Сделай Сам Свою Работу на 5

Комментарии к тексту Псковской судной грамоты 2 глава

"Тайных посулов не имати". Ключевский отмечает, что посул – гонорар чиновнику, который поможет на суде открыто той или другой тяжущейся стороне; такой посул допускался законом; посул тайный – это тайная сделка тяжущихся с судьей или его помощником, и как таковая она запрещалась законом.

Для датировки статьи важно указание на одного только посадника (см. прим. к ст. 1).

Мурзакевич и Устрялов отмечают, что в первоначальном тексте ПСГ за ст. 4 следовала ст. 77. Это не совсем так (см. прим. к следующей ст. 5).

Ср. договор Новгорода с Казимиром IV польским 1470-71 гг.: "А наместнику твоему судити с посадником во владычне дворе, на пошлом месте, как боярина, так и житьего, так и молодшего, так и [264] селянина. А судити ему вправду по крестному целованью" (ААЭ, I, № 87).

Статья 5. Статья обрывается на полуфразе, и в рукописи следует пропуск в три с половиной строки. По всей вероятности, в первоначальном, не дошедшем до нас, тексте ПСГ порядок статей был несколько иной. Именно непосредственно за ст. 5 следовали ст. ст. 77-83. Эти статьи явно прерывают, как мы увидим ниже, связный текст ст. ст. 76 и 84. С другой стороны, в ст. 77, говорящей о присяге псковских судей, пригородных посадников и сотских, встречаем слова "потому ж крест целовать". Выражение "потому ж" не имеет никакой связи с предыдущей статьей, говорящей о совершенно ином предмете, о побеге изорника. Но это выражение, может быть, является прямой ссылкой на ст. 5, в которой развивается аналогичная тема – "крестоцелование" пригородного княжеского наместника. Очевидно, в оригинале ПСГ, находившемся в руках переписчика, порядок листов был перепутан.

До XV в. князья имели право посылать своих наместников только в два псковских пригорода (Изборск и Остров). В период от 1414 до 1428 г. число пригородов, зависевших по суду от княжеских наместников, возросло до 7, в 1467 г. – до 12. В 1475-1476 гг. проект в. кн. Ивана III Васильевича уравнивал положение пригородных наместников с положением князя-наместника в Пскове, предоставляя им взыскивать продажи или штрафные пошлины в одинаковом размере с последним. "Тако же бы есте князю Ярославу денгу неместничю освободили и езды вдвое, и продажи по пригородом наместником имати княжие, и нивнии судове по старине судити, всякая копная, и изгородное прясло, и коневая валища" (ПСРЛ, IV, стр. 251). Пригороды и волости страдали от притеснений княжеских наместников. См. под 1476 г.: "...он (князь) над всем Псковом чинит насилие великое, тако и его наместники по пригородом и по волостем" (ПСРЛ, IV, стр. 253).



Ключевский считает, что поскольку в ст. 5 нет оговорки о том, что князь может назначать наместников только в семь псковских пригородов (из 12), следовательно, эта статья новая (не ранее 1467 г.).

Ср. аналогичное место в договоре Новгорода с Казимиром IV польским 1470-71 гг. (ААЭ, I, № 87): "А тиуну твоему в Торжку судити суд с новгородцким посадником, також и на Волоце, по новогородцкой пошлине".

Статья 6. "Степень" – трибуна, помост, на котором сидели в Пскове правительственные власти. Так, в 1462 г. "иныя люди [с] степеня на вечи спихнули его (кн. Владимира)" (ПСРЛ, IV, стр. 222). Под 1510 г.: "да отговорив (Третьяк Долматов), да сел на степени" (ПСРЛ, IV, стр. 285). В переносном смысле степень – должность.

"Орудие" – судебное дело. Ср. договор Смоленска с немцами 1229 г. "Которое ороудие доконьчано боудеть оу Смолнескь мьжю Роусию и мьжю Латинескимь языкомь, пьред судиями и пьред добрым людми, боль того не починати оу Ризе и на Гочком берьзе" (С. г. г. и д., II, № 1). См. также Новгородскую Судную Грамоту 1471 г. "А орудье судить посаднику и тысецкому... месяць, а дале того им орудья не волочить" (ААЭ, I, № 92).

