Сделай Сам Свою Работу на 5

Углубленное, аналитическое чтение

Вотличие от ознакомительного, углубленное, или аналитическое, чтение требует специальных навыков: предельной концентрации внимания на изучаемом тексте, умения членить его на смысловые части, сопоставлять их между собой. Наиболее близкие аналитическому чтению аналогии – изучение учебной, или научной литературы, с той только разницей, что и тогда может происходить непроизвольное ослабление внимания, а редактору необходимо научиться максимально контролировать процесс чтения*.

* Помимо указанных работ А.Э. Мильчина и К.М. Накоряковой по методике чтения и анализа целесообразно ознакомиться: Доблаее Л.П. Смысловая структура учебного текста и проблемы его понимания. М., 1982.

 

Начиная с анализа формы и выделения частей (слово – предложение – сверхфразовое единство – текст), редактор все глубже проникает в содержание, взаимоотношение частей, формулирует вопросы и замечания на полях, отмечает ошибки, смысловые неясности, расплывчатые формулировки. Следует стремиться к тому, чтобы в тексте не осталось ничего не известного. Именно в ходе углубленного чтения редактор анализирует его с разных сторон: предметно-логической, композиционной, стилистической. И каждому из этих аспектов анализа соответствуют свои приемы работы.

Читая таким образом текст, редактор должен помнить, что в любом его фрагменте может встретиться неточность или ошибка. Сознательная установка на обнаружение возможной ошибки – профессиональное умение, и реализуется оно во время аналитического чтения*.

* Подробнее см.: Мильчин А.Э. Методика редактирования текста. М., 1980. С. 8–108.

 

Попробуем прочитать уже упомянутый текст о 850-летнем буфете углубленно – с карандашом в руках, отметив ошибки и неточности.

Итак, первая фраза: Люди пользовались мебелью всегда. А пещерные люди? Значит, не всегда, а с глубокой древности, и в зачине есть некоторое преувеличение.

Вторая фраза: Но о том, как выглядели первые кровати, столы и стулья, мы можем судить в основном только по рассказам и рисункам современников – порождает вопросы: чьих современников – стульев и кроватей? и почему в основном? Разве есть другие источники информации? И опять-таки современники стульев могли изображать их, причем не обязательно на рисунках, но рассказывать специально об утилитарных предметах обихода... Маловероятно. Следовательно, и здесь смысловая неточность и стилистическая погрешность.



Третья фраза: А вот столяр из Обазинского монастыря во Франции 850 лет тому назад сделал такой прочный шкаф для посуды, что он в первозданном виде дошел до наших дней – должна насторожить редактора наличием фактов, которые нуждаются в проверке. Это название монастыря, его местонахождение, дата изготовления изделия.

Фразу: Это, по свидетельству историков, самый древний предмет мебели в мире – следует сопоставить с предыдущей, где названа дата изготовления буфета – 850 лет назад, поскольку оба факта связаны по смыслу. И их сопоставление обнаруживает противоречие: либо этот буфет не XII века, а старше, либо, например, в античной Греции люди мебелью не пользовались. Верно первое. Просто речь идёт не вообще о древних, а о сохранившихся древних предметах мебели.

Дальнейший анализ текста показывает, что представления о внешнем виде буфета описание не дает. Если он похож на сундук, то как он открывается – сверху, как сундук, или с фасада, как шкаф? На каких ножках он стоит – коротких или высоких? Как сочетаются засов и амбарный замок? Иначе говоря, вдумавшись в это описание, мы придем к выводу, что оно не обладает главным качеством – способностью произвести целостное впечатление, но, с другой стороны, можно оставить упоминание нескольких деталей предмета, подтверждающих авторскую оценку, что буфет не красив.

В концовке, где приводится рассуждение о качестве работы и дизайне, обнаруживается частичное противоречие: дизайн не устроил бы современных любителей роскошных меблировок, но качество древесины и мастерство работы заставят позавидовать любого. Мастерство в данном случае предполагает не только прочность, но и привлекательный внешний вид, т.е. как раз на языке современности дизайн. Само слово дизайн здесь не подходит, и речь идет, видимо, о любителях не роскошных меблировок, поскольку далеко не обязательно древность связана с роскошью, а о любителях антиквариата. И наконец, аргументом в пользу мастерства работы служит утверждение, что буфет ремонтировался не более пяти раз, и то в чисто косметических целях. Кроме того, сочетание за все века своего существования избыточно и неточно. Выбор понятия «ремонтировать» – устранять изъяны, поломки, недочеты – тоже не самый удачный. Видимо, речь идет не о ремонте, а о реставрации – восстановлении чего-либо в первоначальном виде. И тогда это действительно достаточный аргумент в пользу прочности и надежности изделия.

