Сделай Сам Свою Работу на 5

Что было написано на золотом билете

 

Чарли влетел в дом и закричал:

- Мама! Мама! Мама!

Миссис Бакет была в комнате стариков, кормила их супом.

- Мама! - закричал Чарли, врываясь в комнату как ураган. - Смотри, что

у меня! Смотри, мама! Смотри! Последний золотой билет! Он мой! Я нашел на

улице деньги и купил две шоколадки, и во второй оказался золотой билет!

Вокруг меня собралась толпа, все хотели посмотреть! Меня выручил продавец! Я

всю дорогу бежал! И вот я здесь! ЭТО ПЯТЫЙ ЗОЛОТОЙ БИЛЕТ, МАМА, И ЕГО НАШЕЛ

Я!

Миссис Бакет стояла не шелохнувшись, а старики со стуком уронили ложки

в тарелки и замерли на подушках.

Секунд десять в комнате царила полная тишина. Никто не отваживался

заговорить первым. Это были волшебные секунды.

Наконец дедушка Джо тихо сказал:

- Ты ведь дурачишь нас, Чарли, да? Ты, наверное, шутишь?

- Нет! - крикнул Чарли, подбежал к кровати и протянул дедушке большой,

красивый золотой билет.

Дедушка Джо наклонился вперед, поднес билет к самым глазам и

внимательно осмотрел его. Остальные наблюдали за ним, ожидая, что он скажет.

По дедушкину лицу медленно расплылась улыбка. Он поднял голову и

взглянул прямо на Чарли. Щеки его раскраснелись, глаза были широко раскрыты,

в них светилась радость, а в самом-самом центре зрачков мерцали искорки

счастья. Старик глубоко вздохнул, и вдруг внутри у него словно что-то

взорвалось. Он взмахнул руками и закричал:

- Ураааа! - И в ту же минуту спрыгнул с кровати, а тарелка с супом

полетела прямо в бабушку Джозефину. Сделав этот невероятный прыжок, дедушка,

которому было девяносто шесть с половиной лет (из них двадцать последних он

не вставал с постели), прямо в пижаме пустился в пляс. - Ураааа! - кричал

он. - Да здравствует Чарли! Гип-гип ура!

Тут дверь открылась, и в комнату вошел мистер Бакет. Сразу было видно,

как он замерз и устал. Весь день он разгребал снег на улицах.

- Вот те на! - удивился он. - Что здесь происходит?

Ему быстро объяснили, в чем дело.

- Не верю! - сказал он. - Этого не может быть.

- Покажи-ка ему билет, Чарли! - рассмеялся дедушка Джо. (Он все еще



танцевал в пижаме.) - Покажи-ка своему отцу пятый, и последний в мире,

золотой билет!

- Дай-ка посмотреть, Чарли, - попросил мистер Бакет, опускаясь на стул

и протягивая руку. Чарли положил ему на ладонь свою драгоценность.

Золотой билет был очень красивый - с виду из чистого золота, но не

толще листка бумаги. На одной его стороне каким-то особенным способом было

напечатано приглашение от самого мистера Вонки.

- Читай вслух, - попросил дедушка Джо, снова забираясь в кровать. -

Пусть все услышат, что здесь написано.

Мистер Бакет поднес золотой билет к глазам, у него дрожали руки, он был

потрясен случившимся. Переведя дух, он прочистил горло и сказал:

- Ладно, слушайте. "Счастливый обладатель золотого билета! Я, мистер

Вилли Вонка, поздравляю тебя и крепко жму твою руку! У меня в запасе так

много интересного! Тебя ожидают удивительные сюрпризы! Приглашаю тебя

посетить мою фабрику. Ты и другие счастливые обладатели золотых билетов -

мои гости в течение целого дня. Я, Вилли Вонка, сам проведу тебя по фабрике

и сам покажу тебе все, что там только есть! А потом, когда придет время

возвращаться домой, вслед за тобой поедут большие грузовики. Обещаю, что в

грузовиках будет столько вкусных сладостей, что тебе и твоей семье хватит их

на много лет. Но если когда-нибудь сладости кончатся, достаточно будет

прийти на фабрику и предъявить золотой билет - я буду счастлив предложить

тебе все, что ты пожелаешь. Таким образом, ты будешь на всю жизнь обеспечен

сладостями. Но это еще не самое удивительное, что предстоит тебе в день

посещения фабрики. Я приготовил для тебя и для других счастливых обладателей

золотых билетов невероятные, сказочные сюрпризы, которые восхитят, удивят,

потрясут тебя. В самых дерзких своих мечтах ты не смог бы представить, что с

тобой может произойти такое! Потерпи чуть-чуть, и ты сам все увидишь! И,

наконец, последнее: для посещения фабрики я выбрал первый день февраля.

Именно в этот день, и ни в какой другой, ты должен ровно в десять утра быть

у ворот фабрики. Не опаздывай! Тебе разрешается привести с собой одного или

двух членов семьи, чтобы они присмотрели за тобой и обеспечили твою

безопасность во время путешествия. И еще - ты должен обязательно иметь при

себе золотой билет, иначе тебя не пропустят. (Подпись) Вилли Вонка".

- Первое февраля! - сказала миссис Бакет. - Да это же завтра! Сегодня

тридцать первое января! Я точно знаю!

- Ну и ну! - воскликнул мистер Бакет. - А ведь ты права! Завтра первое

февраля!

- Как раз вовремя! - закричал дедушка Джо. - Нельзя терять ни минуты!

Сейчас же начинай собираться! Умойся, причешись, почисти зубы, высморкай

нос, постриги ногти, вычисти ботинки, погладь рубашку и, ради Бога, приведи

в порядок брюки! Собирайся, малыш! Ты должен подготовиться к величайшему дню

в твоей жизни!

- Вам нельзя так волноваться, папа, - попыталась успокоить старика

миссис Бакет, - и не торопите Чарли. Нам всем нужно сохранять спокойствие.

Во-первых, надо решить, кто из взрослых будет сопровождать Чарли.

- Я! - закричал дедушка Джо, вновь вскакивая с кровати. - Я пойду с

Чарли! Я позабочусь о нем! Предоставьте это мне!

Миссис Бакет улыбнулась, глядя на дедушку, а затем, посмотрев на мужа,

спросила:

- А ты, дорогой?.. Не кажется ли тебе, что это твоя обязанность?

- Я... я... не уверен... - промямлил мистер Бакет.

- Но ты должен.

- Дорогая, - вежливо перебил ее мистер Бакет. - Слово "должен" здесь не

подходит. Пойми, я бы с удовольствием пошел с Чарли, ведь это будет

невероятно интересно. Но, с другой стороны... по-моему, дедушка Джо заслужил

это больше, чем все остальные. Он же знает об этом гораздо больше всех нас.

Конечно, если он будет хорошо себя чувствовать...

- Ураааа! - закричал дедушка Джо и, схватив Чарли за руки, пустился в

пляс по комнате.

- Кажется, он чувствует себя хорошо, - рассмеялась миссис Бакет. -

Вообще-то ты прав, именно дедушка должен пойти с Чарли. Что до меня, то я,

разумеется, не могу оставить трех стариков на целый день одних в доме.

- Аллилуйя! - кричал дедушка Джо. - Слава тебе. Господи! Тут в дверь

громко постучали. Мистер Бакет вышел на крыльцо, и в тот же миг в дом

ринулась толпа репортеров и фотокорреспондентов. Они окружили счастливого

обладателя пятого золотого билета и стали наперебой задавать ему вопросы,

каждому не терпелось поскорее заполучить материал для первой полосы утренних

газет. В течение нескольких часов в маленьком домике Бакетов царило

настоящее столпотворение, только за полночь мистеру Бакету удалось

выпроводить гостей, а Чарли пошел спать.

 

Великий день

 

Снег еще не растаял, и было очень холодно, но солнце в то

знаменательное утро светило очень ярко. У фабрики мистера Вилли Вонки

собралась огромная толпа, всем хотелось посмотреть, как пятеро счастливчиков

войдут в ворота. Все ужасно волновались. Было уже почти десять часов. Люди

шумели и толкались, а полицейские, крепко взявшись за руки, пытались

сдержать толпу и оттеснить ее от ворот.