"Пересужать" – снова судить, пересматривать дела. Ср. договор Смоленска с немцами 1229 г.: "ни одиномоу же Роусиноу не дати пересоуда оу Ризе, ни на Гочкомъ березе, тако Латинескомоу оу Роускои земли не дати пересоуда никомоу же".

По Ключевскому, "судове" – судебные дела, "орудиа" – дела административные. [265]

Ср. ст. 6 со ст. ст. 68-71: сходные тенденции в смысле ограничения произвола посадника в вопросах суда.

Статья 7. В рукописи против статьи на поле приписано старинною же рукою: "храмскому". Поэтому Мурзакевич и Устрялов переводят слово "кримской" – "храмской" – комнатный или церковный вор, от слова "храмина" – горница или сокровищница церковная. Соловьев и Энгельман читают: "кромскому" от слова "Кром" – "Крем", т. е. Кремль. Ср. под 1510 г.: "а из Крему велел клети выпрятать и Крем был пуст" (ПСРЛ, IV, стр. 282). Также: "и Кром велел розвести да двор себе тут поставить" (ПСРЛ, IV, стр. 137, 1510 г.). В Крому хранились общественные запасы и деньги и, может быть, находился торг. В последнем случае слово "кримской" употреблено в значении "торгового вора". Другой исследователь видит в "кримской – храмской татьбе" – святотатство.

"Коневый тать" – конокрад. Ср. Правду Русскую (по Синодальн. сп.): "Аче боудеть коневый тать, а выдати князю на поток".

"Переветник" – доносчик, изменник. Ср. Новгородскую III летопись под 1343-1344 гг.: "иных изымаша, а переветников казниша" (ПСРЛ, III, стр. 226).

Ключевский указывает, что в церковно-славянских памятниках встречается слово "перевештавати", которым передается латинское выражение "seditionem excitare",-подговаривать к мятежу. Отсюда "переветник" – заговорщик.

Интересно сопоставить эту статью с параллельной статьей Судебника 1497 г. (ст. 9; Царский Судебник – стр. 61): "А государскому убойце, и коромолнику, церковному татю, и головному, и подметчику, и зажигалнику, ведомому лихому человеку, живота не дати казнити его смертною казнью". Составитель Судебника, использовавший ПСГ, воспользовался обоими разночтениями – "кримскому" и "храмскому". Из первого он сделал – "коромолнику" – "мятежнику", из второго – "церковному татю". Слово "коневому" он заменил словом "головному", а вместо "переветнику" поставил "подметчику" (подбрасыватель ложного поличного).

К четырем видам кражи, наказываемым смертной казнью, Никитский, на основании летописных свидетельств, прибавляет пятый – волхование.

Правда Русская и ПСГ обнаруживают тенденцию сходно трактовать вопрос о наказании за тяжелые формы воровства. (Ср. Карамз. сп. 37, Академ. сп. 20, 38).

Статья 8. "Е пожаловати" – "е" без какого-либо надстрочного знака. Энгельман предлагает читать: "его жаловати".

"Изличив" – в рукописи: "излив".

"Крам кромскому" – так в рукописи. Мурзакевич и др. предлагают читать: "как кромскому татю". Владимирский-Буданов придерживается чтения рукописи и понимает его в том смысле, что указанное в статье правило не относится к кромскому татю.

Ключевский вместо "крам" предлагает читать "прям" – прямо, соответственно.

Ср. эту статью со ст. 5 Двинской Уставной Грамоты 1397 г.: "а татя впервые продати противу поличного (т. е. в первый раз взыскать с вора уголовный штраф пропорционально ценности украденного); а вдругие уличат, продадут его не жалуя (т. е. в случае вторичной улики конфискуется все имение), а уличат втретьие, ино повесити" (ААЭ, I, № 13).

Чувствуется также какое-то родство со статьями Судебников (1497 г. – ст. ст. 10, 11; Царского – 55, 56). [266]

Статья 9. "О полней" – в издании Мурзакевича напечатано: "ополней". "Ополняя земля" переводят (Мурзакевич) как наемная, договоренная или непахотная, гулевая. По Устрялову, наоборот, – пахотная земля. Быть может, "полная" в смысле бесспорности права владения? Ср. "полный холоп", "полные люди" – холопы, находящиеся в полной, неограниченной власти хозяина. ("Также хто будеть моих людии полных, купленых, грамотных, дал есмь им свободу, куды им любо". – Духовная грамота вел. кн. Ивана Ивановича до 1359 г. С. г. г. и д., I, № 25.) Также "полная грамота", "полная" – грамота на неограниченную власть над холопом. ("А княгине моей те люди, што есмь еи подавал при своем животе, и грамоты полные тех людеи у нее". – Духовная грамота вел. кн. Василия Дмитриевича, 1406 г. С. г. г. и д., I, № 39.)

