Сделай Сам Свою Работу на 5

Новоделы трех медных монет 1760 г.

 

Среди огромного количества новодельных монет, начеканенных монетными дворами России в XVIII — XIX вв. и наносящих, как из­вестно, существенный ущерб отечественной нумизматике, встречают­ся считанные единицы, оттиснутые подлинными штемпелями и по­зволяющие воссоздать внешний облик подлинных монет, которые либо к настоящему времени не сохранились, либо были запроектиро­ваны, но по каким-то причинам так и не были отчеканены. О трех но­воделах, относящихся к этой категории, но ранее не привлекавших внимание исследователей, пойдет речь в настоящем очерке.

31 октября 1760 г. граф П. И. Шувалов представил в Сенат пред­ложение "О перечеканке 16-рублевой медной монеты в 32-рубле­вую". Предложение предусматривало изъятие из обращения общего­сударственных медных монет, чеканившихся с 1757 по 1760 г. по мо­нетной стопе в 16 руб. из пуда меди, и перечеканку их с удвоением нарицательной цены штемпелями оригинального рисунка. Как это и было принято в подобных случаях, кроме письменного изложения сущности предложения, были отчеканены пробные экземпляры мо­нет нового образца; вероятнее всего, эта работа была выполнена на Петербургском монетном дворе, который с середины XVIII в. стано­вится основной базой, осуществлявшей пробную монетную чеканку. На сегодня известны две полностью оформленные пробные монеты 1760 г. 32-рублевой монетной стопы: это уникальный 2-копеечник (рис. 1) и уникальная же копейка (рис. 2), причем 2-копеечник, на­ходящийся в собрании Государственного Эрмитажа, был опубликован еще в 1896 г. в Корпусе русских монет вел. кн. Георгия Михайловича, а факт существования копейки в собрании Смитсоновского института (США) стал известен русским нумизматам лишь в 1977 г. из Катало­га русских медных монет Б. Ф. Брекке.

Кроме этих двух, несомненно подлинных, пробных монет сущест­вуют еще три однотипные с ними, очень редкие монеты достоинством в 10 коп., 4 коп. и денгу, датированные также 1760 г., но имеющие ряд характерных особенностей (рис. 3 — 5). Во-первых, они односто­ронние: их лицевые стороны (у 10-копеечника это государственный герб, у 4-копеечника и денги — московский герб) не отчеканены. Во-вторых, 10-копеечник оттиснут лопнувшим штемпелем, а 4-копе-ечник и денга имеют отчетливые следы коррозии штемпелей, причем ни одного экземпляра этих монет, оттиснутого доброкачественным штемпелем, на сегодня неизвестно. В-третьих, односторонние 10-ко­пеечник, 4-копеечник и денга в совокупности с двусторонними 2-копе-ечником и копейкой составляют полную серию медных монет 1760 г. 32-рублевой монетной стопы.



Если учитывать только эту последнюю особенность, то можно было бы предположить, что односторонние монеты, показанные на рис. 3 — 5, являются, как и двусторонние, подлинными пробными монетами. Од­нако это не так. В самом деле, наличие на 4-копеечнике и денге сле­дов коррозии штемпелей свидетельствует о том, что эти монеты были отчеканены значительно позднее 1760 г., а наличие на всех извест­ных экземплярах 10-копеечника хорошо заметных следов растрески­вания штемпеля является надежной гарантией того, что такая дефект­ная монета не могла служить для демонстрации на высоком прави­тельственном уровне проекта новой денежной реформы. К тому же все эти три монеты всегда имеют грубо опиленный вручную гладкий гурт, тогда как для монет нового образца стандартной являлась сетча­тая гуртовая насечка — именно она и нанесена на гурт пробных 2-ко-пеечника и копейки 1760 г.

Перечисленные выше признаки позволяют с полной уверенностью считать односторонние медные монеты 1760 г. новодельными. Но ес­ли эти монеты являются новоделами, то монетному двору ничего не стоило бы заново изготовить для их чеканки не только недостающие штемпеля лицевой стороны, но и новые, вполне доброкачественные комплекты штемпелей для всех монет серии: такое дублирование штем­пелей для чеканки медных новоделов производилось монетными двора­ми неоднократно (например, при чеканке новодельной серии 1757 г. для каждой из пяти монет использовалось от двух до четырех штемпелей аверса, легко различимых по рисунку герба). И тем не менее вместо это­го на Петербургском монетном дворе заново изготовили несколько на­боров полных комплектов штемпелей для чеканки совершенно фанта­стических новоделов — хотя и похожих на монеты 1760 г., но никогда не существовавших монет 1761 г. (рис. 6 — 9).

При всей порочности процветавшей на российских монетных дво­рах практики чеканки новоделов приходится признать, что причина отказа администрации Петербургского монетного двора от обновле­ния и доукомплектования набора штемпелей 1760 г. новорезаными штемпелями, датированными тем же годом, заключалась, скорее все­го, в признании недопустимости подобного шага. А такое решение ад­министрации могло состояться только при одном условии: если штем­пеля, датированные 1760 г. и использованные для чеканки односто­ронних новоделов, были подлинными. Этот вывод подтверждается прежде всего тем, что два из этих новоделов были отчеканены штем­пелями, изъеденными коррозией, а значит, долгое время хранивши­мися на монетном дворе без употребления, тогда как новорезаные штемпеля сразу же пускались в работу. К тому же непарные штемпе­ля специально для чеканки новоделов никогда не изготавливались, поскольку такими штемпелями можно было оттиснуть только одно­сторонние монеты, а они не отвечали запросам коллекционеров, яв­лявшихся основными "потребителями" новоделов. Кстати сказать, именно по этой причине появился двусторонний вариант новодель­ной денги 1760 г. (рис. 10), относящийся к наиболее одиозной группе новоделов, для изготовления которых штемпельные пары комплекто­вались из штемпелей двух совершенно различных монет, имеющих лишь примерно одинаковый диаметр. В нашем случае взамен недо­стающего штемпеля аверса был использован штемпель аверса ново­дельного серебряного алтына 1718 г. (рис. 11), являющегося доволь­но удачной копией подлинной монеты (рис. 12).

Итак, для иллюстрации проекта денежной реформы, представленного в Сенат графом П. И. Шуваловым, были использованы пробные монеты почему-то только двух достоинств: 2-копеечник и копейка, а для осталь­ных монет серии (10-копеечника, 4-копеечника и денги) ограничились изготовлением штемпелей аверса, несущих на себе наиболее важные для данного случая характеристики монет, — обозначение номинала и дату. При опробовании, а может быть, и в процессе закалки на штемпеле 10-копеечника образовались трещины, и именно это обстоятельство могло послужить причиной того, что все три монеты были отчеканены лишь много лет спустя как новоделы, тем более что проект П. И. Шува­лова в 1760 г. так и не был реализован, а начал претворяться в жизнь уже в царствование Петра III в 1762 г. (рис. 13 — 17).

Таким образом, односторонние медные монеты, датированные 1760 г. (см. рис. 3 — 5), являются новоделами, отчеканены подлинны­ми штемпелями и представляют несомненный научный интерес.

Примечания

1 ГЕОРГИЙ МИХАЙЛОВИЧ Вел. Кн. Монеты царствования императрицы Ели­заветы I. Спб., 1896. Т. I. С. 232 — 245. Док. № 323.

2 См.: Там же. Т. II. Табл. XVIII. Монета № 19.

3 См.: BREKKE В. F. The copper coinage ol Imperial Russia. 1700 — 1917. Malmo 1977. P. 93. № 137.

 

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.