Сделай Сам Свою Работу на 5

Правильное употребление фразеологизмов

 

Особого внимания требует употребление в речи фразеологизмов, то есть сложных по составу языковых единиц, имеющих устойчивый характер (ломать голову, сгущать краски, кот наплакал, вверх тормашками). Многие фразеологизмы можно заменить одним словом: раскинуть умом — подумать, кот наплакал мало, пятое колесо в телеге лишний.

Для фразеологизмов характерно постоянство состава. Никому не придет в голову вместо кот наплакал сказать «кошка наплакала», вместо раскинуть умом — «разбросить умом» или «раскинуть головой».

Большинство фразеологизмов не допускает включения новых слов. Так, есть фразеологизмы потупить голову, потупить взор, но нельзя сказать: низко потупить голову, еще ниже потупить печальный взор.

Фразеологизмам присуща устойчивость грамматического строения, в них обычно не меняются формы слов. Нельзя сказать бить баклушу, вытачивать лясу, заменив формы множественного числа баклуши, лясы формами единственного числа.

Большинство фразеологизмов имеет строго закрепленный порядок слов. Например, нельзя поменять местами слова в выражениях ни свет ни заря; все течет, все изменяется, хотя смысл, казалось бы, не пострадал бы, если бы мы сказали: Все изменяется, все течет.

Главное условие правильности речи — употребление фразеологизмов в соответствии с их точным значением. Недопустимо искажение смысла устойчивых сочетаний. Такие ошибки делают плохие ораторы. Например, на традиционном празднике «последнего звонка» в одном институте первокурсник свое выступление начал довольно странно: Сегодня мы провожаем в последний путь своих старших товарищей... А рассказывая о веселом выпускном вечере, юноша заметил: Мы спели свою лебединую песню и долго танцевали.

Фразеологизмы, как правило, употребляются в образном значении, однако в некоторых случаях содержание речи подсказывает их неправильное толкование, например: В этом году Аэрофлоту удалось удержать поток пассажиров на высоком уровне; Авиаторы на своих крыльях всегда вовремя приходят на помощь (ходят на крыльях?).



Невнимательные к своей речи ораторы и авторы чаще всего искажают состав фразеологизмов. При этом ошибочно вставляют в устойчивые сочетания лишние слова, например: Писатель идет в одну ногу со своим временем; Главным гвоздем программы на этом вечере было выступление фокусника. Недопустимо смешение (контаминация) фразеологизмов, например: Здесь собрался узкий круг ограниченных людей (узкий круг, ограниченный круг людей); Его поймали на честном слове (поймали на слове, честное слово).

Не может быть оправдано и сокращение фразеологизмов, однако иногда их приводят неточно, опуская то или иное слово. Например, говорят: это усугубляющее обстоятельство (вместо усугубляющее вину обстоятельство). Ошибочно усеченные фразеологизмы теряют смысл, употребление их в речи может приводить к абсурдности высказывания: Успехи этого ученика желают лучшего (вместо оставляют желать лучшего); Тренер Вильямсон сделал хорошую мину (опущено: при плохой игре).

Нередко происходит искажение лексического состава фразеологизмов: Не мудрствуя долго(вместо лукаво). Ложные ассоциации иногда порождают смешные и нелепые ошибки: Вот поди разберись, кто из них прячет топор за пазухой (держит камень за пазухой); Чем дальше в лес, тем больше щепки летят; Это дело гроша выеденного не стоит.

Изменение состава фразеологизма может быть вызвано обновлением грамматических форм, например: Дети заморили червячков и развеселились (нельзя использовать множественное число вместо единственного во фразеологизме заморить червячка); Голова ее убелена сединой (вместо сединами); Был он не из робкой десятки (робкого десятка).

В составе фразеологизмов нельзя допускать искажения предлогов: Он никогда не думал, что эти слова сбудутся в его судьбе с полной мерой (вместо в полной мере). Некоторым фразеологизмам «не везет» — в них то и дело заменяют предлоги: ставить точки на и (вместо над и); семи пядей на лбу (во лбу). Неправильный выбор падежных форм и предлогов в фразеологизмах порождает такие «странные» ошибки: скрепя сердцем, власти придержащие, скатерть ему на дорогу, в голове идет кругом. Чтобы избежать подобных ошибок, почаще заглядывайте в фразеологические словари!

