо­ван настолько широко и интенсивно, что здесь мало что можно добавить.

Остановимся на некоторых более изощренных приемах де­зин­формации, которые часто применяются в российских избира­тель­ных кампаниях.

1). Выдвижение двойников.

Двойники (кандидаты-однофамильцы) выдвигаются, чтобы оттянуть часть голосов у «заказанного» кандидата: если в бюллетени два и более кандидатов с одинаковыми фамилиями, часть избирателей перепутает и проголосует не за «настоящего» кандидата, а за двойника (п. 2.7). Выдвигаются как просто однофамильцы, так и двойники с совпадающими ФИО. Иногда конструируют полных клонов: совпадает не только ФИО, но и место работы. Зафиксированы случаи, когда под «заказанного» кандидата выдвигалось до 4-х двойников.

С аналогичной целью иногда создаются общественно-политические организации-клоны с названиями, очень похожими на названия конкурирующих организаций (известен, например, случай, когда накануне выборов в одном из крупных регионов было зарегистрировано «Движение «Яблоки») и выдвигают под­ставы от их имени.

В. Полуэктов [2] выделяет три типа двойников:

- «тихоня», задача которого – просто присутствовать в избирательно бюллетени, не произнося при этом за время кампании ни одного слова;

- «провокатор» - это, в отличие от «тихони», может вести очень шумную кампанию, но такими методами, чтобы в результате его фамилия (а, следовательно, и фамилия «заказанного кандидата») никакого иного рефлекса, кроме рвотного, у избирателей не вызывала.

- «свой двойник» - выдвигается, чтобы показать, что против кандидата применяются «грязные» технологии (для формирования у кандидата образа «страдающего за правду»).

Практика показывает, что «тихоня», если против него не бороться, вполне способен отобрать у «заказанного» кандидата 1-2% голосов. Последствия действий «провокатора» могут быть гораздо серьезней.

2). Имитация поддержки от статусных людей. Пример такого приема описан нами в п. 2.4.2: кампания списка «сторонников А.Ле­бедя» в Калининградской области. Избиратели проголосова­ли за этот список, решив, что сторонник А.Лебедя – значит, чело­век А.Лебедя. На самом же деле генерал не имел к своим «сторон­ни­­кам» никакого отношения и даже не знал об их существовании.

Поэтому если в ходе кампании вдруг появляются листовки типа «Поддерживаю такого-то, В.Путин», то не мешает поинте­ре­соваться, кто такой этот В.Путин – президент России или его од­но­фамилец, живущий в соседнем доме.

Иногда описанный прием используется с точностью до наобо­рот: поддержка существует реально, но носит незаконный харак­тер. Например, в 1997г. в Москве в округе, где переизбирался председатель Московской Думы, появились щиты с его фотогра­фией в обнимку с Ю.Лужковым и подписью: «Лучший председа­тель Думы из всех, кого я знал. Коренной москвич Ю.Лужков». Когда разъяренные конкуренты обратились с протестом в изби­ра­тельную комиссию (по закону мэр не имел права поддерживать ни одного из кандидатов), им разъяснили: «Фотография сделана задолго до выборов, а что до подписи, то вы докажите, что «мос­квич Ю.Лужков» – мэр города, а не однофамилец мэра.

3). Имитация действий от имени конкурента. Характерными примерами таких действий являются:

– звонки избирателям от имени конкурента ночью;

– приклеивание листовок в поддержку конкурента на стекла частных автомобилей (так, чтобы их было очень трудно отодрать);

– «антиадресная» агитация (например, «ультралиберальная» пропаганда от имени конкурента в кварталах с малообеспе­чен­ным населением или ура-патриотическая среди интеллигенции);

– действия, которые должны напугать избирателей. Напри­мер, на выборах губернатора Красноярского края в 1998г. яко­бы от имени А.Лебедя по деревням запустили людей, которые нача­ли переписывать домашний скот и птицу. После по их следам была запущена другая команда агитаторов, которая разъясняла, что А.Ле­бедь готовит массовые конфискации имущества сельских жителей.

4. Имитация нежелательной поддержки конкурентов. Орга­ни­зу­ется серия массовых мероприятий, на которой о своей под­держ­ке конкурента заявляют бомжи, фашисты, сексуальные мень­шин­ства и т.д. Такими фокусами не брезговали даже крем­лев­ские по­литтехнологи. Во время президентских выборов 2000г. СМИ регу­лярно сообщали о митингах московских проституток в поддерж­ку Ю.Скуратова. А незадолго до дня голосования теле­ви­дение пока­зало собрание геев и лесбиянок в поддержку Г.Яв­лин­ского.

