Сделай Сам Свою Работу на 5

Мода эпохи Людовика XIV (1638-1715)

С половины XVII века господствующее положение в моде стал занимать французский двор короля Людовика XIV. Это период расцвета абсолютной монархии во Франции. Проявлением её в моде стала мода дворянская и королевская, продолжательница моды испанской, конечно, приспособленная к французским вкусам. Новый костюм исходил из старой конструкции маньеризма. Но строгую геометрию испанского платья сменили ясные тона и краски, смысловая наполненность, какая-то неясная сложность покроя. С этого времени французский вкус и мода овладели всей Европой и не переставали владеть ею в течение целых столетий. Мода барокко ввела новые материалы и украшения, общий вид костюма стал совершенно иным. И здесь шелк и кружева оттеснили бархат и металл, французская мода подчеркивала природные данные, теперь пышные формы сменили четко стилизованные. Мода опять добивается реальности. Строгие формы испанской маньеристической моды были побеждены, её контуры стали более прерывисты, исчезает «треугольник». Одежда стала очень живописна. Её драпировка учитывает свет, тень, блеск, движения и общую индивидуальность того, кто её носит; она приспосабливается к тому, кому предназначается костюм. Общей свободной одежде соответствуют и медленные плавные движения, требуемые сложным церемониалом. В свободно развевающемся платье воплотилась фантазия, а вместе с нею и стремление к эксцентричности и роскоши. В эту эпоху костюм настолько сложнен и декоративен, что, на первый взгляд, невозможно различить отдельные его части. Наряду с искусным покроем мода того времени использует разнообразные украшения, которые находятся под рукой - кружева, шнуры, ленты, кайму и вышивки. Эти украшения расшиваются по всему платью, которое само по себе изготовлено из узорчатой парчи. Но и этих украшений оказывается недостаточно. Например, швы рукавов и жилетов не сшиваются и дают возможность видеть роскошное нижнее белье, которое по своей красоте может соперничать с золотом вышитой парчой. Эпоха барокко использует также искусственные эффекты и разнообразные материалы-заменители. Типичной составной частью мужской одежды второй половины XVII века стал камзол, называемый жюс-о-кор (just-au-corps), который появился уже в первой половине XVII века. К концу века камзол, изготовленный из парчи, уже богато вышит и украшен золотыми лентами. Рукава, отвернутые, как манжеты, позволяют видеть украшенную рубашку, а отогнутые передние части камзола - нижний жилет, который продолжен до самых колен и прикрывает узкие брюки. Эти последние достигали только колен, а дальше видны были шелковые чулки, чаще всего белые. Около 1640 года во Франции появились первые парики, которые оставили заметный след в истории моды. Их завитые локоны, ниспадая низко на плечи, заметно увеличивали голову. Парик, как искусное дополнение к костюму, выразительно свидетельствует о достоинстве его обладателя, венчает избранных мира сего. Он венчает модный силуэт и одновременно - заставляет обожествлять государя или даже дворянина, носящего его как знак светской власти. На переломе столетий парик приобрел пирамидальную форму и изготовлялся из светлых волос.




270. Гиацинт Риго, Людовик XIV. Лувр, Париж.

В конце XVII века мода опять тяготеет к большей стилизации и искусственности. Живописные формы одежды застывают и становятся неподвижными, женская юбка снова подпирается железными обручами. Гладкую ниспадающую юбку середины столетия теперь стали разрезать и поднимать на боках. Поэтому стала видна не только нижняя юбка, но и подшивка верхней юбки. Изменился также и лиф платья. Снова он стянут китовым усом, зашнурован и снова получил четырехугольный вырез. Передняя часть лифа, украшенная кружевами, опять сократилась до уровня талии. Она называлась планшетт (planchette). Украшение из кружев покрывало вырез платья, рукава и голову. Женщины носили сложные прически, поддерживаемые проволкой, с которых ниспадали богатые кружева. Эта прическа называлась а ля Фонтань (a la Fontanges). Она удержалась вплоть до смерти Людовика XIV. В 40-х годах XVII века модными стали также прически с локонами на лбу и на висках, называемые гарсетт (garcettes). Платья того времени шились, в основном, из парчи и шелка, производимых во Франции, которые заполонили тогда все европейские рынки. В Чехию французская парча ввозилась как в конце XVII века, так и в течение всего XVIII века. В Чехии она всегда была признаком имущих. Представление о тогдашних материалах и ввозе модных товаров, их производстве и торговле мы можем получить на основании налоговых сообщений (которые сохранились с осени 1684 года по осень 1687 года в т. н. пражских «пардоновых налогах»). Из них следует, что английское сукно в Чехию привозили из Амстердама, брюссельское - из Лейпцига. Кроме того привозили красное (пурпурное) и синее подкладочное сукно, а также другие модные в XVII веке ткани из пряжи и тонкой козьей шерсти.