Грамматическая правильность речи

Вариантные формы имени существительного

 

Грамматическая правильность речи состоит в верном употреблении окончаний и суффиксов, у которых есть варианты. Например, кондуктор кондукторша, зал зала зало. В первом примере форма женского рода употребляется лишь в разговорной речи, в книжных стилях она неуместна; из трех последних примеров только существительное мужского рода используется в современном русскою языке, формы женского и среднего рода устарели. Это свидетельствует о том, что с развитием языка меняется стилистическая оценка некоторых форм. Рассмотрим более подробно вариантные окончания различных частей речи.

Стилистические варианты появляются в формах рода некоторых существительных. Как сказать больная мозоль или больной мозоль, правая туфля или правый туфель? В литературном языке эти существительные женского рода. В русском языке есть немало существительных с неустойчивой формой рода, которые заставят нас задуматься.

Есть существительные, у которых разные формы рода сосуществуют, не различаясь стилистически: жираф жирафа; вольер вольера, лангуст лангуста. От них отличаются существительные, у которых одна из параллельных форм архаизовалась: санаторий санатория; фильм фильма. Вышедшие из употребления варианты теперь отсутствуют в словарях или даются с пометой (устар.).

Особого внимания требуют существительные, у которых родовые варианты отличаются стилистической окраской: рельс рельса (прост.); туфля туфель (прост.); метаморфоза метаморфоз (спец.); повидло повидла (диал.). Нарушение литературной нормы может стать средством речевой характеристики героя: Зараз в один секунд кончаю, товарищ Нагульнов! Обожди, не подымай оружию (Шол.).

В некоторых случаях разные формы рода отличаются по значению, например: гарнитур (мебели, белья) — гарнитура (шрифтов), жар (в теле, в печке) — жара (зной), занавес (театральный) — занавесь (занавеска).

Особые трудности вызывает определение рода несклоняемых существительных иноязычного происхождения. К мужскому роду следует относить все несклоняемые одушевленные существительные: кенгуру, какаду, шимпанзе, однако, если контекст указывает на самку, они могут быть употреблены и как существительные женского рода: Кенгуру несла в сумке детеныша. Неодушевленные несклоняемые существительные должны быть отнесены к среднему роду: депо, кашне, кино, такси. Но следует отметить, что такое деление не охватывает всех случаев употребления заимствованных несклоняемых существительных. Есть немало слов женского рода: авеню, бери-бери, солями, колибри, иваси, кольраби, цеце. Кроме того, общему правилу не подчиняются многие существительные, которые осознаются как слова мужского рода благодаря их семантической близости к синонимам или родовым наименованиям мужского рода: арго (жаргон), антраша (прыжок), банджо (инструмент), бенгали (язык), пенальти (удар), сирокко (ветер), эмбарго (запрет).

При употреблении несклоняемых иноязычных существительных, обозначающих лиц, форма рода должна строго соответствовать полу — милая леди, утомленный кули, веселый кабальеро, юная мисс. Как двуродовые выступают слова визави, протеже, инкогнито: Мой (моя) визави оказался (оказалась) веселым спутником (веселой спутницей). Употребление личных несклоняемых существительных в форме среднего рода порождает комизм: Это бы еще ничего, инкогнито проклятое(Г.).

У некоторых авторов изменение форм рода становится юмористическим приемом. Например, у В. Маяковского: усатый нянь, у Ильфа и Петрова: три «нимфа». Однако чаще случайное изменение рода имен существительных становится причиной неуместного комизма, например в речи диктора: Его величество (об испанском короле) посетило нашу страну в 1997 году.

Формы числа имен существительных также заслуживают стилистического комментария.

Существительные единственного числа могут употребляться в собирательном значении, и тогда они указывают на множество предметов: К нему (анчару) и птицане летит, и тигр нейдет (П.); Всякого зверя и в степях и в лесах было невероятное количество (Акс.).

Существительные единственного числа в обобщенно-собирательном значении часто встречаются в заголовках газетных и журнальных статей, в названиях рубрик: «Для чего человек учится?», «Через сердце художника», «Читатель предлагает ».