Административный ресурс

 

Можно выделить три основных направления использования административного ресурса в публичной политике, прежде всего – в избирательных кампаниях.

1. Использование административного ресурса для эффектив­ного проведения собственной избирательной кампании кан­ди­дата (партии) власти.

2. Прямое административное давление на избирателей, вклю­чая подкуп, угрозы и подтасовку результатов голосования.

3. Давление на конкурентов во всех возможных формах: ин­фор­мационная блокада, отстранение от выборов, уголовное пре­сле­дование и т.д.

Очень часто власть одновременно задействует все перечис­ленные направления использования административного ресурса.

Второе и третье направление следует целиком отнести к «грязным» тех­нологиям. Первое же (которое, с нашей точки зрения, явля­ется наи­более эффективным для достижения победы на выборах), ско­рее, лежит в зоне «серых» технологий.

С его обсуждения мы и начнем.

 

1. Кандидат, занимающий ту или иную административную долж­ность, обладает целым рядом преимуществ перед конкурентами уже в силу своего положения.

Рассмотрим, например, действую­щего мэра, который баллотируется на следующий срок и попытаемся перечислить те дополнительные ресурсы, которыми он располагает только потому, что он мэр.

1) У мэра никогда нет проблем с узнаваемостью и с попаданием в сюжет кампании.

2). Каждый мэр – ньюсмейкер для своего округа: доступ к СМИ для него значительно облегчен. Вдобавок, часть СМИ обычно сидит на муниципальных дотациях. Такие СМИ безо всякого давления со стороны мэра будут пытаться ему услужить. Остальные тоже будут, из соображений «как бы чего не вышло».

3). Мэр может спла­нировать свою административную деятельность так, чтобы самые популярные меры, принимаемые властью, пришлись на время избирательной кампании, непопулярные же отложить на период после выборов.

4). Мэр не испытывает проблем со спон­со­рами: «каждый сам ему выносит и спасибо говорит».

5). Мэр не испытывает проблем с кадрами для формирования команды. Например, он может легко привлечь в качестве агитаторов таких ценных работников, как учителя, сотрудники социальных служб, почтальонов. Если привлечение идет на добровольной основе и мэр платит агитаторам деньги, как «простой» кандидат, ничего «грязного» в этом нет.

6). Мэру легче заручиться поддержкой лидеров общественного мнения и влиятельных общественных организаций.

7). Мэру обычно легче получить информацию о действиях противников, чем противникам о действиях мэра.

8). Мэру легче обеспечить правовую защиту своей команды.

9). Мэру легче отразить направленные против него некорректные с точки зрения закона действия конкурентов.

И так далее. Список далеко не закончен, но набор преимуществ мэра и так выглядит весьма внушительно. Если пересчитать все перечисленные преимущества в денежный эквивалент (в со­ответствии с принципом размена ресурсов, п. 1.4), в 9-ти случаях из 10-ти окажется, что у мэра изначально средств для ведения кампании на порядок больше, чем у любого из конку­рентов. Кандидат от власти, отдавая ведение своей кампании команде профессиональных политтехнологов, одновременно с этим как передает в руки этой команды и свое огромное стартовое ресурсное преимущество. Именно в этом случае указанное преимущество проявляется наиболее грамотно и эффективно. Профессионалы, ведя мэра как самого «обычного» кандидата, легко выигрывают кампанию только за счет ресурсного превосходства.

Причем задействование этого «естественного» административного ресурса никак нельзя отнести к грязным технологиям. Он всег­да использовался, используется и будут ис­поль­зоваться всеми кандидатами от власти во всех странах.

Однако описанный выше «естественный» административный ресурс кандидатов от власти «естественным» образом уравновешивается рядом трудностей и проблем, ко­торых может и не быть у их конкурентов.

Тот же мэр всегда отвечает за все недостатки и просчеты власти (даже если и не имеет к ним прямого отношения). Его очень легко крити­ко­вать. У него всегда есть антиобраз и протестный электо­рат, ко­торый проголосует против него. Против него удобно разыг­рывать негативные кампании, в том числе кампании, построенные на контрходе. Он всегда имеет сильных врагов, которые могут про­спонсировать наиболее опасных конкурентов. Мэру гораздо слож­нее, чем другим кандидатам, обновить свой образ и сгенери­ровать эффект «медового месяца».

