Сделай Сам Свою Работу на 5

Кросс-культурная психология


и различия в пределах отдельного общества могут быть больше, чем различия популяций. Практика социализации, наличие различных слов для обозначения одних и тех же понятий, образование, религиозные убеждения и доступ к средствам массовой информации — это лишь некоторые из многих переменных, по которым могут различаться группы. Трудности планирования становятся очевидными, если предположить еще и обмен между культурами. Это приведет к провалу исследования, так как предполагается, что объекты исследования неразрывно связаны с одной культурой.

Другой особенностью, отличающей эксперимент от неэкспериментального исследования, является контроль экспериментатора над условиями. В лабораторных условиях такой контроль доступен, хотя даже и в этом случае контроль над такими переменными, как мотивация участников, несовершенен. При исследованиях в естественных условиях, например учебных программ, недостаток точного контроля обычно больше, особенно, когда обработка данных растягивается на недели и даже месяцы. В дополнение к этим условиям, ученики подвергаются многим другим воздействиям, которые могут влиять на их результаты. Однако в пределах допустимых отклонений исследователь, как правило, способен контролировать условия.

Прямой контроль условий при кросс-культурном исследовании обычно недоступен. Влияние культурных факторов изменяется в течение длительного периода времени. О воздействии постулируемого культурного фактора вывод делается, как правило, post hoc, на основании этнографических описаний. Кросс-культурные исследователи долж-


ны учитывать это обстоятельство при интерпретации своих результатов.

В кросс-культурной литературе были идентифицированы некоторые сильные психологические факторы, каждый из которых влияет на широкий диапазон измерений. Самый важный — это школьное образование западного образца. Оно формирует часть комплекса, в который входят грамотность, опыт выполнения тестов, урбанизация, экономическое благосостояние и аккультурация. Эти переменные, в значительной степени, относятся к социально-политическому контексту экокультурной схемы (рис. 1.1.). Трудно даже представить такое психологическое измерение, на которое не повлияли бы подобные переменные.



Виды контроля

Отсутствие прямого контроля условий и невозможность контроля распределения объектов по группам не означают, что нельзя получить валидное объяснение; это сложнее сделать, чем в других областях психологии. Кратко упомянем четыре вида критериев для сокращения количества вероятных альтернативных интерпретаций различий культурных групп31.

Культурные популяции должны быть выбраны априорно, на основании этнографических описаний, а не так, чтобы выборки случайно оказались под рукой. Это происходит в только в исследованиях, с дизайном post-test, что делает их результаты аксиомой, уязвимой для неправильной интерпретации32. Только в контексте теории, которая проводит различия между культурными группами по некоторым зависимым переменным могут интерпретироваться как следст-

31 Ср. также Malpass & Poortinga, 1986; Van de Vijver &
Leung, 1997a, 1997b.

32 Cm. Cook & Campbell, 1979.


вие различного влияния независимых переменных на эти группы33. Когда группы выбираются по иным причинам, чем влияние на них независимой переменной, теряется наиболее важная форма экспериментального контроля в сравнительном анализе. Примером этого являются многие исследования этнических групп или групп меньшинств, при которых выбор меньшинства или большинства в пределах общества затруднителен. Различия между этими группами могут быть приписаны факторам меньшинства, большинства или взаимодействию между ними.

Доступна и другая стратегия устранения конкурирующих альтернатив, если зависимая переменная выражена функцией двух или более отдельных измерений. Примером этого может служить оценка, которая выводится, исходя из различий между двумя измерениями. Так, например, Коул (1968) исследовал обработку визуальной информации у кпелле и североамериканских респондентов (см. гл. 8). Было установлено, что кпелле хуже оценивали число точек, предъявляемых с помощью тахистоскопа, чем респонденты из США. Этот результат не очень интересен сам по себе, так как можно найти много объяснений, которые не имеют никакого отношения к обработке визуальной информации. Однако Коул и его коллеги также установили, что межкультурные различия были больше, когда точки образовывали регулярные паттерны (узоры), чем когда они были беспорядочно разбросаны. Из факта существования многих неконтролируемых переменных, таких, как мотивация субъектов, понимание задания и т. д., можно резонно допустить, что их влияние идентично для обоих условий эксперимента. 33 См. Malpass, 1977.


