Сделай Сам Свою Работу на 5

Комментарии к тексту Псковской судной грамоты 6 глава

Статья 115. Никитский считает, что эта статья "занесена в Правду, около 1474 г., когда вопрос о корчме был возбужден относительно [297] иноземцев и разрешился окончательным устранением последних от этого выгодного занятия". "А корчмою пивом немецкому гостю во Пскове не торговати" (Перемирная грамота Новгорода и Пскова с дерптским епископом – АЗР, I, стр. 85, № 69. ПСРЛ, IV, стр. 249, 1474 г.). М. К. Рожкова, напротив, считает, что ограничение права княжеских людей держать корчмы "напоминает договоры Новгорода с князьями в XIII и XIV веках; трудно представить себе, чтобы оно могла возникнуть в Пскове в конце XV века в эпоху расширения княжеских прав".

"Корчма" – крепкий напиток. См. Псковскую II летопись, 1479-1480 г.: "И пива немцом во Пскове не возити и оттоле преста кръчма немецкая".

Статья 116. По Мрочек-Дроздовскому – дополнение к ст. 7. Ср. также ст. 34. Ср. Правду Русскую, Карамз. сп., ст. 17: "Искав же ли послуха и не налезеть, а истца начнеть головою клепати, томоу дати исправа железо; такоже и во всех тяжбах и в татбе и в поклепе, оже не боудеть ли истца, тогда дати емоу исправа железо из неволи до полугривне злата, оже ли и мене, то на водоу, али до двою гривну; аще ли мене, то на роту емоу ити по свои куны".

"Вольная рота" производит впечатление архаизма (Я).

Статья 117. "Ино за бороду присудить два рубля и за бой" – Энгельман толкует: "обиженный получает два рубля, а кроме того, с обидчика взыскивается "княжая продажа" за бой". Владимирский-Буданов: "кроме платы 2-х рублей за самую бороду (за причинение долговременных следов безчестия) взыскивается обыкновенный штраф за побои".

"Опослушествует" – даст показание, засвидетельствует, покажет перед судом. Ср. Новгородскую Судную Грамоту 1471 г. "А кого опослушествует послух, ино с ним уведается в две недели".

Ср. ст. 117 с Правдой Русской, Академ. сп., ст. 7: "А во оусе 12 гривне, а в бороде 12 гривне". См. также Карамз. сп., ст. 78: "А хто порветь бороду и выметь знамение, а будоуть людие, то 12 гривен продажи; а иже без людеи, то в поклебе нет продажи".



Статья 118. В одном из списков Правды Русской встречается следующая статья: "А кто конь купит княжь, бояричн, или купец, или сирота, а будеть в коне червь или проесть, а то пойдеть к осподарю, у кого будеть купил, а тому свое серебро взяти опять взад за три года".

Статья 119. По Мрочек-Дроздовскому – дополнение к ст. 36.

Статья 120. По Мрочек-Дроздовскому – дополнение, к ст. ст. 20, 24, 27.

Двинская уставная грамота

Двинская уставная грамота 1397 г. / В кн. : Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 томах. Том 2, Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства / Отв. ред. А. Д.Горский. М., 1985. С. 181 - 182

Се яз, князь велики Василеи Дмитриевичъ всеа Руси, пожаловал есмь бояр своих двинских, также сотского и всех своих черных людеи Двинские земли. Коли кого пожалую своих бояр, пошлю наместником к ним в Двинскую землю, или кого пожалую наместничеством из двинских бояр, и мои наместници ходят по сеи по моеи грамоте великого князя.

1. Оже учинится вира, где кого утепут, ине душегубца изыщут; а не наидут душегубца, ине дадут наместником десять рублев; а за кровавую рану тритцать бел, а за синюю рану пятнатцатъ бел; а вина противу того.

2. А кто кого излает боярина, или до крови ударит, или на нем синевы будут, и наместницы судят ему по его отечеству безщестие; тако ж и слузе.

