Сделай Сам Свою Работу на 5

О роспросе с пристрастием и о пытке

1. Сей роспрос такой есть, когда судья того, на которого есть подозрение, и оный доброволно повинитися не хощет, пред пыткою спрашивает, испытуя от него правды и признания в деле.

2. Судье не надлежит без доволного подозрения дерзнуть вскоре никого к пытке привесть, но прежде важные к тому иметь притчины и совершенное подозрение, и когда имеющее подозрение кому приложится, а он в том запрется, тогда надлежит оное доказать, например, когда твердое свидетелство принесется, что тот злое действо учинил, о чем его роспросить надлежит, тогда доволное есть основание к пытке. Буде же свидетель самого действа не видал, но токмо оного подозрителного на оном месте, где преступление учинено, обрел, такого свидетельства не довольно есть, но в таком случае по самой малой мере надлежит быть двум свидетелем, которые бы ево видели.

3. Пытка употребляется в делах видимых, в которых есть преступление, Но в гражданских делах прежде пытать не мочно, пока в самом деле злое действо наруже не объявится, разве когда свидетель в болших и важных гражданских делах в скаске своей обробеет или смутится, или в лице изменится, то пытан бывает.

4, Однако ж надлежит жестокую пытку умеренно, с раэсмотрением чинить, понеже умеренно пытки веема на разсуждение судейское положено. Того ради надлежит судье наперед раэсудить количество дела, в котором подозрителного пытать намеряется, ибо в вящших и тяжких делах пытка жесгочае, нежели в малых бывает. Также надлежит ему оных особ, которые к пытке приводятся, разсмотреть, и усмотря твердых, безстыдных и худых людей, жесточае, тех же, кои деликатного тела и честные суть люди, легчее, и буде такой пытки доволно будет, то не надлежит судье его приводить к болшему истязанию. Притом же надлежит судье у пытки быть осторожну, чтоб усмотря подобие правды, оного тело, которого пытает, истязанием не озлобить, но либо к смерти приговорить или из невинности ево вывесть. Понеже который судья без притчины и подозрения пытать велит, того надлежит равно как обвиненного, который уже уличен в деле, наказать, или по самой малой мере лишить чину его. Буде же судья без обману и вымыслу оного, которого пытать не надлежит, повелит пытать или преступит обыкновение роспросов, тому надлежит пытаннаго некоторою суммою денег удовольствовать. Равным же образом, когда судья из вымыслу без жадного подозрения чрез меру пытать повелит, что он от того умрет, тогда может лишен быть живота. А буде не из вымыслу, но за недостаточным подозрением или протчих ради притчин чрез меру преступит, или от его неосторожности так случится, что пытанный от пытки умрет, тогда оный по присуждению вышняго судьи накажется.



5. Когда судья в оном злодействе многих имеет пред собою преступников, которых жестоко допрашивать потребно, тогда надлежит ему оного, от которого он мнит скоряя уведать правду, прежде пытать. И буде от сего еще подлинно не уведает, то того, который в злодействе более всех подозрителен явился, прежде всех пытать. Буде же все преступники в равном явятся подозрении, и между оными отец с сыном или муж с женою найдется, тогда сына или жену наперед к пытке привесть.

6. Ежели судья преступника жестоко пытал, и оный ничего не признает, то уже его в том паки пытать не надлежит, разве иное еще разное от перваго дела получит подозрение, яко например, понеже в народе голос происходил на преступника, и он сего ради подозрения впервые пытан, и его во оное время, когда злодейство учинено, на том месте видели, а он в том не винится, потом уведает судья, что преступник во время учененнаго злодейства с воровским ружьем видим был, и что он со обиженным в правде жил, и на него грозился, сие суть новыя подозрения. И тогда может подозрителный паки к пытке приведен быть.

7. Буде же кто по доволному подозрению пытан будет, и на пытке в своем злодействе повинится, потом же в суде паки от своей скаски отречется, предлагая, что он от пытки в том повинитца принужден был, тогда может он паки пытан быть, понеже учиненное признание, паки ево в новое приводит подозрение, и таким образом может и в третий раз пытан быть. А ежели трижды пытку снесет, и паки отречется, то уже оного более допрашивать не надлежит, но взяв от него полное число порук, чтоб ему всегда, когда потребен, в суд явитися, также и присягу, что учиненное над ним истязание ни на ком не отмещать, освободить, токмо от злодейства веема не уволить, понеже времянем могут новые явитися подозрения, и тогда его паки к пытке привесть надлежит.

8. Недоволно того, когда пытанный на пытке или устрашась оной, в преступлении повинится, а доволного основания к приговору в деле еще нет, но надлежит судье по нескольку дней, когда болезнь минется, паки его рос-просить, твердо ли он в признании своем зостает, и буде он тогда пред судом признает, то уже из такого его признания мочно учинить приговор.