Кроме сукна и шерстяных тканей, из которых, в основном, изготавлялась одежда для мещанства, в большом количестве за границей торговцы покупали и шелка. Особенно большой спрос в Чехии был на всякого рода лионский шелк. Иногда появлялись и голландские шелка, белые испанские шелковые ткани наряду с другими видами испанского шелка. Далее привозили кружева, черные и белые, ручной работы и тонкие, как волос, шелковые, разноцветные, серебряные и золотые. Были и узкие мелкие кружевца. Ввоз кружев был весьма специализирован. Так, например, из налоговых записей видно, что одни торговцы ввозили только черные кружева и черный флёр, другие только белые. Разнообразие лент было ещё большим, нежели кружев. И т. к. их производством в Чехии занимались только в городе Оломоуц на Моравии, то естественно, что ввоз в страну лент, которые были характерны для моды конца XVII века, был очень велик. И здесь мы найдем самые разнообразные виды: ленты обойные, серебряные, узкие и широкие, с модным узором, блестящие, кёльнские и базельские, лионские узкие и широкие, переливающиеся, серебряно-атласные, наимоднейшие, узкие и полосатые, атласные, двойные и т.д.

Мода барокко, подчеркивающая «развевающуюся» линию, требует как можно больше лент, вероятно, даже больше, чем мода XVIII века. Из модных дополнений ввозили — пояса, веера, пуговицы к костюмам, причем самых разнообразных видов: шелковые, серебряные, оловянные и медные. Далее пряжки к ботинкам, обычно серебряные, бахрому шелковую и серебряную, перчатки суконные с подкладкой, кожаные и шерстяные. Подвязки и корсеты также закупались за границей готовыми. Но в гораздо большей степени заграница поставляла основное для модной одежды сырье — т. н. китовый ус. А если мы примем во внимание, что на корсет эпохи барокко необходим был целый килограмм китового уса, а на корсет для отечественного неглиже, по французскому образцу,- полкилограмма, то будет совершенно ясно, что эта потребность была огромна.

К модным дополнениям относились также шейные платки. Они привозились из Гамбурга и Франкфурта. Оттуда же приходили платки, предназначаемые для деревни. Реже в Чехию привозили муфты, перья для шляп и пудру для волос. Напудривание волос было уже предзнаменованием XVIII века. Все эти ткани и дополнения к одежде можно видеть на многих дворянских портретах, написанных как художниками с мировым именем, так и их провинциальными подражателями. Франция была кумиром европейского дворянства, поэтому правилам хорошего тона и моды, которые она диктовала, следовали не только коронованные особы и их приближенные, но и провинциальное дворянство, для которых французская мода также во всем была образцом.

С трудом, но все-таки верно, имитировало французский двор и чешское дворянство, например, моравский дворянский род Коуниц. И хотя они были очень экономны и расчетливы (отец упрекает сына за мотовство и делает выговор своему гофмейстеру за то, что они во время пребывания во Франции позволили себе покупку новых летних костюмов, несмотря на то, что у них было достаточное количество отечественного платья), всё же свою резиденцию в Славкове на Моравии они оформляют по примеру Версаля, а позируют они ни больше ни меньше, как французскому придворниму художнику Людовика XIV Гиацинту Риго. Наряду с «представительными» портретами в замках сохранились целые серии портретов аллегорических. Здесь же можно познакомиться с женским гардеробом XVII века со всеми вариациами столетия и на все случаи жизни, это платья для прогулок, для будуара а для балов, а также - с таким же полным гардеробом для мужчин и пожилых женщин. В период барокко для фантазии широко раскрыты ворота, она не так скована церемониалом, как раньше. Жизнь дворянства превратилась в театральную пьесу, которую надо было играть с раннего утра до позднего вечера: Но это было не простое развлечение, эта дорогостоящая и изнурительная игра была направлена на подчинение себе других, на усиление абсолютной власти, которую использовал прежде всего французский король, а по его примеру - и другие монархи, а после них—высшее и низшее дворянство.


