Сделай Сам Свою Работу на 5

Якоб несколько раз поскальзывается и падает. Свинки и Свин громко смеются.

Крейтервейс прикладывает к губам маленький серебряный свисток и раскатисто свистит. Свин и свинки перестают смеяться, становятся по стойке смирно - в ряд. Крейтервейс обходит ряды своих слуг, зло на них смотрит.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (слугам) Кто на свете самый злющий?

СЛУГИ: (хором по-армейски) Колдунья Крейтервейс!

КРЕЙТЕРВЕЙС: (посматривает на Якоба) Кто на свете самый несчастный?

СЛУГИ: (хором по-армейски) Колдунья Крейтервейс!

КРЕЙТЕРВЕЙС: Кто на свете самый голодный? (слуги набирают воздуха, готовы выпалить слова) Стоп! Молчать! (садится на ступеньки) По-моему, всё уже ясно. Я. Злая. Колдунья. Крейтервейс. Роковая женщина - 75-го года рождения до вашей эры. (Якобу) Знаешь, как тяжело быть злой колдуньей? Такая это непосильная ноша, надо признаться.

ЯКОБ: А зачем быть злой? Будьте доброй.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Скучно. Доброй быть скучно. (делает акцент пальцем на Якоба, и обращается к слугам) А потом, знаешь как трудно быть доброй, когда ты постоянно голодна, а тебя кормят всякой гадостью? Ужас как есть хочется! Ты, наверное, тоже проголодался?

ЯКОБ: Честно говоря да, проголодался.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Эй вы, приготовьте-ка ингредиенты для моего любимого супа под названием «Обалдеешь!» (Бросает Свину ключи от шкафов)

ЯКОБ: (не расслышал) Как?

КРЕЙТЕРВЕЙС: «Обалдеешь»

ЯКОБ: Обалдеешь?

КРЕЙТЕРВЕЙС: Ты не ослышался, мой маленький горбун.

ЯКОБ: Я не горбун.

Свинки и Свин бегут к шкафам, открывают дверки. Там продукты, банки, склянки. Они всё собирают, несут к плите.

ЯКОБ: (Крейтервейс) Я не хочу есть!

Старуха подходит к Якобу, подводит его к креслу, гладит по голове.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Ну ладно, ладно. Сразу обижаться. Обидчивый какой. И потом, в моем… (обводит руками замок) …доме нет такого слова «НЕ ХОЧУ». Мой суп самый вкусный в мире. Ты о нем до СМЕРТИ помнить будешь. Я тебе подарю этот рецепт. Почти даром. Хочешь? (Якоб пожимает плечами) Присаживайся! (толкает в кресло) Сидеть! Ты, наверно, устал с дороги. Ведь человеческие головы нелегкая ноша.

Якоб пугается последних слов. Начинается музыка. Старуха начинает танец. К ней присоединяются Свинки и Свин.



ЯКОБ: (поет) Что вы говорите?!

Крейтервейс начинает плести паутину из блестящих нитей, которые бросает в котел.

СВИНКИ: (тревожно поют, полушепотом)

Колдунья плетет колдовские нити…

Колдунья плетет колдовские нити…

КРЕЙТЕВЕЙС: Го-оло-овы.

ЯКОБ: Что вы говорите?

Якоба окружают Свинки. Старуха колдует на кухне, возле плиты. Свинки несут сковородки, яйца, масло, коренья, муку.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (поет) Ну-ка, Свиньи, - масла, муки, травки.

(Якобу) Головы-головы! Из твоей, мальчик, лавки.

ЯКОБ: (поет) Какие головы?! Что вы говорите!?

СВИНКИ: (тревожно поют, полушепотом)

Колдунья плетет колдовские нити…

Колдунья плетет колдовские нити…

Сковорода шипит на плите.

ЯКОБ: (поет) Какие головы?! Что вы говорите!?

СВИН: (подбегает к Якобу, одергивает его, поет)

ЗнаеС, мальчик, ты оСень упрямый!

Не надо обиЗать нашу маму!

ЯКОБ: Какие головы?! Что вы болтаете!?