"Розстрадни" – обработанные, от слова "страда" – полевая работа.

"Истец" – в данном случае – ответчик.

"Прав" – следует читать: "право". "Как право перед богом" – формула свидетельских показаний.

"Чист", – по Энгельману, – значит, что он действительно владел этим имуществом. Вообще "чистый" – свободный от обязательств. Ср. Отводную грамоту Ковалева монастыря около 1400 г.: "Аже где будет запродале.., а то ему выкупити своим серебром, святому Спасу земля чиста".

"Супротивен" – противная тяжущаяся сторона, в данном случае – истец.

Статья 10. "Лешая земля" – Мурзакевич переводит: излишняя земля. По Энгельману – лесная земля, "однако, – говорит он, – нет никакой причины ограничить это правило случаем спора о лесных участках, который приводится только в пример". Ср. жалованную Новгородскую грамоту Соловецкому монастырю, 1459-1470 гг. (ААЭ, I, № 62): "Пожне косити и лешеи озера ловити".

"Грамоты и двои" – Энгельман читает: грамоты двои.

"Исца оба" – название "истец" в ПСГ прилагается одинаково к обеим тяжущимся сторонам.

"Зайдут грамоты за грамоты": если грамоты противоречат одна другой, пространство, описанное в одной, заключает в себе часть, означенную в другой (Энгельман).

"Изведутца по своим грамотам" – отведут свою часть по своим грамотам (Энгельман).

"Межником межничество сьимут" – Энгельман читает: "межников межничество съимут", что значит – примут план, составленный межниками.

Для понимания этой статьи важна Правая грамота псковскому Снетогорскому монастырю на проезд по реке Перерве, от 11 июня 1483 г. (Акты Юридические, стр. 3-4, № 2). Эта грамота рисует конкретный случай применения общей нормы, которая содержится в ст. 10 ПСГ. Перед псковским судом – госпОдою (князем, степенными посадниками, сотскими) "на сенех" разбирается тяжба между старцами Снетогорского монастыря, с одной стороны, и Егорьевскими старостами и старцами Кузьмодемьянского монастыря – с другой. Дело идет о праве владения рекою Перервою. Обе стороны представили грамоты. Тогда суд отправил своих представителей (боярина Михаила Чету и сотского Климету Семеновича) для досмотра реки на месте. Посланные удостоверились на месте, в какой мере грамоты не согласны между собой, выяснили спорную часть земли и занесли ее на план, который представили в суд: "тое воды досмотрели да и на луб выписали и перед оспОдою положили". Суд тогда спросил [267] тяжущихся, принимают ли они от межевщиков план, ими снятый, соответствует ли он их грамотам: "вопросили обоих о обою сторон: снимаете ль с межников межничество?" Тяжущиеся отвечали утвердительно: "и обои исцы тако ркли: снимаем, господине". После этого начался судебный разбор.

Статья 11. Пропуск в 3/4 строки. Слог "ет" в рукописи отсутствует. Энгельман реставрирует эту статью следующим образом: "А которой своего исца перемож[ет на поли, ино тому присужати землю по его грамоте]".

"А которой истець"... – далее в рукописи пропуск в 1/2строки. Энгельман предлагает следующую реставрацию текста: "А которой истець [а будет побит с своими грамотами] и..."

Статья 12. "И грамоты его посудить" – Устрялов переводит: по грамотам его производить судебное разбирательство. По Мурзакевичу, то же место означает: не принять грамот в уважение. Последнее вернее. Ср. Договорную грамоту Новгорода с кн. Ярославом Ярославичем 1270 г.: "А что, княже, грамоты посоудил еси отца своего, а свое грамоты подаял еси на ты грамоты; ты грамоты отъимати, а старые оправливати" (С. г. г. и д., I, № 3).