Углубленное чтение выявляет неточности почти в каждой фразе. Мы отмечаем их в тексте и на полях, там же формулируем замечания и вопросы. Затем вырабатываем план действий, необходимых для улучшения формы, уточнения формулировок и содержания. Вариант правки этого текста приведен в § 3.8.

 

Шлифовочное чтение

 

После углубленного чтения следует собственно правка, а затем редактор еще раз читает текст. Но это уже будет контрольное, шлифовочное чтение выправленного варианта, его основная цель – оценить, насколько правка глубока и обоснованна» насколько редактору удалось выполнить задачу – максимально выправить текст, убрав недочеты, допущенные автором, и подчеркнув, акцентировав сильные стороны произведения.

На этом этапе подготовки текста редактор анализирует собственную работу: сверяет фактические данные, проверяет все названия, даты, единообразие написания цифр, фамилий, инициалов. Он преимущественно скользит по тексту, задерживая внимание только на наиболее трудных местах правки.

Сложность шлифовочного чтения в том, что редактор, как и автор, привыкает к тексту, и вероятность пропустить погрешности повышается.

Правка как вид редакторской деятельности. Принципы правки

 

Правка – это изменение текста в целях совершенствования его формы и содержания. Правку может проводить сам автор с учетом пожеланий редактора (это оптимальный, но, к сожалению, далеко не всегда возможный вариант) или редактор. Выбор вида правки зависит прежде всего от качества самого текста, а также от того, где и как его собираются публиковать.

Редактор, правя текст, смотрит на него прежде всего глазами автора, проникаясь его строем мысли, логикой, видением темы. Редактор – не автор, а только профессиональный помощник автора в создании грамотного текста. Редакторский вариант текста имеет право на существование только тогда, когда он лучше авторского и это можно доказать.

К сожалению, на практике так получается далеко не всегда. Бывает, что лучший авторский заменяется худшим редакторским. Например, заголовок Ловите деньги сетью в информации о возможности зарабатывать, читая рекламу в Интернете, редактор одной уважаемой центральной газеты заменил на другой: Что притащили наши сети, не учтя при этом, что, во-первых, существительное «сети» во множественном числе – это рыболовная снасть, а не Интернет, а во-вторых, что для русского языкового сознания предложенный им заголовок напоминает известные стихотворные строки «Тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца» и именно эта ассоциация будет главенствующей.

Приступая к правке, следует руководствоваться принципом разумного, достаточного минимума исправлений. Конечно, для каждого текста этот минимум свой, но он должен быть найден.

По степени редакторского вмешательства в текст и характеру исправлений принято выделять четыре вида правки: вычитку, сокращение, обработку и переделку. Здесь они описываются в порядке усложнения.

Правка-вычитка

 

Правка-вычитка – последний этап работы, и осуществляется она непосредственно перед публикацией материала. Есть два ее вида: корректорская вычитка и редакторская.

При корректорской правке используются два экземпляра текста: рабочий, который правят, и оригинал, с которым сличают правку. Цель такой вычитки – сличить с точностью до знака оригинал и рабочий текст, выправить глазные ошибки (опечатки), сверить даты, названия, имена, проверить, единообразно ли представлены повторяющиеся или однотипные факты. Кроме того, проверяются заголовки, соответствие иллюстраций и подписей к ним, согласованность того и другого с основным текстом.

При редакторской правке-вычитке опытный сотрудник редакции (которому обычно это ответственное дело поручают) внимательнейшим образом насквозь прочитывает материал. Он должен заметить все его недостатки, смысловые и стилистические, и указать на них ведущему редактору и ответственному за выпуск. Он, так же как и корректор, должен знать все тонкости оформления текста.

Существует правило унификации, т.е. единообразного представления однородных данных в пределах текста. Даже если допускается несколько вариантов оформления, выбирается какой-то один. Так, обычно при первом упоминании человека указывают имя и фамилию или имя, отчество и фамилию и социальный статус или интересующую социальную роль (министр иностранных дел России Игорь Иванов). При повторных номинациях возможны варьирования (министр, Игорь Иванов, И. Иванов, Иванов), но во всем тексте все упомянутые имена должны быть оформлены единообразно, например либо все с инициалами, либо все без них. Аналогично поступают и с датами, цифрами, единицами измерения – любыми однотипными текстовыми единицами (о правилах оформления цифрового материала см. § 5.8)*.