Свин высыпает перед ногами Якоба из корзинки головы. Якоб в ужасе хватается за свою голову.

ЯКОБ: Мне… пора домой… вы знаете…

СВИН: Ты оСень упрямый!

Не обиЗай нашу маму!

Музыка заканчивается.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Ай да, запах! Чудо!

На сковородах всё шипит и дымится. Якоб хочет убежать из замка, но не может подняться из кресла. Крейтервейс улыбается, продолжает готовить.

СВИН: Боже мой, какая вонь!

Свинки убегают в сторонку, шепчутся, зажимая носы.

- Ужас какой!

- Ей действительно нужен повар!

- Быстрей бы уже нашелся повар!

Якоб пытается вырваться из кресла.

СВИН: (Якобу – грозно) Сидеть, ПарСывец! (смотрит на Крейтервейс, заискивающе улыбаясь, защемляет прищепкой свой нос) ОСень вкусно воняет! Аппетитно так!

Свинки зажигают на маленькой жаровне курение. По всей кухне плывут облака голубоватого дыма.

Крейтервейс черпает ложкой варево и несёт к Якобу. Якоб не открывает рот, зажмуривается, корчится.

СВИН: (подходит к Якобу, насильно открывает ему рот) Зри! (Крейтервейс вставляет ложку в рот. Ложка во рту остается) Зри!

КРЕЙТЕРВЕЙС: Кушай, мальчик. Мой маленький носастенький горбунчик! Мой большой Нос! Мой Карлик Нос!

ВЗРЫВ – ГРОМ – МОЛНИЯ. !!!!!!!!!!

Свинки поют.

- Завтрак, ланч, обед, ужин,

Второй ужин, третий ужин.

Нам повар очень нужен. Ну-ужен! Ужа-ас!

Синий дым всё гуще и гуще. Дым всё плотнее окутывает Якоба. Ложка торчит у него во рту.

ЯКОБ: (сам себе) Пора возвращаться домой.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (хохочет) Домой! Теперь ты не скоро попадешь домой! Ты никогда больше не попадешь домой. И хватит об этом. Давай-ка лучше делом займемся. Ну-ка давай к плите.

Молния! Гром! Неведомая сила тянет Якоба к плите. Руки-ноги не слушаются Якоба. Он берет в руки поварешку и начинает мешать варево.

ЯКОБ: (кричит) Я не хочу этого делать! (руки берут скороду, ставят на печь) Мои руки не слушаются меня!

Якоб продолжает готовить.

В дальнейшем Крейтервейс совершает колдовской пластический танец, колдовством направляя действия Якоба.

ЯКОБ: (плачет) Мои ноги не слушаются меня.

С Якобом начинаются таинственные превращения. Назовем это так – метаморфозы. Превращение в Карлика. Он сутулится. Его руки-пальцы становятся кривыми. Ноги короче. Брюки сваливаются с него.

Начинается музыка.

Он подходит к вареву. Его рука берет ложку.

ЯКОБ: (рыдает) Мои руки не слушаются меня. (его рука подносит ко рту ложку с варевом) Я не хочу это есть! НЕ ХО-ОЧУ-У!

Рука запихивает ложку с варевом в рот Якобу. Он еще больше искривляется.

ЯКОБ: (поет) Я вываливаюсь из брюк

Я голодный, будто волк!

Я не чувствую своих рук,

не чувствую своих ног…

Мои руки не дружат с моей головой,

Мои ноги не желают идти домой.

Мои руки не дружат с моей головой,

Мои ноги не желают идти домой.

Свинки танцуют вокруг него.

СВИНКИ: (поют) Какая вонь! Какая вонь!

Растет горб, растет нос!

Приходит Крейтервейс. Свинки затихают. Якоб вынимает ложку изо рта.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (поет) Видишь, печь, дрова, огонь?

Видишь, кастрюля, сковородка, поднос?

СВИНКИ: (тихо поют) Какой жар! Какая вонь!

Растет горб, растет нос!

У Якоба на глазах слёзы; Крейтервейс утирает их ему платочком.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Мне сказали по секрету, у тебя талант,

Поэтому здесь ты, а не кто-то другой.