3. А учинится бои в пиру, а возмут прощение, не выида ис пиру, и наместником и дворяном не взяти ничего; а вышед ис пиру возмут прощение, ине наместником дадут по кунице шерьстью.

4. А друг оу друга межу переорет или перекосит на одином поле, вины боран; а межы сел межа-тритцать бел; а княжа межа — три сороки бел; а вязбы в том нет.

5. А кто у кого что познает татебное, и он с себя сведет до десяти изводов, нолны до чеклово татя, а от того наместником и дворяном не взяти ничего; а татя впервые продати противу поличного; а вдругие уличат, продадут его не жалуя; а уличат втретьие, ино повесити; а татя всякого пятнити.

6. А самосуда четыре рубли; а самосоуд то: кто, изымав татя с поличным, да отпустит, а собе посул возмет, а наместники доведаются по заповеди, ино то самосуд; а опрочь того самосуда нет.

7. А кого утяжут в рубле, и наместником вины полтина; а того боле или менши, ино по тому ж.

8. А на Орлеце дворяном хоженого белка; а езды и позовы от Орлеца до Матигор две белки езду; до Колмогор две белки, до Куръострова две белки, до Чюхчелема две белки, до Ухтъост рова две белки, до Кургии две белки, до Княжаострова четыре белки, до Лисича острова семь бел, а до Конечных дворов десять бел, до Нонаксы двадцать бел, до Уны тридцать бел; а с Орлеца вверх по Двине до Кривого белка, до Ракулы две белки, до Наволока три белки, до Челмахты четыре белки, до Емци пять бел, до Калеи десять бел, до Кириегор семнатцать бел, до Тоимы до Нижние тритцать бел; а на правду вдвое. А железного четыре белки, толко человека скуют, а не будет по нем поруки; а боле того дворянину не взяти ничего; а черес поруку не ковати; а посула в железех не просити; а что в железех посул, то не в посул.

9. А кто на кого челом бьет, дворяне и подвоиские позовут к суду, а он не станет у суда, и на того наместниии да-дут грамоту правую бессудную; а кто будет не тутошнеи человек, ине его дадут на поруце.

10. А от печати наместником по три белки; а дьяком от писма от судные грамоты две белки. А сотскому и подвоискому пошлинка с лодьи по пузу ржы у гостя.

11. А кто осподарь огрешится, ударит своего холотха или робу, а случится смерть, в том наместници не судят, ни вины не емлють.

12. А приставом моим, великого князя, в Двинскую землю не въездити, всему оуправу чинят мои наместници.

13. А над кем учинят продажу силно, а ударят ми на них челом, и мне, князю великому, велети наместнику стати перед собою на срок; а не станет, ино на того грамота безсудная и пристав мои доправит.

14. А гостю двинскому гостити в лодьях или на возех; с лодии на Устюзе наместником два пуза соли, а с воза две белки, а того боле наместники не емлют у них, ни пошлинники, ничего; а на Вологде дадут с лодии два пуза соли, а с воза по белке, а того боле не емлют у них ничего. А в лодиах или на возех коли поедут, и наместници устюжские и вологодские их не уимают.

15. А на Устюзе, и на Вологде, и на Костроме их не судят, ни на поруки их не дают ни в чем; а учинится татба от двинских людеи с поличным, ине поставят их с поличным передо мною, перед великим князем, и яз сам тому учиню исправу; а чего кто имет искати на них, ине учинят им срок перед моих наместников перед двинских, ине учинят исправу им на Двине.

16. А куды поедут двиняне торговати, ино им не надобе во всеи моеи отчине в великом княжении тамга, ни мыт, ни костки, ни гостиное, ни явка, ни иные никоторые пошлины.

А через сю мою грамоту кто их чем изобидит, или кто не имет ходити по сеи грамоте, быти ту от мене, от великого князя, в казни.