271. Рене Антуан Уасс, Людовик XIV на коне. Музей, Версаль. С Людовиком XIV и его эпохой в моду приходит богато вышитый жюсокор, который придает ей не свойственную ранее пластичность.


272. Гиацинт Риго, Портрет графа Филипа Людовика Вацлава Синзендорфа. На нем белый парик, атласный камзол, который украшают жабо и широкие рукава, поверх него одет плащ с вышитым краем.


273. Антуан Койзево, Бюст Людовика XIV. Музей, Версаль. Так позировал любящий роскошь король для потомства: с кружевным жабо и красиво завитым крупным париком алонж, ставшим символом его эпохи.


274. Парик Элиаза Бека, llcalloto resusc/fafo или «вновь созданный кабинет карликов». Современная карикатура на тогдашние огромные парики.


275. Кристиан Филипп Бентум, Портрет графа Вацлава Иосифа Лажанского с сыновьями. У чешских дворян напудренные парики появились несколько позже.


276. Генеральская форма XVII века. Гравюра. Национальная библиотека, Париж. И высшие военные лица носят парики и атласные камзолы с широкими манжетами и лентой.


277. Продавщица белья. Гравюра, 1688. Национальная библиотека, Париж. На рисунках того времени «осиная талия» подчеркнута и стилизована больше, чем это было в действительности.


278. Антуам Ватто, Капризная девушка. Деталь. Эрмитаж, Ленинград. Летнее выходное платье.


279. Ж. Д. де Сен-Жан, Дама на прогулке. Гравюра Выходное полосатое платье, легкий платок на голове, зонтик.


280. Мужская мода эпохи Людовика XIV.


281. Мужская мода эпохи Людовика XIV.


282. Женская мода эпохи Людовика XIV.


283. Женская мода эпохи Людовика XIV.


284. Мужская мода эпохи Людовика XIV.


285. Мужская мода эпохи Людовика XIV.


286. Женская мода эпохи Людовика XIV.


287. Женская мода эпохи Людовика XIV.


288. Антуан Трувэн, Свадебное платье принцессы Марии Луизы Орлеанской, которая вышла замуж в Париже в 1679 году за испанского короля Карла II. Гравюра.

280-287. Рисунки костюмов Жана Берэна, Национальная библиотека, Париж: В период Людовика XIV, который как военачальник часто носил военный костюм, камзол стал отличительной чертой мужского костюма; с различными вариантами эта часть мужской одежды сохранилась до наших дней. В то время камзол достигал колен и закрывал обе штанины и жилет, он позволял видеть кружевные манжеты и Украшен всевозможными декоративными отделками. В женской одежде XVII века наблюдается все увеличивающийся вырез у шеи, все больше обнажается грудь. В женском платье появляются две юбки; верхняя, часто переходящая в шлейф, за редким исключением шилась из тяжелых тканей. Вышивка делала эту одежду тяжелой и неудобной; но в конце концов начинают использовать и легкие ткани. Очень модны кружева

Регенство (1715-1730)

Переходный период между барокко и рококо - регентство Филиппа Орлеанского, предшествующее правлению Людовика XV, когда Франция задавала Европе тон как в области политики, экономики и духовной жизни, так и, само собой разумеется, в области моды. Именно тогда королевский двор в Версале сверкает блеском и остроумием, утонченным вкусом и искрящимся умом и, конечно, прежде всего — представительностью своей моды. XVIII век, в отличие от предшествующего королевского, является столетием аристократии. Её восторг вызывают великосветский образ жизни, игры, театр, блещущие остроумием салоны. Это одна сторона века. Вторую лучше всего характеризует известная работа Антуана Ватто «Жиль». Здесь глубокая меланхолия соединяется в единое целое со смехом и фантастической одеждой героя. Третьей стороной жизни, характеризующей это столетие, называемое столетием разума, являются её ученые. Уже в конце XVII века костюм «отказывается» от официальной представительной моды. Дворяне и дворянки уже не довольствуются только официальной одеждой, которую увековечили парадные портреты. Им даже недостаточно, чтобы их изображали только в разные периоды жизни: в детском возрасте, в зрелые годы и в старости. Все чаще мы сталкиваемся с вариациями на одну тему: портреты изображают одну и ту же особу при различных обстоятельствах и в разных костюмах, соответствующих данной ситуации. Вместо торжественных туалетов теперь мы видим платья для семьи и дома, для домашних приемов, костюмы для путешествий и загородных прогулок, весеннюю и осеннюю одежду, костюмы для развлечений за городом, для охоты и танцев.

