Сделай Сам Свою Работу на 5

Функциональная характеристика разговорной речи

 

Обзор функциональных параметров поможет выяснить основные функциональные характеристики разговорной речи и книжной речи. Это очень важно для понимания тех особенностей речевой структуры официально-делового, научного-, публицистического стилей, языка художественной литературы, устной публичной речи, языка радио, языка кино и телевизионной речи, которые присущи им как разновидностям книжной речи.

Официальность/неофициальность речи. Официальность ситуации общения предполагает строгость изложения (часто его подчеркнутую логичность), этикетную вежливость участников речевой коммуникации, в том числе их речевого поведения.

Речевое поведение – это речь говорящего. Оно включает в себя:

• соблюдение/несоблюдение литературных норм, мотивированное/немотивированное (слабомотивированное) употребление ненормированных единиц (просторечных, жаргонных, диалектных), иностилевых элементов;

• точный/неточный (приблизительный) выбор языковых единиц: слов, грамматических форм, вариантов произношения слов и словоформ (т.е. слов в определенной грамматической форме), синтаксической конструкции;

• построение речи: краткие, четкие, с ясными смысловыми связями фразы, их логическая последовательность или фразы слабоорганизованные с точки зрения синтаксической и, следовательно, смысловой, с ошибками в управлении, согласовании слов, в выборе слова и т.п.;

• тональность речи: сдержанная, спокойная, строгая или эмоциональная;

• манеру говорить: темп речи (нормативный, ускоренный, замедленный), небрежная развязная речь или уважительная по отношению к адресату, непринужденная, фамильярная или официальная и т.п.

В условиях массовой и групповой коммуникации все подчиняется требованию официальности: внешний вид оратора, телеведущего, качество речи с точки зрения соответствия литературным нормам и требованиям культуры речи (речи устной – в электронных СМИ, в текстах устной публичной речи; письменной – в печатных СМИ, в текстах деловых, научных, художественно-беллетристических).

Об официальном характере ситуации воспроизведения текста необходимо помнить и при привлечении экспрессивно-эмоциональных, а также иностилевых и внелитературных речевых средств, призванных повысить действенность текста или «украсить», «оживить» его.

Неофициальность общения предполагает, что участники диалога хорошо знают друг друга в силу неформальных обстоятельств (житейских и других) или равны социально (молодежь, «простые люди» и т.п.). Это порождает непринужденность, свободу в общении с собеседником (собеседниками), в том числе и в речевом поведении, в выражении мыслей, чувств, отношения к собеседнику, к ситуации диалога, к предмету разговора. Например, ср.: заявление на имя начальника об очередном отпуске и личный разговор об отпуске с начальником в неслужебной обстановке, если вы с ним давно и хорошо знакомы.

Групповая, массовая/межличностная коммуникация. Коммуникация групповая (ораторская речь, лекция, научный доклад) и массовая (печать, радио, телевидение, кино) – все это относится к речи (письменной и устной) публичного характера, т.е. происходящей в официальной обстановке. Очень важно, что эта речь обращена ко многим (адресат групповой или массовый). В связи с этим возможности обратной связи не такие, как при межличностной коммуникации, т.е. при прямом общении. Непосредственная обратная связь при групповой коммуникации весьма ограниченна – реакция аудитории, реплики слушателей, вопросы после выступления. При массовой коммуникации обратная связь опосредована: телефонные звонки, почтовая корреспонденция, послания на пейджер, по факсу, электронной почте в редакцию, автору и т.п.

Межличностная коммуникация предполагает разговор «глаза в глаза», с конкретным, персональным адресатом; обратная связь при таком общении – немедленная, наглядная, сразу воспринимаемая участником диалога.

Неспонтанность/спонтанность речи характеризует протекание речемыслительного процесса, формирования и формулирования мысли, ее языкового оформления.

В разговорной речи процесс формирования и языкового оформления мысли происходит автоматически, неосознанно для говорящего (одновременно, в «свернутом» виде: и формирование мысли, и ее языковое выражение). В книжной речи эти два процесса осуществляются не спонтанно, а осознанно, развернуто. Со спонтанным/неспонтанным характером речи непосредственно связано такое ее качество, как неподготовленность/подготовленность: первое относится к речи разговорной, второе – к речи книжной, предполагающей предварительное обдумывание и работу над языковым оформлением письменных и устных текстов.

Монологическое/диалогическое построение текста. Принцип построения текстов имеет фундаментальное значение в характеристике книжной и разговорной речи, в формировании их речевой структуры.

