Сделай Сам Свою Работу на 5

https://ficbook.net/authors/559953

Призрак из проклятого дома

Вышла на улицу я при луне.

Ветер волшебный открыл тайну мне.

— Есть в лесу старом проклятый дом.

Мудрая дева жила как-то в нём.

Магией древней владела она.

Путнику каждому рада была.

Каждого зверя в лесу дева знала

И от охотников часто спасала.

Звери однажды услышали вой:

Мудрую деву сразило войной.

Дом опустел. Не горят больше свечи.

Живность не слышит добрые речи.

Всякий, кто домик затем находил,

Жуткие вещи потом говорил:

«Девушки призрак бродил за окном.»

«Смертью пропах.» «Это проклятый дом!»

Мудрой той девы призрак уснёт

Только когда феодала убьёт.

Того, что на троне тогда восседал.

Того, что убить её приказал.

Проклятье её момента всё ждёт,

Когда же душа его к смерти придёт.

С жизнью второю той самой души

Чрез пару веков родилась же ты.

В проклятом доме ждёт тебя дева,

Чтоб завершить своё тёмное дело.

— Что? Быть не может! Не хочу умирать!

Ветер по воздуху стал меня гнать.

— Мудрая дева, я душу привёл.

Готовы ли вы огласить приговор?

Холод, отчаянье, ужас и страх

Тело пробрали. Сдавило в висках.

Девушки призрак явился пред мною.

- Двери в тот мир я тобою открою.

Знаешь ли ты сколько мне пришлось ждать,

Душу твою чтоб средь тысяч узнать?

Правда сейчас я тебе отомщу:

Жизни твоей драгоценной лишу.

Острое лезвье увидела я.

Жуткая боль пронзила меня.

Вот на земле уже хладной лежу

И через раз своей кровью дышу.

Призрак исчез. Развалился и дом.

Птицы запели на ветках средь крон.

Замерло сердце. Закрылись глаза.

Именно так я из мира ушла.

 

Сергей Аксёнов (chelovek-poet)

http://www.creative.su/user/3949

Азбукой Морзе…

Тут – комната, хоть и без окон, но с полным набором мебели.
Тут затаись – и услышь, как тектоника плиты ворочает.
Там, наверху – хаос/потоп/чума/радиация/прочее.
Там, наверху, ещё неизвестно, синего цвета небо ли…

Хаос, потоп, чума, радиация… нечто другое…
Нет ничего, что мешало бы множиться новым формам.
Кончились правила. Да и каким ещё, к чёрту, нормам
Вы собрались соответствовать, сами себе изгои?



Ваши религии, расы и ваша дурацкая этника –
Бо́льших различий друг в друге вы вряд ли найти б сумели.
Выйти наружу бы загнанным жителем подземелий,
Выйти наружу – на поиски родственного собеседника!

Я изменюсь! Я упорно природе даю обещания:
Выращу прочные панцири, вырежу слабые лёгкие.
Каждую ночь я стучу к тебе, Жизнь неизвестно далёкая…
Вслушаюсь – счётчики Гейгера лишь нарушают молчание.

 

Сергей Аксёнов (chelovek-poet)

http://www.creative.su/user/3949

Из легенды прочь

Дом, у которого окна и дверь настежь.
Дом, у которого через забор пустошь.

«Мы рыболовы, дом! Ты нас к себе впустишь?
Горло бы нам промочить, просушить снасти».

Прессе назавтра объявит седой пристав:
«Мы прочесали весь дом, все углы, щели.
Первый, упав со ступенек, сломал шею,
А у другого случился во сне приступ.

Третий повесился, днём из петли вынут.
Смерти не связаны, нет; виноват случай.
Дело закрыто». Гипотезы нет лучшей –
Следствие лишь подтверждает такой вывод:

Первый ещё на реке подвернул ногу,
Мучился сердцем второй и хандрил третий…
Эта история многим внушит трепет,
А окончаний придумают так много,

Что неуместно их тут приводить вовсе.
Скептик и мистик до пены у рта спорят,
Был ли в том доме чердак, потайной погреб,
Трое погибло – а может быть, пять, восемь?

Перечисляют подробности: год, адрес,
Дату постройки и всех, кто владел домом.
Я не хочу фантазировать тон в тон им,
Я лишь запомнил картинку: гроза, абрис

Старого здания, частых зарниц пламя,
Нас – под дождём, в чешуе и песке, грязных…

Не отпускает ведь – снится, зовёт, дразнит –
Дом, у которого перед крыльцом яма.

 

Сергей Аксёнов (chelovek-poet)

http://www.creative.su/user/3949

Начало цикла

Осень быстро закончилась. Траур опавшей листвы –
Краткий повод поэтам задумываться о высоком.
Я всю жизнь ищу жизнь. Но сегодня деревья мертвы,
Потому что их жизнь составляет движение соков.

Всем разумным мирам суждено заплатить по счетам –
И припомнит ли наш, что когда-то им правили люди?
Есть деревья и камни. Всё прочее – пыль и тщета
И легко замещается суммами в твёрдой валюте.

