Сделай Сам Свою Работу на 5

РАССТРОЙСТВА ВЕГЕТАТИВНЫХ ФУНКЦИИ 1 глава

К неврозу истерии относятся нарушения вегетативных функций, вызванные действием психических травм, в патогенезе которых (в отличие от нарушений, относимых к неврастении) играет роль механизм «условной прият­ности или желательности болезненного симптома».

Клинические проявления нарушения вегетативных функций при истерии чрезвычайно разнообразны. Они могут имитировать различные картины, наблюдаемые в клинике внутренних болезней. Иногда расстройства вегетативных функций представляют значительные диаг­ностические затруднения, особенно если они наслаива­ются на те или иные неистерические нарушения дея­тельности внутренних органов, вызывая «обострение» и «рецидивы» имевшегося заболевания. К этой группе, ве­роятно, относится значительная часть больных с болез­нями «внутренних органов», которым «долго не мог никто помочь» и у которых затем исцеление быстро на­ступило от того или иного индифферентного средства, в действие которого они верили.

О тех картинах, при которых на первый план высту­пают болевые синдромы, мы говорили при рассмотрении расстройств чувствительности. К описываемой форме относятся различные спазмы гладкой мускулатуры— спазм мускулатуры пищевода, вызывающий то globus hystericus — «истерический комок», подкатывающийся к горлу, то ощущение затруднения в прохождении пищи в пищеводе.

Истерическая рвота может быть как редкой, единич­ной, возникающей лишь в определенной ситуации, так и очень частой, сочетающейся со спазмами пилорического отдела желудка или пищевода, что имитирует явления непроходимости пищи. Чаще всего рвота наступает мо­ментально после приема пищи или при попытке ее при­ема. В рвотных массах обнаруживается непереваренная пища, иногда с небольшой примесью желчи. Характер­но, что, несмотря на частую рвоту, больные не истоща­ются. Описывая истерическую рвоту у французских сол­дат во время первой мировой войны, Roussy и Lhermitte пишут: «Обычно после более или менее длительного пре­бывания в траншеях у молодого, здорового солдата, у которого в прошлом иногда отмечались расстройства пищеварения, развивалась рвота. Она становилась столь частой и упорной, что приходилось эвакуировать его в тыловой госпиталь. При первом осмотре вызывал удив­ление общий хороший вид больного и порождал сомне­ние в том, что рвота действительно имелась. Но наблю­дение вскоре показало, что рвота действительно насту­пала много раз в день без внешнего повода. Она возни­кала без заметного усилия со стороны больного и не вызывала у него заметной усталости. В рвотных массах обычно находилась непереваренная пища. Аппетит у больного при этом не страдал, и больной не худел. Видимо, часть пищи все же им усваивалась. Рентгено­логическое исследование и лабораторные анализы, как правило, не обнаруживали какой-либо патологии со стороны желудочно-кишечного тракта».

В данном случае у солдата причиной болезни было длительное действие психотравмирующей обстановки (пребывание в траншеях). Представления о заболевании в этих условиях приобрели для него характер «условной приятности или желательности», так как соединились с представлениями об уходе из угрожающей жизни об­становки. Поскольку в прошлом у него бывали расстрой­ства пищеварения, то именно с ними связалось пред­ставление о заболевании и привело к возникновению истерической рвоты. Пребывание в госпитале (уход из опасной для жизни обстановки) в свою очередь способ­ствовало их фиксации. Аналогичным образом у некото­рых женщин, страстно желающих прервать беремен­ность, истерическая рвота может имитировать неукроти­мую рвоту беременных. Иногда истерическая рвота мо­жет сочетаться с истерической анорексией — потерей аппетита. В некоторых случаях при этом наблюдается падение веса и резкое истощение.

В психиатрическую клинику поступила больная с явлениями pseudologia phantastica и истерическими галлюцинациями, в прош­лом перенесшая истерический гемипарез и страдавшая истерически­ми припадками.