Женская одежда отошла от церемониальности, официальности и чопорности позднего барокко. Тяжелое платье сменяет легкий и мягкий костюм. И хотя его выразительные средства ещё типично барочные, с категорической симметрией, в его декоративной отделке уже угадываются тенденции новой эпохи. В творениях этого периода очень сильно влияние искусства Дальнего Востока, делфтского фаянса, оригинальной китайской мебели. И шелковые ткани отражают все эти влияния. Они безмерно дорогие, т. к. сырье для них привозилось из дальних стран, а также потому, что эти ткани были пронизаны золотыми и серебряными нитями, неподдельными, а из драгоценных металлов. Только избранные могли позволить себе такую роскошь, несмотря на то, что производство шелка в Европе XVII и XVIII веков было весьма распространено. Расходы на дамское платье исчислялись ценой материала, стоимость же сложного шитья была ничтожна. Материалы менялись чаще, чем фасоны платья. Именно материалы диктовали перемены в одежде. В начале этого периода в женской моде появляется особая часть верхней одежды, называемая контуш (contouche). Это был выходной верхний наряд, пришитый сзади у горла к нижнему платью, который свободно ниспадал вниз богатыми складками, без обычного сужения в талии. Если контуш был короткий, едва до колен, то его носили как домашний костюм; в таком виде он был особенно распространен в Германии. Около 1730 года, сшитый из дорогого шелка, он относился к числу самой торжественной придворной одежды. Контуш создавал конический силуэт, дополненный прической из напудренных волос, которая заменила кружевную фонтань XVII века. Широкая юбка и лиф нижнего платья укреплялись китовым усом. На этот материал был такой большой спрос, что позднее в Голландии (1772 г.) было основано общество, которое поставляло китовый ус во все европейские страны. Мужской костюм изменился мало, его оформление и отдельные части еще не освободились от традиций XVII века. Он стал только несколько меньше, парики также уменьшились и пудрились, как женские волосы. Парики теперь носят не только дворяне, но и высокопоставленные сановники и знатные епископы, которые в 1725 году даже обратились в Рим с вопросом, могут ли они в париках служить мессу. Папа якобы ответил отрицательно, но многие документы говорят о том, что церковь против париков не возражала, видя в них как бы признак достоинства и силы.


289. Никола де Ларжильер, Элизабет де Боарнэ. Музей живописи и ваяния, Гренобль.

В мужском гардеробе имели место и шляпы, но носили их, главным образом, подмышкой, чтобы не испортить парик и не повредить его трудоёмкие локоны. Поэтому изменилась и форма головного убора, теперь вместо шляп с перьями у мужчин появились скромные двухугольные складывающиеся шляпы. Этот обычай быть в обществе с непокрытой головой пережил и Французскую революцию.


290. Антуан Ватто, Музыка любви. Национальная галерея, Лондон. Платья для прогулки на природе намного проще, нежели светские туалеты. Используется легкая ткань и простой покрой.


291. Антуан Ватто, Вывеска антикварной лавки Жерсена (деталь). Государственный музей. Картинная галерея, Берлин. Выходное платье с корсетом.


292. Гиацинт Риго, Максимилиан Коуниц. Замок Славков(Чехословакиа). Молодой дворянин в утреннем неглиже и кружевной рубашке.


293. Луи де Сильвестр, Людовик XIV принимает саксонского курфюрста. Музей, Версаль. Церемониальный придворный костюм из парчи, бархата и кружев.


294. Никола де Ларжильер, Принц Джеймс Франк Эдвард Стюарт и принцесса Луиза Мария Тереза Стюарт. Национальная галерея, Лондон. Детские костюмы копируют моду взрослых: на мальчике надет маленький жюсокор, девочка в платье со шлейфом и с украшением для головы, называемом фонтань.