Поэтому возможен вывод, что американские испытуемые лучше использовали организацию точек в предъявленных стимулах. Этот результатможно считать следствием их образования.

Третья форма контроля, доступного для кросс-культурного исследователя — устранение влияния внешних (посторонних) переменных благодаря статистическому анализу (с помощью ковариационного анализа или метода регрессии можно учитывать влияние возраста). Хотя это позволяет исключить некоторые альтернативные объяснения, статистический контроль остается слабой альтернативой экспериментальному контролю34. Конечно, исключение отдельного объяснения с помощью статистического анализа требует, наличия необходимой информации. Это означает, что переменные, которые содержат эту информацию, должны быть включены в план исследования.

Четвертый тип контроля требует расширения базы данных как источника интерпретации. Важной стратегией является использование более чем одного метода измерения. Можно больше доверять результату, если он установлен с помощью нескольких способов, например,не только с использованием опросника-самоотчета. В данном случае уместно различать конвергентную и дискриминативную ва-лидность35. Подтверждение валидности можно получить на основе взаимосвязей тех переменных, связь между которыми предполагается на теоретическом и/или эмпирическом основании; это конвергентная валидность. Доказательство также можно получить на основе отсутствия взаимосвязей тех переменных, для которых эта взаимосвязь не ожидается; это

34 См. Cook & Campbell, 1979.

35 См. Campbell & Fiske, 1959.


дискриминантная валидность. Например, в гл. 5 мы упоминали исследование Скрибнера и Коула (1981), которые установили связь между обучением и абстрактным мышлением среди народности ваи, но не обнаружили связи между грамотностью и абстрактным мышлением. Второй результат можно рассматривать как случай дискриминантной валидности; он не свидетельствует в пользу убеждения, что грамотность является основным фактором для проявления абстрактного мышления. Можно добавить, что Скриб-нер и Коул выбрали исследования среди ваи, потому что у них имеются различные формы грамотности и обучения в школе. Такое разделение переменных, которые в большинстве обществ тесно связаны (дети в основном учатся читать и писать в школе), позволяет исключить влияние вмешивающихся (посторонних) переменных.

Формирование выборки

Мы различаем три этапа формирования выборки. Сначала нужно сделать выбор культурных популяций, которые следует включить в исследование. После возникает вопрос, можно ли ограничивать выбор некоторыми подгруппами в пределах каждой культуры или нет. Наконец, следует решить, как отбирать индивидов в каждой культуре или группе36.

Для сравнительных исследований существуют две приемлемые стратегии выбора культур. Наиболее распространен выбор только нескольких культур, которые явно отличаются по какой-либо независимой переменной, что обеспечивает противоположность, интересующую кросс-культурного психолога. Это

36 ср. Lonner& Berry, 1986b; Van de Vijver& Leung, 1997b.


равносильно теоретически направляемому отбору. Вторая и менее распространенная стратегия — это привлечение выборки культур, которую можно считать представителем всех культур мира. Неприемлемой стратегией является выбор нескольких стран после случайных встреч на конференции с коллегами, которые желают собрать данные, или на основании заинтересованности в посещении определенной страны. Сбор данных должен диктоваться теоретически интересной противоположностью вовлеченных культур, а не просто благоприятной возможностью.

Это означает, что отбираться должны те культуры, которые отличаются по постулируемой независимой переменной, являющейся центром исследования. Начальный отбор следует производить на основании доступной информации, например из этнографической литературы (ср. гл. 9). Рекомендуется проверить, действительно ли присутствуют предполагаемые различия по независимой переменной. Это было сделано Си-галлом (1966), который в свое исследование иллюзий зрения (ср. гл. 8) включил опросник с темами по характерным чертам окружающей среды. Его должны были заполнить местные исследователи для той группы, в которой он собирал свои данные.

