Сделай Сам Свою Работу на 5

Интонация как стилистическое средство

Интонационный комментарий.Русская речь богата интонациями и интонационными оттенками. Писатели часто сами комментируют приводимые ими фразы действующих лиц, отмечая ту или иную особенность движения голоса, поскольку в системе графики нет специальных знаков, которые показывали бы характер того или иного интонационного рисунка. Точка, вопросительный и восклицательный знаки, многоточие, которые ставятся в конце предложения, указывают только типовое движение основного тона и не могут передать все интонационные возможности русской речи. Приведем примеры из романа Е. Евтушенко «Ягодные места» комментируемых автором фраз, когда внимание к их интонационным особенностям позволяет как бы изнутри раскрыть поступки действующих лиц, их мышление, намерения, оценки окружающего:

 

Уходя с книжкой Гумилева, бережно обернутой им в «Ленинградскую правду», он [одноклассник] оглянулся и сказал не то чтобы с завистью, не то чтобы с насмешливым осуждением, но с какой-то на всякий случай предупреждающей интонацией:

– А богато ты живешь, Лагучин!

– Кто это у вас тут по утрам поет? – спросила она с непонятной вызывающей интонацией.

Геологи весело переглянулись:

– А что, понравилось?

– Понравилось... – ответила она почему-то также вызывающе.

Наконец Коломейцев сказал с леноватой, даже скучающей интонацией, свойственной ему, когда он волновался...

– Виктор Петрович, а что все-таки в этом письме. Почему вы его скрываете?

Коломейцев и представить не мог, что всегда юлящий, извилистый голос Ситечкина способен на такую наглую вопросительную интонацию.

 

Комментарий автора усиливает воздействие на читателя реплик действующих лиц, способствует более полному представлению происходящих событий. Сами же интонационные средства, даже в скрытой форме (они заложены в структуру предложения, в порядок слов в нем, в сами слова), еще больше усиливают выразительность художественной речи. Н. Гоголь записал разговор двух мужичков:

 

– Сват, здорво!

– Здорво, сват!



– А что, табак-то есть?

– Есть.

– Ну, еще здорво (нюхает).

– Да что ж ты, сват, к нам того?

– Я было того, жена-то таё, так уж и ну.

 

Сваты вроде и немного слов произнесли, все того да таё, а поняли друг друга: один хотел узнать, почему другой не заходит к нему, а тот сказал, что он-то лично не против, да жене все не собраться, поэтому и не зашел. А поняли сваты друг друга потому, что в каждое того, таё, а тем более в ну вложили своей интонацией столько смысла, что все оказалось понятным без лишних слов.

Писатели используют разные приемы выражения интонации живой, устной речи. Ознакомление с этими приемами поможет развить произносительную и слуховую культуру, а значит, глубже понять художественное произведение. Так, в рассказе «Судьба человека» главный герой и рассказчик Андрей Соколов, шофер по профессии, поэтому М. Шолохов широко и свободно использует все интонационные оттенки живой народной речи. Особое место здесь занимает фразовое ударение, акцентирующее внимание на самом важном слове в той или иной реплике главного персонажа. Такое слово часто является разговорным, даже просторечным, отчего в рассказе героя постоянно слышится живой голос. Например, повествуя о своей семейной жизни, он говорит: Вскорости дети у нас пошли. Сначала сынишка родился, через год еще две девочки. Тут я от товарищей откололся, иначе говоря, отошел от товарищей, порвал с ними связь.

Конечно, заключенный в высказывании подтекст улавливается, если читатель или слушатель осведомлены о тех или иных обстоятельствах жизни пишущего или говорящего.

 

Так, зная, каким унижениям со стороны властей подвергался на протяжении своей жизни композитор Д. Шостакович (разгромные статьи в «Правде» в 1936 г. по поводу оперы «Леди Макбет Мценского уезда», балета «Балетная фальшь» и т.д.), Г. Вишневская следующим образом комментирует цитату из книги «Шостакович о времени и о себе», изданной в 1980 г.: «Вспоминаю, какую радость мне принесло прослушивание моей, тогда еще только оконченной Пятой симфонии ленинградским партийным активом. Хочется выразить пожелание, чтобы чаще практиковался показ перед партийной аудиторией новых музыкальных произведений. Наша партия с таким вниманием следит за ростом всей музыкальной жизни нашей страны. Это внимание я ощущаю на себе в течение всей своей творческой жизни... (Я буквально слышу интонацию его голоса. Сколько ненависти, издевки в музыке этих слов! – Г.В.) В центре замысла своего произведения я поставил человека со всеми его переживаниями, и финал симфонии разрешает трагедийно-напряженные моменты первых частей в жизнерадостном, оптимистическом плане». Великая певица улавливает подтекст не только в словах композитора, но и в самой Пятой симфонии: «Это он говорит о том жизнерадостном, оптимистическом финале, когда под бесконечно повторяющуюся у скрипок ноту «ля», как гвозди вдалбливаемую в мозг, под мажорные, победоносные звуки фанфар мы слышим, как вопит и стонет, извиваясь в пытках, насилуемаясобственными сыновьями, поруганная Россия – вопит, что все равно будет жить».