Три года назад во время пребывания в неблагоприятной для больной ситуации у нее появились боли в области желудка, «явле­ния непроходимости пищи» и частая рвота. Она стала быстро те­рять в весе. Возникло подозрение на опухоль желудка, и была про­изведена пробная лапаротомия в районной больнице. На операции каких-либо изменений со стороны органов брюшной полости обна­ружено не было. В психиатрической клинике, после того как боль­ная узнала о неблагоприятном для нее изменении ситуации, у нее вновь развилась истерическая рвота и анорексия с отказом от еды, в связи с чем отмечалось резкое падение веса. При тщательном ла­бораторном и рентгенологическом исследовании (обследована в хирургической клинике Карагандинского медицинского института проф. М. Г. Шрайбером) нарушений со стороны желудочно-кишеч­ного тракта найдено не было.

Истерическая рвота может наблюдаться и в детском возрасте. Появление ее у детей чаще всего связано с представлением о привлечении к себе внимания взрослых. Поэтому она возникает лишь тогда, когда имеются «зрители». Характерно следующее наблюдение.

Девочка 5 лет вечером пила молоко. Взрослые не обращали на нее внимания. Вдруг что-то оказавшееся в молоке вызвало у нее рвоту. И тут все резко изменилось. Вокруг девочки все засуетились. Взволнованная мать взяла ее на руки, стала ласкать, потом изме­ряла температуру, расспрашивала бабушку о том, как девочка про­вела день, отец отложил газету и стал показывать ей картинки. Сразу же девочка очутилась в центре внимания окружающих. И в следующий раз, когда она ела кашу и никто не обращал на нее внимания, появились рвотные движения и вновь наступила рвота. С тех пор рвота стала возобновляться в присутствии родителей, когда девочке не уделяли достаточного внимания. Когда же она находилась в доме одна с бабушкой, рвота не возникала.

В отличие от истерической рвота, отнесенная нами к нарушениям функции внутренних органов при неврасте­нии, воспроизводится условнорефлекторным путем без участия механизма «условной приятности или желатель­ности болезненного симптома». Она возникает обычно лишь при еде или виде той пищи, которая первый раз вызвала рвоту, независимо от наличия при этом «зрите­лей». Отграничение истерической рвоты от неврастени­ческой практически важно, так как профилактика и ле­чение их различны (у детей при истерической рвоте ле­чение «необращением внимания» на нее, при неврастени­ческой рвоте — лечение по описываемому ниже методу угашения условной связи).

Иногда встречаются картины псевдоилеуса и псевдо­аппендицита истерического происхождения, а также ис­терические энтероспазмы, симулирующие картину хро­нического аппендицита. В последнем случае болевые симптомы наблюдаются при давлении в нижней части живота как с левой, так, часто, и с правой стороны. Кроме того, со стороны желудочно-кишечного тракта могут наблюдаться истерические запоры, поносы и па­резы кишечника.

Во время первой мировой войны немецкие врачи иногда наблюдали своеобразные явления истерического метеоризма у мужчин (Ballonbauch). Степень его выра­женности находилась в большой зависимости от поло­жения тела.

В патогенезе метеоризма могли играть роль судо­рожные сокращения диафрагмы с выключением ее из акта дыхания, а также незаметное для окружающих заглатывание воздуха. Такие больные месяцами лежали в госпиталях с подозрением на тяжелые органические заболевания органов брюшной полости (опухоль печени, селезенки, спайки после перенесенного перито­нита и т. п.). Во всех случаях заболевание освобождало больного от пребывания в опасной для жизни фронто­вой обстановке и являлось для него «условно приятным или желательным».

Мы наблюдали периодические, кратковременные приступы исте­рического вздутия живота. Так, у одной больной сразу же после нескольких глотков любой пищи появлялись резкие боли в эпигастральной области и в течение 1—2 минут живот увеличивался в раз­мерах соответственно примерно VIII месяцу беременности. Стенки живота становились напряженными и отмечался небольшой тимпа­нит. При погружении в наркотический сон или после введения ат­ропина в течение минуты живот принимал свои обычные размеры, при этом ни отрыжки, ни отхождения газов не наблюдалось. При рентгеноскопии отмечался умеренный гастроптоз без нарушения эвакуаторной функции желудка; проходимость пищи по желудочно-кишечному тракту была свободной. В хирургической клинике боль­ной была произведена пробная лапаротомия, не показавшая откло­нений от нормы.