Иногда в исследование вводится культура, которая служит эталоном для сопоставления. Если исследователи берут свою собственную культуру как эталон, они могут проверить, соответствуют ли результаты (уровни и паттерны оценок) их изначальным ожиданиям. Это особенно полезно, когда используются недавно разработанные методы. Если результаты, которые были получены в знакомой


культуре, не соответствуют ожидаемым, валидность результатов в других культурах будет еще более сомнительной.

Чтобы получить лучшее распределение независимой переменной, в исследование могут быть включены дополнительные культуры; это метод стратифицированной выборки37. С ростом количества культур, рано или поздно придется привлекать случайную выборку из всех культур мира. Размеры такой выборки зависят от требуемого уровня точности, но для большинства переменных численность, конечно же, не должна быть менее двадцати или двадцати пяти случаев. Для «Атласа Аффективных Значений» Осгуда (см. гл. 7) данные собирали в тридцати странах, но это не позволило сформировать случайную выборку мировых культур, так как в данном случае все респонденты должны были быть грамотными. Эти трудности характерны и для формирования выборки в других крупномасштабных психологических исследованиях, о которых мы говорили ранее, например, для исследования Хофштеде (1980) по ценностям, связанным с работой, и для аналогичной работы Шварца (1994), которые мы упомянули в гл. 3. В культурной антропологии существует большое количество гологеистических исследований — это работы с выборками из культур всего мира, включая неграмотные общества. Они основаны на доступных описаниях, главным образом из HRAF, о чем упоминалось в главах 2 и 9.

Существуют два аспекта формирования выборки, которым уделили гораздо больше внимания в антропологии, чем в кросс-культурной психологии. Первый — известен как проблема Гальто-на38. Она относится к распространению

37 См., например, Kish, 1965.

38 См. Naroll, 1970c; Naroll, 1980.


культурных характеристик в результате контактов между группами. Если у двух культур наблюдаются сходные показатели по изучаемой переменной, это может быть следствием обмена знаниями и достижениями в результате контактов и общения (диффузия). Наролл (см. гл. 9) предложил способы решения этой проблемы. Они основаны на предположении, что сходство соседних групп сильнее будет отражать диффузию, чем сходство групп, которые проживают на значительном расстоянии друг от друга. В конце концов, вероятность диффузии на большом расстоянии меньше, чем вероятность диффузии между соседями.

Вторая проблема заключается в том, какой уровнь культуры следует определять культуры. На самом общем уровне Мер-док (1967) выделил шесть культурных регионов: Африка к югу от Сахары, Азия, Австралия, Средиземноморье, Северная Америка и Южная Америка. По многим параметрам, которые интересуют психологов (например, грамотность, практики социализации, коллективизм), диапазон вариаций внутри этих культурных регионов сопоставим с диапазоном вариаций между этими регионами. Поэтому отбор выборки, стратифицированной согласно регионам (например, подбор равного количества культур из каждого региона) имеет смысл только в ограниченном числе обстоятельств.

Часто общий (генерализованный) уровень общества смешивается с национальным. В статьях, опубликованных в «Journal of Cross-Cultural Psychology» и «International Journal of Psychology», «культура» нередко совпадает со «страной». В культурной антропологии это считают недопустимым39. Определе-ние культуры, что можно назвать более

39 См. Naroll, 1970b.


точно «общностью носителей культуры» (или «культурной общностью»), должно совпасть с тем, как изменяется исследуемая переменная. Если интерес вызывает политическая организация, то соответствующей культурной общностью является национальное государство. Однако при изучении психологического влияния тональности речи культурной общностью должна быть языковая группа (ср. гл. 6). Условия воспитания детей обычно следует определять по меньшим группам носителей культуры, так как в пределах страны могут существовать значительные отличия, например, между городскими и сельскими жителями. В итоге, основные принципы можно свести к двум. Во-первых, определение культурной общности зависит от природы изучаемой независимой переменной. Во-вторых, носителикультуры должны выбираться так, чтобы адекватно охватить весь диапазон вариации изучаемой переменной.