Наконец, как ни странно, очень часто возникают и трудности с формированием эффек­тивной команды: вокруг мэра всегда вьется столько «дру­зей», карьеристов и подхалимов, возникает столько интриг, что создать нормально работающий и устойчивый штаб довольно сложно.

Что перевесит в конкретной кампании, «естественные» преимущества пред­ста­вителя власти или его «естественные» трудности, в конечном итоге опреде­ляется реальным авторитетом и популярностью власти у из­би­рате­лей. Так что жизнь здесь все расставляет на свои места. Имен­но по­этому мы не причисляем использование приведенных вы­ше преимуществ административного ресурса к «грязным» тех­но­логиям. Однако если кандидат от власти пожелает несколько интен­си­фицировать это использование, он неизбежно вступит в область сначала «серых», а затем и откровенно «грязных» технологий.

На­пример, во время выборов кандидаты от власти очень любят уст­раи­вать всякие концерты, праздники и торжества за счет бюджета. Де­лается это вроде бы «для народа», а на самом деле – чтобы вну­шить людям ощущение, что при данной власти «жить стало весе­лее». И когда из-за таких праздников начинается недофи­нан­сирование жизненно важных статей бюджета, то такие приемы следует отнести по край­ней мере к «серым» технологиям. К таким же технологиям следу­ет отнести использование служебного оборудования, транспорта, помещений, рабочего времени своих подчиненных в интересах собственной кампании. На Западе кандидат, пойманный на таких действиях, может почти полностью потерять поддержку изби­рателей.

Если же использование подчиненных перестает быть добро­вольным и становится добровольно-принудительным, а то и прос­то принудительным, то представитель власти вступает в зону «грязных» технологий. Фактически тем самым он переходит от использования «естественного» административного ресурса для построения своей кампа­нии к прямому властному давлению на граждан во имя своего избрания.

 

2. Давление власти на граждан во время выборов начинается с того, что всю административную вертикаль обязывают ра­ботать на соответствующего кандидата (сотрудники администрации – тоже граждане, и они вовсе не обязаны поддерживать на выборах своего «босса», тем более – работать на него). Органы власти превра­ща­ют­ся в «территориальную команду» для прове­дения кампании. Все организации, которые хоть в малейшей степени зависят от власти: силовые структуры, образовательные и здраво­охранительные учреждения, государственные СМИ, органы мест­но­го самоуправления и социального обеспечения и т.д. подклю­чаются к кампании. Сотрудники этих органов превра­щаются в «аги­таторов» и «активистов», причем довольно специ­фических. Та­кие активисты в основном запугивают избирателей: пенсионе­рам угрожают лишением пенсий, инвалидам – пособий и т.д. В конечном итоге давление сверху в той или иной форме доходит чуть ли не до каждого избирателя. Естественно, говорить в таких условиях о «свободном волеизъявлении» граждан бессмыс­ленно.

Традиционной формой искажения воли граждан являются махинации с процессом голосования и подтасовка их результатов. При этом следует отметить, что произвести такую подтасовку непосредственно на избирательных участках довольно трудно. Здесь следует отдать должное нашему законодательству о выбо­рах – система контроля голосования в нем неплохо продумана. Если конкуренты власти достаточно сильны, чтобы закрыть все участки командой хорошо подготовленных наблюдателей, то они, скорее всего, смогут воспрепятствовать таким приемам, как вброс дополнительных бюллетеней, жульничество при подсчете голосов и т.д. Поэтому наиболее опасны методы подтасовки, не привя­занные ко дню голосования и к конкретному избирательному участку. К ним, в частности относятся:

– организация массового досрочного голосования;

– внесение в списки «несуществующих» избирате­лей (умер­ших; молодых людей, не достигших 18-ти летнего возраста; при­пис­ка «мертвых душ», якобы проживающих в домах и квар­тирах, кото­рых (квартир и целых домов)) на самом деле нет на избирательном участке и т.д.);

– организация передвижных бригад, которые в день выборов го­лосуют на множестве участков;

– махинации при суммировании голосов в территориальных и окружных комиссиях.

Последнее используется довольно часто. Власть, благодаря системе ГАС-выборы, имеет возможность гораздо быстрее со­брать информацию о результатах голосования на участках, про­сум­мировать их нужным образом и объявить о результатах. Кон­куренты власти не могут действовать столь оперативно, даже если они имеют копии протоколов с каждого участка. Появляется воз­можность сначала объявить о результате выборов, а потом подо­гнать голосования на участках под этот результат. Когда по тре­бованию конкурентов проводится расследование и вскрыва­ются «ошибки», поезд уже уходит.

