Сделай Сам Свою Работу на 5

Октября, 18:39 реального времени

Кеша заслуженно гордился собой. Кажется, ему удалось самостоятельно произвести достаточно сложную процедуру: распаковку локации, подключение ее к основному движку и настройку параметров, да еще так, чтобы локация, будучи подключена к основному серверу, все-таки оставалась изолирована от прочих игроков.

Мало того! Вызванная им машина появилась на расстоянии каких-нибудь пятнадцати метров от расчетной точки, выглядела вполне целой и даже завелась. Правда, это оказался не армейский джип, как предполагал дизайнер, а укрепленный трубами и наскоро обшитый броней уазик, но это уже не испортило настроения.

Хандра Внучки наконец улетучилась. Она восторженно оглядывалась по сторонам, как будто попала сюда впервые. Да примерно так оно и было. Когда Внучка была тут, вся локация представляла собой здоровенную плоскость серого цвета. Она наблюдала, как Кеша возводит тут холмы, утрамбовывает равнину, где предстояло появиться городку, намечает ленты дорог и красит все это соответствующими текстурами. Была она тут и чуть позже, когда тестеры, точно бригада строителей, ругаясь, возводили город из заготовленных заранее домиков. Была она тут и в тот момент, когда монотонно-серые болванки строений обтянулись текстурами, став шершавыми, рельефными, когда город стал уже почти настоящим, как и полагается виртуалке.

Но каждый раз Внучка видела лишь кусочек локации. Точно турист на экскурсии, она бегала за провожатым, показывающим основные достопримечательности, не успевая оглядеться вокруг, побродить в свое удовольствие там, где захочется. К тому же процесс окончательной отделки и заселения локации прошел без нее.

Под колесами уазика бежала разбитая, покрытая трещинами дорога. По бокам тянулась холмистая местность, то и дело вдоль дороги мелькали корявые почерневшие деревья. За ними виднелись заброшенные поля, кое-где — домики.

— А кто тут водится? — спросила Внучка, с любопытством оглядываясь по сторонам.

— Тут — ничего необычного. Бешеные коровы, гуси. Несколько стай собак. Пожалуй, самое неприятное — это коты и две доярки. Поехали, покажу...



Кеша свернул на неприметную грунтовую дорогу. Проехав вдоль деревьев и сухого, покрытого трещинами и колючками поля, они поднялись на небольшой холм. Машину проводила мутным взглядом бешеная корова, хорошо заметная в своей камуфляжной раскраске на сером фоне мертвого поля. Коровы были тварями неприятными: приземистыми, тяжело бронированными и упрямыми. Разогнавшись, животина могла выдать до шестидесяти километров в час, к счастью — только по прямой. Таранный удар рогов опрокидывал легкий БТР, но, промахнувшись, корова вынуждена была долго гасить инерцию, потом выходить на новый боевой курс и заново разгоняться. Поэтому покрытые камуфляжными пятнами коровы предпочитали устраивать засады где-то в зеленке недалеко от дорог.

Кеша остановился на вершине холма и достал бинокль. Оглядевшись по сторонам, он позвал Внучку и гордо ткнул пальцем в нужном направлении. Внучка приникла в биноклю и уважительно поежилась.

В низине за холмом виднелась старая ферма. Характерное длинное здание коровника с давно провалившейся крышей, еще несколько сарайчиков и ржавая водонапорная башня. А рядом с ними был здоровенный, выгоревший дочерна котлован, заполненный коровьими скелетами.

— Ужас! — вздохнула Внучка. — Хоть и знаю, что это виртуалка, — а все равно как то не по себе...

— Нравится? — гордо спросил Кеша — Это все я рисовал! И идея тоже моя была. Я, когда маленький был, к бабушке в деревню часто ездил. Вот там я такой скотомогильник за рощей и видел. До сих пор, как вспомню, жуть пробивает. Вот я его и перенес сюда — один в один.

— Ух ты... — восхищенно протянула Внучка.

Кеша смущенно потупился и принялся что-то выискивать, напряженно разглядывая в бинокль скотомогильник. Наконец он просиял и, зачем-то шепотом, позвал:

— Внучка! Гляди... Вон там, в глубине коровника... в тени, видишь?

Внучка присмотрелась в указанном месте и вдруг тихо ойкнула. В полумраке, за колонной, поддерживавшей крышу, притаилась доярка. Внешне этот монстр мог сойти за человека: кряжистая сутулая бабища в ватнике, резиновых сапогах и грязной косынке. Выдавали ее огромные, мутные, слегка светящиеся глаза и пасть от уха до уха, полная мелких острых зубов. За спиной у чудовища висел, точно ранец, здоровенный бидон.

— А что у нее в бидоне? — тоже шепотом спросила Внучка.