Относительный недостаток интереса среди кросс-культурных психологов к точному определению групп носителей культуры может также влиять на выбор подгрупп среди этих носителей. Ошибочно предполагать в культуре однородность исследуемых факторов. Большая часть, если не все психологические переменные, показывают систематические расхождения между представителями разных групп носителей культуры. Это подразумевает, что фактически всегда существуют контрастные группы, которые имеют высокие и низкие значения оценок. Поэтому диапазон кросс-культурных различий прямо зависит от выбора конкретных групп.

Почти невозможно так отобрать группу в одной культуре, чтобы она точно соответствовала группе в другой культуре. Резкую критку вызывает подбор респон-


дентов в выборки по определенному критерию40. Суть возражений заключается в том, что соответствие по одной переменной, почти без исключений, приводит к несоответствию по другим переменным. Предположим, исследователь предпочел выборки американцев и африканцев, сопоставимых по уровню образования. Образованные африканцы скорее, чем средние граждане их страны, будут иметь высокий доход и высокое социальное положение, и в то же время они, вероятно, будут меньше ценить традиционные нормы и обычаи.

Каждый член популяции, представляющей интерес, должен иметь равную возможность быть отобранным в репрезентативную выборку. Это соответствует требованию случайного отбора респондентов. Группы, которые используются в кросс-культурных исследованиях редко, если вообще когда-либо соответствуют этому требованию. Это зависит от изучения распределения соответствующих переменных в популяциях. Отклонения от процедуры случайного выбора оказывать серьезное влияние на результаты исследования. С другой стороны, методика формирования выборки весьма несущественна, если индивидуальные различия (внут-ригрупповые вариации) будут малосопоставимы с различиями между культурами (межгрупповые вариации). Но для многих психологических переменных внутригрупповые вариации явно превышают межгрупповые вариации41

Из этого обсуждения можно сделать следующие выводы. Во-первых, кросс-культурные исследователи должны с осторожностью обобщать свои результаты, перенося их на большие культур-

40 Draguns, 1982; Lonner & Berry, 1986b.

41 См., например, Poortinga & Van Hemert, 2001.


ные популяции, где не соответствовал принципу случайности. Насколько мы можем судить, использование меньших, более точно определенных групп носителей культуры, приведет к большей точности, как в методологическом, так и в теоретическом отношении. Следствием этой рекомендации является довольно подробное описание популяций во всех сравнительных исследованиях. Во-вторых, требование случайного отбора респондентов применяется в кросс-культурной психологии точно так же, как и в других ее областях.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ В КУЛЬТУРНОМ КОНТЕКСТЕ

В предыдущих главах мы рассматривали исследования на индивидуальном уровне (с использованием психологических тестов и наблюдения поведения), а также исследования на уровне популяции (с данными из HRAF и полевой этнографии). В этом разделе мы обсудим, как эти два уровня могут быть сведены воедино42.

Традиционно, большинство дисциплин психологии изучают поведение человека как результат воздействия на него различных стимулов. В экологической психологии43 подчеркивают, что стимулы, которые обычно используются в психологии, представляют лишь очень узкий диапазон всех возможных стимулов и имеют искусственный характер. Напротив, экологическая психология вынуждена изучать поведение преимущественно в естественных условиях. Аналогично, и кросс-культурная психология требует уделять внимание всему диапазону контекстов, взятых на пересечении культур.

42 См. Berry, 1980b.

43 См., например, Barker, 1969,1978; Brunswick, 1957.