У другой больной аналогичное увеличение размеров живота, со­провождавшееся болезненностью в эпигастральной области, насту­пало в течение нескольких секунд независимо от еды, при волне­нии, оно держалось 3—10 минут и далее без всякого вмешательства извне исчезало в течение нескольких секунд. При этом газы не от­ходили 'Больная могла вызывать у себя такие приступы по прось­бе окружающих.

Вероятно, увеличение живота у обеих больных было связано с судорожным сокращением диафрагмы, а не с заглатыванием воздуха, так как он не мог бы столь быстро накопиться, а также быстро исчезнуть без от­хождения газов. Одним из сравнительно редких истери­ческих симптомов может являться недержание газов, обычно обнаруживаемое лишь в строго определенных условиях.

У одного нашего больного, страдавшего истерическими припад­ками, громкое непроизвольное отхождение газов стало появляться лишь тогда, когда он ложился спать с женой вечером или когда он пробуждался, лежа с ней в кровати утром. По этой причине поло­вая жизнь с женой почти полностью прекратилась.

Оказалось, что в последние 2 месяца перед началом заболевания у больного снизилась потенция (перенес тяжелый грипп, много ра­ботал, недосыпал) и он стал заканчивать половой акт раньше же­ны. Последняя в резкой форме выражала ему свою неудовлетво­ренность, вызывая у него чувство раздражения и желания избе­жать половой близости даже при наличии полового влечения. В это время однажды после погрешности в диете у больного развился метеоризм, и утром произошло непроизвольное обильное отхождение газов, что вызвало у жены реакцию отвращения с отказом от полового сближения.

Отхождение газов, совпав с избавлением от неприятных супру­жеских обязанностей, далее закрепилось по механизму условной связи. Оно стало для больного «условно приятным или желатель­ным». Когда в результате проведенной каузальной психотерапии больной сам пришел к выводу о том, что путем отхождения газов он освобождал себя от супружеских обязанностей и осознал генез болезненного симптома, эти явления прекратились.

Со стороны дыхания нередко наблюдается периодиче­ская одышка, то носящая характер «дыхания гончей собаки», то сопровождающаяся разнообразными звука­ми (свистящими, шипящими, клокочущими и др.), т0 имитирующая приступы бронхиальной астмы (псевдо­астматические приступы). Характерно следующее наб­людение.

Девушка 27 лет, всегда легко утомляемая, эгоистичная, склон­ная к театральности, отказала сделавшему ей предложение моло­дому человеку в надежде выйти замуж за другого, который ей больше нравился. Неожиданно этот второй порвал с девушкой от­ношения, первый же к ней не вернулся. Вместе с тем дома возник­ла крайне неприятная для больной обстановка После разрыва с женихом она не спала, была «как в тумане». Появилось чувство клубка в горле и далее приступы одышки, сопровождавшиеся зву­ками, напоминающими ржание. С диагнозом астматического состо­яния была направлена в терапевтическую клинику Карагандинского медицинского института, где признаков астмы не обнаружили. При­ступы же одышки и «ржания» вскоре трансформировались в частое, очень громкое покашливание. Больная была ипохондрична, фикси­рована на соматических ощущениях, считала необходимым оста­ваться для лечения в больничных условиях и полагала, что на нее «наслал порчу» первый жених за то, что она отказалась выйти за него замуж.

В детстве больная перенесла коклюш. В 16-летнем возрасте пос­ле неприятностей у нее развились явления «сужения пищевода» и в течение месяца «проходила только жидкая пища», затем все эти явления очень быстро полностью прекратились.

Заболевание возникло у истероидной личности под влиянием психотравмирующих воздействий (крушение ее надежд). Оно давало ей «выход» из ставшей для нее несносной ситуации.

