Сделай Сам Свою Работу на 5

Интересов Германии и СССР

 

Нижеподписавшиеся уполномоченные констатируют согласие Германского Правительства и Правительства СССР в следующем:

Подписанный 23 августа 1939 г. секретный дополнительный протокол изменяется в п.1 таким образом, что территория литовского государства включается в сферу интересов СССР, так как с другой стороны Люблинское воеводство и части Варшавского воеводства включаются в сферу интересов Германии (см. карту к подписанному сегодня Договору о дружбе и границе между СССР и Германией). Как только правительство СССР предпримет на литовской территории особые меры для охраны своих интересов, то с целью естественного и простого проведения границы настоящая германо-литовская граница исправляется так, что литовская территория, которая лежит к юго-западу от линии, указанной на карте, отходит к Германии.

Далее констатируется, что находящиеся в силе хозяйственные соглашения между Германией и Литвой не должны быть нарушены вышеуказанными мероприятиями Советского Союза.

28 сентября 1939 г.

По уполномочию Правительства СССР За Германское Правительство

В.Молотов фон Риббентропп

 

 

В. Секретный дополнительный протокол о недопущении польской агитации

На территории другой договаривающейся стороны

 

Нижеподписавшиеся Уполномоченные при заключении советско-германского договора о границе и дружбе констатировали свое согласие в следующем:

Обе стороны не допустят на своих территориях никакой польской агитации, которая действует на территории другой страны. Они ликвидируют зародыши подобной агитации на своих территориях и будут информировать друг друга о целесообразных для этого мероприятиях.

28 сентября 1939 г.

По уполномочию Правительства СССР За Германское Правительство

В.Молотов фон Риббентропп

 

См.: Мир между войнами. Избранные документы по истории

международных отношений 1910-1940-х годов. М., 1997. С.216-218.

 

 

Документ № 58

Атлантическая хартия

 

Принята президентом США Рузвельтом и премьер-министром Великобритании Черчиллем 14 августа 1941 г.



[Извлечение]

 

Президент Соединенных Штатов Америки Рузвельт и премьер-министр Черчилль, представляющий правительство Его Величества в Соединенном Королевстве, после совместного обсуждения сочли целесообразным обнародовать некоторые общие принципы национальной политики их стран - принципы, на которых они основывают свои надежды на лучшее будущее для мира.

1) США и Великобритания не стремятся к территориальным или другим приобретениям.

2) Они не согласятся ни на какие территориальные изменения, не находящиеся в согласии со свободно выраженным желанием заинтересованных народов.

3) Они уважают право всех народов избирать себе форму правления, при которой они хотят жить; они стремятся к восстановлению суверенных прав и самоуправления тех народов, которые были лишены этого насильственным путем.

4) Соблюдая должным образом свои существующие обязательства, они будут стремиться обеспечить такое положение, при котором все страны -великие или малые, победители или побежденные - имели бы доступ на равных основаниях к торговле и к мировым сырьевым источникам, необходимым для экономического процветания этих стран.

5) Они стремятся добиться полного сотрудничества между всеми странами в экономической области с целью обеспечить для всех более высокий уровень жизни, экономическое развитие и социальное обеспечение.

6) После окончательного уничтожения нацистской тирании они надеются на установление мира, который даст возможность всем странам жить в безопасности на своей территории, а также обеспечить такое положение, при котором все люди во всех странах могли бы жить всю свою жизнь, не зная ни страха, ни нужды.

7) Такой мир должен предоставить всем возможность свободно, без всяких препятствий плавать по морям и океанам.

8) Они считают, что все государства мира должны по соображениям реалистического и духовного порядка отказаться от применения силы, поскольку никакой будущий мир не может быть сохранен, если государства, которые угрожают или могут угрожать агрессией за пределами своих границ, будут продолжать пользоваться сухопутными, морскими и воздушными вооружениями. Черчилль и Рузвельт считают, что впредь до установления более широкой и надежной системы всеобщей безопасности такие страны должны быть разоружены Англия и США будут также помогать и поощрять все другие осуществимые мероприятия, которые облегчат миролюбивым народам избавление от бремени вооружения.

 

См.: Мир между войнами. Избранные документы по истории

международных отношений 1910-1940-х годов. М., 1997. С.245-246.

 

Документ № 60

Советский проект договора

Об установлении взаимного согласия между СССР и Великобританией

При решении послевоенных вопросов и об их совместных действиях

По обеспечению безопасности в Европе после окончания

Войны с Германией

16 декабря 1941 г.