Во-первых, на высоком уровне абстракции существует экологический контекст («естественно-культурная среда обитания» Brunswick, 1957 или «пред-воспринимаемый мир» Barker,1969), который состоит из всех относительно стабильных и постоянных характеристик популяции, обеспечивающих контекст поведения. Он включает переменные уровня популяции, которые идентифицируются в экологическом и социально-политическом контексте, а также общие культурные способы адаптации, выработанные группой (см. рис. 1.1.). Экологический контекст является основанием для установления традиций в популяции. Это сложные, иногда долговременные, общие паттерны поведения, которые были созданы постепенно в ответ на экологические требования.

В этот экологический контекст «вмонтированы» два уровня, на которые ЛеВин44 ссылался как на «жизненное пространство» или «психологический мир» человека. Первый, эмпирический контекст, это паттерн повторяющегося опыта, который обеспечивает основу для индивидуального научения и развития. По сути, это набор независимых переменных, которые кросс-культурная психология пытается выделить в виде тех условий, которые влияют на формирование поведения людей в конкретных условиях обитания. Эти переменные включают такой повседневный опыт, как воспитание ребенка, профессиональное обучение и образование. Влияние контекста отражается в репертуаре поведения относительно стабильного комплекса типов поведения, которые люди усвоили втечение времени в повторяющемся контексте, в личном опыте или в обучении. Сюда же включены навыки и 44 См. Lewin, 1936.


характерные черты, которые были навязаны особой ролью или были восприняты в результате обучения или образования, формального или неформального. Другой аспект психологического мира — это ситуативный контекст, или ограниченный набор обстоятельств окружающей среды («окружающая обстановка» Barker, 1969). Следствием влияния этих обстоятельств являются особые типы поведения в данное время и в данном месте. Конкретная обстановка стимулирует проявление конкретных действий, т. е. такого поведения, которое проявляется в ответ на непосредственное стимулирование или опыт.

И, наконец, четвертый уровень, — это оценочный контекст, представляющий такие характеристики окружения, как тестовые задания или стимульные условия, которые были разработаны психологами. Оценочный контекст может в различной степени внедряться в первые три контекста; и это является проблемой экологической валидности задания. В исследованиях оценочный контекст обычно отражается на оценках типов поведения, которые наблюдались, измерялись и регистрировались в процессе психологического исследования (в экспериментах, интервью или при тестировании). Если оценочный контекст является органической частью других контекстов, тогда данные буд>т представительными для индивидуального репертуара поведения и обычаев популяции. С помощью экспериментальных подходов вряд ли можно учесть и понять эти связи на разных уровнях. Качественные методы культурной психологии позволяют проявлять в этом отношении больше гибкости. Кросс-культурная психология обычно пытается работать на всех четырех уровнях, в результате собирая данные, которые были


получены от индивидов, находящихся в различных контекстах.

Таким образом, целью кросс-культурного исследования часто является объяснение различий между культурами на уровне индивида по определенной зависимой переменной, которая находится под влиянием контекстуальных переменных популяционного уровня. Подход, который анализирует влияние контекстуальных переменных на результирующие (зависимые) переменные, был представлен Пуртингой и Ван де Вийве-ром (1987). Они считают кросс-культурное исследование успешным, если все различия между культурами по зависимой переменной объяснялись, исходя из контекстуальных переменных. Их анализ включает зависимую переменную, выборки данных из двух (или более) культур и (одну или более) контекстуальные переменные (измеряются на уровне индивида или популяции).

Анализ начинается с определения, имеется ли существенное различие между культурами по итоговой (зависимой) переменной. Если это так, то следующий шаг устанавливает, насколько эту межкультурную вариацию можно объяснить с помощью каждой из доступных контекстуальных переменных. Все больше и больше источников вариаций исключаются, пока, в идеале, не остается никаких различий между культурами. Цель анализа — разделить зависимую переменную на компоненты, которые обусловлены совокупным влиянием на нее «культуры», т. е. специфических контекстуальных переменных45.

45 Статистический анализ принимает форму последовательного множественного регрессионного анализа или анализа ковариаций. Пуртинга и Ван де Вийвер (1987) указали, что необходимо тщательно выбирать контекст переменных. Их нельзя смешивать с итоговой переменной, а измерять их следует на порядковом уровне или на уровне интервальной шкалы .