Деятельность сердечно-сосудистой системы, как из­вестно, в норме подвержена значительным влияниям со стороны условнорефлекторных раздражителей, сигнали­зирующих о событиях как радостных, так и печальных для человека. При истерическом неврозе чаще всего от­мечаются сердцебиения, различные тягостные болевые ощущения в области сердца, иногда имитирующие при­ступы стенокардии (истерическая стенокардия). Послед­ние годы, в связи с тем что картины стенокардии и ин­фаркта миокарда стали известны самым широким кру­гам населения, истерическая стенокардия и истерический псевдоинфаркт перестали быть редкостью. Изредка наб­людаются приступы тахикардии или сердечно-сосуди­стые нарушения в виде обмороков (syncope). Они отли­чаются от «неврозов сердца», отнесенных нами к про­явлениям неврастении, тем, что в основе их лежит ме­ханизм «условной приятности болезненного симптома». Заболевания эти дают больному определенные житей­ские выгоды: освобождение от неприятной работы, из­бавление от пребывания в опасной для жизни ситуации, создание «положения больного» в семье. Отсюда демонстративность появления болезненных проявлений лишь в присутствии заинтересованных лиц (врачей), нередко некоторая театральность, наигранность в поведении, склонность к аггравации, неожиданно быстрые «исцеле­ния», когда необходимость в этих моментах отпадает, и рецидивы болезни, когда они вновь становятся «условно приятными или желательными». Характерно следующее наблюдение.

Больной Р., 42 лет, 2 года участвовал в тяжелых боях, был три­жды ранен. В госпитале после четвертого легкого ранения появи­лись боли в области сердца, никуда не иррадиировавшие, сопровож­давшиеся одышкой с небольшой тахикардией, длившиеся 10—15 минут. Они стали повторяться помногу раз в день, главным обра­зом в присутствии врачей, и не наблюдались, когда больной был увлечен чем-либо. На электрокардиограмме каких-либо отклонений от нормы не обнаруживалось. Нитроглицерин и другие медикамен­тозные средства никакого эффекта не давали. После демобилизации без устали работал на заводе. Боли в сердце полностью прекрати­лись.

У одной больной «истерический невроз сердца» возник тогда, когда свекровь и родные стали настаивать, чтобы она пошла на работу; больная же не хотела оставлять ребенка на их попечение. Возникшая болезнь помогла удовлетворению ее желания. В другом случае заболевание было прямо связано с претензией на получение пенсии.

Со стороны мочевыделительной системы может быть истерическая задержка мочи, вызванная иногда спаз­мом сфинктеров, иногда, по-видимому, потерей позывов на мочеиспускание. Aboulker и Chertoc (1965) описы­вают 5 случаев полной или частичной истерической за­держки мочи в течение 5—6 суток, одномоментно устра­ненной прямым гипнотическим или косвенным внушени­ем. Изредка встречается истерическое недержание мочи. Иногда наблюдается истерическое учащение позывов на мочеиспускание.

У одной нашей больной развились частые позывы на мочеиспус­кание, причем она могла мочиться только дома и поэтому факти­чески не могла выходить из дома. Особенностью ситуации, породив­шей у нее это нарушение, являлось то, что пребывание дома, т. е. невозможность выходить из него «ввиду болезни», приобрело для нее характер «условной приятности или желательности». Психоте­рапия, вскрывшая генез этого нарушения, привела к его быстрому устранению.

Сравнительно редко встречаются истерические нару­шения сексуальной функции у мужчин.

Так в одном случае полная импотенция развилась у жениха после того, как он разочаровался в невесте, но был вынужден на ней жениться Импотенция в отношении жены сохранилась и после брака, хотя при близости с другими женщинами она не наблюда­лась. Эта импотенция являлась для него «условно приятной или желательной» и, действительно, вскоре привела к расторжению тя­гостного для него брака. В другом случае избирательная истериче­ская импотенция развилась у больного, жена которого неоднократ­но после половой близости с ним оскорбляла его мужское достоин­ство и в резкой форме высказывала свою неудовлетворенность. По­ловое влечение к жене угасло и в отношении ее развилась импотен­ция. Между тем во время сна у больного возникали эрекции и пе­риодические поллюции. Длительные эрекции также часто возникали днем в отсутствие жены. Наступившая импотенция избавляла от супружеской жизни, ставшей неприятной.

В романе «Красное и черное» Стендаль замечает, что иногда мужчина в определенной ситуации считает как бы своим долгом пойти на половое сближение даже вопреки своему желанию (devoir de la situation). К этому его обязывает как бы мужская честь. Скрытое нежелание сближения и в связи с этим «условная прият­ность или желательность» его неудачи и могут привести в этих слу­чаях по механизму самовнушения к импотенции, т. е. к торможе­нию как условнорефлекторного, так и безусловнорефлекторного по­лового возбуждения. При этом потенция обычно в других случаях сохранена.