* Подробнее см.: Справочная книга редактора и корректора. М., 1985.

 

Грамотность, корректность оформления текста – требование, относящееся не только к области речевой культуры, но и к законам психологического восприятия: разнобой в оформлении одинаковых единиц отвлекает внимание от сути текста, раздражает, и читатель подсознательно начинает отрицательно оценивать содержание независимо от его объективной ценности, а если этот читатель – редактор средства массовой информации, где предполагается ваш текст опубликовать, то такая неряшливость может послужить подсказкой, чьи материалы в дальнейшем окажутся в корзине.

Например, когда в одной краткой информации сказано, что Зимний дворец построен по проекту Растрелли, концертный зал создан по проекту архитектора Стасова, а личные покои Николая II по проекту А. Брюллова, читатель вправе спросить, почему Стасов и Растрелли даны без имени и почему указана профессия только одного из создателей дворца. В данном случае это не просто недосмотр редактора – это порождает смысловую неясность. Прочитав «А. Брюллов», многие не сразу поймут, что речь идет не о знаменитом художнике, а об архитекторе Александре Брюллове. Ведь на инициалы мало кто обращает внимание. В другом тексте героиня по имени Екатерина в подписи под фотографией превращается в Елену, в третьем губернатор Ростовской области Чуб становится Чубайсом, в четвертом Мао Цзэдун становится Мао Дзе Дуном и Мао Цзе Дуном, не говоря уж об обыкновенных опечатках*.

* См.: Рисс О.В. Семь раз проверь. М., 1977.

 

Чтобы таких ляпов было меньше, полезно помнить о некоторых правилах вычитки. Повторяющиеся в тексте имена собственные, особенно если он объемный, полезно выписывать на поля или отдельный лист и затем сверять во всех элементах материала: в основном тексте, заголовках, подписях к иллюстрациям. Кроме того, существует некоторый автоматизм восприятия, связанный с процессом чтения, который провоцирует появление ошибок.

Так, в датах мы обращаем внимание на последние две цифры, поскольку информативны чаще всего именно они, пропускаем инициалы, в словах домысливаем, а не дочитываем окончания, объективно внимание ослабевает в конце предложения, строки, абзаца. Мы плохо видим переставленные местами буквы (сказка Ершова «Конек-гробунок» вместо «Конек-горбунок»), пропущенные буквы и слоги (шейное объединение «Смена» вместо швейное, одеколон «Серное сияние» вместо «Северное сияние»), путаем похожие по написанию буквы и цифры, забываем о закрывающих скобках и кавычках. Следовательно, при вычитке необходимо сознательно вырабатывать способность концентрировать внимание именно на этих элементах. В частности, хороший прием – расшифровка инициалов, произнесение дат вслух.

Не следует переоценивать возможности компьютерной проверки правописания, поскольку при наличии хотя бы двух вариантов (а, скажем, у существительных два числа и шесть падежей) ни один электронный корректор не различит, какой когда употребить, а пунктуацию, даты, имена собственные он практически не проверяет.

Никакие другие исправления в тексте при вычитке не предполагаются. Вычитчик обращает внимание только на смысловые и стилистические погрешности текста, отмечает недопустимые промахи, делает пометы на полях, но вопрос о правке решается ответственным за выпуск.

Правка-сокращение

 

Более сложного вмешательства в текст требует правка-сокращение. Как видно из названия, ее цель – уменьшить объем текста. Такая необходимость возникает по разным причинам. Например, текст не вошел в строго заданный объем. Такое часто бывает с пресс-релизами, которые, как считается, лучше всего уместить на одной странице. Кроме того, само содержание текста, его построение – рыхлое, непоследовательное, не способное удержать внимание – часто может быть исправлено именно или преимущественно сокращением.

В технике сокращения выделяют два основных приема. Первый – сокращение частями, когда из текста убирают более или менее развернутые фрагменты, представляющие единое смысловое целое. Это может быть подтема – фрагмент текста, посвященный какому-то аспекту темы, излишние подробности, длинные ряды однородных данных, не углубляющих понимание текста. И второй – внутритекстовое сокращение, когда за счет перестройки синтаксической формы, вычеркивания малообязательных характеристик, деталей, избыточных слов объем текста сокращается, а информация сохраняется полностью или почти полностью. Начинать следует с сокращения частями и заканчивать внутритекстовым, поскольку такая последовательность соответствует общему принципу, редактирования – сначала усовершенствовать структуру, основу, целое, а потом править части.