Встречается и дистрибутивное употребление формы единственного числа существительных, указывающее на то, что названный предмет относится к нескольким лицам или предметам: Бунтовщики потупили голову; Повелено брить им бороду (П.). Такая замена единственным числом множественного вполне допустима. Форма множественного числа может указывать не только на множество предметов, но и на один, выделяя его, однако, особой экспрессией: Вы тут обедали, а нас по милициям водили (Мак.) — речь идет об одном отделении милиции. Подобное экспрессивное употребление множественного числа характерно и для живой разговорной речи: Чему вас только в институтах учат!; Нет у меня времени по театрам расхаживать.

Формы единственного и множественного числа в современном русском языке часто варьируются: До горизонта желтел песок пустыни. — До горизонта желтели пески пустыни. Экспрессивному употреблению множественного числа во втором примере можно противопоставить чисто информативное, не допускающее вариантов: В углу двора насыпан песок.

Множественное число отвлеченных существительных подчеркивает интенсивность действия, силу проявления признака: морозы, холода, ветры; придает им особую значимость: А зимних праздников блестящие тревоги (П.); Зима пиршествует. Нет конца ее великолепьям и щедротам (Инб.).

Отвлеченные существительные во множественном числе нередко указывают на конкретные проявления качеств, действий: Он стал перечислять красóты родной страны (Каз.). Существительные, обозначающие эмоции, настроения, ощущения, во множественном числе получают оттенок конкретности и интенсивности проявления чувства; ужасы войны, радости и печали первой любви.

Некоторые существительные в современном русском языке изменили форму числа, ср.: Позвольте вас попросить расположиться в этих креслах (Г.).

Варианты падежных окончаний существительных вызывают особые трудности при выборе правильной формы.

Развитие русского склонения представляет собой живой, активный процесс. Это приводит к появлению вариантных окончаний. От основных окончаний они отличаются тем, что встречаются лишь в небольших разрядах слов или в отдельных словах. Вариантные окончания могут иметь особые оттенки в значении падежной формы: В лесу раздавался топор дровосека (Н.) — окончание указывает на место действия. Но: Актер прославился исполнением главной роли в «Лесе» Островского — окончание -е указывает на объект. В иных случаях вариантные окончания могут отличаться стилистической окраской: клапаны <общеупотр.> — клапана <спец.>; в отпуске <лит.> — в отпуску <разг.>.

Наибольший стилистический интерес вызывают те вариантные формы, у которых развились разнообразные стилистические оттенки. В этом отношении ведущая роль в русском языке принадлежит именительному падежу множественного числа существительных. В этой форме наряду с традиционным окончанием -и (-ы) широко используется новое — -а (-я), и для большого количества слов оно стало уже основным: профессора, директора, тополя и др. Формами на -а (-я) богаты профессиональная речь и просторечие. Вспомним слова из песни В. Высоцкого: Мы говорим не штормы, а шторма... Ветра не ветры сводят нас с ума. Составители словарей обычно указывают на закрепление таких форм в профессиональной речи.

Другой «горячей точкой» склонения имен существительных является родительный падеж множественного числа, дающий простор разговорным формам. Наиболее активно конкурируют в речи окончания нулевое и -ов, реже — нулевое и -ей. Они получают разговорную окраску в парах: несколько апельсин апельсинов, гектар гектаров, грамм граммов, килограмм килограммов, мандарин мандаринов, носок носков, помидор помидоров. В этих парах окончание -ов стало нормой. Литературно правильны также и вторые слова в парах: доль долей, дядь дядей, тёть — тётей, ясель — яслей. Некоторые варианты этого падежа архаизовались: свеч (при современном свечей) игра не стоит свеч.

Без стилистических помет обычно даются в словарях варианты родительного падежа единственного числа существительных мужского рода: Из темного леса навстречу ему идет вдохновенный кудесник (П.): Я из лесу вышел, был сильный мороз (Н.). Стабильно сохраняют окончание в этой форме вещественные существительные со значением уменьшительности, употребление которых возможно лишь в разговорной речи: — Ну, тогда я вам положу медку; Нам бы бензинчику... и т. д.