От истерической импотенции следует отличать угнете­ние полового возбуждения, возникшее по механизму внешнего торможения (например, под влиянием раз­дражителя, вызывающего ориентировочную, болевую или другую безусловную реакцию), а также нарушение функции, связанное с тревожным ожиданием неудачи. В отличие от истерической импотенция в этих случаях не является для больного «условно приятной или жела­тельной».

К истерическим нарушениям сексуальных функций у женщин относятся, как указывалось, некоторые случаи вагинизма, вызванные нежеланием полового общения.

Так, у нашей больной 18 лет, по характеру упрямой, эгоцентрич­ной, склонной к театральности, истерический вагинизм развился под влиянием сложной психотравмирующей ситуации, связанной с вы­нужденным браком с нелюбимым человеком значительно старше ее, к тому же резко ограничивавшим ее свободу. До этого половая жизнь с любимым партнером явлениями вагинизма не сопровож­далась.

Вагинизм выражался в судорожном сокращении бедер, мышц влагалища и тазового дна и ощущением «жгучей боли». Возникал сначала при попытках введения мужского полового органа, далее при одном его наружном прикосновении к половым органам и со­провождался сжатием бедер и рядом экспрессивных движений. При отвлечении внимания гинекологическое исследование реакции не вызывало. Вскоре это привело к возникновению у мужа психоген­ной импотенции, заставившей его обратиться за врачебной по­мощью.

Психотерапия была направлена на разъяснение причины болез­ни и рекомендацию принять решение для устранения психотравми­рующей ситуации. Супруги разошлись. Через год больная вышла замуж за другого и стала жить с ним нормальной половой жизнью. Ее бывший муж после лечения обнаружил нормальную потенцию с другой женщиной.

В данном случае истерический вагинизм II степени возник у истероидной личности. В основе его лежал ме­ханизм «условной приятности» болезненного симптома. Заболевание в конце концов избавило больную от не­желательного брака. При половой жизни с адекватным партнером вагинизма не наблюдалось, т. е. он носил из­бирательный характер. Интересно отметить, что ваги­низм жены явился причиной психогенной импотенции мужа, как это нередко наблюдается.

Видимо, к истерии должна быть отнесена и психоген­ная фригидность, в основе которой лежит «нежелание» испытывать оргазм от близости с партнером, к которому нет доверия.

Нередко истерическим симптомом может являться дисменорея. Когда до того безболезненные менструации у девушки становятся болезненными, замечает гинеко­лог Mayer, часто причина этого лежит в протесте против неблагоприятно сложившейся для нее обстановки.

Механизм «условной приятности или желательности» болезненного симптома может лежать в основе некото­рых меноррагий.

У больной, описанной Mayer, менструации были частые и дли­тельные, когда она находилась с мужем, и становились нормаль­ными, если она уезжала от него в Швейцарию. «Мне менструации приятны,— сказала она,— так как освобождают меня от неприят­ных супружеских обязанностей».

Балерина одного из Ленинградских академических театров рас­сказала нам, что ей и трем другим балеринам поручили исполнить ненавистную им роль — танцевать четверку «Фресок» из балета «Конек-Горбунок». Спектакль пришлось перенести, так как у двух из них менструация началась раньше времени. После этого спек­такль еще дважды переносили по той же причине. В четвертый раз он был отменен, так как вечером накануне спектакля у одной из балерин без видимой причины поднялась температура до 37,8°. После отмены спектакля температура вновь стала нормальной. Ка­кого-либо соматического заболевания обнаружено не было.

У другой известной нам солистки балета, если ей поручалось исполнение не нравившейся партии, либо возникал психогенно об­условленный подъем температуры тела, либо начиналась менструа­ция, избавлявшая от порученной роли.

Очень редко встречается ложная истерическая бере­менность.

Под наше наблюдение в психиатрическую клинику Карагандин­ского медицинского института была переведена из приемного покоя родильного дома больная 46 лет в связи с тем, что она с криками и угрозами требовала, чтобы у нее принимали роды, хотя при объ­ективном исследовании беременность не была обнаружена.