Возьмем для примера следующий фрагмент:

 

Сложность в первую очередь заключается в расплывчатости, неопределенности, нечеткости применительно к текстам журналистских материалов критериев оценки самого научного понятия «ненормативная лексика», поскольку ее употребление в СМИ – проблема не только языковая, но проблема этическая и юридическая.

В современной лингвистике под ненормативной понимается лексика, не относящаяся к сфере литературного языка (мат, просторечия, жаргоны, диалекты и т.п.), на которую не распространяется действие норм литературного языка, литературной речи. Данные нелитературные формы в изобилии присутствуют в материалах всевозможных жанров как провинциальных, так и центральных СМИ: «почему, Иванушки под дурачков косят», «Бритни Спирс уделала Мадонну», «кому мент, а кому отец родной», «Тот молвил: "Эту дребедень к едрене фене выкинь, паря"», «как в дерьме жили, так в дерьме и умрем», «поматросил и бросил любвеобильный шеф», «три раза в день шприц в задницу загонять», «просто жирное брюхо», «за один вечер кайфа теперь буду расплачиваться», «нормальная дура-девка к двадцати годам залетит раз этак пять», «если не решили создать, мать ее, семью».

И несправедливо будет утверждать, что просторечная и жаргонная лексика –. отличительная черта лишь так называемой массовой и желтой прессы. Употреблением ненормативной лексики (в лингвистическом ее понимании!) не гнушаются и серьезные СМИ: «коблы», «жуткие вопли зечек», «шведские разборки», «ее повалить надо, а вот это хрен», «откровенно говоря, ерундой собачьей», «и бизнес этот куда прибыльней, чем размещение заказухи», «у него крыша поехала», «госзаказ для зеков».

Учитывая данные примеры, можно было бы смело говорить о низком уровне языковой культуры авторов. Но в нередких случаях использование такой ненормативной лексики в средствах массовой информации бывает вполне оправданным. Зачастую просторечия, жаргонизмы и диалектизмы служат характерологическим средством, поскольку речь героев материалов – показатель их уровня образованности, возраста, социального статуса, профессии.

 

Половину этого текста составляют примеры ненормативной газетной лексики, что перегружает его, нарушает смысловую целостность и связность, отвлекает от основной мысли. Значит, число примеров надо сократить. Далее, если нет никакой разницы между центральными и местными, «серьезными» и массовыми газетами, то вряд ли стоит выделять их в отдельные подтемы – подтемы объединяем. Кроме того, убираем лишние объяснения, т.е. сокращаем частями. Остается следующий текст:

 

Сложность в первую очередь заключается в расплывчатости, неопределенности, нечеткости применительно к текстам журналистских материалов критериев оценки самого научного понятия «ненормативная лексика».

В современной лингвистике под ненормативной понимается лексика, не относящаяся к сфере литературного языка (мат, просторечия, жаргоны, диалекты и т.п.). Данные нелитературные формы в изобилии присутствуют в материалах всевозможных жанров как провинциальных, так и центральных СМИ: «почему Иванушки под дурачков косят», «Бритни Спирс уделала Мадонну», «кому мент, а кому отец родной», «у него крыша поехала», «госзаказ для зеков».

Учитывая данные примеры, можно было бы смело говорить о низком уровне языковой культуры авторов. Но в нередких случаях использование такой ненормативной лексики в средствах массовой информации бывает вполне оправданным. Зачастую просторечия, жаргонизмы и диалектизмы служат характерологическим средством, поскольку речь героев материала – показатель их уровня образованности, возраста, социального статуса, профессии.

 

Далее следует правка внутритекстовая – «выжимаем воду»: оставленные примеры ненормативной лексики сокращаем до словосочетаний, убираем речевую избыточность, повторы и при необходимости перестраиваем предложения синтаксически. А заодно исправляем и смысловую неточность в первом абзаце: речь идет не о нечеткости «критериев оценки самого научного понятия "ненормативная лексика"», а о ее употреблении. В результате текст приобретает следующий вид:

 

Сложность заключается в нечеткости критериев оценки ненормативной лексики применительно к журналистским текстам.

В современной лингвистике ненормативными считаются слова, не относящиеся к литературному языку (мат, просторечие, жаргоны, диалекты и т.п.). Они в изобилии присутствуют в материалах как провинциальных, так и центральных, как массовых, так и качественных газет: «под дурачков косят», «уделала Мадонну», «кому мент, а кому отец родной», «крыша поехала», «госзаказ для зеков» и т.п.

