Сделай Сам Свою Работу на 5

Тактические комбинации (операции)

Одна из определяющих тенденций развития следственной практи­ки — комплекс тактических приемов или следственных действий с це­лью решения задач, которые иначе решить трудно или вообще невоз­можно. Эта тенденция отражена в криминалистике в виде концепции тактических операций (комбинаций).

Впервые идею тактических операций сформулировал и выдвинул А. В. Дулов в 1972 г. В 1979 г. вышла в свет его монография "Тактические операции при расследовании преступлений". А. В. Дулов и сторонники его взглядов Л. Я. Драпкин, В. И. Шиканов и некоторые другие рассмат­ривают тактическую операцию лишь как систему следственных и иных действий, что существенно сужает это понятие и сферу его практи­ческого использования.

Между тем тактические операции могут представлять собой комп­лекс не только различных следственных действий и иных мероприя­тий, но и тактических приемов в рамках одного следственного дей­ствия. Это принципиальное отличие в понимании сущности рассматри­ваемого понятия позволило решить острую проблему так называемых следственных хитростей или психологических ловушек, речь о которой пойдет далее.

При рассмотрении понятия тактической операции возник вопрос и о точности термина. Его анализ привел к выводу, что более адекватно содержание этого понятия отражает термин не "операция", а "комби­нация". Под операцией обычно понимают законченное действие или ряд связанных между собой действий, направленных на решение опреде­ленной задачи (от лат. operatio — действие), под комбинацией — сочета­ние, взаимное расположение объединенных общим замыслом приемов, действий (от позднелат. combinatio — соединение). С точки зрения кри­миналистической тактики термин "комбинация" предпочтительнее, по­скольку включает в себя весьма существенное указание на объединяю­щее начало (единый замысел) и раскрывает смысл этого замысла — ухищрение, уловка как средство решения задачи. Исходя из этих сооб­ражений нами используется термин "тактическая комбинация" (в лите­ратуре можно встретить оба эти термина).



Тактическая комбинация — это определенное сочетание тактичес­ких приемов или следственных действий и иных мероприятий, пресле­дующее цель решить конкретную задачу расследования и обусловлен­ное этой целью и следственной ситуацией.



Глава 31. Следственная ситуация и тактические комбинации


Рассмотрим основные признаки этого понятия.

1. Тактическая комбинация может заключаться в определенном со­четании приемов. Тактический прием — это наиболее рациональный и эффективный способ действий или оптимальная в данных условиях ли­ния поведения лица, осуществляющего расследование. Сочетание так­тических приемов, детерминированное целью тактической комбинации и следственной ситуацией, в которой они применяются, осуществляет­ся в рамках одного следственного действия — допроса, обыска, задер­жания и т. п. Следует специально подчеркнуть, что речь идет о комп-лексировании тактических приемов относительно именно одного след­ственного действия.

2. Тактическая комбинация может заключаться в определенном со­четании следственных действий в рамках расследования конкретного дела. Она не образует никакого "комбинированного" действия. В струк­туре комбинации каждое действие как элемент структуры является самостоятельным и незаменимым, а их последовательность — обычно жестко определенной, поскольку в этой последовательности и может заключаться замысел комбинации. Примером тому служат комбинации, проводимые на начальном этапе расследования дела, возбужденного по данным, полученным оперативным путем или вообще при реализации оперативных данных.

3. Тактическая комбинация может состоять из одноименных и раз­ноименных следственных действий. В ее состав нередко входят органи­зационно-технические мероприятия, носящие обеспечивающий харак­тер; их включение не отражается на тактической природе комбина­ции, поскольку они не имеют самостоятельного значения.

Если в ходе расследования, особенно на начальном его этапе, реа­лизуются данные, полученные оперативным путем, то тактическая ком­бинация может представлять собой сочетание оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. Такую тактическую комбина­цию можно назвать оперативно-тактической, но при этом нужно иметь в виду следующее:

а) с процессуальной точки зрения значимы только входящие в струк­
туру подобной комбинации следственные действия, путем проведения
которых реализуются, т. е. приобретают процессуальное значение, опе­
ративные данные;

б) оперативно-розыскные мероприятия как элемент комбинации слу­
жат целям создания условий, обеспечивающих результативность, це­
леустремленность и безопасность входящих в структуру комбинации след­
ственных действий. В свою очередь следственные действия могут быть
проведены для обеспечения эффективности последующих оперативно-
розыскных мер, выступающих как промежуточное звено между след­
ственными действиями' в структуре одной оперативно-тактической ком­
бинации;

в) комбинационное сочетание следственных действий и оператив­
но-розыскных мероприятий вовсе не означает возникновения на этой ос­
нове неких комбинированных "оперативно-следственных" действий. Опе­
ративно-розыскные меры и следственные действия сочетаются, а не


§ 3. Тактические комбинации (операции) 511

смешиваются, не переплетаются друг с другом в каком-то неизвестном нашему процессуальному закону новообразовании. Следователь при этом не приобретает права участия или непосредственного проведения опера­тивно-розыскных мероприятий, не определяет методы и средства их про­ведения. Оперативно-тактическая комбинация осуществляется путем вза­имодействия между следователем и оперативным работником органа доз­нания, каждый из которых действует строго в пределах своей компетен­ции и своими методами.