Ст. ст. 12, 50, 82 упоминают о судебных пошлинах. В Правде Русской о судебных пошлинах говорится в ст. 41 Академич. сп. и ст. 118 Карамз. сп.

Упоминание о двух посадниках дает право некоторым исследователям относить статью 12 к XV в.

Статья 13. "Отъимати выкупком" – Устрялов переводит слово "выкупок" – запись на выкуп проданной или заложенной земли, ссылаясь на то, что действительно существовала выкупная запись (Акты Юридические, 167).

"Покуду отнимает" – Энгельман толкует: по какое время; вероятно, в Пскове существовал известный срок для выкупа земель. По Ключевскому, наоборот, "выкупок" – право выкупа, для которого, как видно из ст. 9, не установлено определенного срока давности. Ст. 9, говоря о 4- или 5-летнем сроке, не дает права заключать о точно определенном сроке давности, утверждающем право на землю. Срок мог быть назначаем произвольно самими участниками сделки, при самом отчуждении, и суду в такого рода тяжбах о праве выкупа отчужденной земли важно было доискаться, какой именно срок был назначен в сделке. При решении этого вопроса и нужны были старые грамоты, о которых говорит ст. 13.

Идея "грамоты" имеет в ПСГ временами фетишистский характер талисмана, как долго потом и в Московском государстве (Я).

Статья 14. "О блюден" – так в рукописи. Надо: "О блюденье".

"Сблюдение" соответствует поклаже Правды Русской.

"Приказники", – по Устрялову, – душеприказчики, по Энгельману – наследники по завещанию. Приказное – имущество, приобретенное по завещанию. См. ниже в ПСГ: "А молвят, как право пред богом, что чисто у него отморшина отца его, ли приказное".

"Доска", – по мнению ряда исследователей, – примитивный юридический документ, запись на доске, счет, условие, начертанное на липовом лубье, письменный акт, начертанный на древесной коре. Богословский возражает против того, что доска – "акт самого низшего разряда", он указывает, что доски, это – какие-то условные знаки, которые, под названием, например, "бирок", употреблялись и недавно еще при заключении сделок; их две, по одной у каждого контрагента.

"Порядня" – "рядница" – письменный договор, письменное [268] условие. Рукописание – завещание. Ср. I Псковскую летопись под 1434-35 гг.: "Учал наместник его суд судити не по псковской пошлине, учал посужати рукописанья и рядницы" (ПСРЛ, IV, стр. 209).

В Пскове различались два акта передачи имущества: 1) доска – не удостоверенный формально домашний счет и 2) запись – формальный акт, копию с которого отдавали в ларь Троицкого собора.

"По записи или по закладу" – Ключевский указывает, что надо читать "по записи и по закладу", так как запись обыкновенно обеспечивалась закладом. Взыскание имущества, отданного на хранение, в ПСГ обусловливается имением заклада и записи, а не как в Правде Русской (по доверию).

О "сблюдении" говорят также ст. ст. 15, 16-19, 45, 101.

Статья 15. "А а животом владеет" – Энгельман предлагает читать: "а кто животом владеет".

Ключевский отмечает, что ошибаются те комментаторы, которые полагают, что порядок взыскания изменялся, смотря по тому, есть завещание или нет; завещание только облегчало этот порядок, не изменяя его. Здесь идет речь о порядке исков относительно имущества умершего в кругу его родственников; по отношению к стороннему лицу нужен был формальный акт, по отношению к родственникам достаточно было присяги; закон предоставлял решение дела самим родственникам.

Статья 16. После слов "А о зблюдении кому" – пропуск в 3/4 строки. Энгельман предлагает следующую реставрацию текста: "А о зблюдении кому [искать, а он из чужой земли приехав, или] в пожару..." Владимирский-Буданов дает другой вариант: "А о зблюдении кому [даст из чужой земли приехав, или] в пожару..."

Слова "род ополчится" Мурзакевич понимает как междоусобие вследствие раздора на вече. Владимирский-Буданов переводит – восстание народа.