— Кислота, — пояснил Кеша. — Сначала хотели из нее что-то вроде огнеметчика сделать. Вроде как она коров в этом котловане и сжигала. Но потом решили сделать кислоту. Ну, или токсин, я не знаю... На нее лучше всего в химзащите ходить, хотя пока не проверяли.

— Слушай, а пошли — добудем ее скальп, а?

***

Машину решили оставить на холме. Кеша с Внучкой взяли с собой оружие и, прикрывая друг друга, короткими перебежками стали спускаться с холма, по широкой дуге огибая коровник, чтобы зайти туда со стороны, противоположной могильнику.

Сказать по правде, в большинстве их маневров было мало смысла: стреляющих монстров в округе не водилось. Но именно так себя вели крутые спецназовцы в фильмах.

Без особых приключений обогнув коровник, Кеша и Внучка залегли в развалинах каких-то домиков. Тут они решили перевести дух и внимательно осмотреть местность.

— Кеша, глянь-ка, — неожиданно проговорила Внучка, указывая куда-то на улицу.

Дизайнер глянул в указанном направлении. Человеческий скелет, прикрытый какими-то лохмотьями, лежал в теньке у стены, ухмыляясь в их сторону грязным черепом.

— А вон еще один, — подсказала Внучка, указывая пальцем.

— Это странно, — с беспокойством проговорил Кеша. — Что-то я не помню, чтобы рисовал тут этих хохотунчиков.

— Может, кто-то из ребят? — неуверенно предположила девушка.

— Да ну, с чего бы? При всем моем уважении — из всей вашей компании никто не способен нарисовать такое просто так, для шутки.

— А кто сказал, что они рисовали? Ксенобайт, к примеру, мог найти где-то готового жмурика и подбросить сюда.

— Ну, этот мог, конечно... А зачем? Вряд ли просто для красоты...

— Да уж... Пошли-ка чуть ближе, посмотрим...

Перебегая от одной постройки к другой, друзья наконец достигли окраины руин. Теперь между ними и коровником оставался только обширный пустырь, кое-где заросший пучками кустарника. И по всему пустырю были раскиданы кости. Примерно треть — коровьи, из могильника, остальное — человеческие скелеты.

— Очень интересно, — сурово нахмурилась Внучка, отрываясь от бинокля.

— Слушай, а я ведь знаю! — вдруг удивленно проговорил Кеша. — Знаю, откуда скелеты! Это же зомби!

— Зомби?

— Ну да, из города! Помнишь, когда мы думали, кем заселять Енотоград, Банзай тут же сказал, что тут двух мнений быть не может: только зомби, тупыми и голодными... да неважно, главное — это именно они! Только несколько подпорченные. И я даже догадываюсь, что могло их так подпортить!

— Молоко бешеных коров из бидона доярки?

— Точно! Только вот ума не приложу: что они тут делают? До города не то чтобы очень далеко, но и не так уж близко.

— Похоже, они тут воровали кости.

— Чего?! — удивился Кеша.

— Кости воровали. Из могильника. Вот, гляди, все коровьи кости лежат так, будто зомби их тащили!

— Да, вроде того... — растерянно признал Кеша. — Но это же полный абсурд!

— Что верно, то верно, — кивнула Внучка. — Кеш, ну-ка, подумай, раз уж речь зашла про абсурд... Ты не мог чего-то такого нахимичить, когда в терминале ковырялся, а?

— Ну, знаешь ли, — обиженно буркнул дизайнер. — Как ты себе это вообще представляешь?! Что можно такого перепутать в паре переменных, чтобы добропорядочные боты начали тырить всякую гадость?!

Сказать по правде, подобные номера был как раз в духе Кеши, но, глянув на его обиженное лицо, Внучка не стала развивать тему.

— Да, кстати! Если уж речь об этом зашла: а где, собственно, наша доярка?

Кеша моргнул, потом приник к биноклю. Он долго вглядывался в развалины коровника, потом растерянно заметил:

— Слушай, а ее там нет!

— Ну вот, — огорчилась Внучка, — теперь придется ее по всей деревне искать!

Но искать доярку не пришлось...

***

Трудно сказать, когда именно доярка заметила добычу и сколько времени уже висела, точно паук, буквально над головой друзей. Однако, как только они всполошились, чудовище разжало когти и рухнуло откуда-то сверху.

Когда грузная туша приземлилась, земля ощутимо дрогнула. Внучка и Кеша мигом развернулись и застыли от ужаса. А доярка, широко распахнула акулью пасть, раскинула руки, будто собираясь обнять несчастных, и взревела.

Это был сущий кошмар. Кеша, лично нарисовавший доярку, и предположить не мог, какая это жуть вблизи. Акульи зубы в три ряда, бездонная глотка, серовато-зеленый зев и мясистый, весь в бородавках, язык. Кеше даже показалось, что ему в лицо летят омерзительные комочки слюны.