 

Президиум Верховного Совета Союза ССР, с одной стороны, и Его Величество Король Великобритании, с другой стороны,

Будучи озабочены стремлением направить свои совместные усилия к лучшей организации дела мира и обеспечению безопасности в Европе после победы над гитлеровской Германией, согласились заключить настоящий Договор и назначили своих полномочных представителей.

Президиум Верховного Совета Союза ССР

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Его Величество Король Великобритании

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

которые по предъявлении своих полномочий, найденных в должной форме, согласились о нижеследующем:

 

С т а т ь я 1

Обе Стороны взаимно обязуются при решении послевоенных вопросов, связанных с организацией дела мира и безопасности в Европе, действовать по взаимному согласию.

 

С т а т ь я 2

Обе Стороны согласились о том, что по окончании войны они примут все меры к тому, чтобы сделать невозможным повторение агрессии и нарушение мира со стороны Германии.

 

С т а т ь я 3

Настоящий Договор вступает в силу немедленно по подписании и подлежит ратификации в кратчайший срок.

Обмен ратификационными грамотами состоится в Лондоне.

 

См.: Ржешевский О.А. Война и дипломатия: Документы,

комментарии (1941-1942). М., 1997. С.12.

 

 

Документ № 67

Прием английского посла Криппса

Декабря 1941 года

 

Криппс заявляет, что он желает поставить вопросы, по которым он, с разрешения Идена, выскажет свое собственное мнение. Первый вопрос касается взаимоотношений СССР с Египтом. Вы знаете, говорит Криппс, что мы стремились к улучшению взаимоотношений СССР с Египтом. В настоящее время английское правительство достигло того, что к советским пароходам будет проявляться такое же отношение, как и к пароходам других стран. Что касается проезда советских граждан через Египет, то английское правительство получило от египетского премьера согласие обсудить вопрос об установлении дипломатических отношений с СССР на заседании кабинета. Если бы отношения были установлены, то все вопросы были бы разрешены гладко. Английское правительство надеется, что его усилия в этом направлении увенчаются успехом. Однако если этого даже не произойдет, то английское правительство будет просить Египет выработать особый порядок транзита советских граждан через эту страну.

Тов. Молотов отвечает, что мы, собственно, не поднимали вопроса об установлении дипломатических отношений с Египтом. Нам бросилось в глаза отношение египетского правительства к тов. Литвинову*. Если египетское правительство считает желательным установление дипломатических отношений с СССР, то это можно было бы осуществить. Если оно не считает желательным установление таких отношений, то мы этого вопроса тоже не поднимаем.

Криппс заявляет, что английское правительство очень озабочено тем, чтобы урегулировать этот вопрос. Если бы Советское правительство пожелало послать своих офицеров на ливийский фронт, то английское правительство хотело, чтобы вопрос в отношении проезда их через Египет был бы разрешен гладко. Что же касается случая с Литвиновым, то английское правительство было чрезвычайно раздражено поведением египетского правительства.

Далее Криппс заявляет, что второй вопрос, который он хотел сегодня поставить, это вопрос о воздушной защите Архангельска. Английское адмиралтейство выразило беспокойство по поводу того, что в связи с наступлением ледового периода германская авиация может нанести серьезное повреждение ледоколу. В условиях погоды настоящего времени истребительная авиация не всегда в состоянии быстро подниматься со своих аэродромов. Поэтому вопрос обороны Архангельска зенитной артиллерией приобретает большую важность. Поводом, послужившим к указанному беспокойству, выраженному английским адмиралтейством, послужил случай полета на высоте 2000 футов над Архангельском германского разведывательного самолета. Этот самолет не встретил никакого сопротивления. Вопрос защиты Архангельска особенно беспокоит англичан ввиду недостатка ледоколов. Он, Криппс, поднимает этот вопрос в настоящем разговоре с тов. Молотовым с тем, чтобы было произведено изучение вопроса об организации зенитной защиты Архангельска.

Тов. Молотов отвечает, что пока, насколько известно, никаких недоразумений на почве налетов германской авиации в Архангельске не имело места. Однако тов. Молотов обещает сообщить о заявлении Криппса Командованию военно-воздушных сил и запросить у них соответствующую информацию.

Криппс благодарит тов. Молотова.

Криппс говорит, что в отношении главного вопроса, возникшего в ходе переговоров, он представил свои соображения в письменном виде. (При этом по предложению Криппса переводчик зачитывает текст его письма.) Криппс указывает, что главным вопросом он считает задачу -облегчение достижения решения в желаемом для обеих сторон смысле. Он, со своей стороны, прилагает к этому все усилия.