При использовании переменных популя-ционного уровня для объяснения индивидуальных различий считают, что такая процедура позволяет оценивать одни и те же черты на двух уровнях (иными словами, переменные на двух уровнях эквивалентны). На протяжении долгого времени Ленг и Бонд (1989), а также Хоф-штеде (1980) и другие автораы, признавали необходимость провести различия между популяционными и индивидуальными уровнями. Использование данных, собранных на одном уровне для объяснения феноменов на другом уровне, может при интерпретации привести к ошибкам или заблуждениям. Можно провести различие между ошибками обобщения (как следствия переноса индивидуальных данных на популяционный уровень) и ошибками конкретизации (как следствия переноса данных уровня популяции на уровень индивидов). Примером конкретизации может быть неприменимость использования демографической статистики, например, процента случаев беременности в популяции применительно к отдельной женщине. Примером ошибки обобщения служит объяснение попу-ляционных различий в интеллекте в таких же терминах с той же точки зрения, что и для индивидуальных различий. К примеру, Ферби (см. гл. 10), которая иллюстрирует, как различия в потреблении пищи могут привести к популяционным различиям в росте, отдельных генетических факторов, которые детерминируют индивидуальные различия роста значительно больше.

Таким образом, исследователи должны использовать методы, которые делают возможным доступ и к уровню популяции, и к уровню индивида. Их разнообразие достаточно велико, чтобы обеспечить исчерпывающую интерпретацию.


Все чаще в кросс-культурной психологии мы обнаруживаем исследования, которые выходят за рамки очень ограниченных знаний об экологическом или социально-политическом контексте (типа «они пастухи», или «они иммигранты»), и используют данные, полученные в результате проведения эксперимента или тестирования.

АНАЛИЗ ЭКВИВАЛЕНТНОСТИ

«В буквальном смысле «выражаться» означает выражаться, а «кумовство» — это кумовство. Однако, в определенном смысловом контексте, «выражаться» может означать «наносить оскорбление» или «делать комплимент», а «кумовство» может означать «коррупцию» или «обязательство». Это замечание Пшеворского и Тьюна46 кратко иллюстрируют взгляд на смысл поведения как феномена, который зависит от культурного контекста. Это верно не только для поведения, с точки зрения этнографа, но также и для интервью (открытых или стандартизированных), опросников и психометрических тестов. Если результаты по ним нельзя интерпретировать тем же способом (например, при прогнозировании критерия или измерении результатов), то, следовательно, они не имеют того же психологического значения в разных культурных контекстах. Тогда они называются несопоставимыми, неэквивалентными или культурно искаженными. В этом разделе мы опишем некоторые психометрические подходы к проблеме эквивалентности.В дополнении 11.2. приводим краткое описание этого подхода.

Проблему эквивалентности данных необходимо учитывать еще в самом начале

46 См. Przeworksi & Teune, 1970, с. 92.


Дополнение 11.2.Определение культурного искажения

При кросс-культурном сравнении психологических данных следует различать три аспекта: (1) сравниваемые группы людей А и В, (2) психологическое понятие С (например, область характерных черт или область поведения), и (3) данные по переменной D из обеих групп. Сравнение данных может вводить в заблуждение по двум причинам. Во-первых, понятие С может не быть инвариантным для групп А и В. Непсихологический пример состоит в следующем: если С соответствует весу в группе А и длине в группе В, то сравнение мер из А и В логически лишено смысла. Что-то подобное происходит, если тест по арифметике с устно формулируемыми заданиями создает языковые проблемы, например, для детей иммигрантов.

Во-вторых, взаимосвязь наблюдаемой итоговой переменной D в двух группах, D(a) и D(b), с понятием С могут быть несопоставимыми. Примером может служить измерение в градусах Цельсия и Фаренгейта, которые не соотносятся с понятием температуры равным образом. Поэтому сравнение на основании температуры, которая измеряется по Цельсию для А и по Фаренгейту для В, очевидно, будет вводить в заблуждение.