9. Буде же пытанный оговорит на пытке других, о которых также злый слух происходил, то находится во обыкновении, что судья по силе сего признания и злаго происходящаго слуха оных особ равным образом роспрашивать и пытать велит, хотя права повелевают, чтоб без доволнаго свидетельства или подозрения никого по оговорке от других к пытке не приводить.

10. В правах последующие от пытки изъяты суть, яко: шляхта, служители высоких чинов, старые седмидесять лет, недоросли и беременные жены. Все сие никогда к пытке подвержены не бывают, разве в государственных делах и в убийствах, однакож с подлинными о том доводами.

ТРЕТИЯ ЧАСТЬ ПРОЦЕСУ

Глава первая

О приговорах

1. Когда по донесенной жалобе и ответу от обеих сторон, либо чрез собственное признание доказ или основание дела порядочным образом скончается, тогда в суде следует приговор таким образом: Перво, чтоб все обретающияся в суде об оном деле подали советы и мнение свое открыли. И буде судьи в мнении своем не согласятся, тогда надлежит сбирать голосы от перваго до последняго, и на которой стороне более явятся, на оной, яко в воинских артикулах, божественных и протчих правах утверждено, основается приговор. Буде же они в мнении своем не согласятся, и на обеих сторонах равные будут голосы, тогда приговор при оной стороне, которую президент на лутчую и основательную обрящет, останется.

2. Пока приговор еще не объявлен в суде публично, дотоль может судья данный свой голос всегда переменить, однако ж надлежит притом явные притчины и основание доказать и обстоятелно объявить.

3. Когда в голосах согласятся, то приговор от генерала или обор аудитора, или от секретаря писмянно предложится, в котором обстоятелства и фундамент, по чьему приговору определен, содержан есть. И когда оный от всех судей или от президента и аудитора подписан, тогда в присудст-вии челобитчика и ответчика в седящем суде от секретаря публично про-читается,

4. Приговор надлежит токмо над челобитчиком и ответчиком чинить, хотя при оных деле и посторонние случаются особы, однакож о всем упомянуть потребно и ничего в том деле случившагося не умолчать, какие жалобы принесены, и что ответствовано, для лутчаго решения и приговор объявить.

5. В вышнем суде гражданские дела судимы не бывают, кроме того, ежели челобитчик или ответчик приговором нижняго суда гражданских дел не доволен явится, и того ради для лутчей осторожности дело свое в генералный кригсрехт перенесть похощет, тогда вышний суд, приняв челобитье против приговору нижняго суда, которое кратко содержано, и выслушав оное, от ответчика ответа требуют, и усмотря оное дело по обстоятельству, паки приговором решат, и какой потом в вышнем суду учинится приговор, оный уже твердо содержан бывает, но в пристойных делах надлежит приговор отослать к вышнему начальству или объявить фелтьмаршалу его, и о том известие подать, а не получа указу, веема эксекуции не чинить.

6. Также когда в нижнем суде в пыточном деле приговор учинен, тогда надлежит прежде фелтьмаршалу или командующему генералу подать тот приговор, и когда он мнение свое на оной объявит, прибавит или убавит, потому и экзекуция отправлена быть имеет. Буде же кто из нижняго суда видимо себя отягченна помнит, тот может о себе фелтьмаршалу чрез просителное писмо о том объявить и от него решения ожидать. А ежели без притчины на судию принесется жалоба, то надлежит накрепко наказать. Впротчем может челобитчик или ответчик в гражданских делех, когда он приговором нижняго суда не доволен явится, чрез аппелацыю в вышний суд дело, яко выше сего помянуто перенесть.

Глава вторая

О уничтожении приговору

1. Оное уничтожение приговаривающих, ради следующих притчин

бывает:

(1) Когда челобитчик более пунктов, как ответчику предложено, докажет, и судия не имев оных, на его дело приговор учинил;

(2) Ежели судья над таким делом, о котором в суде спору нет, приговор же учинит; (3) Ежели на такое дело, на которое еще не ответствовано, приговор

учинит;

(4) Буде челобитчик и ответчик оба присягать похотят, а судья прежде

присяги их приговор учинил;

(5) Когда приговор противогласящийся или

(6) Когда оный нагло против прав есть.

2. Когда приговор причиною, которою нибудь из сих опорочен, тогда

оный от челобитчика или ответчика уничтожен быть может, и не имея

в себе силы, ко исполнению не приидет.

3. Вышепомянутый приговор от вышняго судьи, когда ему от челобитчика или ответчика оный объявлен будет, опровергается.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.