О народных волнениях в Пскове летописи сохранили скудные данные. Новгородская летопись говорит о мятеже в Пскове под 1314 г. (ПСРЛ, III, стр. 71). То же под 1385 г.: "бысть сеча псковичем промеж себе и много бысть мертвых" (ПСРЛ, IV, стр. 91). Под 1458 г.: "того же лета прибавиша псковичи зобници и палицу привишили к позобенью, при посаднице степенном Алексее Васильевиче, а старых посадников избив на вечи" (ПСРЛ, IV, стр. 217). Под 1471 г. летописец дает весьма туманную, уснащенную библейскими метафорами, филиппику: "тоя же весне невегласи, злии человецы, мздоиматели, омразившиеся многажды, яко же рече дивный в пророцех богоотець Давыд: ядущии плоти человеча в хлеба место, господа не призваша; но токмо человеча снедающе плоти, но ни храмов устрашающиеся божиих, мятуще святыми божиими церквами, омрачи бо их лукавого злоба" (ПСРЛ, IV, стр. 237). Под 1483 г.: "посекоша псковичи дворы у посадников у Якова и у Стефана Максимовича... и у иных много дворов посекоша" (ПСРЛ, IV, стр. 266). Серьезные народные волнения произошли в Пскове в 1485-86 гг.

"Запираться" – отказываться. Ср. Правду Русскую (Синод. сп.): "А оже кто взищеть коун на дроузе, а он ся начнеть запирати, то оже нань выведеть послоуси, то ти поидоуть на ротоу".

Ст. ст. 16-19 рассматривают отношения, вытекающие из поклажи. См. параллельные постановления Правды Русской (Карамз. сп. 46).

Статья 17. В начале пропуск в одно слово. Мурзакевич вставляет слова "а кто с". Энгельман соединяет ст. 16 и 17 вместе и предлагает читать: "ино кому искат, явити ему [господе, что дал на зблюдение из] чужой земли приехав..." [269]

В словах "под пожар за неделю" предлог "за" значит "через", "спустя".

"Имет записатся" – очевидно, следует читать: "имет запираться".

После слов: "судить на того волю" – пропуск в полстроки. Энгельман вставляет слова: "на ком сочат".

Ст. 17 сходна со ст. 14 судных грамот (см. Шумаков С. Губные и земские грамоты Московского государства. Сводный текст земских судных грамот). "А кто взыщет поклажея, и того сыскивати меж собя всеми людми потому ж по животом, а чего сыск не имет, и им в том присужати целованья; а давати на ответчикову волю, хочет сам поцелует, или под крест денги положит, а ищея, поцеловав, возмет". Последняя формула обща ПСГ (ст. ст. 20, 28, 29, 101, 107 и др.), судным грамотам (ст. ст. 14, 31), Судебникам (Судебник 1497 г. – ст. ст. 48, 50; Царский – 16, 27). См. также Закон Градский, грань 18, ст. ст. 1-2.

Статья 18. "Закупен", – по Мурзакевичу, – наемник, по Устрялову – "обязанный наемник", соответствующий закупу Правды Русской. Точно так же Энгельман говорит, что "закупен ходит по волости, нанимаясь для сельских работ или для смотрения за скотом". Но он же высказывает предположение, что слово "закупен" употребляется здесь в позднейшем значении закупщика (ср. АИ, IV, стр. 16, № 13).

"Скотник", – по Энгельману, – человек, торгующий скотом; по Устрялову – заимодавец, от слова "скотница" – казна.

"Вершь" – хлеб, жито. Ср. Псковскую I летопись под 1467-1468 гг.: "И наполнишаяся реки и ручьи и болонья аки весне водою, а у християн много по полю вершей погнили" (ПСРЛ, IV, стр. 231).

"Господне обыскати" – надо читать: "госпОде обыскати". Энгельман читает: "ино госпОде обыскать, правда такоже присужает". Расстановка знаков препинания неправильна: присуждает госпОда, а не правда.

Статья 19. По Владимирскому-Буданову, "искати зблюдениа по доскам, безимено, старине" значит: искать поклажи а) по доскам (т. е. не по записи, ср. ст. 14), б) без обозначения поименно вещей, отданных на сохранение (ср. ст. 45) и в) пропустив срок. По Богословскому: "искать имущества, отданного на хранение, предъявляя доски, без обозначения, за давностью времени, чего именно ищет".

Статья 20. "Сачит по позовници", – по Энгельману, – искать порядком исковым, в противоположность следственному.

"Князь" – следует читать: князю.