Риторический вопрос.В художественных целях писатели используют и так называемые риторические вопросы – предложения с вопросительной интонацией, не требующие ответа. Например, в «Судьбе человека» Соколов вспоминает о годах своей семейной жизни: Прошли, как будто во сне. Да что десять лет! Спроси у любого пожилого человека, приметил он, как жизнь прожил? Естественно, что говорящий не ждет ответа на свой вопрос, но само обращение очень выразительно, потому что в нем чувствуется разговорная интонация, боль человека, у которого от прежнего счастья остались одни воспоминания. Благодаря риторическим вопросам монолог Соколова как бы превращается в диалог между ним и читателем. Так, вспоминая об ужасах плена, о кошмарах войны, Соколов не понимает, как ему удалось все это пережить, как удалось остаться в живых. Это как, браток? Лихо? – обращается он к собеседнику, не ожидая от него подтверждения или отрицания.

Пауза и продолжительность звучания.В текстах художественного характера авторы используют и другие средства интонационного воздействия:

• деление слова на слоги с целью придания ему значимости, как у С. Васильева:

 

Его уже не хвалят, не ругают,

Не совестят, не учат, не клянут.

Не поднимают и не опускают,

А только пе-ре-из-да-ют.

 

• специальную, авторскую паузу, как у Э. Кроткого:

 

Судья писательских успехов,

Он в продолженьи многих лет

Писал о каждом: «Нет, не Чехов!» –

И... приобрел авторитет.

 

• долготу, продолжительность звучания гласного, специально подчеркиваемую автором, как, например, у Е. Евтушенко:

 

Когда однажды космонавт позвонил, она прямо-таки завопила в трубку:

– Это вы-ы-ы! А А я сегодня актрисе щеку щипцами обожгла – о вас думала.

 

Усилением или ослаблением паузы между соотносимыми словами мастера художественного слова могут добиваться комического эффекта. Например, комизм сцены из «Мертвых душ», где описывается разговор генерала с Чичиковым, обусловлен близким расположением в репликах последнего слов осел и дурак с обращением к генералу ваше превосходительство; из-за нечеткой паузы между ними создается впечатление, что нелестная характеристика, подтверждаемая Чичиковым, относится не к выдуманному им дяде, а к генералу:

 

– Ха, ха, ха! – продолжал генерал. – Экой осел! Ведь придет же в ум этакое требование: «Пусть прежде сам собой из ничего достанет триста душ, так тогда дам ему триста душ!» Ведь он осел!

Осел, ваше превосходительство...

Экой дурак! Ведь он дурак?

Дурак, ваше превосходительство.

 

У талантливого писателя пауза – сильное средство юмора. Паузой он может и соединять слова, и разъединять их на части. Отличный образец такой игры преподносит А. Вознесенский:

 

Сэ ля ви – это по-французски.

Я был во Франции.

такжекакивцеломрядедругихинтересныхмест.

 

Я был в Воронеже,

я был в Вероне,

Я был на цикло – ж,

я был на троне!

Я был на троне. Кстати, это происходило

во Франции.

 

Комический эффект создается и с помощью интонации в целом, если понимать под ней движение основного тона. В «Кдопе» В. Маяковского Разносчица яблок так зазывает покупателей:

 

Ананасов!

Нету...

Бананов!

Нету...

Антоновские яблочки 2 штуки 15 копеек.

Прикажите, гражданочка?

 

Комизм здесь обусловлен тем, что отсутствующие предметы торговли – ананасы и бананы – называются не с интонацией законченности или перечисления, а с восклицательной интонацией, совершенно неуместной в данной ситуации.

Итак, в качестве художественных средств воздействия на читателя могут быть использованы все составляющие интонации: и основной тон, и тембр голоса, и деление слова на слоги, и пауза, и длительность звучания звука. Конечно, в письменной речи сама интонация как порождение устной речи не звучит. Но мастерство художника слова в том и состоит, чтобы «вплести» интонацию в строй предложения, в порядок слов, в наиболее значимые слова.



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.