А прямо перед воротами, окруженные кольцом полицейских, стояли пятеро

известных теперь всему миру детей и сопровождавшие их взрослые.

Среди них виднелась и высокая, костлявая фигура дедушки Джо. А рядом,

крепко держа старика за руку, стоял Чарли Бакет.

Все дети, за исключением Чарли, привели с собой пап и мам. И хорошо,

что привели, ведь справиться со знаменитыми обладателями золотых билетов

было непросто. Детям так не терпелось поскорей попасть на фабрику, что, если

бы не родители, они мигом перелезли бы через забор.

- Ну потерпите же! - кричали им отцы. - Спокойно! Еще не пора! Еще не

пробило десять!

Чарли слышал, как за спиной шумела и волновалась толпа, всем хотелось

получше разглядеть знаменитых детей.

- Смотрите, смотрите! Виолетта Бьюргард! - кричали одни. - Да-да! Это

она! Я видел ее портрет в газете!

- Глядите! - кричали другие. - Она и сейчас жует эту ужасную резинку,

три месяца не вынимает ее изо рта! Посмотрите, какие у нее челюсти! Так и

ходят!

- Кто этот толстый мальчишка?

- Да это же Август Глуп!

- Точно, он!

- Какой огромный!

- Невероятно!

- А кто вон тот парень с эмблемой "Рейнджерс" на ветровке?

- Это Майк Тиви, телефанатик.

- Он что, ненормальный? Гляньте! Весь увешан игрушечными пистолетами!

- Покажите нам Веруку Солт! - раздался чей-то голос в толпе. - Ту самую

девчонку, папаша которой купил полмиллиона шоколадок и заставил всех

работниц своей фабрики их разворачивать, пока они не нашли золотой билет! Он

ей ни в чем не отказывает! Абсолютно ни в чем! Только завопит, и ей тут же

все несут!

- Отвратительно, правда?

- Я бы сказал, потрясающе!

- Кто из них Верука?

- Вон та, слева! Маленькая девочка в шикарной норковой шубе!

- А кто из них Чарли Бакет?

- Чарли Бакет? Должно быть, тот костлявый замухрышка, которого держит

за руку старый скелет. Вон! Видишь?

- Почему он без пальто в такой холод?

- А я откуда знаю?! Может, у него и денег-то на пальто нет.

- Боже мой! Небось совсем закоченел!

Чарли, слышавший этот разговор, крепко стиснул дедушкину руку. Старик

посмотрел на него и улыбнулся.

Церковные часы пробили десять.

Очень медленно, с громким скрипом огромные железные ворота фабрики

начали открываться.

Толпа притихла. Даже дети прекратили беготню. Все смотрели на ворота.

- Вот он! - крикнул кто-то. - Собственной персоной!

Да, это был ОН.

 

Мистер Вилли Вонка

 

Мистер Вилли Вонка стоял один-одинешенек в воротах фабрики. И правда --

необыкновенный человек!

В черном цилиндре.

В красивом фраке из темно-фиолетового бархата.

В бутылочно-зеленых брюках.

В жемчужно-серых перчатках.

А в руке он держал трость с золотым набалдашником.

Подбородок украшала черная козлиная бородка. А глаза... глаза были на

удивление блестящие. Казалось, в них мерцают яркие искорки. Да и все лицо

светилось радостью и весельем.

Притом он выглядел очень умным! Ловким, быстрым, энергичным! Он

поминутно вертел головой, все видя, все замечая своими блестящими глазами.

Быстротой движений он напоминал белку - старую, умную, шуструю белку из

городского парка.

Неожиданно мистер Вонка смешно подпрыгнул, сделал пируэт прямо на

снегу, широко раскинул руки, улыбнулся детям и звонко крикнул:

- Добро пожаловать, мои маленькие друзья! Добро пожаловать на фабрику!