295. Филипп Виньон, Мадемуазель де Блуа и мадемуазель де Нант. Музей, Версаль.


296. Мадам де Муши, Гравюра по Шарлю-Антуану Койпелю. Большой вечерний туалет по французской моде. Платье с райфроком; поверхность платья украшена жемчугом и вышивкой.

297—299. Антуан Ватто, Эскизы костюмов.Около 1715 г.:


297. На обоих мужчинах надеты жюсокоры, длинные жилеты, короткие брюки, напудренные парики алонж.


298. На обоих мужчинах надеты жюсокоры, длинные жилеты, короткие брюки, напудренные парики алонж.


299. Мужской выходной костюм, который еще напоминает жюсокор, и треугольная шляпа, т. н. треуголка {трикорн - tricorne).


300. Пьер Древе, Графиня из Немур. Гравюра по Гиацинту Риго. Торжественный придворный туалет, который дополняет ниспадающее на плечи тонкое покрывало, т. н. худ (hood): такое покрывало было очень популярно в начале XVIII века, оно бывало разных цветов

 

Рококо (1730-1789)

Великолепный костюм эпохи барокко сменился «интимным» костюмом эпохи рококо; первенство здесь опять принадлежит французскому двору. Появление нового костюма относится к первым годам XVIII века, а его расцвет заканчивается с правлением Людовика XV. Так же, как зеркальная галерея в Версале теперь заменяется интимными дворянскими салонами, а оркестры периода барокко - утонченной камерной музыкой, так и объемные формы одежды барокко сменяются уменьшившимся декоративным и богато орнаментированным платьем, которое как-будто снова приобрело человеческие размеры. Помпезность и торжественность сменились капризом и прихотью, ассиметрия победила правильность линий. Ренессансные традиции умеренности кончились. Импровизированные и свободно развевающиеся платья барокко как бы опали и приобрели более определенные формы, детали костюма уменьшились и стали более изысканными. Однако в покрое одежды рококо не наблюдается никаких заметных перемен. Все модные тенденции, которые наметились в предыдущую эпоху, приняты рококо, которое обогатило их новым содержанием. Этот период «пострадал» с точки зрения внешнего блеска и роскоши, но зато его отличает грациозность и легкость платья. Во Франции снова появляются платья барокко на обручах. Они имеют куполообразную форму, такую же, как архитектура костелов; юбки стали шире, чем в период регентства. Основу юбки составляли железные прутья, которые обтягивались полотном. Во второй половине столетия юбка сильно расширяется в стороны и её круглая форма превращается в овальную. Лиф открывается до глубокого выреза и опять вытягивается вниз ниже талии в виде треугольника. Узкие к локтям рукава, подобно вырезу, украшены каскадами падающих кружев, лент и позументов. В новом костюме учитывается контраст маленького лифа и огромной юбки. Это причудливое явление венчает уменьшившаяся голова с прилегающей прической. Считается, что в одежде того времени царила анархия. Но современники, например, Ретиф де ла Бретонн, восхищаются платьем рококо, считая его примером искусства «де се дэветир» (de se devetir - одеваться). В связи с новой одеждой часто говорят о сладострастии либо о невинном кокетстве; женский лиф, нам кажется, является наилучшим тому свидетельством, фигура, во второй раз деформированная райфроком и пластинчатым корсажем до прочных геометрических форм, теперь причудливо разнообразна. Во второй половине XVIII века это разнообразие форм достигает своей вершины: уменьшившаяся в начале рококо прическа опять начинает подниматься, а вместе с ней еще больше расширяется юбка. Знаменитые парикмахеры вместе с модистками в это время видоизменяют прически и гримировку лица. На головах появляются натюрморты из цветов, лент, декоративных шпилек и перьев, тюрбановидные чепцы, украшенные полумесяцем, и даже лодки с высокими парусами, ветряные мельницы, мосты и садовая архитектура. Белые напудренные парики милосердны к возрасту, скрывают его и придают своим носителям изысканный и вычурный вид. Эта вычурность подчеркивается еще гримировкой лица, его стилизацией. Грим использовался в таких масштабах, что, говорят, мужья часто даже не узнавали своих жен, несмотря на то, что те не собирались маскироваться. Использовалось такое огромное количество пудры, вырабатываемой из муки, потребность в которой тогда так возросла, что временно это вызвало недостаток в снабжении мукой.