Монолог (от греч. rnonos – один, logos – слово, речь), или монологическая речь, – это форма речи, не рассчитанная на непосредственную, сиюминутную словесную реакцию адресата, поскольку адресат в такой форме речи – не конкретный, как в диалоге, а коллективный. Для монологической речи типичны значительные по размеру (длинные) отрезки текста, которые состоят из предложений, связанных между собой логически в содержательном (смысловом) плане и синтаксически. В таких предложениях все синтаксические позиции замещены (т.е. представлены главные члены предложения и при необходимости второстепенные); простые предложения – чаще всего распространенные, осложненные полупредикативными образованиями (причастными и деепричастными оборотами), сложные предложения преимущественно также имеют усложненную синтаксическую структуру.

Диалог (от греч. dialogos – разговор, беседа), или диалогическая речь, – форма речи, состоящая из регулярно сменяющих друг друга реплик: высказываний участников разговора, беседы или, говоря обобщенно, речевого акта.

Состав языковых (речевых) единиц этих реплик (слова, словоформы, их произносительные варианты, синтаксические конструкции) определяются условиями неформального устного общения, которое предполагает, как уже отмечалось, непринужденность речи, ее спонтанность и ситуативность. Адресат диалогической речи конкретен – участник диалога.

Как писал Л.В. Щерба, «репликам абсолютно не свойственны сложные предложения, которые являются уделом монолога. Зато в монологе обыкновенно не бывает неполных предложений, из которых обычно состоят все реплики. Кроме того, и это, собственно, и является самым важным – репликам свойственны и всевозможные фонетические сокращения, и неожиданные формообразования, и непривычные словообразования, и странное на первый взгляд словоупотребление, и, наконец, всякие нарушения синтаксических норм...

В монологической речи всего этого не бывает или бывает в гораздо меньшей степени:джа протекает более в рамках традиционных форм, воспоминание о которых при полном контроле сознания является основным организующим началом вашей монологической речи»*.

* Щерба Л.В. Избранные работы по русскому языку. С. 115–116.

 

Итак, характеристика разговорной речи как неофициальной, спонтанной, диалогической речи, проходящей в условиях межличностной коммуникации, обусловливает ее основные функциональные черты:

• непосредственное участие в речевом акте адресанта и адресата речи;

• непринужденность речевого общения;

• устная форма;

• диалогичность;

• конкретная, персональная адресность речи;

• наличие непосредственной, сиюминутной обратной связи;

• ситуативность, т.е. опора на ситуацию, в которой происходит диалог (например: на автобусной остановке мать, увидев приближающийся автобус, говорит малолетнему сыну: «Саша, автобус!»);

• опора на общую апперцепционную (от лат. ad – к, perceptio – восприятие, в психологии: зависимость восприятия от предшествующего индивидуального опыта) базу партнеров по диалогу, т.е. знание всеми участниками разговора людей, учреждений, событий, книг, кинофильмов и т.п., о которых идет речь; фонд фоновых знаний.

 

Примечание. Фоновыми называются знания, общие для носителей данного языка и данной культуры или для жителей определенной местности, работников какого-либо учреждения, предприятия, учебного заведения.

 

Яркой иллюстрацией общности апперцепционной базы может служить объяснение Кити и Левина в романе Л. Толстого «Анна Каренина».

 

– Я хотел спросить у вас одну вещь. – Он глядел ей прямо в ее ласковые, хотя и испуганные глаза.

– Пожалуйста, спросите.

– Вот, – сказал он и написал начальные буквы: к, в, м, о: э, н, м, б, з, л, э, н, и, т?

Буквы эти значили: «когда вы мне ответили: "этого не может быть", значило ли это, что никогда, или тогда?» Не было никакой вероятности, чтоб, она могла понять эту сложную фразу; но он посмотрел на нее с таким видом, что жизнь его зависит от того, поймет ли она эти слова.

Она взглянула на него серьезно, потом оперла нахмуренный лоб на руку и стала читать. Изредка она взглядывала на него, спрашивая у него взглядом: «То ли это, что я думаю?»

– Я поняла, – сказала она, покраснев.

...Он быстро стер написанное, подал ей мел и встал. Она написала: т, я, н, м, и, о... Он вдруг просиял: он понял. Это значило: «тогда я не могла иначе ответить».

 

О важности общей для собеседников апперцепционной базы свидетельствует тот факт, что на один и тот же вопрос, например: Ну как?, могут быть получены разные, но адекватные ответы в зависимости от конкретной ситуации:

Пятерка! (если сдавал экзамен);

Поправляется (если кто-то был болен);

Приехал! (если кто-то уезжал);

Единогласно! (если кто-то защищал диссертацию);

Проворонил (известно, что говорящий искал одну интересную книгу)*.

* См.: Земская Е.А. Русская разговорная речь: лингвистический анализ и проблемы обучения. 2-е изд. М., 1987.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.