Пожалуйста, проходите по одному и не забудьте своих родителей. Предъявите

золотой билет и скажите, как вас зовут. Кто первый?

Вперед вышел очень толстый мальчик.

- Меня зовут Август Глуп, - сказал он.

- Август! - закричал мистер Вонка, схватил толстяка за руку и изо всех

сил ее тряхнул. - Мой дорогой! Как я рад тебя видеть! Восхищен! Очарован!

Счастлив, что ты с нами! А это твои родители? Замечательно! Заходите! Сюда!

В ворота, пожалуйста!

Мистер Вилли Вонка был явно взволнован, ничуть не меньше всех

собравшихся.

- Меня зовут Верука! - сказала одна из девочек и шагнула вперед. -

Верука Солт!

- Моя дорогая Верука! Приветствую тебя! Какая радость! У тебя очень

оригинальное имя! Я-то думал, что Верукой называют мозоль на пятке. Но,

должно быть, я ошибался, правда? Как тебе идет эта хорошенькая норковая

шубка! Я ужасно рад, что ты пришла! Боже! Какой день! Надеюсь, тебе

понравится! Я просто уверен! Я знаю! Твой папа? Как поживаете, мистер Солт?

Миссис Солт? Я в восхищении от встречи с вами! Да, билет в полном порядке!

Входите, пожалуйста.

Вперед вышли следующие двое - Виолетта Бьюргард и Майк Тиви, предъявили

билеты. Мистер Вонка долго и крепко жал им руки.

И, наконец, тихий голос прошептал:

- Чарли Бакет.

- Чарли! - воскликнул мистер Вонка. - Отлично! Наконец-то! Ты ведь тот

самый мальчик, который нашел билет только вчера! Да, да! Я читал в утренних

газетах! Как раз вовремя! Я так рад! Какое счастье! Тебе повезло! А это твой

дедушка? Я в восторге от встречи с вами, сэр! Я восхищен! Я очарован!

Замечательно! Отлично! Все на месте? Пятеро детей? Да! Хорошо! Теперь за

мной! Путешествие начинается! Но, пожалуйста, держитесь все вместе!

Пожалуйста, не разбредайтесь. Я бы не хотел, чтобы кто-то из вас потерялся В

САМОМ НАЧАЛЕ ПУТИ. Нет, нет! Ни в коем случае!

Чарли оглянулся и увидел, что огромные железные ворота медленно

закрываются. А люди, собравшиеся за воротами, все еще кричали и толкались.

Он в последний раз посмотрел на шумевшую толпу. Потом ворота со стуком

захлопнулись, и все, что было за ними, исчезло.

- Сюда! - кричал мистер Вонка, рысцой спеша впереди всех. - В эту

большую красную дверь, пожалуйста! Очень хорошо! Здесь тепло и уютно! Мне

приходится сильно обогревать цеха! Мои рабочие привыкли к исключительно

жаркому климату! Они не выносят холода! Если они сейчас выйдут на улицу, то

немедленно погибнут. Просто замерзнут.

- Но кто же эти рабочие? - спросил Август Глуп.

В ответ мистер Вонка только улыбнулся:

- Всему свое время. Немного терпения, и вы все узнаете! Все здесь?

Хорошо! Будьте любезны, закройте, пожалуйста, дверь! Спасибо!

Тут Чарли увидел, что они стоят в длинном коридоре, которому не видно

конца. Коридор был такой широкий, что по нему свободно мог бы проехать

автомобиль. Стены были покрашены в бледно-розовый цвет, а освещение было

неяркое и приятное.

- Как тепло и хорошо! - прошептал Чарли.

- Да, - согласился дедушка. - И какой удивительный аромат! - добавил

он, втягивая носом воздух. Казалось, в нем были перемешаны все самые

чудесные запахи в мире -- жареных кофейных зерен и жженого сахара, жидкого

шоколада и мяты, фиалок и дробленого фундука, яблоневого цвета и лимонной

цедры...

А откуда-то издалека, из самого сердца огромной фабрики, доносился

приглушенный басовитый гул, словно там с сумасшедшей скоростью крутились

колеса каких-то гигантских машин.