Можно было бы смело говорить о низком- уровне языковой культуры авторов. Но нередко ненормативная лексика в газете оправданна, например, она служит средством речевой характеристики героев.

 

При правке-сокращении возможны типичные редакторские ошибки: нестыковка фрагментов текста и так называемые «хвосты» – оставленные по невнимательности упоминания сокращенных фактов.

 

Правка-обработка

 

Наиболее распространенный и разнообразный по количеству операций вид правки – это правка-обработка. Она применяется тогда, когда авторский вариант приемлем по форме и содержанию, но нуждается в разнообразных исправлениях. При правке-обработке совершенствуется фактическая, логическая основа текста, его композиция и язык и таким образом уточняется авторский замысел. Подробно приемы правки-обработки будут рассмотрены в последующих разделах учебника, посвященных улучшению отдельных свойств материала. По сути все приемы, описываемые в разделах, посвященных логическим свойствам, фактической основе произведения, его композиции и стилистике, – это приемы или правки-обработки, или углубленного чтения.

В качестве самых общих рекомендаций приведем порядок их применения. Начинаем с предметно-логической основы текста (уточнения фактов, логических связей, композиции) и заканчиваем стилистической Правкой. Правка-обработка помимо разнообразных исправлений может включать и вычитку, и сокращение, и переделку отдельных фрагментов.

Как пример правки-обработки приведем текст, проанализированный в § 3.2. Левый столбец – авторский вариант. KypqnBOM в нем выделены фрагменты, к которым возникли замечания или нуждающиеся в проверке, в скобках – сокращенные редактором. Правый столбец – выправленный вариант. Курсивом набраны выправленные фрагменты, звездочками отмечены сокращения.

До редактирования:   Люди пользовались мебелью всегда. Но о том, как выглядели первые кровати, столы и стулья, мы можем судить (в основном) только по рассказам и рисункам современников. А вот столяр из Обазин-ского монастыря во Франции 850 лет (тому) назад сделал такой прочный шкаф для посуды, что он в первозданном виде дошел до наших дней. Это, по свидетельству историков, самый древний предмет мебели в мире. Древний буфет, правда, совсем не красив и (скорее) напоминает сундук (на ножках. Закрывался он на засов, а потом) запирался настоящим амбарным замком. Но если дизайн не устроил бы современных любителей роскошных меблировок, то качество древесины и мастерство работы заставят позавидовать любого. В самом деле, за все прошедшие века (своего существования) буфет ремонтировался не более пяти раз, и то в чисто косметических целях. После редактирования:   Люди пользовались мебелью с глубокой древности, но о том, как выглядели первые кровати, столы и стулья, мы можем судить *** только по старинным изображениям. А вот столяр из Обазинского монастыря во Франции 850 лет "* назад сделал такой прочный шкаф для посуды, что он в первозданном виде сохранился до наших дней. Это, по свидетельству историков, один из самых древних дошедших до нас предметов мебели в мире. Древний буфет, правда, совсем не красив: *** напоминает сундук *** и запирается амбарным замком. Но если его внешний вид, возможно, и не устроит современного любителя антиквариата, то качество дерева и долговечность заставят позавидовать любого. В самом деле – за восемь с половиной веков *** буфет реставрировался не более пяти раз, и то в чисто косметических целях.    

 

Правка-переделка

 

Наиболее глубокие преобразования формы текста при сохранении и уточнении содержания производятся при правке-переделке. Она необходима, когда текст содержит интересную информацию, но в литературном отношении абсолютно неприемлем. Например, если на основе узкоспециального текста готовится вариант для массового издания или исходный текст не соответствует требованиям стиля, жанра. Переделка имеет место и тогда, когда по какой-то причине требуется изменить жанр текста.

Пример неприемлемого с литературной точки зрения изложения информации приведен в § 2.3: текст «Трудно стать банкротом» не имеет главного качества – смысловой целостности, но может послужить исходным материалом, скажем, для информационной заметки о магазинах-должниках. Выделим все фрагменты информации,, имеющие отношение к их плохой работе. Уточним, о чем будем говорить, – о задолженностях, трудностях применения процедуры банкротства, о предложениях правительства Москвы. Установим иерархию фактов, отбросим ненужные подробности, заменим заголовок и уберем врез, не соответствующие ни содержанию, ни теме. Переделанный вариант может выглядеть так:

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.