Стилистического комментария требует и склонение имен собственных, допускающее в современном русском языке вариантные формы. Нерусские имена: Ирен, Мери, Пабло, Анри; многие иноязычные фамилии; Гёте, Данте, Гюго, Золя, Шоу, а также славянские: Войниченко, Короленко, Добраго, Дурново; женские фамилии на согласный: Войнич, Сенкевич — не склоняются. Однако в XIX в. говорили: встречался с Шевченком и с Шевченкой, Коваленки, к Коваленкам; произведения Жоржа Санда (склоняя женский псевдоним) и т. п. Отголоски этих колебаний влияют и на современное употребление таких существительных. В разговорной речи можно встретить, например, склоняемые формы украинских фамилий на -ко. Нередки и случаи употребления фамилий типа Маринич без изменения в применении к мужчинам (у студента Маринич), с чем, конечно, согласиться нельзя.

Значительные разночтения наблюдаются в употреблении падежных форм некоторых географических названий. Все русские слова должны склоняться, однако в последние десятилетия все чаще употребляются в начальной форме географические наименования на -о: в Одинцова, под Усово, из Голицына (ср.: Я нынешний год проживаю опять в уже классическом Пушкино — М.). Эта тенденция отражает влияние книжных стилей: вначале несклоняемые формы употреблялись географами и военными, для которых важно было дать названия в исходной, номинативной форме, чтобы не спутать слова без окончания: город Киров Кирова, Пушкин Пушкино. Но у русских классиков мы находим только склоняемые формы: в селе Горюхине (П.); В деревню Дюевку (Ч.); В Ястрибине завтра ярмарка (Бун.).

Стилистически оправдано употребление в начальной форме лишь нерусских малоизвестных географических наименований: Асуль, Дырях, Багио, Варгаши, Карагайлы и т.п.

Варианты склоняемых-несклоняемых имен существительных в русском языке появляются и при употреблении аббревиатур. В момент освоения их языком (когда новое слово, образованное путем сложения начальных звуков или букв сложного наименования, сохраняет еще оттенок свежести) аббревиатуры, как правило, не склоняются, Так, известное специалистам с 30-х годов слово БАМ вначале не склонялось: Транссибирская железная дорога будет соединяться с БАМ тремя линиями. Однако со временем многие аббревиатуры уподобляются обычным существительным и начинают изменяться по падежам: Погода нелетная, а меня ждут на БАМе (из газет).

Стилистический интерес представляют такие аббревиатуры, которые употребляются двояко: в разговорной речи склоняются, а в книжной используются как неизменяемые: Она работает в МИДе, Представитель МИД РФ заявил... Склоняемые варианты подобных аббревиатур имеют разговорную окраску в отличие от книжных, неизменяемых; ср.: работает в ТАССе по заявлению ИТАР-ТАСС. Однако норма остается жесткой в отношении аббревиатур с гласными на конце: ГАИ, МИМО и тех, которые произносятся по названиям букв: СНГ, ЖКХ (жилищно-коммунальное хозяйство), РКЦ (расчетно-кассовый центр) — их склонение недопустимо.

Вариантные формы имени прилагательного

 

При употреблении имен прилагательных приходится выбирать варианты кратких форм. Как написать? — Аркадию Кирсанову свойственен (или свойствен) лиризм; Этот призыв своевремен (или своевременен); Этот человек невежествен (или невежественен)! Даже составители толковых словарей по-разному оценивают некоторые из этих форм — то как допустимые, то как устаревшие.

У писателей прошлого встречаются и краткие прилагательные на -нен, и формы на -енен. Однако в связи со стремлением говорящих к «экономии речевых средств» для современного языка следует считать оправданными более короткие формы: бездействен, безнравствен, беспочвен, бессмыслен, бесчувствен, величествен, воинствен, двусмыслен, единствен, естествен, злокачествен, искусствен, легкомыслен, медлен, многочислен, могуществен, мужествен, невежествен, ответствен, подведомствен, посредствен, родстдвен, свойствен, соответствен, существен, таинствен, тождествен, торжествен, явствен.

Следует учитывать стилистические особенности простых и сложных форм степеней сравнения прилагательных. Это наглядно показывает таблица.

 

Форма степеней сравнения Стиль речи
    книжный общеупотребительный разговорный
Сравнительная   Превосходная более (менее) трудный труднейший, наитруднейший наиболее (наименее) трудный труднее самый трудный, труднее всех потруднее

 

Сложная форма сравнительной степени используется вместо простой при существительных, стоящих в косвенных падежах: занят более важной работой (нельзя сказать работой важнее, возможна лишь разговорная форма — работой поважнее), в более трудных случаях, с менее удачным результатом, от более осведомленного лица и т.п.