- Это, дорогие дети, - мистер Вонка старался перекрыть шум, - это

главный коридор! Пожалуйста, повесьте пальто и шапки вон там, на вешалки, и

следуйте за мной. Сюда, пожалуйста! Отлично! Все готовы? За мной! Вперед! -

И он быстро побежал по коридору, только полы темно-фиолетового бархатного

фрака замелькали. Вся компания поспешила за ним.

Если вдуматься, компания была довольно большая: девять взрослых и

пятеро детей - всего четырнадцать человек. Можете себе представить, какая

началась неразбериха, когда все разом заторопились вперед, стараясь не

отстать от шустрого мистера Вонки.

- Не отставать! Если вы будете так копаться, мы ни за что не, успеем за

один день! Вскоре он свернул направо, в чуть более узкий коридор. Потом

налево. Потом опять направо. И налево. И опять направо. И еще раз направо. А

потом налево. Все это смахивало на гигантскую кроличью нору с расходящимися

во все стороны ходами-коридорами.

- Крепко держи меня за руку, Чарли, - прошептал дедушка Джо.

- Обратите внимание! - прокричал мистер Вонка. -- Все коридоры уходят

вниз! Мы спускаемся под землю! Все самые важные цеха моей фабрики

расположены глубоко под землей!

- Почему? - спросил кто-то.

- На земле для них просто не хватило бы места! Цеха, которые вы очень

скоро увидите, огромны! Каждый из них больше футбольного поля. Ни в одном

здании не поместится. А здесь, под землей, места сколько угодно. Мои

владения не имеют границ. Надо только копать глубже и глубже.

Мистер Вонка свернул направо. Потом налево. Потом опять направо.

Коридоры спускались вниз все круче.

Неожиданно он остановился. Перед ним была блестящая металлическая

дверь. Все столпились вокруг. На двери крупными буквами было написано:

 

ШОКОЛАДНЫЙ ЦЕХ.

 

Шоколадный цех

 

Это очень важный цех! - воскликнул мистер Вонка, достав из кармана

связку ключей и вставив один из них в замочную скважину. - Это сердце

фабрики, основа всего производства! И он такой красивый! Я считаю, что в

цехе должно быть красиво. Я терпеть не могу уродства на фабриках!

Пожалуйста, заходите! Но, умоляю, будьте осторожны, не волнуйтесь,

соблюдайте спокойствие, не падайте в обморок от восторга!

Мистер Вонка открыл дверь. Пятеро детей и девять взрослых, толкаясь,

протиснулись внутрь. И... о чудо!

Перед ними раскинулась волшебная долина, по обе стороны которой

тянулись зеленые луга, а внизу текла широкая коричневая река.

Мало того, посередине реки был огромный водопад - отвесная скала, с

которой вода падала плотной стеной, а затем, пенясь и бурля, разлеталась на

тысячи мелких брызг.

А ниже по течению (это было еще более поразительное зрелище) в реку

откуда-то с потолка спускалось не менее дюжины большущих стеклянных труб.

Даже не большущих, а исполинских. Они высасывали из реки мутно-коричневую

воду и уносили ее неведомо куда. А сквозь стеклянные стенки было хорошо

видно, как жидкость течет по трубам. Если же прислушаться, то за шумом

водопада можно было расслышать неумолчное бульканье засасываемой жидкости.

По обоим берегам реки росли красивые кусты и деревья - плакучие ивы,

ольха, высокие кусты рододендрона с розовыми, красными и фиолетовыми

цветами. А луга были усыпаны тысячами лютиков.

- Вот! - прокричал мистер Вонка, указывая на золотистые камыши у самой

реки. - Все это шоколад! Каждая капелька этой реки - жидкий шоколад

наивысшего качества! Его хватит, чтобы наполнить все ванны страны! И все

бассейны тоже! Потрясающе, правда? А взгляните-ка на эти трубы! Они

высасывают шоколад из реки и разносят его по другим цехам фабрики, где он

только нужен. Тысячи литров в час, мои дорогие дети! Тысячи и тысячи литров!