Двинская уставная грамота является самым древним памятникомзаконодательства Руси после Русской Правды. Она была дана Великим княземмосковским Василием Дмитриевичем Двинской области в 1397 году. В это времядвиняне отделились от Великого Новгорода, которому были подчинены до этогои признали власть московского князя. Так как после присоединения двинян кМоскве и суд у них должен был стать московским, то они обратились кмосковскому князю, прося его дать им такой устав, который бы служил дляруководства в судных делах. Результатом этого и стала Двинская уставнаяграмота. Эта уставная грамота регулировала судебные дела и доходы, которыеимел с Двинской области Великий князь московский. Суд по Двинской грамотеочень близок к Русской Правде, но вместе с тем, она включает в себянесколько нововведений в судопроизводство. По своему содержанию Двинская грамота разделяется на следующие части:о видах суда по уголовным преступлениям; о порядке суда; о подсудности; оторговых пошлинах. Раздел I: Первым видом суда по Двинской грамоте, так же как и поРусской Правде, становится суд «в душегубстве». Суд по делам об убийствахпринадлежал князю, вершился княжеским наместником, а пошлина от такихсудных дел, в случае не отыскания убийцы, платилась в княжескую казну исохранила прежнее название – вира. В случае убийства община должна былаотыскать убийцу и выдать ее княжескому наместнику. Если община не моглаотыскать убийцу, то она должна была платить в княжескую казну дикую виру –10 рублей. Однако в отличие от Русской правды Двинская уставная грамота вводитнесколько важных нововведений: а) По закону Русской Правды виры собирались особым княжескимслужителем – вирником, который в определенной время объезжал волость. ПоДвинской же грамоте сбор вир принадлежал княжескому наместнику. б) По Русской Правде община платила виру и тогда, когда не отыскивалаубийцу, и тогда, когда не хотела его выдавать. По Двинской же грамотеобщина платила виру только в случае не отыскания убийцы, если же убийца былнайден, община обязана была выдать его князю. Убийство раба по Двинской грамоте, как и по Русской правде, несчиталось уголовным преступлением. В грамоте сказано, что если господин,наказывая, убьет раба своего до смерти, то вины в этом нет, и убивший невыдается на суд наместника. Раб по-прежнему считался вещью или домашнимживотным. Ко второму виду суда по Двинской грамоте относятся дела по побоям,ранам и бесчестью. Побои и раны по Двинской грамоте, так же как по РусскойПравде, разделялись на синяки и кровавые раны. За кровавые раны обидчикдолжен был платить обиженному 30 белок, а за синяк 15. Эта статья полностьюсогласуется с Русской Правдой. Но удовлетворение за обиду и бесчестие бояри боярских слуг определяется иначе, чем в Русской Правде. В Русской Правдеотносительно пени за бесчестие, раны и побои было такое деление: княжескиймуж, отрок, людин и прочие. В Двинской же грамоте такого деления нет, поней удовлетворение за бесчестие и обиду боярину назначается «по отечеству».То есть главную роль играла знатность, заслуги предком и «местничество». Ссоры и драки на пиру разбирались иначе, чем по Русской Правде.Наместник и его слуги не имели права вмешиваться в ссоры и драки на пиру,если поссорившиеся на пиру здесь же и мирились. Если же они не помирятся ивыйдут из пира в соре друг с другом, то в этом случае подлежат судунаместника и платят ему пени «по кунице шерстью», даже, если они ипомирились вскоре. Здесь сказались обычаи, по которым споры и драки напирах («братчинах»), разбирались обществом. Все такие пиры на Руси имелиособые привилегии. К третьему виду суда по уголовным преступлениям относились дела понарушению и порче межей. Во взгляде Двинской грамоты на эти преступлениямного общего с Русской Правдой, она также считает порчу межей самымсерьезным нарушением прав собственности. Расхождения обнаруживаются тольков подходе к назначению пеней за это преступление. По закону Русской Правдыза порчу межей назначалась одна пеня в княжескую казну в размере 12 гривен.