Слова "как – такоже", – по Энгельману, соответствуют друг другу, т. е. следует допросить как послуха, так и истца. Владимирский-Буданов слова "как послух" понимает в том смысле, что следует расспросить послуха, каким образом он стал послухом.

"И и где начавал" – надо читать: "или где начавал" (Энгельман).

"Изведется" – окажется (Энгельман).

"Иночай" – инночай, единоначай, соночай – соночлежник (Энгельман). Ключевский отмечает, что в древнерусском языке словом "иночь" называлась одна жена язычника многоженца по отношению в другой или покойная жена другоженца по отношению, к живой. Отсюда – "иночьи дети" – дети от первой жены по отношению к мачехе; отсюда же – "иночим" – первый муж второбрачной жены по отношению ко второму. От такого значения слова "иночь" происходят два производных: 1) "иночь" – соперница по милости у одного и того же мужчины; 2) "иночай" – товарищ, и притом единственный. [270]

Упоминание о двух посадниках дает право некоторым исследователям относить статью к XV в.

Ср. ст. 20 со ст. 31 судных грамот: "А кого послух опослушествует в бою, или в грабеже, или в займех, ино дати им целованья с жеребья: или став у креста, даст ответчик целовати послуху без жеребья, или ответчик, не приводя к целованью, заплатит, в том воля, а вины в том ответчику нет".

Ср. также Судебник 1497 г. – ст. 48, Царский – ст. 16 "О послушестве. А кого послух послушествует в бою, или в грабежю, или в займех, ино судити на того волю, на ком ищут: хощет, на поле с послухом лезет, или став у поля, у креста положит чего на нем ищут, и истець без целованиа свое возмет, и ответчик полевые пошлины заплатит, а вины ему убитые нет. А не стояв у поля, у креста положит, и он судиам пошлину по списку заплатит, а полевых ему пошлин нет".

Статья 21. После слов "а против послуха" – пропуск в одно слово. Энгельман предлагает читать: "истец будет", ссылаясь на соответственную статью Судебника, где сказано: ответчик будет.

Ср. ст. 21 с Судебником 1497 г. – ст. 49, Царским – ст. 17. "А противу послуха ответчик будет стар, или мал, или чем увечен, или поп, или чернец, или черница, или жонка, ино противу послуха наймит наняти вольно. А послуху наймита нет. А что правому учинится убытка или его послуху, ино те убытки на виноватом".

Статья 22. Ср. Судебник 1497 г. – ст. ст. 50-51, Царский – ст. ст. 15, 18: "А послух не пойдет пред судью, есть ли за ним речи, нет ли, ино на том послусе исцево и убытки и все пошлины взяти. А с праветчиком о сроце тому послуху суд. А послух не говорит перед судиями в исцевы речи, и истец тем и виноват".

Статья 23. После слова "пошлется" в рукописи пропуск в одно слово. Мурзакевич вставляет: "в бою", Энгельман – "в чем".

После слов "на котором сочат" – пропуск в 3/4 строки. Мурзакевич и Энгельман вставляют: "станет слаться на своего послуха". Ср. в след. статье: "не почнет слаться на послуха".

"Послух, которого на суде наимянуют". Ключевский считает, что здесь речь идет о послухе ответчика, которого суд выбирает, несмотря на то, что он назван был послухом во время самого судоговорения.

Статья 24. "Без дива" – Мурзакевич и Энгельман переводят: нет дела; Устрялов и Владимирский-Буданов – не должно обращать на это внимания.

Послушество ПСГ – остаток древнейшей формы свидетелей – очистников, пособников. Ср. Правду Русскую, Карамз. сп. 15.

Ср. статьи ПСГ о послушестве с постановлениями земских судных грамот ст. ст. 32 и 34: "А ищея пошлется на послухи в заемном деле без кабалы, или в какове деле нибуди, и послухи став меж собя порознят, иные молвят в истцовы речи, а иные в истцовы речи не молвят, и которые молвят в истцовы речи, а попросят с ними те послухи поля, которые не молвят в истцовы речи, ино им присужати целованья с жеребья, а по жеребью поцелуют послухи те, которые послушествовали в истцовы речи, ино тех послухов, которые в истцовы речи не послушествовали, обвинити, а истцово имати по списку на ответчикех и на тех послухех, которые не послушествовали в истцовы речи, а не попросят поля те послухи, которые послушествовали в истцовы речи, ино тем ищея виноват; а по кабале порознят послухи и дияк, ино по тому ж". "А послух перед судьи не придет, есть ли за ним речи или нет, а доведет пристав, и на том послухе истцово и убытки взяти". [271]