И когда за окном подморозит уже в сентябре,
Я услышу, как ржавая кровь, продвигаясь толчками,
Наполняет теплом капиллярную сеть батарей,
И замру, обнаружив себя в оживающем камне.

 

Алёна Иванова

Библиотека книжных душ

«Не хлопать дверью!» (Впрочем, двери вовсе нет.)

«Здесь не шумят!» (Но тишина царит от века.)

Добро пожаловать! Моя Библиотека

Всегда открыта, словно книга. Культпросвет

Неумолимо возвышает человека.

Вам скоро выпишут читательский билет.

 

Безвестный путник… Ваше имя – для людей.

Оно – ничто наедине с собой и чаем

В ином краю страниц и слов: он обитаем

Лишь Персонажами, да горстками гостей –

Его Читателей. Мы – то, что мы читаем.

И что ни брат ваш, то изрядный лицедей.

 

И кто-то мнит: он перед книгой всемогущ.

Её сквернит, надев геройскую личину.

Того по долгу и по совести низрину

Я – Архивариус печальных книжных душ.

Прошу за мною! Полог тайны их откинут.

Маэстро ветер, в коридорах гряньте туш!

 

Читальный зал. Пустынно. Свет настольных ламп.

В нём согреваются увядшими мечтами,

Любуясь бережно хранимыми цветами,

Альбомы ветхие с гнильцою по углам;

Чуть слышно шамкают зияющими ртами.

Им снова грезится душистый фимиам.

 

Сюда, по лестнице спускайтесь на этаж.

Пусть не смущает Вас назойливая морось.

Осколки слёз былых кумиров… Капли в море

Чреды эпох. Увы, утих ажиотаж.

Беда бестселлеров. O tempora! O mores!1

Диктует мода – не талант – большой тираж.

 

Пройдёмте ниже. Осторожно, всюду – топь.

Удел забытых и потерянных – трясина.

Набились плотно под обложки пыль и тина.

Вдали блуждают огоньки болотных троп:

Надежда пленников немых неугасима –

Запечатлеет мох следы знакомых стоп.

 

Ещё этаж. А это – школьный коридор.

Не по годам интер-активным в услуженье

Идут, сконфуженно теснясь от униженья,

Под прессом лени пережившие позор…

Да что романы – сказки в кратком изложеньи!

Запрещено им ранить нежный кругозор.

 

За мною, вниз! Ну, кто здесь тянет уголок?

Взгляните: бедный, он заломлен, как закладка.

Приют обиженных небрежною повадкой –

Залитых чаем, растрепавших корешок…

Не перечислить! Им неведома разгадка,

За что их мир непредумышленно жесток.

 

Ещё чуть ниже! Нестерпимый тяжкий стон.

Отдел, где голос обретает боль увечных.

То жертвы умысла и злости бессердечных.

Здесь все, разорванные в клочья, что щитом

Закрыли в ссоре, все дефектные навечно,

Чей лик измазал ученический жаргон.

 

Пора оставить их. Пожалуйте сюда.

Да, молодёжь у нас с недюжинной смекалкой.

Не парадокс ли это: классика на свалке?

Все раритеты, дорогие, иногда –

Лишь грёза… Нынче же бесценное не жалко.

А фолианты безответны. В том беда.

 

Уже недолго! Скрип. Бренчанье бубенцов.

Сквозят во мраке стеллажи, совсем пустые.

Среди Читателей есть Критики слепые.

А вот и призраки непризнанных творцов:

Вмиг чуют Критика, забитые, худые,

И жаждут мести за отметины рубцов.

 

Смелей, для нас они – лишь тени. Вниз. Отдел.

Вы побледнели? Не волнуйтесь: там на блюде

Мои помощники, прилежные до жути.

Да, черви. Книжные. Как раз в разгаре дел.

Да, жрут листы. Бывают книги, точно люди:

Одна обложка. Что ж, Читатель оскудел.

 

Один этаж – и наша цель: Архивный зал,

Моя обитель. Он, по сути, оружейный.

Конец экскурсии – извечно совершенный!..

Табличка «Выход» не горит? Я Вас ввязал

В дурное дело? Не кричите, оглашенный!

Финал истории сразит Вас наповал.

 

Ты погрузился в чтенье очень глубоко.

Библиотека не разверзнет подземелье.

Читатель, в книжный переплёт попал ты с целью

Понять судьбу Литературы широко.

Ты критик – что ж, зарубят. Грешник – тронет прелью.

Ценитель – что ж, червём пролезешь далеко.

 

Да, безоружен потаённый Ваш скелет.

Маэстро ветер триумфально завывает.

Вас Архивариус к ответу призывает.

В моей руке не шпага – Слово-амулет.

Но слово меткое, и слово убивает.

Туше! А вот и Ваш читательский билет.

 

__________________

1 O tempora! O mores! – лат. О времена! О нравы!

 



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.