Больная по характеру общительная, энергичная, с живой фан­тазией, склонная к театральности. Окончила 5 классов. Менструа­ции с 16 лет, до последнего времени регулярные, обильные, безбо­лезненные. Замужем с 18 лет. В 30 лет овдовела, оставшись с 2 детьми. В 45 лет вторично вышла замуж за человека, которого очень полюбила. Через 6 месяцев после замужества муж ее оста­вил. Тяжело это переживала, стала плохо спать, пропал аппетит, значительно астенизировалась. Вскоре после ухода мужа стала за­мечать, что у нее появилось влечение к острому и соленому, как это бывало раньше во время беременности, часто возникала тошно­та и несколько раз была рвота. Менструации хотя и продолжали наступать регулярно, но стали очень скудными и длились вместо обычных 3 дней лишь несколько часов. Увеличились молочные же­лезы и из них стало выделяться молозиво. На V месяце вообра­жаемой беременности больная почувствовала «шевеление плода». Живот стал увеличиваться. Говорила оставившему ее мужу и ок­ружающим, что она беременна и ждет ребенка.

Через 7 ½ с месяцев со дня ухода мужа начались «роды». Появи­лись схваткообразные боли. Больная заметила, что у нее «отошли воды», и была доставлена в родильный дом. «Схватки» были очень частыми и сильными, живот — резко увеличенным. Дежурный пер­сонал вызвал врача, готовясь немедленно принять роды.

Гинекологом обнаружено, что живот резко вздут, стенка его на­пряжена. Подкожножировой слой на животе незначительный Раз­меры матки не увеличены. Узнав, что врач беременности у нее не находит, больная дала бурную аффективную реакцию, кричала, извивалась «в схватках», угрожала покончить жизнь самоубийст­вом, если у нее не будут принимать «роды».

При поступлении в психиатрическую клинику резкие схватко­образные боли держались. На 2-й и 3-й день «схватки» стали реже, живот оставался резко увеличенным, вздутым, напоминая по раз­мерам живот на VII месяце беременности. К вечеру он заметно уменьшался в размерах. Больная настаивала на том, что она бере­менна, однако под влиянием убеждения и внушения через неделю стала допускать, что беременности у нее нет. Живот резко умень­шился в размерах, выделение молозива прекратилось и через 2 не­дели она была выписана.

В данном случае картина ложной истерической бере­менности возникла у истероидной личности, астенизированной психической травматизацией и недосыпанием. Эта картина ложной беременности возникла по механиз­му самовнушения в связи с ее «условной приятностью или желательностью» для больной — страстным жела­нием иметь ребенка в надежде вернуть мужа.

Старые авторы нередко описывали различные ангиотрофические расстройства, имевшие характер «религиоз­ных стигм». Во многих случаях оказывалось, что эти расстройства были искусственно вызванными или нане­сенными в состоянии религиозного экстаза с последую­щей амнезией. Возможность возникновения истериче­ских ангиотрофических расстройств (учитывая, что пу­тем внушения можно вызвать на коже гиперемию и пу­зырь, путем самовнушения повлиять на тонус сосудов), во всяком случае теоретически, весьма вероятна.

РАССТРОЙСТВА ФУНКЦИИ ОРГАНОВ ЧУВСТВ И РЕЧИ

Истерические расстройства функций органов чувств выражаются главным образом в нарушениях зрения и слуха.

Среди истерических расстройств зрения часто встреча­ется концентрическое сужение поля зрения. Обычно оно двустороннее. Часто сочетается с извращением цвето­ощущения и изменением границ поля зрения для от­дельных цветов. В отличие от того, что встречается в норме, границы на красный цвет оказываются шире, чем на голубой. Важно отметить, что даже резко выражен­ное истерическое сужение поля зрения не мешает боль­ным ориентироваться в пространстве.

Иногда встречаются истерические скотомы и крайне редко — истерическая гемианопсия. При повторных ис­следованиях у больных часто получаются совершенно различные данные.

Среди истерических расстройств зрения описана так­же истерическая астенопия — быстрая утомляемость зрения.

Истерический амавроз — полная истерическая слепо­та — может быть как на один, так и на оба глаза. При полной истерической слепоте на один глаз бинокулярное зрение оказывается сохранным, так как больные при этом пользуются «слепым» глазом. При полной истери­ческой слепоте на оба глаза больные глубоко убеждены в том, что они «абсолютно ничего не видят», однако в действительности обнаруживают сохранность зритель­ных восприятий (видят), хотя и не сознают этого. Этим объясняется то, что при «слепоте» больные никогда не попадают в опасные для жизни условия. На электроэн­цефалограмме при освещении «слепого» глаза обнару­живается реакция на световой раздражитель.