Важно отметить, что в этом примере шкала измерений (°F или °С) отличается от основного понятия (температуры). Выводы делаютс точки зрения понятия, которое является главным основанием для сравнения. Различия оценок двух групп А и В (по измерительным шкалам) не так важны, основное значение имеют заключения и интерпретации. Принимая этово внимание, можно сформулировать следующее определение культурного искажения.

Данные искажены или неэквивалентны, если различия наблюдаемых оценок между популяциями не сопоставлены с соответствующими различиями по шкале, которая используется для сравнения .

Следствие этого определения заключается в том, что искажение рассматривается как обусловленное не качеством применяемых методик, а качеством интерпретаций и выводов, сделанных на основе кросс-культурных различий результатов.

* См. Poortinga, 1989, с. 738; 1995.


кросс-культурного исследовательского проекта. В ряде руководств по кросс-культурной адаптации педагогических и психологических тестов (гл. 5) рекомендуется проводить разработку инструментов исследования с участниками из всех культурных популяций, которые принимают учатие в исследовании47. Однако в большинстве культурно-сравнительных исследований используются уже существующие инструменты. Именно эту,

47 См. Hambleton, 1994; Van de Vijver & Hambleton, 1996.


более распространенную ситуацию мы рассмотрим дальше.

Анализ контекста стимула

Первым шагом при анализе эквивалентности должно быть исследование содержания стимулов (или заданий) инструмента (методики). Необходима тщательная проверка каждого стимула для идентификации возможных характерных особенностей смысла или других причин


того, почему этот стимул может оказаться неприемлемым в отдельной культуре. Существует два вида методов — так называемые методы суждений и методы эквивалентности перевода.

При использовании метода суждений экспертов просят высказать свое мнение о содержании стимула. Обычно они оценивают каждый стимул на принадлежность/непринадлежность к интересующей модели поведения, выясняют предполагает ли он особые знания или опыт, более доступный для одной из групп.

Для качественной оценки эксперты должны быть близко ознакомлены с культурами из сравнительного исследования, а также с теорией и идеями, на которых основана данная методика исследования. Методы суждений в основном использовались в США в педагогических тестах и тестах интеллекта, в которых могут быть и предвзяты по отношению к женщинам или этнокультурным группам. Обзор темы можно найти у Титтла48. Хотя эксперты могут быть уверенными в том, какие задания теста содержат предвзятость, эти представления довольно часто не подтверждаются эмпирическими результатами; оказывается, нелегко спрогнозировать, по каким заданиям та или иная группа покажет относительно низкий уровень выполнения заданий.

В психологии изучаемое- понятие часто не поддается наблюдению (является гипотетической моделью). Для подобных понятий не существует общепринятой шкалы измерения, но ее можно создать в результате исследования одной из групп. Тогда анализ эквивалентности сводится к вопросу о том, будут ли масштабы изучаемой переменной инвариантны в разных популяциях, или нет.

48 См. Tittle, 1982; ср. также Van Leest, 1997.


В кросс-культурных исследованиях часто нелегко найти квалифицированных экспертов; самое малое, что можно сделать для идентификации неприемлемых стимулов, это проконсультироваться с коллегами — представителями изучаемых культур.

Необходимо тщательно проверять эквивалентность перевода всякий раз, когда вербальные стимулы или инструкции используются кросс-культурно49. Обычно исследователи убеждены, что перевод эквивалентен, если после перевода с языка оригинала на целевой язык с последующим независимым обратным переводом, оригинальное словоупотребление воспроизводится более или менее точно. Методика требует, чтобы были доступны переводчики, одинаково хорошо владеющие исходным и целевым языком. Процедура прямого и обратного перевода должна иногда повторяться независимой командой, пока оригинальная версия не будет воспроизведена с достаточной точностью. Брислин заметил, что зачастую приходится заменять первоначальный стимул, так как он оказывается просто непереводимым. Он рекомендует, чтобы и первоначальная, и видоизмененная версии на исходном языке предьявлялись группе лиц для проверки того, имели ли изменения какое-либо систематическое влияние на оценки.