301. А.Б. Дюамель, Мужская мода. Гравюра. Эскизы неглиже и различных шляп.

В эпоху рококо творцы моды, которые раньше назывались просто портными, начинают держаться заносчиво и самодовольно. Одну маленькую модистку по имени Роз Бертэн, работы которой славились, называли «министром моды». И если мемуары той эпохи, нагромождавшие разные вымыслы, содержат достоверные сведения, то страсть королевы Марии Антуанетты к нарядам была делом рук Роз Бертэн, которая, бесспорно, должна была быть наделена безошибочным вкусом. Достоверным свидетелем является баронесса д'Оберкирх, в мемуарах которой содержатся частые упоминания о модной торговке-модистке с улицы Сэн Оноре; в 1782 году она пишет о посещении этой самой известной королевской модистки: «Мадмуазель Бертэн показалась мне особой очень важной, ставившей себя на один уровень с принцессами. Она рассказала, как к ней однажды пришла какая-то провинциальная дама с целью приобрести у неё шляпу для приема у королевы; это должно было быть что-то новое. Модистка вызывающе смерила её взглядом с головы до ног, а затем, очевидно, оставшись довольной осмотром, она с величественным видом обратилась к одной из своих заместительниц и сказала: «Покажите мадам мою последнюю работу для её Светлости». Мода рококо отражает тенденции своей эпохи, может быть, даже более выразительно, чем мода минувших времен. Украшение платья и общий его вид приспособились к декоративной склонности той эпохи: с помощью тканей тогда сумели «соединить» природу и человека. Так, природа, проникающая во дворцы через окна салонов, была спроектирована на материалы и прически, из которых воспроизводились деревья, цветы, фонтаны и даже садовая архитектура.


302. Томас Кук, Жизнь куртизанок. Гравюра по Уильяму Хогарту. Рабочая одежда мужчин и женщин, принадлежащих к ремесленному сословию, без украшений, хотя в принципе она соответствует одежде высших общественных классов. Гравюра на меди ясно показывает разницу в одежде представителей различных слоев населения.

Мужская мода в первой половине XVIII века приспосабливается к тенденциям женской моды. И она делает фигуру причудливой, и она также роскошна, декоративна и даже женоподобна. Эта мода создает свою «юбку на обручах» из фалд камзола. Для украшения мужского костюма используются кружева, воланы, пуговицы и ленты. Жилет несколько сократился и утратил рукава. Теперь штаны достигают только колен, они узкие и их дополняют белые чулки. Самой главной переменой является изменение причесок, которые из завитых волос барокко превращаются в гораздо меньшие, более плоские и более простые прически. Теперь волосы завиваются в локоны, обрамляющие лицо, а позже — стягиваются и переплетаются в характерные косы. Во второй половине XVIII века соревнование с женской модой заканчивается, и мужской костюм начинает пробивать свой собственный независимый стиль. Он освобождается от воланов, кружев и лент, тем самым упрощает свой камзол -жюс-о-кор. Из негоравивается фрак, который стал основой мужской одежды XIX века. После 1778 года уже исчезают почти все украшения мужского костюма. Но в это время мужское платье еще шьется из тканей нежных пасцветок эпохи рококо, которые тогда были одинаковы как для женского, так и для мужского пола. Наибольшей популярностью в то время пользовались атлас и сатин, ткани мягкие наощупь. Их качество, как по волшебству, позволяло создать с помощью света богатую игру складок, которая была обязательна в одежде эпохи рококо. Блеск атласа сочетался с матовыми кружевами, и все это компоновалось в светлых, нежных пастельных тонах, которые заменили яркие краски XVII века. Возникают новые виды одежды, которые становятся составной частью придворной моды. Основным видом этой одежды становится манто (manteau). Это - собственно свободный плащ, плавно, без складок, ниспадающий с плеч вниз, который однако имел форму, т. к. она определялась нижней одеждой с прилегающим корсажем и кринолином. Возникает целый ряд такого рода верхней одежды; одной из них, много раз изображенной на картинах Ватто, является контуш (contouche), богато присборенный в виде мягких складок на спине {а дофлоттан — a dos flottant), иногда продолженный до шлейфа. С течением времени свободный контуш видоизменился в одежду, имеющую форму фигуры и получившую различные названия, например — адриен, олландэз, левит (adrienne, hollandaise, levite) и т. д.