При употреблении форм сравнительной степени прилагательных просторечную окраску имеют сочетания: более лучший, более худший, менее предпочтительнее, а также превосходной — самый сладчайший, наиболее выгоднейший. Считаются допустимыми лишь плеонастические сочетания: самый ближайший путь, самая кратчайшая дорога, самым теснейшим образом связаны. У писателей можно встретить необычные формы для выражения высшей степени качества: человек преостроумнейший (С.-Щ.); Поедем, душа! Разведи там на могиле какую-нибудь мантифолию поцицеронистей, а уж какое спасибо получишь! (Ч.). Однако в серьезном тексте, в выступлении оратора подобные формы окажутся неуместными.

Вариантные формы имени числительного

 

Имя числительное встречается в речи значительно реже, чем имена существительные и прилагательные. И все же предупредим некоторые ошибки, возникающие при неумелом названий чисел.

Часто неправильно склоняют числительные. Как прочитать или написать, например, в словесном выражении такие цифры — 300 шагами дальше; с 1508 рублями? Многие напишут: триста шагами, а надо — тремястами шагами дальше. Второй пример еще сложнее, так как возможны варианты: с тысячью пятьюстами восемью рублями, с тысячей пятисот восьмью рублей, с тысяча пятьсот восьмью рублями (два последних нелитературные).

Ошибки в склонении числительных особенно часто встречаются в устной речи: Этим лицам разрешено совместительство, лишь бы общая сумма не превышала триста рублей (надо: трехсот); Самодеятельных духовых оркестров в нашей республике более полуторасот (следует: полутораста); На четырехсот шестидесяти избирательных участках все подготовлено ко встрече с избирателями (правильно: на четырехстах шестидесяти).

Наблюдается смешение основ мужского и женского рода числительного оба обе: При выводе уравнения мы приняли, что в обоих системах отсчета размер световых часов одинаков (следует: в обеих).

В отличие от количественных числительных, требующих склонения каждого слова, порядковые числительные изменяются иначе. Сравните: расстояние в тысячу семь метров Грамота написана в тысяча триста седьмом году. В порядковом числительном, указывающем дату, склоняется только последнее слово.

Особые трудности возникают при употреблении собирательных числительных (двое, трое, четверо и т.д.). Иногда по ошибке собирательные числительные соединяются с существительными женского рода: Четверым ученицам сделано замечание (следует: четырём ученицам).

Не единичны ошибки в падежной форме существительного в словосочетаниях, обозначающих даты, в которых числительное всегда должно управлять родительным падежом второго слова: Администрация обещает ликвидировать задолжность по зарплате к 15 декабрю (вместо: декабря); письмо датировано двадцать третьим декабрем 1943 годом (следовало: 23 декабря 1943 года).

В систему числительных вовлекаются счетные существительные, однако употребление их в речи не всегда уместно — они вносят нежелательную просторечную окраску в текст: В интернате работает только пара кранов (два ... крана); Грамоту вручили старейшему педагогу Анне Федоровне Голубовой, которой исполнилось восемь десятков (которая отметила свой 80-летний юбилей).

Варианты падежных окончаний числительных возникают в результате непоследовательного отражения ими категории одушевленности. Слова два, три, четыре, употребленные с одушевленными существительными, имеют форму винительного падежа, сходную с родительным: встретил двух друзей и трех подруг, проконсультировал четырех студентов(ср.: прочитал два тома, три страницы, четыре стихотворения).

При употреблении составных числительных с одушевленными существительными литературной норме соответствует конструкция, не отражающая категорию одушевленности: зарегистрировать двадцать три депутата; разговорный характер имеет конструкция разместить в гостинице двадцать трех человек.

Вариантные формы местоимения

 

При употреблении местоимений не возникает особых трудностей с выбором вариантных форм. Стилистически равноправны варианты внутри их внутри них, хотя в иных случаях добавление начального н к личным местоимениям, употребленным с предлогами, подчиняется строгим правилам.

В современном русском языке звук н добавляется к личным местоимениям, употребленным после всех простых предлогов (без, в, для, до, за, из, к, над, о, от, по, под, перед, при, про, с, у, через): без него, через нее, а также ряда наречных предлогов (возле, вокруг, впереди, мимо, напротив, около, после, посреди, сзади): после него, мимо нее.