Тов. Молотов благодарит Криппса и заявляет, что он может заверить его, что Советское правительство, начиная от его главы тов. Сталина, желает наилучшего развития наших отношений с Великобританией. Затем тов. Молотов останавливается на некоторых вопросах, затронутых в письме Криппса. В этом письме говорится, что вопрос о признании границ СССР оказался новым для английского правительства и что Иден не был информирован о нем. Тов. Молотов говорит, что он имеет перед собой телеграмму от 27 ноября тов. Майскому в Лондон. В телеграмме сказано, что мы имеем в виду обсудить во время приезда Идена вопрос о двух договорах, один из которых - договор о взаимопомощи - должен быть заключен во время войны, а другой - относительно сотрудничества с Великобританией на послевоенное время. До отъезда Идена из Лондона мы высказали свое мнение по вопросу о втором договоре. Мы прямо указывали, что в этом договоре речь должна идти о государственных границах других стран, в том числе о государственном устройстве и границах Германии. Но поскольку Иден считал обсуждение вопроса о границах и государственном устройстве Германии преждевременным, мы не настаивали на нем. Из этого факта нужно сделать вывод, что эти вопросы не были новыми для Идена. При этом тов. Молотов зачитал Криппсу соответствующее место из телеграммы тов Майскому от 27 ноября. Тов. Молотов указывает, что это формальная и не главная сторона вопроса. Он хочет добавить по существу следующее Криппс ссылается на заявление Черчилля в начале 1940 года, т.е. на заявление, сделанное до нападения Германии на СССР. С тех пор мы не только заключили мирный договор с Финляндией и не только на основе всеобщего голосования в Советский Союз вошли Латвия, Эстония, Литва и не только всеобщим голосованием было подтверждено включение Бессарабии и западных областей Украины и Белоруссии в СССР, но и все эти акты вошли в нашу Конституцию. Но особенно важным надо считать тот факт, что после этого СССР начал вести войну против германской агрессии. Пролито много крови советских людей. Сотни тысяч убиты. Сотни тысяч ранены. Кровь продолжает обильно литься и дальше. И вот если учесть фактическое положение дела, то надо считаться с заявлением британского правительства в совершенно другой обстановке и при совершенно других отношениях между нашими странами. Тов. Молотов говорит, что ему кажется, что надо еще более считаться с тем, что война, сопровождающаяся огромным количеством жертв, священна тем, что в этой войне защищается наше государство от агрессии и что в этой войне Англия и СССР стали союзниками, чего не было, когда Черчилль сделал свое заявление, на которое ссылается Криппс. Тов. Молотов полагает, что если не считаться с изменившейся обстановкой, то это значит пройти мимо самого важного факта. Мы во всяком случае не можем пройти мимо этого важного факта. Я прошу понять, говорит тов. Молотов, что, когда Иден предложил отложить рассмотрение вопроса о послевоенных границах европейских государств, тов. Сталин согласился отложить рассмотрение этого вопроса. Но тов. Молотов спрашивает - если мы подпишем два документа, не договорившись по вопросу о границах СССР, оставив этот вопрос открытым, то какая цена будет этим документам. Если нам придется отвечать перед нашим народом, общественным мнением и Верховным Советом на вопрос, признает ли Великобритания границы СССР, и мы ответим, что мы не договорились по этому поводу, то это будет иметь самые отрицательные последствия для Правительства и с таким ответом мы не можем явиться ни перед лицом общественного мнения, ни перед лицом армии, которая принесла уже громадные жертвы. Господин Криппс ссылается в своем заявлении на то, что если не будет достигнуто соглашение в Москве, то это обрадует и подымет дух противников соглашений внутри Великобритании. Допустим, что это так, что они обрадуются этому. Но тов. Молотов должен сказать, что если эти элементы, враждебно относящиеся к соглашению с СССР, узнают, что СССР согласился оставить вопрос о своих границах открытым, то эту победу своего враждебного отношения к СССР они получат без борьбы, при помощи г-на Идена. Тов. Молотов полагает, что не в интересах ни Идена, ни Британского правительства дать этим элементам возможность одержать победу без борьбы. Напротив, он полагает, что подавляющая масса населения в Англии прекрасно поймет и согласится после 6 месяцев войны СССР с Германией, в которой нам приходится нести большую тяжесть борьбы, что теперь отношения с Советским Союзом нельзя строить на том, что было 11/2 - 2 года тому назад. Наши отношения должны быть построены на другой основе, в соответствии с теми отношениями, которые сложились между СССР и Англией в борьбе с общим врагом. Отсюда нужно сделать вывод, что нельзя держаться за старые формулы, которые не подходят к новой обстановке. Надо считаться с изменившейся обстановкой. Лучше отложить соглашение на некоторое время, чем оставлять эти вопросы нерешенными и вызывающими взаимные недоразумения. Во всяком случае, я знаю хорошо мнение тов. Сталина и всего Правительства, что без внесения ясности в этот вопрос мы не можем подписать этих соглашений.