Дети и родители были так поражены увиденным, что не могли произнести ни

слова. Они были ошарашены, ошеломлены, ослеплены грандиозностью этого

великолепия. Они просто стояли и смотрели во все глаза.

- Водопад - это самое важное! - продолжал мистер Вонка. - Он

перемешивает шоколад. И вспенивает его. Взбивает и делает легким и

воздушным! Нигде в мире не перемешивают шоколад с помощью водопада! Но ведь

это единственный правильный способ! Единственный! А как вам мои деревья?

Нравятся? А мои прелестные кусты? Правда, замечательно? Я ведь говорил вам,

что не выношу уродства! И, конечно же, все они съедобны! Каждое сделано из

чего-нибудь вкусного! А мои луга? А моя трава и лютики? Трава, на которой вы

стоите, мои дорогие, из недавно изобретенного мною вида мятного сахара! Я

называю его "мяхар". Съешьте травинку! Пожалуйста! Попробуйте!

Восхитительно!

Все, как по команде, нагнулись и сорвали по травинке - все, за

исключением Августа Глупа, который схватил целый пучок.

А Виолетта Бьюргард, перед тем как попробовать свою травинку, вынула

изо рта жвачку и аккуратно прилепила ее за ухом.

- Чудесно! - прошептал Чарли. - Удивительный вкус, правда, дедушка?

- Я бы мог съесть все поле, - сказал дедушка Джо и улыбнулся. - Я бы

ходил на четвереньках, как корова, и ел эту изумительную траву!

- Отведайте лютиков! - крикнул мистер Вонка. - Они еще вкуснее!

Неожиданно раздался пронзительный визг. Это визжала Верука Солт.

- Смотрите! Смотрите! - вопила она, тыча пальцем через реку. - Что это?

Он двигается! Он ходит! Это маленькое существо! Маленький человечек!

Смотрите! Там, внизу, у водопада!

Все бросили собирать лютики и уставились на другой берег реки.

- Она права, дедушка! - воскликнул Чарли. - Это человечек! Видишь?

- Вижу!

И тут все разом закричали наперебой:

- Их двое!

- Боже мой! Не может быть!

- Их больше! Их... раз, два, три, четыре, пять!

- Что они делают?

- Откуда они?

- Кто они?

И дети, и взрослые кинулись к берегу, чтобы разглядеть получше.

- Удивительно!

- Да они не выше моей коленки!

- Посмотрите, какие у них смешные длинные волосы! Маленькие человечки,

не больше детской куклы среднего размера, оставили свои дела и удивленно

смотрели на незнакомцев. Один из них показал рукой на детей, шепнул что-то

другим четырем, и все пятеро весело расхохотались.

- Но это же НЕ НАСТОЯЩИЕ ЛЮДИ, - сказал Чарли.

- Разумеется, НАСТОЯЩИЕ, - возразил мистер Вонка. - Это умпа-лумпы.

 

Умпа-лумпы

 

Умпа-лумпы! - закричали все. - Умпа-лумпы!

- Доставлены прямо из Лумпландии, - гордо пояснил мистер Вонка.

- Но такой страны нет, - сказала миссис Солт.

- Простите, мадам, но...

- Мистер Вонка, - Миссис Солт повысила голос. - Я преподаю географию...

- Тогда я расскажу вам об этой стране подробнее. Ужасная страна! Сплошь

непроходимые джунгли, населенные самыми страшными и опасными зверями в мире

- тигророгами, бронетамами и жуткими свирепыми дракомотами. Один дракомот

может съесть на завтрак десять умпа-лумпов и как ни в чем не бывало

прибежать за добавкой. Когда я туда приехал, то сначала очень удивился,

увидев, что умпа-лумпы строят себе дома на деревьях. Но они были вынуждены

жить на деревьях, чтобы спасаться от тигророгов, бронетамов и дракомотов.