Как говорят некоторые политологи, в наше время известная сталинская формула: «важно не кто голосует, а кто считает го­ло­са» уже устарела. Теперь важно не кто считает голоса, а кто объяв­ляет о результатах подсчета.

 

3. Третий способ прямого использования административного ре­сурса – репрессии против кандидатов-конкурентов и всех, кто их поддерживает. Здесь самый сильный «аргумент» власти – отстра­нение кандидата от выборов.

Более «мягкие формы»:

– давление на кандидата и его команду через силовые струк­туры (от организации слежки и вплоть до заведения уголовных дел и ареста активистов);

– создание всяческих трудностей в работе штабов (отклю­чение телефонов, опечатывание помещений и т.д.);

– давление на кандидата через органы финансового контроля (если кандидат является предпринимателем, администрация по­пы­тается «наказать» все связанные с ним фирмы);

– давление на потенциальных спонсоров кандидата;

– репрессии против организаций, которые осмелились под­держать неугодного кандидата;

– «наказание» территорий, граждане которых выступают за кандидата (например, если конкурент действующего губернатора возглавляет один из районов области, можно ожидать, что в райо­не неожиданно начнутся перебои с тепло-, электро- и газоснаб­же­нием; с транспортом, выдачей зарплаты бюджетникам и т.д.);

– информационная блокада и подавление неугодных СМИ.

 

 

Несмотря на то, что описанный нами арсенал средств власти по про­талкиванию угодных ей кандидатов и блокированию неугод­ных производит довольно сильное впечатление, не следует ду­мать, что с такими формами использования административного ре­сурса нельзя бороться. Используя грязные методы, власть одно­времен­но подставляется. Прямое административное давление на избира­телей и кандидата трудно скрыть, и конкуренты власти всегда имеют возможность сделать факты такого давления пред­метом своей агитации против ее (власти) кандидата. В этом случае ре­зуль­тат такой агитации будет определяться двумя факторами.

1). Собственные ресурсы кандидата:

- его воля к победе и готовность идти до конца;

- его известность и попу­лярность в округе;

- наличие сильной команды, которая способна про­вести высокотехнологичную кампанию и, в первую очередь, вытянуть ее оргмассовое направление (которое мало зависит от информационной блокады);

- наличие источников финансиро­ва­ния, которые невозможно перекрыть.

Располагая такими ресурсами, кандидат имеет возможность построить протестную кам­па­нию (т.е. кампанию против власти), и все действия админи­стра­ции против него одновременно будут работать и на него: да­вать ар­гументы для усиления кампании и приданию своей агитации и действиям все более жесткого наступательного и агрессивного характера.

2). Степень «начальстволюбия» и управляемости избирателей.

Когда избиратели ценят свои гражданские права и болезненно воспринимают их нарушения – излишнее увлечение «грязными» административными технологиями сработает против власти. Еще опаснее для власти, когда в регионе объективно сформировался мощный протестный потенциал. В этом случае, перегнув с административным ресурсом на выборах, власть рискует получить революцию. Но если у жителей региона преобладает пассивность и настроение типа: «против начальства все равно не попрешь», даже самый сильный и волевой конкурент власти ничего не сможет сделать.

В общем, здесь еще раз подтверждается принцип: избира­тель­ные технологии бывают «грязными» ровно настолько, насколько общество готово их терпеть. Если власть недооценит потенциал накопленного протеста, то в результате излишней увлеченнос­ти административным ресурсом она может получить не просто про­вал на выборах, но нечто худшее. Яркий пример – последние вы­боры президента в Югославии.

 

Заканчивая обсуждение административного ресурса на выборах, необходимо сделать следующее замечание. В данном параграфе мы говорили о «грязных» методах, которые может использовать тольковласть. Но отсюда вовсе не следует, что власть может использовать только рассмотренные выше ме­то­ды. Ей никто не мешает применить и, так сказать, «типовые» грязные технологии, для реализации которых не обязательно располагать ресурсом власти. Однако именно ресурс власти по­зво­ляет задействовать эти технологии с особой наглостью и почти что полной безнаказанностью. Именно поэтому мы считаем, что наиболее грязные технологии на выборах применяет власть.

 



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.