Криппс отвечает, что он очень признателен за столь детальный ответ. Он в одном уверен, а именно в том, что у нас общая цель разница в том, как достичь этой цели. Он считает, что Советское правительство недооценивает вреда, который будет нанесен при возвращении Идена в Англию без соглашения. Если бы ему, Криппсу, было известно, что вопрос о границах должен быть разрешен в ходе переговоров в Москве, то он постарался бы не допустить приезда Идена в СССР. Нужно иметь в виду, что возвращение Идена в Лондон без соглашения принесет очень серьезный вред англо-советским отношениям. Криппс говорит, что тов. Молотов помнит, что когда он прибыл после войны в СССР [по видимому, после советско-финской войны - О.Р.], то он высказал мнение о необходимости постепенного развития англо-советских отношений. Первым шагом в этом развитии было июльское соглашение, а в настоящее время мы хотим развить этот шаг в форме военного союза. При этом возникли затруднения, заключающиеся в том, что Советское правительство желает получить от Великобритании признание своих границ 1941 года. Он вполне согласен, что обстоятельства совершенно изменились со времени заявления Черчилля. Но остается действительным тот факт, что это заявление было оглашено на весь мир и что Великобритания должна консультироваться с Америкой и доминионами. Если мы оставим вопрос о границах открытым, то он, Криппс, не сомневается, что этот вопрос можно легко будет разрешить впоследствии. Однако если мы не подпишем договор о послевоенном сотрудничестве, то разрешение этого вопроса может быть отложено на очень значительное время или навсегда. В настоящее время вопрос состоит в том, чтобы определить, как лучше получить согласие Америки, будет ли это легче в том случае, если будет подписано соглашение о сотрудничестве после войны или таковое не будет подписано. На его, Криппса, взгляд, легче будет получить согласие Америки, если соглашение о послевоенном сотрудничестве будет заключено. Другими словами, подписав соглашение, мы предпримем определенные шаги к удовлетворительному решению о советских границах. С другой стороны, если визит Идена будет безрезультатным, то мы сделаем шаг во вред отношениям между СССР и Великобританией. Было бы лучше, если бы Иден вообще не приезжал в СССР. Но он прибыл. Нам надо справиться с положением, которое создалось в результате присутствия в СССР британского министра иностранных дел.

Тов. Молотов говорит, что он не представляет себе, чтобы Черчилль теперь, при совершенно новой обстановке, держался той же точки зрения, как и 1 1/2 - 2 года тому назад. Он также не представляет себе, что Рузвельт признал бы ненужным считаться с изменившимися отношениями между СССР и Великобританией, с одной стороны, и Соединенными Штатами Америки, с другой стороны. Если дело идет об общей декларации, то такая декларация имеется. Это - Атлантическая декларация Рузвельта и Черчилля от 14 августа, к которой присоединился и СССР. Но теперь дело идет не только об этом. Воюющие страны - Англия, СССР и США - должны знать, за что каждая из них воюет. Элементарные интересы этих стран должны быть признаны. Вопрос о границах - это самый элементарный вопрос. Без того чтобы не договориться по этому вопросу, не может быть настоящего прочного союза, а мы хотим, чтобы он был. Если этого нельзя сделать сегодня, то отложим подписание соглашения. Но надо обеспечить крепкую базу нашим отношениям в борьбе с общим врагом. Таков смысл позиции Советского правительства, выраженный тов. Сталиным в переговорах с Иденом.

Криппс заявляет, что если ничего не будет подписано сейчас, то положение станет более затруднительным. Может пройти много месяцев, прежде чем соглашение состоится, или оно может вообще не состояться никогда. Положение очень серьезное с точки зрения внутреннего положения в Англии. Элементам, которые стремятся к налаживанию хороших отношений с СССР, будет нанесен удар, а враждебные элементы получат большой стимул в своей деятельности во вред англо-советским отношениям.