О Внучке и говорить нечего. Пронзительно заверещав, девушка зажмурилась и рефлекторно вдавила гашетку штурмгаусса. Выстрела не последовало: для начала оружие было бы неплохо снять с предохранителя. Но Внучке сейчас было не до тонкостей. Перехватив штурмгаусс за ствол, она что было силы заехала им, точно дубиной, по отвратительной морде чудовища.

Доярка озадаченно чавкнула съехавшей на бок челюстью. Внучка, не переставая верещать, рыбкой выпрыгнула в окно. Страхолюдина еще раз чавкнула, с хрустом вправляя челюсть, и устремила пасмурный взгляд на дизайнера.

— Добрый день, — смущенно помахал рукой Кеша.

Доярка замахнулась лапищей, но тут из-за подоконника высунулась Внучка, схватила Кешу за шиворот и с силой дернула на себя, вытаскивая в окно. Когти доярки оставили глубокие борозды в подоконнике и стене, но приключенцы уже во все лопатки дули вдоль улицы, нагоняемые разочарованным ревом.

Позади беглецов с треском разлетелся кусок стены; доярка кинулась в погоню, тяжело переваливаясь и отталкиваясь, точно горилла, кулаками от земли. Внучка не удержалась и бросила назад один-единственный взгляд. К сожалению, этого хватило...

Доярка в галопе выглядела еще страшнее, чем ревущая. Косички у Внучки стали дыбом, а под ногу очень некстати подвернулся какой-то коровий череп. Тихо пискнув: «Ой, мамочки!», девушка кубарем покатилась по пустырю. Доярка торжествующе взревела.

И тут Кеша удивил всех, включая и себя самого. Резко остановившись как раз перед тем местом, где растянулась в пыли Внучка, он четким движением скинул с плеча штурмгаусс. Палец небрежно щелкнул по предохранителю, переводя его в режим одиночной стрельбы, приклад уперся в плечо. Почти не целясь, Кеша выстрелил.

Куда целился дизайнер — нам уже вряд ли удастся узнать, да это и не важно. Важно то, куда он попал. А попал от точно в защелку висящего за спиной у монстра бидона. В следующий миг доярка наклонилась вперед, крышка бидона приоткрылась, и мутное белесое варево хлынуло чудовищу за шиворот.

Дикий визг, больше похожий на скрежет стальных когтей по стеклу, резанул по ушам. Доярка принялась кататься по земле, где тут же образовалась исходящая ядовитым паром лужа.

Блистательное попадание вогнало Кешу в глубокий ступор, и Внучке пришлось буквально пинками уводить его прочь от коровника...

Перевести дух они остановились только в рощице на склоне холма, за которой осталась машина. Кеша все еще не оклемался, так что Внучка усадила его на землю, привалив к дереву, а сама принялась разглядывать в бинокль склон, проверяя, нет ли погони.

— Господи, — дрожащим голосом проговорил Кеша, — я же сам нарисовал эту уродину! Но, черт побери, я не делал ей таких анимаций! Честное слово!

— Ась? — удивилась Внучка.

— Ну... ты же знаешь, у меня не очень ладится с анимацией. Да и вообще я все больше по пейзажам да интерьерам. Я обычно на анимацию модели кому-нибудь отдаю... Ну, или стандартное что-нибудь беру. Вот и доярке прикрутили схему движений псевдопрапорщика, кажется, потому что все аниматоры были заняты. Решили — пока и так сойдет, а там придумаем что-нибудь.

— Слушай, на псевдопрапоров я уже насмотрелась, пока скандал с Батяней длился. Они так не скачут!

— Так вот и я о том же! — простонал Кеша. — Остается предположить, что кто-то, скажем, Банзай, питает тайную страсть к вирт-анимации, либо...

— А у нас машину свистнули, — расстроенно сообщила Внучка.

Кеша удивленно моргнул и уставился на то место, где они оставили уазик. По чести говоря, Внучка была не совсем права: большая часть машины осталась на месте. Собственно, с нее просто сорвали обшивку и выкорчевали часть сваренного из труб усиливающего каркаса. Внучка ошарашенно потрогала пенек, оставшийся от трубы.

— Кажется, его не отпилили и даже не выломали, а зубами грызли! Кеша! Елки-палки, а ну признавайся, что творится?! Помнишь историю в Каньонах?! Там тоже все началось с того, что боты воровать стали! А в конце оказалось, что это ты чего-то там перепутал!

— Там боты хотя бы полезные вещи крали! — чуть не плача, завопил Кеша — Боеприпасы, топливо, машины... Машины целиком угоняли, а тут даже нельзя сказать, что им запчасти нужны!

— Да, творится какая-то ерунда... Слушай, мы просто обязаны выяснить, какая! Поехали!

— Куда?

— Как куда?! В город, конечно!

Локация Енотоград



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.