XII. Алонсо Санчес Коэлло, Мария Максимилиана из Пернштейна. Около 1580 г. Государственный замок в Нелагозевси (Чехословакия).


XIII. Яков Зайсенеггер, Вратислав из Пернштейна. 1558 г. Государственный замок в Нелагозевси (Чехословакия).


XIV. Михель Янсонван Миревельт, Портрет молодой женщины. 1616 г. Национальная галерея, Прага.


XV. Хуан Пантоха де па Круз, Дом Фернандо д'Арагон. Государственный замок в Нелагозевси (Чехословакия).


XVI. Яков Зайсенеггер, Герцог Максимилиан. Национальная галерея, Прага.


XVII. Фердинанд Георг Вальдмюллер, Семья в парке. Государственный замок в Рыхнове над Кнежной (Чехословакия).


XVIII. Испанский мастер, Инфанта. Государственный замок в Нелагозевси (Чехословакия).


XIX. Франц Фарлендер, Девочка с цветами. Государственный замок Козел (Чехословакия).


XX. Неизвестный мастер. Портрет молодой девушки. Государственный замок Козел (Чехословакия).


XXI. Огюст Ренуар, Девочка с сабелькой. 1885г. Эрмитаж, Ленинград.


XXII. Поль Сезанн, Дама в голубом. 1899 г. Эрмитаж, Ленинград.


XXIII. Кис ван Донген, Мадам Жасмин Алвэн. Лувр, Париж.

Большое значение придается также мелким дополнениям к одежде. К ним относится веер, который был необходимой частью умения кокетничать, сумочка помпадур (pompadour} для бесчисленных косметических мелочей, перчатки и муфта. В то время очень увлекались лентами, которые украшали одежду сверху донизу, а также цветами, искусственными и живыми. До этого времени искусственные цветы изготовлялись, в основном, в монастырях для украшения храмов, теперь же во Франции возникает обширное производство искусственных цветов как модного дополнения к одежде.

Туфли маленькие и изящные, как и вообще весь костюм; они с глубоким вырезом, у них увеличен каблук, хотя в обществе носят, главным образом, мягкие и низкие туфли, вроде домашних тапок. Туфли, по большей части, изготовлялись из простого материала либо из шелка, но некоторые были богато вышиты, украшены лентами, пряжками и даже драгоценными камнями.

В одежде рококо, сильно обнажающей тело, уделяется большое внимание нижнему белью -женщины теперь носят белые чулки, как мужчины, но иногда также и пестрые. Нижнее белье теперь является настоящим произведением искусства, шелковое, украшенное золотом и серебром, богатыми вышивками и кружевной отделкой. Декольте позволяло видеть рубашку с кружевной оторочкой. Нижняя юбка стала не только дополнением и укреплением верхней юбки, теперь она играет важную роль и при ходьбе, т. к. может быть видна. Поэтому её богато украшают лентами, кружевами и воланами С богатством нижнего одеяния связаны и обычные утренние церемониалы, т. н. левэ (lever), которые имели место не только у коронованных особ но и в мещанских домах, где принимали участие кавалеры. Очень заметной частью гримировки становятся мушки, шелковые черные пластыри разнообразной формы, размещение которых диктовалось языком любви. Они помещались не только на лице, но и на скрытых частях тела.

Мода рококо является типичной модой аристократии, модой, которая напоследок объединила всю аристократическую и королевскую Европу. Эта мода с необыкновенной силой охватила все европейские страны, которые слепо имитируют её и следуют ей. Моду, запечатленную на полотнах Ватто, Буше Шардена и Фрагонара, переняли все слои населения. Мещане и простые женщины приспособили её к своим возможностям. Её быстрому распространению содействовали и первые модные журналы, которые стали выходить в европейских столицах В Чехии новым модным течениям, особенно их распространению среди народа, чинились различные препятствия. Ещё в начале XVIII века в Чехии выходит императорский рескрипт, который запрещал ношение привозных тканей. Император Карл VI этим рескриптом от 1716 года тормозит ввоз всякого вида роскошных заграничных материй, в Чехии к ним относили даже сукно.