Не добавляется начальное нпри сочетании этих местоимений с наречными предлогами, требующими дательного падежа (благодаря, согласно, наперекор, вслед, навстречу, соответственно, подобно): благодаря ему, ей. Не требуют после себя вставки н и отыменные предлоги (наподобие его, со стороны его и др.).

После сравнительной степени прилагательных и наречий местоимения 3-го лица употребляются без начального н (моложе ее, лучше его, выше их).

Винительный падеж определительного местоимения сама имеет две формы: самоё (книжная форма) и саму (разговорная форма): Поддерживают саму (самую) идею переноса срока выборов; Саму хозяйку я не видел; Её самоё это не волнует. Форма самоё архаизуется.

Употребляя местоимения, следует помнить о том, что они могут внести неясность в смысл высказывания. Например: Катерина не могла ужиться с Кабанихой, она не принимала ее жизненной позиции (кто? Катерина или Кабаниха? Чьей позиции?).

Вариантные формы глагола

 

В системе глагольного словоизменения существует множество вариантов. В соответствии с современной нормой инфинитив глаголов с основой на с, з имеет окончание -ти: брести, плести, цвести. В XIX в. широко использовались и усеченные формы: Вот вас бы с тетушкою свесть; Не смею моего сужденья произнесть (Гр.). Мы воспринимаем их как устаревшие.

В глагольных парах видеть видать, слышать слыхать вторые имеют разговорную окраску: Если нынче ночью Бэла не будет здесь, то не видáть тебе коня (Л.).

Из двух вариантов свистеть свистать второй может в контексте получать стилистическую окраску (Свистать всех наверх!) и тогда употребляется в профессиональной речи; в иных случаях эта же форма употребляется в переносном значении — «бить с силой»: так и свищет кровь (Л.Т.).

Из вариантов поднимать подымать второй имеет разговорную окраску: Цыганы... подымали им (лошадям) ноги и хвосты, кричали, бранились (Т.). Из вариантов мучиться мучаться (мучаюсь, мучаешься, мучается и т.д.) второй — просторечный. Противопоставлены вариантные формы приставочных глаголов с суффиксом -ну- и без него: иссохнул иссох, исчезнул исчез, вымокнул вымок, возникнул возник, стихнул стих. Первые вышли из употребления.

Этот же процесс (выпадение суффикса -ну-) проявляется и в образовании форм причастий от соответствующих глаголов: в причастиях от глаголов с приставками, как правило, суффикс отсутствует: промерзший, оглохший, размякший.

Явлением аналогии объясняется возникновение множества вариантов личных форм глаголов в изъявительном наклонении настоящего-будущего времени у ряда глаголов типа брызгать, двигаться, капать, мурлыкать, полоскать (около 40 словоформ), образующих вариантные формы: брызжет брызгает, движется двигается, каплет капает, мурлычет мурлыкает, полощет полоскает. В их числе следует выделить две группы глаголов.

1. Глаголы, которые закрепились в современном языке с различными оттенками значений, не получив особых стилистических отличий. Например, форма брызжет употребляется в прямом значении («быстро рассеивает мелкие частицы жидкости»): брызжут слезы (дождь, водопад, фонтан) и в переносном: брызжет смех (счастье, молодость). Вариант же брызгает используется только в узком конкретном значении («опрыскивать что-нибудь жидкостью»): брызгает водой цветы.

2.Вариантные формы глаголов настоящего-будущего времени стилистически противопоставлены (около 30 пар): нейтральны колеблет, машет, пашет, плещет, полощет, рыщет, сыплет, треплет, хнычет, щиплет; соответственно: машу, пашу, маши, паши; машущий, пашущий и т.д., а их варианты стилистически снижены — <прост.> плескаю, <разг.> махаю, пахаю, полоскаю, рыскаю, сыпешь, сыпет, трепаю, трепешь, хныкаю, хлестаю, щипаю.

Некоторые глагольные формы не выделяются столь определенно по своей стилистической окраске, но все же используются преимущественно в разговорной речи: мерять меряю, меряешь, меряет, меряют; лазать — лазаю, лазаешь и т.д., а их варианты — в книжной: мерить мерю, меришь, мерит, мерят; лазить лажу, лазишь и т. д.