В Двинской же грамоте пеня разделена на три разряда:- первый разряд пеней назначался за порчу межи в поле, принадлежавшемодному селению, за это испортивший межу платил барана или две ногаты;- второй разряд пеней, в 30 белок, назначался за порчу межи, отделяющейполя двух разных селений;- третий разряд пеней назначался за порчу межей в княжеских землях, за этополагалось пени в 120 белок. К четвертому виду суда принадлежали дела по покраже и воровству. Делаэти по Двинской грамоте судились так же, как и по Русской Правде – сводами.Хозяин, опознавший свою вещь, должен идти до так называемого чеглого(настоящего) татя, или, другими словами, до того владельца опознанной вещи,который не мог отвести свода указанием того, от кого он получил вещь.Наказание же отличается от наказания по Русской Правде, по ней за кражубыла положена одна пеня – 3 гривны. Двинская же грамота назначает разныйразмер пени, в зависимости от того первая это кража, вторая или третья. Запервую кражу вор платил цену украденной вещи, за вторую кражу ворапродавали в неволю («а в другие уличат – продадут его, не жалуя»), затретью кражу вор подвергался повешенью («а уличат в третие, ино повесити»).Кроме того, в Двинской грамоте впервые упоминается о клеймении воров – «ататя всякаго пятнити». Закон Двинской грамоты так строго преследует воров,что обвиняет в самоуправстве («самосуде») и подвергает пени в 4 рубля того,кто, поймав вора, отпустил его, а не привел к наместнику. В Разделе II Двинской грамоты рассматриваются следующие положения: Во-первых, что истец или обиженный для удовлетворения в своем искедолжен бить челом наместнику княжескому, чтобы он рассудил его с ответчикомили обидчиком. По этому челобитью наместник вызывал ответчика к суду черездвух лиц назначаемых для этих целей – дворянина (слугу своего) иподвойского (выборного от земщины), иначе ответчик мог не явиться в суд. Во-вторых, дворянин и подвойский должны были привести ответчика в суд,но если ответчик жил далеко от наместничьего города, то он мог не являтьсянемедленно, а только предоставлял поручителей в том, что явится на суд кназначенному сроку. В случае неявки ответчика по истечению назначенногосрока, наместник не ждал его больше и не делал повторного вызова, а выдавалистцу так называемую правую бессудную грамоту, по которой истец без судапризнавался оправданным, а ответчик – виновным. В-третьих, если ответчик по вызову в суд не мог тотчас явиться и немог представить поручительство в своей явке к назначенному сроку, то оннемедленно арестовывался и заковывался в цепи. В-четвертых, в этом разделе говорится о разных судных пошлинах,которые были следующими: 1. наместнику или судье с виноватого от рубля полтина; 2. пошлина подвойскому и дворянину за вызов в суд, пошлина эта обычнозависела от расстояния, которое нужно было проехать для вызова ответчик; 3. разные мелкие пошлины, например наместнику – от печати (3 белки),или дьякам – от письма (2 белки). В Разделе III Двинской уставной грамоты говорится о подсудности иопределяется, что каждый должен судится в своей области. Это правилоосновывалось на общем законе того времени: «А судом и данью потянути поземле и воде». Поэтому истец должен был бить челом тому наместнику, кобласти которого принадлежал ответчик, а ответчика из другого округа нельзябыло ни взять на поруки, ни арестовать. Впрочем, такой порядок относился только к делам гражданским. Вуголовных же делах, вор и убийца с поличным судились на том месте, гдесовершили преступление, а не там, куда они тянут судом и данью по земле иводе. Выражение «вор с поличным» означает преступника, пойманного на местепреступления, этот вор судился уголовным судом. Вор же «в поклепе» судилсятолько гражданским судом. Неприкосновенность местного суда по Двинскойграмоте была так велика, что даже векокняжеские пристава не могливмешиваться в суд местного наместника. Впрочем, это была привилегия однихдвинян, у которых наместник выбирался из двинян, и которые, как недавноприсоединившиеся к московскому княжеству, пользовались особыми льготами. В Разделе IV говорится о торговых пошлинах. Двинская грамотаопределяет только пошлины с иногородних купцов («гостей»), так как двинскиекупцы были освобождены от всех торговых пошлин. Двинская грамота определяет несколько видов пошлин:- пошлины в пользу подвойского и сотского, то есть земским смотрителям,которым назначалось «с лодьи по пузу (мешку) ржи»;- пошлины, взимаемые с двинских гостей, если они отправлялись для торга вдругие города. Если купцы отправлялись водным путем, то платили с ладьи «подва пуза соли», а если везли свой товар сухим путем, то платили «с воза подве белки». Уставная Белозерская грамота Се яз князь Иван Васильевичь всея Руси пожаловал есми своих людей белозерцов, горожан и становых людей и волостных всех белозерцов: кто наших наместников у них ни будет, и они ходят по сей по нашей грамоте.1. Взоежжого корму горожане и становые люди наместником нашим на взоезд что кто принесет, то им взяти .2. На Рождество Христово наместником нашим дадут корм со всех сох, со княжих, и с боярьских, и с монастырьских, и с черных, и с грамотников и со всех без менки, с сохи за полоть мяса два алтына, за десятеро хлебов десять денег, за бочку овса десять денег, за воз сена два алтына; а на Петров день дадут корм наместником нашим со всех же сох, с сохи за боран восмь денег, за десятеро хлебов десять денег. А тиуом корм рожественской и петровской вполы наместнича корму. А доводчиком побор со всех же сох, с сохи на Рожество Христово за ковригу денга, за часть мяса денга, за зобню овса две денги; а на Петров день доводчиком побор со всех же сох, за ковригу денга, за сыр денга .3. А наместником нашим у них держати в городе и во станех два тиуна да десять доводчиков: во станех восмь доводчиков, а два в городе; а станы и деревни своим доводчиком поделять .4. А доводчику ездити во стану без паробка и без простые лошади , своего деля прибытка; а побора им в стану и не брати, имать им свой побор у соцкого в городе; а доводчику из своего розделу в другой роздел не ездити; а где доводчик ночует, туто ему не обедати, а где обедает, туто ему не ночевати .5. А наместники тиунов и доводчиков до году не переменяют .6. А кормы наместничьи и тиуновы и доводчиковы поборы берут в станех соцкие да платят наместником и тиуном и доводчиком в городе: о Рожестве Христове рожественской корм платят и наместником и тиуном и доводчиковы поборы, а о Петрове дни петровьской корм платять в городе и наместником и тиуном и доводчиковы поборы.7. А пошлин наместником на Белеозере в городе: явка с гостей, кои гости приходят из Московские земли, из Тверские, из Новогородские земли , или откуда кто ни приедет, с болшаго судна, с ватамана гривна, а людей на судне сколько ни будет, ино с головы по денге; а кто приедет в малых судех в гребных на Белоозеро из Московские земли, или из Новогородские, ино с ватамана и с людей, колко их на судне ни будет, ино с головы по денге. А на Волочке на Словенском наместником держать своих пошлинников, а явку емлют с гостей по тому же: кто придет из Московские земли, из Тверские, из Новогородские земли, и с Устюга, и с Вологды, ино с болшого судна с ватамана гривна, а с людей сколко их на судне ни будет, ино с головы по денге; а в малом судне в гребном кто приедет, ино с ватамана и с людей, колко их ни будет на судне, ино с головы по денге. А который гость заплатит пошлину на Волочке, а на том другие пошлины на Белеозере не емлют.
8. А кто придет из Московские земли, из Тверские, из Новогородские земли, изо всех монастырей Московские земли, и Тверские и Новогородские земли, и с белозерьскых монастырей, из Кирилова, из Фарафонтиева, изо всех белозерьскых монастырей, торговати им всем на Белеозере в городе житом и всяким товаром: а за озеро им всем торговати не ездити. А по волостем и по монастырем не торговати житом и всяким товаром, опрочь одное волости Углы; а на Угле быти торгу по старине. А кого изымают, кто поедет за озеро, или кто учнет торговати по волостем и по монастырем белозерьским, и они с купца возмут два рубля, рубль наместником, а рубль таможником; а с продавца возмут два же рубля, рубль наместником, а рубль таможником; а что у них будет товару, у купца и у продавца, и тот товар у них емлют таможники на великого князя, а их дают на поруце наместники и таможники да ставят перед великим князем. А городьским людем белозерьским посажаном за озеро ездити и торгавати по стране. 