Процесс перевода тесно связан с тем, что Вернер и Кемпбелл (1970) называли «децентрированием». Так как методики исследования разрабатываются в отдельно взятом культурном контексте, они будут содержать определенные характерные признаки этой культуры, которые могут быть слабо связаны с оцениваемой чертой. При кросс-культурном

49 См. Brislin, 1976, 1980, 1986.


сравнении таких обстоятельств этого следует избегать, вплоть до того, что исходный инструмент исследования также должен быть изменен. Подразумевается, что нужны не только изменения словесной формулировки, но и изменения содержания стимулов. Таким образом, мы должны считаться с вероятностью, что содержание стимула (предъявляемого материала) вообще неадекватно для другой культуры. Тогда единственный выход — это исключить его из экспере-мента. Если подобные стимулы встречаются часто, культурное децентрирова-ние вызывает более фундаментальный вопрос: указывает ли неэквивалентность стимулов на кросс-культурную неидентичность самой черты, которая измеряется с помощью методики исследования. Мы еще вернемся к этому вопросу.

Исследователю приходится сталкиваться еще с одной проблемой в установлении лингвистической эквивалентности. Она заключается в том, что говоряощие на двух языках, заполняя опросник на определенном языке, несколько адаптируют свои ответы, согласно стереотипам, которые у них существуют по отношению к данной культуре50. Так, Брислин (1986) указал, что для оценки эквивалентности перевода необходимы люди, говорящие как на одном, так и на другом языке.

Психометрический анализ

Психометрический анализ эквивалентности совокупностей данных, полученных от выборок из разных культурных популяций, основывается на предполагаемой структуре исследования. Например, задания в опроснике по установкам могут ранжироваться от положительных до отрицательных оценок, а задания в 50 См,, например, Bond, 1983.


тесте способностей ранжируются от легких к сложным. Для эквивалентных или сопоставимых показателей имеет смысл предположить, что в кросс-культурном отношении будет наблюдаться тот же самый порядок сложности или предпочтений. Аналогично, следует ожидать того, что корреляции между переменными в одной культуре также должны быть обнаружены и в других культурах, если методика исследования измеряет одну и ту же черту. Эти соображения могут лечь в основу требований, которым будут соответствовать эквивалентные данные, но вряд ли им будут соответствовать неэквивалентные результаты. Ван де Вийвер и Ленг (1997а, 1997b) предложили проводить различие между тремя уровнями эквивалентности, которые мы рассмотрим ниже (см. также гл. 4).

Уровни эквивалентности

Первый вопрос, который требует ответа, — отражает ли инструмент исследования одно и то же базовые понятие или модель в разных культурах. Например, есть свидетельство того, что в африканской концепции умственного развития важны социальные аспекты, но они едва ли соответствуют западным показателям умственных способностей, которые подразумевают аналитические когнитивные способности (Сигалл, 1999). Подобно этому, Хо (1996) доказывал, что понятие «сыновней (или дочерней) почтительности к родителям», которое ассоциируется с понятием хорошего сына или дочери для родителей, охватывает более широкий диапазон поведения в Китае, чем в западных странах. В этих двух примерах содержится понятие, которое различается кросс-культурно, таким образом, для его измерения не


может быть никакой общей шкалы, что исключает возможность любого сравнительного измерения. Однако, часто, исследователь сталкивается с ситуацией, где неясно, действительно ли методика исследования измеряет одно и то же понятие в исследуемых культурных популяциях. Тогда он может использовать корреляционные методики — для проверки взаимосвязи пунктов (или субтестов) методики исследования в разных культурах. Условием структурной эквивалентности является кросс-культурная идентичность паттернов корреляций между пунктами методики.



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.