Ученица 7-го класса Р. плохо отвечала у доски. Учительница, бросив нелестную реплику по ее адресу, предложила ей сесть на место. У девочки на глазах назернулись слезы, и все кругом стало темным. Свою парту она не смогла найти, так как ничего не стала видеть и беспомощно натыкалась на предметы, передвигаясь ощупью с вытянутыми руками. Взволнованная учительница тут же отвезла ее в клинику.

Мимика девочки застывшая, тревожно-растерянная, движения замедленные, речь тихая, монотонная, глаза широко раскрыты, взор неподвижный. Жалобы на полную слепоту на оба глаза с потерей светоощущения. На вопрос, видит ли она, как гасят и зажигают электрическую лампочку, отрицательно покачала головой. Зрачки умеренной ширины. Реакция на свет живая. Конъюнктивальный и глоточный рефлексы отсутствуют, корнеальный — сохранен. Глаз­ное дно в пределах нормы (осмотрена окулистом доцентом Р. Н. Шапиро). Во время осмотра ей сказано: «Пойди, деточка, сядь на тот стульчик» и жестом показан стул в углу кабинета, на который ей следует сесть. Она тут же прошла и села на этот стул, обнаружив сохранность зрения. Через минуту ей предложено пере­сесть на стул возле столика и жестом показан стул; она на него пересела, вновь продемонстрировав сохранность зрения. На вопрос, сколько пальцев ей показывают, ответила, что не видит...

Проведено косвенное внушение наяву. Указано, что зрение пол­ностью восстановится через 1—2 минуты после того, как в глаза будет закапано лекарство. Введены цинковые капли в оба глаза.

Предложено спокойно посидеть, закрыв оба глаза руками, и вну­шено, что, когда врач отнимет от глаз ее руки, зрение будет вос­становлено Через минуту зрение восстановилось. Особенно благо­дарна врачам была учительница.

В данном случае механизм «условной приятности или желательности» болезненного симптома очевиден. Раз­вившийся истерический амавроз носил характер избира­тельного элективного невидения окружающего. В этом отношении клиническая картина истерической слепоты и глухоты имеет много общего.

Истерическая глухота, особенно в военное время, встречается значительно чаще, чем истерическая слепо­та. У контуженных она обычно сочетается с мутизмом. Часто при глухоте имеется истерическая анестезия ушных раковин.

В мирное время исходным пунктом для развития исте­рической двусторонней глухоты чаще всего является ка­кое-либо временное физиогенно обусловленное наруше­ние слуха. Вследствие «условной приятности или жела­тельности» болезненного симптома оно фиксируется путем самовнушения. Истерическая глухота может воз­никнуть и без всякого непосредственно обусловленного физиогенно нарушения слуха. В этих случаях глухота развивается путем самовнушения представлений, являю­щихся «условно приятными или желательными», о том, что слух утрачивается. Например, у человека, у которо­го в прошлом наступало временное снижение слуха — «закладывало» уши во время простудного заболевания, или который слышал, что вследствие простуды можно оглохнуть, длительное пребывание на холоде может по­родить преформирующие болезненные симптомы пред­ставления о прогрессирующем снижении слуха и по указанному выше механизму самовнушения привести к возникновению глухоты.

Возникновению истерической глухоты на одно ухо ча­сто предшествует травма или какое-либо местное забо­левание уха, способствующие появлению представлений об утрате слуха на данное ухо.

В военное время истерическая глухота развивается обычно в связи с близким разрывом снаряда, часто на­слаиваясь на снижение слуха, возникающее в резуль­тате баро-, вибро- и аку-травмы. Представления о глу­хоте, возникшей якобы от близкого разрыва снаряда, сочетаясь с представлением о возможности уйти из опасной для жизни фронтовой обстановки, связываются друг с другом и приобретают характер «условной при­ятности или желательности». Будучи эмоционально за­ряжены, они, вероятно, сопровождаются сильной отри­цательной индукцией и, таким образом, исключают конт­роль, влияние остальных частей полушарий, ведут в ре­зультате к возникновению самовнушенной, истерической глухоты.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.