9. А будет суд перед наместники и перед тиуны о рубле, а восходят ся помирити, и они дадут наместником гривну, и с тиуны и с доводчики, за все пошлины; а досудят наместники и тиуны о рубле до поля, а восхотят ся помирити, и они дадут наместником гривну, и с тиуны и с доводчики, за все пошлины; а будет выше рубля или ниже, и наместники на них емлют по тому же росчоту; а побиются на поле, и наместники велят взяти на виноватом истцово доправити, а на себя велят взяти противень против исцова, а то им с тиуны и с доводчики за все их пошлины .10. А доведут на кого татьбу, или розбой, или душегубьство, и наместники велят на виноватом истцово доправити, а тот розбойник или душегубець наместником в продаже и в казне .11. А поличное то, что выимут из клети изъза замка; а наидут что в дворе, или в пустой хоромине, а не за замком, ино то не поличное .12. А у кого что признают татебное, и тот с себя сведет свод, хотя и до десятого своду и до чеклого татя, а наместники у них в том не возмут на них ничего .13. А самосуда наши наместники и их тиуни емлют два рубля: а самосуд то, кто поимает татя с поличным да отпустит его прочь, а наместником и их тиуном не явя, а его в том уличат, ино то самосуд; а опричь того самосуда нет .14. А учинится у них в городе душегубьство, а не доищутся душегубьца, ино вины четыре рубли заплатят горожаня; а учинится душегубьство в коем стану или в коей волости, а не доищутся душегубца и они вины четыре рубли заплатят в стану или в волости, в коей душегубьство учинилося; а доищутся душегубца и они его дадут наместником или их тиуном, а хрестьяном в том продажи нет. А кого у них в лесе дерево заразит, или с дерева убиется, или зверь съест, или кто в воду утонет, или кого возом сътреть, или кто от своих рук потеряется , а обыщут без хитрости, ино в том вины и продажи нет.15. А станов к городу: Городецкий стан, да Напорожский стан, да Заозерский стан.16. А езд в станы и в волости на две версты денга, а в городе хоженого денга, а на правду вдвое. А от поруки пристав у них не емлет ничего.17. А кто дасть дочерь замужь, из города в волость, или из волости в город, или из волости в волость, и он даст за выводную куницю алтын; а кто дасть дочерь за мужь за рубежь , в Московьскую землю или в Ноугородскую, и он дасть за выводную землю или в Ноугородскую, и он дасть за выводную куницю два алтына; а в городе и во стану и в волости в одной, ино свадебного за убрус две денги, а десятиннику владычню знамени три денги .18. А кто у кого межу переорет или перекосит, и наместники наши и их тиуни возмут на виноватом за боран восмь денег .19. А наместником нашим и их тиуном без соцков и без добрых людей не судити суд.20. А тиуном и наместничьим людем на пир и на братчину незваным не ходити ; а кто приедет к ним на пир и на братчину незван, и они того вышлют вон безпенно; а кто у них имет пити силно, а учинится какова гибель, и кому то платити без суда, а от меня от великого князя быти в казне .21. А князи мои, и бояре, и дети боярьские, и всякие ездоки, у горожан и у становых людей и у волостных людей кормов и подвод, и проводников, и сторожов не емлют ; тако же и гонци мои великого князя без грамоты подвод и проводников у них не емлют.22. А пиедет мой пристав великого князя, с Москвы, по белоозерца по горожанина и по станового человека и по волостного, и он им пишет один срок в году, на заговение на великое на мясное: а опрочь того сроку кто на них иной срок накинет, а не по их сроку, или кто на них зазывную грамоту принесет, а не по их сроку, и яз князь велики им к тем сроком ездити не велел; а хотя кто на них безсудную грамоту возмет, а не по их сроку, и та грамота безсудная не в безсудную; а пристав емлет у них… скоро езду три рубли, а от поруки у них не емлет ничего.23. А кому будет белозерцом, горожаном и становым людем и волостным обида от наместников и от волостей, и от тиунов обида и от доводчиков, и они сами сроки наметывают на наместников и волостей и на их людей. А через сю мою грамоту кто что на них возмет, или чим изобидит, быти тому от меня от великого князя в казне . А дана грамота лета девятьдесят шестаго, марта. Уставная Белозерская грамота определяет порядок суда и управленияБелозерских наместников, и размер пошлин ими получаемых. Условно в этойграмоте можно выделить 4 раздела: В первом разделе грамоты говорится о пошлинах наместников и их судей.