Сделай мне первое, второе, салат.

Отвечаешь за еду своей головой.

Без повара мне така-ая му-ука!

Если будет невкусно,

я отрублю тебе…, например, руку!

(как будто тянет канат)

Нос твой тяну, тяну но-ос!...

Нос твой тяну, тяну но-ос!..

Нос Якоба становится длинным. Свин с любопытством трогает его.

СВИН: (улыбается) ОтлиСный нос! Yes of course!

Крейтервейс танцует перед Якобом. Тот стоит растерянный.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Ух, утомилась. Пойду отдохну. А вы тут продолжайте. Мне нужен очень сытный ужин!

Крейтервейс исчезает в клубах дыма.

Свинки продолжают вокруг него танцевать, поют:

Видишь, печь, холодильник, огонь?

Вот - кастрюля, сковородка, поднос?

Какая вонь! Ужасная вонь!

Какой большой горб, какой большой нос!

Якоб начинает «колдовать» над плитой. Готовит. Сначала разбивает о пол яйцо. Свинки качают головами. Потом Якоб случайно режет себе палец.

Мало-помалу у Якоба начинает получаться. Он улыбается. Прыгает за печку. Выскакивает оттуда. У него горб - еще больше.

Блюда готовы.

Свинки несут всё наверх старухе.

Якоб и свинки в ожидании, какова будет реакция Крейтервейс. ВДРУГ - звонок большого граммофона. Сердце Якоба бьется. Он подходит к граммофону.

ЯКОБ: Алло!

КРЕЙТЕРВЕЙС: (в граммофоне) Гм. На «троечку».

ЯКОБ: (дрожа от страха) Так плохо?

КРЕЙТЕРВЕЙС Удовлетворительно, мой маленький горбун.

ЯКОБ: (попытался распрямить свой горб) Почему Вы называете меня горбуном. У меня нет горба!

КРЕЙТЕРВЕЙС: Тебе не нравится? Тогда я буду называть тебя Карликом Носом. Хорошо?

ЯКОБ: Ну, я не знаю.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Я не буду отрезать тебе руку.

ЯКОБ: (улыбается) Пасибо.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Приготовь мне на третий ужин Морского дьявола.

ЯКОБ: (погрустнел) Понял.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Если будет вкусно, я дам тебе денег. Три монеты. (смеется) Хотя зачем тебе деньги, ведь тебе ничего не нужно. Тебе вообще больше ничего не будет нужно! Правда?

ЯКОБ: Да.

В граммофоне короткие гудки.

Якоб принимается за работу. Дым валит столбом. Он ныряет за печку, выныривает оттуда. И горб его еще больше, руки и нос еще длиннее.

Якоб во всей «красе» - горб, нос, руки…

Свинки срывают по очереди листы календаря, знак того, что проходит время.

Якоб всё проворнее и проворнее справляется с поварским делом. Прыгает за печку, выбирается оттуда уже взрослым, страшным и горбатым. В кухню приходит Свин, всю обнюхивает.

Звучит музыка.

ЯКОБ: (поет) Я съел вчера старухин суп,

И стал умен…

СВИН: (поет, зрителям, в сторону) ТоСнее, глуп.

ЯКОБ: Я стану лучшим кулинаром

И заработаю три миллиона…

СВИН: (в сторону)

У нас работает, дурак, задаром.

И варит каСи, кисели, бульоны.

ЯКОБ: (поет) Я съел вчера старухин суп,

И стал умен…

СВИН: ТоСнее, глуп.

УЗе минуло воСемь лет

А он Зивет вчерашним днём.

Одним словом – пень пнё-ём!

(потирает пузо)

Музыка заканчивается.

СВИН: (зрителю, показывает на Якоба, крутит пальцем у виска) Пенёк полный! (Якобу) НуЗно к веСеру сварганить куриСу-криль.

ЯКОБ: Хорошо.

СВИН: Сто – хороСо?

ЯКОБ: Сварганю. То есть, сделаю.

СВИН: (трогает его по руке) РуСьки тебя слуСаются?

ЯКОБ: Да. Вернее нет.

СВИН: Это хороСо.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.