Тов. Молотов заявляет, что он понимает Криппса, но мы не можем не считаться со своим народом. Мы не можем подписать соглашение после 6 месяцев войны, оставив открытыми весьма существенные вопросы. Тов. Сталин прямо сказал, что ни он, ни Правительство не могут явиться с таким ответом перед народом. Он сказал даже, что народ может послать такое правительство к черту.

Криппс заявляет, что он понимает это, но он хотел бы, чтобы Советское правительство знало, какое впечатление произведет на английское общественное мнение факт неудачного визита Идена в СССР. Далее он заявляет, что хотел бы сделать другое конфиденциальное сообщение тов. Молотову Криппс говорит, что принято решение, что он выезжает обратно в Англию. Этот вопрос обсуждался ранее и не стоит в связи с переговорами. По возвращении в Англию он надеется работать над дальнейшим улучшением англо-советских отношений. Однако трудности в настоящих переговорах, конечно, сильно затруднят его деятельность в Англии в этом направлении.

Тов. Молотов выражает надежду, что Криппс окажет свое содействие и при разрешении этих трудностей. Разрешение этих вопросов будет прочной основой англо-советских отношений как во время войны, так и после войны.

Криппс говорит, что он очень сожалеет, что до переговоров в Москве не было выяснено заранее, что соглашение не может быть подписано без разрешения этих вопросов. Если бы об этом было известно до переговоров, то Иден смог бы проконсультироваться с доминионами.

Тов. Молотов говорит, что мы не можем допустить, чтобы у британского правительства могли быть в этом отношении какие-либо сомнения.

Тов. Молотов далее говорит, что никогда не было такого положения, чтобы вместе с СССР в войне, например против Финляндии, находились Австралия, Канада, Новая Зеландия и др[угие] доминионы Великобритании. Это должно бы показать, насколько изменились отношения Великобритании с СССР Вопрос о границах СССР не может вызвать неожиданности. Нам казался он естественным. Когда мы встретились с тем, что этот вопрос должен остаться открытым, то это было для нас полной неожиданностью.

Криппс отвечает, что он уверен, что тов. Молотов не хочет сказать, что вопрос должен остаться открытым. Он не может согласиться с этим, так как Иден сказал, что по возвращении в Англию он примет меры к выяснению этого вопроса. Он не может консультироваться с доминионами здесь, в Москве, до возвращения в Лондон.

Тов. Молотов заявляет, что мы не можем сказать нашим людям, что у нас с Великобританией по такому важному вопросу нет договоренности или что договор подписан без ясного ответа на этот вопрос. Этого никто не поймет в новых условиях и при новых отношениях с Великобританией.

Криппс говорит, что поэтому он предлагает заявить в специальном коммюнике, что вопрос о границах обсуждается.

Тов. Молотов отвечает, что можно обсуждать много вопросов, но это не значит, что внесена ясность, когда приступают к обсуждению этих вопросов.

Криппс заявляет, что можно быть уверенным, что будет достигнуто согласие между Черчиллем и тов Сталиным.

Тов. Молотов отвечает, что он придерживается такого же мнения и поэтому считает возможным подписать соглашение без задержки, не оставляя вопрос открытым.

Криппс заявляет, что в этом случае Великобритания может нарушить свои обещания третьим лицам.

Тов. Молотов отвечает, что, конечно, он не предлагает нарушать этих обещаний. Он предлагает либо запросить мнение лица, которому было дано это обещание, либо отложить подписание соглашения на некоторое время.

Криппс заявляет, что он не намерен продолжать обсуждение этого вопроса. Он считает, что он выполнил долг, предупредив тов. Молотова о последствиях, которые могут возникнуть в случае неблагоприятного исхода переговоров.

Тов. Молотов заявляет, что он старался дать наиболее подробные разъяснения позиции Советского правительства.

Криппс говорит, что в переговорах шла речь относительно высадки экспедиционных сил в Петсамо. Видимо, этот вопрос теперь должен отпасть.

Тов. Молотов говорит, что это предложение было сделано в разговоре между тов. Сталиным и Иденом и этот вопрос должен быть решен между тов. Сталиным и Иденом.

 

* Речь идет о задержке вылета М.Литвинова через Каир в США — О.Р.

 

См.: Ржешевский О.А. Война и дипломатия: Документы,

комментарии (1941-1942). М., 1997. С.46-51.

 

 

Документ № 75



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.