Наместник получал пошлины при въезде на наместничество, что называлосьвъезжим. Размер ее не определялся и отдавался на волю плательщиков – «кточто даст». Также предусматривались регулярные наместничьи и тиунские кормыи поборы доводчиков. Платились они в два срока: на Рождество и на Петровдень. Кормы наместничьи составляли на Рождество 7 алтын и 2 деньги, а наПетров день 3 алтына с каждой сохи. Наместничьему тиуну в эти же срокиполовина наместничьих кормов. Доводчику с каждой сохи на Рождество 4деньги, а на Петров день – 2 деньги. Наместники, тиуны и доводчики назначались на один год. Доводчик былчем-то вроде нынешнего следователя, посылаемый в деревни для обследованияна месте обстоятельств дела. Наместники, их тиуны и доводчики получали эти корма в городе отсотских, и не имели права самостоятельно собирать их по волостям и станам.Наместник обязан был поделить волости и станы между доводчиками, которые неимели права ездить по другим округам. Доводчик ездил по своему округу один,на лошади, без слуги. Закон устанавливал правило: «где ночует, там ему необедать, и где обедает, там не ночевать». Кроме кормов наместникам полагалась явочная пошлина с приезжихторговцев. Пошлину эту платил начальник судна по гривне с большого судна исверх того с каждого человека по деньге с головы. С малых судов платилосьтолько по деньге с головы. Кроме того, в случае если купцы торговали в не указанном им месте, сних брались заповеди: с каждого купца и продавца по 2 рубля, из которых 1рубль шел наместнику, второй в таможню, а товар отбирался на Великогокнязя. Во втором разделе Белозерской грамоты говорится о порядкенаместничьего суда и о судебных пошлинах. По грамоте на суде наместника илиего тиуна непременно должны были быть сотские или «иные добрые люди», безних наместник и тиун не имели права судить. Пошлины от гражданских дел определялись ценой иска. Каждый начинающийиск должен был предварительно оценить его и затем в челобитной указать, чтоон оценивает свой иск во столько-то. Если истец и ответчик до судамирились, то наместнику или его тиуну платилось по гривне с рубля. Та жепошлина взималась и в том случае, если дело по суду было доведено допоединка, но истец и ответчик, став у поля помирились. Если поединоксостоялся, то побежденный платил полный иск победителю и такую же суммунаместнику, «на все пошлины в раздел с тиуном и доводчиком». В уголовных делах, так же в начале на виновного (вора, грабителя,убийцу) оформлялся иск истца, и только затем виновный передавалсянаместнику. Если убийца не отыскивался, волость или стан, где был найденубитый, платила пени 4 рубля. Если кто поймал вора и отпустил его, непредставив в суд, платил наместнику пени 2 рубля. Если у кого-нибудьнаходили украденные вещи, то по Белозерской грамоте предусматривался тот жепорядок, что и по Русской Правде. Хозяин вещи по сводам отыскивал ее (хотьдо 10 свода), до тех пор, пока не дойдет до того, кто не сможет указать,где он взял найденную вещь. Все пошлины наместник получал с истинного вора. Поличным, по Белозерской грамоте, признавалось только то, что истец сприставами вынет у подозреваемого в клети или под замком. Те вещи, которыенайдены на дворе или в доме, но не под замком, поличным не считались.Такого определения поличного не встречается ни в Русской Правде, ни вдругих законодательных документах того времени. В порче межей наместник получал с виновного 8 денег на свои пошлины. В третьем разделе Белозерской грамоты определяются пошлины наместникуи владычная десятнику от выдачи девиц замуж. Если кто выдавал дочь замуж изодной волости в другую, платил выводную куницу размером 1 алтын. Если ктовыдавал дочь «за рубеж», то есть не в Белозерский уезд, платил пошлины 2алтына. Если дочь выдавалась замуж в своей волости в пользу наместникабралось свадебное или новоженный убрус – 2 деньги. Десятнику уплачиваласьвладычная за выдачу «знамения» на венчание – 3 деньги. В четвертом разделе Белозерской уставной грамоты говорилось о том,что если белозерцы будут терпеть обиды и притеснения от наместника, еготиунов и доводчиков, то они имеют право жаловаться на них Великому князю иназначать сроки, когда наместнику или его тиунам и доводчикам явиться насуд Великого князя.