Статья 25. "Позовник" может означать: 1) приказного служителя, вызывающего к следствию или к суду (ср. Договорную грамоту Новгорода с в. кн. Василием Васильевичем и Иваном Васильевичем, 1456 г.: "А позов по волостем по Новгородским позывати позовником князей великих да новгородским", ААЭ, I, стр. 57); 2) истца (ср. Новгородскую-Судную Грамоту 1471 г.: "А примут позовника в селе, а почнут над ним силу деять, ино дать в позовниково место грамота безсудная племеннику его или другу").

Статья 26. "И оно ограмочему". Энгельман предлагает читать: "и оною ограмочому", или "ино ограмочому". Владимирский-Буданов читает: "И оному ограмочому".

"Ино быти ему самому в головшине" – Устрялов переводит: то предать его самого смертной казни. Это неверно, так как ПСГ не назначает за убийство смертной казни. Вернее переводит Владимирский-Буданов: то подвергнется ответственности, как убийца.

Вопрос о сопротивлении ответчика, привлекаемого к суду, разрабатывает также ст. 57, вопрос об ответственности истца или пристава за "годовщину" – ст. 98.

Статья 27. "Ставши перед нами". Некоторые исследователи, обратив внимание на эти слова, видят в них указание на составителя грамоты, говорившего от своего имени. Энгельман находит, что эти слова находятся не на своем месте, их место ниже, после слов: "а ркучи слово". Получается следующее чтение: "А ставши человеки четыре или пять, а ркучи слово: перед нами того бил" (в рукописи "бих").

Ключевский, на основании слов – "ставши перед нами", заключает, что законодательные акты писались в Пскове не на вече, а составлялись той же госпОдой.

После слов "их душа выдати" – в рукописи пропуск в одно слово. Энгельман реставрирует: "[на] их душа выдати [в рубли]", (по аналогии со ст. 111, по которой за бой обиженному платится рубль). "Душа" – совесть. Ср. Софийскую II летопись под 1477-1478 гг.: "Владыка со всеми своими еще бил челом, чтобы государь пожаловал, писцов своих и даньщиков в свою отчину, волости Новугородские, не посылал, понеже, господине, христианству то тяжко; положил бы, государь, на новугородскую душу, а скажут всех, колко у кого сох будет" (ПСРЛ, IV, стр. 217).

Ключевский восстанавливает "[на] их душа выдати [головою]", т. е. "по их клятвенному показанию, присудить ответчика к платежу".

"Ходить" Энгельман переводит: обвинять, уличать. По Ключевскому, "ходить" значит "годить" (см. в ст. 29 выражение "изгодить истца", вызвать повесткой, назначая срок – "годину" за побои обиженному).

ПСГ и Правда Русская обнаруживают тенденцию сходно трактовать вопрос об оскорблении действием. Ср. Правду Русскую (Карамзин. сп. 24).

Ср. статью 35 уставных судных грамот: "А которой человек взыщет в бою или в грабежю, а ответчик скажет, что бил, а не грабил, и ответчика в бою обвинити: а скажет, что грабил, а не бил, ино на том грабеж доправити, кто скажет, грабил; а в бою толко не помирятся, ино присуживати в безчестье целованья с жеребья: а ищея поцелует, и он безчестье возмет, а ответчик поцелует, и он не даст ничего".

Статья 28. Энгельман понимает эту статью, как постановление на случай непризнания ответчиком (должником) долга и поэтому [272] находит затруднение в словах: "он поцеловав, да свой заклад возмет". Автор полагает, что здесь решается присягой вопрос о том, каким образом вещь должника попала в руки кредитора, если она (как утверждает должник) не передана ему в виде заклада. Владимирский-Буданов считает, что в данной статье предвидится случай отрицания кредитором уплаты долга, которая, по словам должника, уже произведена, "и именно тогда, когда договор займа совершен не по форме, кредитор имеет в руках только "доску", а не "закладную доску".



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.