Ряд непродуктивных глаголов на -еть: выздороветь, опротиветь, опостылеть — в разговорной речи употребляются в форме: выздоровлю, опостылю, опротивлю, выздоровят и т. д., хотя более правильны их варианты выздоровею, опостылею, опротивею.

Немало вариантов известно в форме 1-го лица у глаголов с основой на согласные д, т, з, с, требующие чередования: лизать лижу, колесить колешу, насадить насажу, прекратить прекращу. Отступления от литературных форм, возникающие при образовании 1-го лица без чередования, носят резко сниженный характер: вылазить — <прост.> вылазию; ездить — <прост.> ездию, а также <разг.> пылесосю.

От многих глаголов нельзя образовать форму 1-го лица; победить, убедить, очутиться, чудить, чудесить, дудеть, угораздить и др. Однако это явление «недостаточного спряжения» в просторечии преодолевается, и необычные для слуха личные формы глагола иногда употребляются; ср. в шутливой песне В. Высоцкого: Чуду-Юду я и так победю.

Глаголы, имеющие в инфинитиве -чь: жечь, течь, печь (всего 16 словоформ), образуют вариантные формы 3-го лица единственного числа: наряду с литературными: жжёт, течёт, печёт — просторечные: жгёт, текёт, пекёт.

Контрастирующие по стилистической окраске варианты образуют глаголы и в повелительном наклонении. В парах слов: ляг ляжь (ляжьте), беги бежи (бежите), не тронь не трожь, погоди погодь, выйди выдь, выложи выложь — первые литературные, вторые просторечные. Ряд вариантов имеет помету <разг.>: выверь, выдвинь, вычисть, нянчь, порть, чисть и др. при литературных формах: вывери, выдвини, вычисти, чисти и др.

Стилистически выделяются как специальные усеченные формы повелительного наклонения возвратных глаголов в приказах (среди военных, туристов): Равняйсь! По порядку номеров рассчитайсь! Такие варианты используются лишь в устной речи.

Отдельные глаголы не имеют форм повелительного наклонения: хотеть, мочь, видеть, слышать, ехать, жаждать, гнить и др. Употреблявшиеся в XIX веке старославянские формы виждь, внемли архаизовались; просторечные варианты не моги, ехай остаются за пределами литературной нормы, форма езжай носит разговорный характер. Литературная форма поезжай, а также формы, образованные от глаголов слушать, смотреть слушай (-те), смотри (-те).

Источником вариативности глагольного формообразования являются и видовые пары типа обусловить обусловливать, обуславливать (свыше 20 глаголов). Некоторые из них, как и приведенные выше, стилистически равноценны и поэтому не выделяются пометами в словарях, дающих оба варианта. Однако большинство вариантов противопоставлено как устаревшие и современные: дотрагиваться дотрагиваться, заготавливать заготавливать, задабривать задабривать, оспоривать оспаривать (ср.: для Пушкина первая была еще обычной: И не оспоривай глупца).

Варьируют и некоторые глаголы с суффиксами -изирова-, -изова-: стандартизировать стандартизовать, колонизировать колонизовать. Соотношение их в русском языке исторически менялось, у ряда глаголов варианты с суффиксом -изирова- архаизовались и теперь используются только более короткие: локализовать, мобилизовать, материализовать, нормализовать, парализовать. У иных же варианты с суффиксом -изова- устарели: канонизовать, конкретизовать. С суффиксом -изирова- закрепились глаголы: иронизировать, симпатизировать, гипнотизировать и др.

Ряд глаголов, имеющих особенности в словообразовании, образуют синонимические пары, отличные в стилистическом отношении. Так, глаголы типа зеленеет зеленеется (в значении «выделяться своим зеленым цветом») отличаются разговорным оттенком второго; ср.: И ель сквозь иней зеленеет, и речка подо льдом блестит (П.); Под большим шатром голубых небес вижу даль степей зеленеется (Кольц.).

Синонимичны и пары звонить звониться, стучать стучаться, грозить грозиться, но возвратные указывают на большую интенсивность действия, к тому же они имеют разговорный или просторечный оттенок.

Из вариантных форм причастий забредший забрёвший, приобретший приобрёвший, приплетший приплёвший в современном литературном языке закрепились первые. Из вариантов деепричастий взяв взявши, встретив встретивши формы на -вши устарели.



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.