303. Томас Кук, Тщеславие. Гравюра по Уильяму Хогарту. На женщине простое рабочее платье с фартуком и чепчик на голове; мужчины одеты в жюсокоры, на голове у них треугольные шляпы.


304. Томас Кук, Тщеславие. Гравюра по Уильяму Хогарту- Мужчины в жюсокорах, женщина в утреннем неглиже, что было популярно в то время.


305. Иоганн Георг Цизенис, Графиня Шзумбург-Липпе. Государственный музей, Картинная галерея, Берлин, французское вечернее парчовое платье с кружевами, украшающими глубокое декольте и рукава.


306. Томас Кук, Модный брак. Гравюра по Уильяму Хогарту. Английская мода того времени: мужчины в жюсокорах с богатой вышивкой, женщины в платьях с широкими юбками и большим декольте.


307. Костюмные зарисовки. Галантная пара во французских придворных одеждах, на мужчине жюсокор с закрепленными фалдами, на даме платье а ля полонэз(аlа polonaise) и шляпа с перьями.


308. Костюмные зарисовки, около 1775 г. Госпожа и служанка в платьях позднего рококо с райфроком; госпожа с прической а ля сиркасьен (a la circassienne), служанка в чепчике, называемом дормез (dormeuse).


309. Томас Гейнсборо, Утренняя прогулка (деталь). Национальная галерея, Лондон. Английская мода предреволюционной эпохи: мужчина в простом костюме, женщина в шляпе с перьями.


310. Дмитрий Левицкий, Воспитанницы Смольного института. Эрмитаж, Ленинград. Детский костюм, как всегда, копирует одежду взрослых.

Это постановление выходит в Чехии почти на сто лет позже, чем во Франции, где Людовик XIII в 1633 и 1634 годах запретил ношение бархата, сатина и вышивок. Имторский рескрипт вызвал в Чехии большое возмущение, но не по существу, а потому что при перечислении исключений забыли о бурграфах, докторах, о титулярных советниках и их родственниках о высших канцелярских служащих и цеховых старейшинах. Костюм мещанского сословия, насколько это отражено в тогдашних предписаниях, не должен был отличаться ни качеством ткани, ни тем более покроем. Однако же, как пишут современники в действительности «мещанские жены и дочери одевались в золото и серебро, вытягивая из своих мужей и отцов последние деньги на роскошные наряды». Все эти мероприятия против ввоза заграничных тканей объясняются тем, что в Чехии в XVIII веке, как и во Франции, выступает на сцену мануфактура. Появившиеся в Чехии мануфактуры сосредоточивались, главным образом, в текстильном производстве. Они вели тяжелую борьбу с цеховыми организациями, которые крепко держались за свои средневековые привилегии и статуты. Цеха изобретали различные препятствия против всяких перемен, несмотря на то, что некоторые из них, например — суконный цех, в действительности в XVIII веке находились в глубоком упадке. Стремления ввести мануфактуры проявляются уже в XVII веке, когда целый ряд дворянских и церковных предпринимателей стремились основать в Чехии собственное производство сукна. Однако большинство этих предприятий вскоре же потерпели неудачу либо пришли в упадок в дальнейшем.


311. Диана виконтесса Кросби. Гравюра по Рейнольдсу. Платья, подобные этому «неформальному выходному платью» молодой дворянки, можно видеть на многих портретах той эпохи.


312. Томас Гейнсборо, Мальчик в голубом. Библиотека и галерея искусства Генри И. Хантингтона. Сан Марино, Калифорния. Выходной атласный костюм юноши. Волосы в вандейковском стиле, не напудрены.


313. Иоганн Георг Цизенис, Князь Шаумбург-Липпе. Государственный музей, Картинная галерея, Берлин. Парадная одежда: жюсокор с позументами,треугольная шляпа.


314. Жан Франсуа Жанинэ, Мария Антуанетта. Гравюра, 1777 г.К выходному придворному туалету относилась и праздничная прическа с жемчугом, лентами и перьями.


315. Томас Гейнсборо, Королева Шарлотта Английская. Придворное бальное платье с райфроком а ля франсэз. Прическа называлась пуф о сантиман (pouf аи sentiment).



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.