СУДЕБНИК 1497 ГОДА

ЛЕТА 7006-ГО МЕСЯЦА СЕПТЕМВРИА УЛОЖИЛ КНЯЗЬ ВЕЛИКИЙ
ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ ВСЕЯ РУСИ С ДЕТМИ СВОИМИ И С БОЯРЫ
О СУДЕ, КАК СУДИТ И БОЯ РОМ И ОКОЛНИЧИМ

1. Судити суд бояром и околничим. А на суде быти у бояр и у околничих диаком. А посулов бояром, и околничим, и диаком от суда и от печалованиа не имати; також и всякому судне посула от суда не имати никому. А судом не мстити, ни дружити никому.

2. А каков жалобник к боярину приидет, и ему жалобников от себе не отсылати, а давали всемь лсалобником управа в усемь, которымь пригоже. А которого жалобника а непригоже управити, и то скаэати великому князю, или к тому его послаги, которому которые люди приказаны ведати.

3. А имати боярину и диаку в суде от рублевого дела на виноватом, кто будет виноват, ищеа или ответчик, и боярину на виноватом два алтына, а диаку осмь денег. А будеть дело выше рубля или ниже, и боярину имати по тому расчету.

4. О ПОЛЕВЫХ ПОШЛИНАХ. А досудятся до поля, а у поля не стояв, помиряться, и боярину и диаку по тому расчету боярину с рубля два алтына, а диаку осмь денег; а околничему, и диаку, и неделшиком пошлин полевых нет.

5. А у поля стояв помирятся, и боярину и диаку имати по тому ж расчету пошлины свои; а околничему четверть и диаку четыре алтыны з денгою, а неделщику четверть, да неделщ.ику ж вязчего два алтына.

6. А побиются на поли в заемном деле или в бою, и боярину с диакомъ взяты на убитом противень противу исцева; а околничему полтина, а диаку четверть, а неделшику полтина да неделщику ж вясчего 4 алтыны.

7. А побиются на поли в пожеге, или в душегубстве, или в разбои, или в татбе, ино на убитом исцево доправити; да околничему на убитом полтина да доспех, а диаку четверть, а неделшику полтина, да неделщику ж вясчего 4 алтыны. А сам убитой в казни и в продажи боярину и диаку.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.