Питались они зелеными гусеницами. А так как гусеницы ужасно невкусные, то с

утра умпа-лумпы лазили по деревьям в поисках какой-нибудь приправы, которой

можно было бы сдобрить гусениц, чтоб было не так противно, например красных

жуков, или листьев эвкалипта, или коры дерева бонг-бонг. Это тоже очень

невкусно, но все же менее отвратительно, чем гусеницы. Бедные маленькие

умпа-лумпы! Единственная еда, которую все без исключения умпа-лумпы просто

обожали, - это бобы какао. Но достать их было почти невозможно. Умпа-лумпа,

которому удавалось раздобыть за год два-три боба какао, считал, что ему

необыкновенно повезло. Но как же умпа-лумпы мечтали об этом лакомстве! Все

ночи напролет им снились бобы какао, а днем они не переставая говорили о

них. Стоило только произнести в присутствии какого-нибудь умпа-лумпы слово

"какао", как у него тут же начинали течь слюнки. Из бобов какао, - продолжал

мистер Вонка, - которые растут на какаовом дереве, делают шоколад. Без бобов

какао шоколада не приготовишь. Бобы какао - это и есть шоколад. А я

использую на фабрике миллиарды бобов какао в неделю. И поэтому, дорогие мои

дети, узнав, что умпа-лумпы обожают именно эту еду, я залез в их подвешенную

на деревьях деревушку и сунул голову в окошко дома, принадлежавшего их

вождю. Бедный исхудалый малыш сидел за столом и с отвращением жевал пюре из

зеленых гусениц. "Послушайте, - сказал я (конечно, не по-английски, а

по-умпа-лумпийски), - послушайте, если вы и ваши люди переедете в мою страну

и будете жить и работать у меня на фабрике, то получите столько бобов какао,

сколько захотите. В моих кладовках их целые горы. Вы сможете есть бобы какао

три раза в день, сможете просто объедаться ими! Если захотите, я даже буду

платить вам жалованье бобами какао!" "Вы не шутите?!" - вскричал вождь

умпа-лумпов, вскакивая со стула. "Конечно, не шучу, - сказал я. - Можете

питаться шоколадом. Шоколад еще вкуснее бобов какао, потому что в него

добавляют молоко и сахар".

Вождь радостно взвизгнул, и миска с пюре из зеленых гусениц полетела

прямо в окно подвесного дома. "По рукам! - закричал малыш. - Едем!" Я

погрузил всех на корабль и привез сюда - всех мужчин, женщин и детей племени

умпа-лумпа. Это оказалось совсем несложно. Я спрятал их в большие

упаковочные ящики, предварительно проделав в стенках дырки, чтобы можно было

дышать, и все доехали благополучно. Умпа-лумпы - замечательные рабочие.

Теперь они все говорят по-английски. Они любят танцевать и петь и без конца

сочиняют новые песни, надеюсь, вы скоро их услышите. Должен вас

предупредить, умпа-лумпы - озорной народ и любят шутки. На них сейчас такая

же одежда, какую они носили, когда жили в джунглях. Им так нравится. На

мужчинах, как видите, одежда из оленьей кожи, на женщинах - из листьев, а

дети бегают голышом. Женщины каждый день используют свежие листья...

- Папа! - крикнула Верука Солт (девочка, которая всегда получала все,

что пожелает). - Папа! Хочу умпа-лумпу! Достань мне умпа-лумпу! Хочу

умпа-лумпу, сейчас же! Хочу взять его домой! Папа! Дай мне умпа-лумпу!

- Сейчас, моя крошка, погоди, - засуетился папа Солт. - Нельзя

перебивать мистера Вонку.

- Хочу умпа-лумпу! - визжала Верука.

- Хорошо, Верука, хорошо, но я не могу... прямо сейчас. Потерпи

чуть-чуть, и к концу сегодняшнего дня у тебя будет умпа-лумпа.

- Август! - закричала миссис Глуп. - Август, дорогой, по-моему, этого

делать не надо!

Август Глуп, как вы, наверно, уже догадались, успел тем временем

спуститься к реке и теперь, стоя на коленях у самых коричневых волн,

торопливо черпал ладошками теплый жидкий шоколад и пил его целыми

пригоршнями.

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.