4. Целью тактической комбинации всегда является решение конк­ретной задачи следствия, например установление истины по делу, т. е. процесс доказывания. Но это общая цель, а непосредственными целями тактической комбинации могут быть:

а) разрешение конфликтной ситуации с помощью рефлексии, даю­
щей следователю определенный выигрыш;

б) создание условий, необходимых для проведения следственного
или иного процессуального действия следователя;

в) создание условий, гарантирующих результативность следствен­
ного действия;

г) обеспечение следственной тайны, в том числе сохранение в тай­
не источников доказательственной и ориентирующей информации;

д) обеспечение сохранности, до необходимого момента, еще- не
использованных источников доказательственной или ориентирующей ин­
формации;

е) иные тактические воздействия на следственную ситуацию с це­
лью ее изменения или использования.

Взаимосвязь цели тактической комбинации и следственной ситуа­ции может быть двоякой.

Если существующая следственная ситуация благоприятна для веде­ния следствия, но комбинация по тем или иным причинам все-таки необходима, то эта ситуация просто используется при осуществлении последней, а ее благоприятные стороны учитываются при планирова­нии и проведении комбинации.

При неблагоприятной следственной ситуации тактическая комби­нация призвана прежде всего изменить ее к лучшему, исправить ее "препятствующий" следствию характер. Неблагоприятная следственная ситуация непосредственно влияет на структуру комбинации, ограничи­вает следователя в выборе ее элементов, не позволяет применить те или иные следственные действия как элементы комбинации. Более того, она вообще может исключить возможность проведения тактической ком­бинации в данный момент. Так, если опрометчивые действия следовате­ля или оперативного работника насторожили преступника, то комбина­ция по его захвату с поличным окажется безрезультатной.

Тактические комбинации подразделяются на сложные, содержа­нием которых служит система следственных действий, и простые, эле­ментарные, состоящие из системы тактических приемов, применяемых в рамках одного следственного действия. Сложные тактические комби­нации классифицируются, по Л. Я. Драпкину, на однородные, или од­ноименные (состоящие из одноименных следственных действий), и разно-



Глава 31. Следственная ситуация и тактические комбинации


родные, или разноименные (состоящие из разных следственных дей­ствий), на сквозные и локальные.

Простые тактические комбинации мы подразделяем на: рефлексив­ные, цель которых — рефлексивное управление лицом, противодей­ствующим следствию; обеспечивающие и контрольные, осуществляе­мые для проверки правильного хода расследования, хода отдельных следственных действий, направленности расследования и т. п.

Возможность тактической комбинации определяется допустимос­тью ее целей, тактических приемов и следственных действий, состав­ляющих содержание комбинации, а также правомерностью и нравствен­ностью их сочетания.

Целью тактической комбинации всегда служит воздействие на след­ственную ситуацию в целом или на ее компоненты, а оно в конечном счете всегда влияет на людей, так или иначе связанных с расследуе­мым делом. Правомерность такого воздействия и служит основным усло­вием допустимости проведения тактической комбинации.

По форме внешнего выражения воздействие может быть физи­ческим и психическим. Правомерность физического воздействия опре­делить сравнительно несложно. Следователь вправе воздействовать на такие объекты в пределах и случаях, обусловленных возникшей по делу необходимостью и предписаниями закона. Личные и имуществен­ные права и интересы граждан и юридических лиц могут быть ограни­чены в строгом соответствии с установлениями закона, причиняемый имущественный вред полностью обоснован. Так, "при производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказы­вается добровольно их открыть. При этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества" (ч. 6 ст. 182 УПК РФ).

Столь же ясным представляется вопрос о физическом принужде­нии, физическом воздействии на личность в процессе судопроизводства. Оно допустимо лишь при прямом предписании закона и в точно ука­занных случаях, когда речь идет о мерах процессуального принужде­ния: задержании, заключении под стражу в качестве меры пресечения, приводе, принудительном освидетельствовании и получении образцов для сравнительного исследования в принудительном порядке.

Более сложно решается вопрос о психическом воздействии.

Различают два вида психического воздействия — неправомерное и правомерное. Неправомерное, как незаконное насилие над личнос­тью, безоговорочно недопустимо, но сразу возникает вопрос: какое психическое воздействие следует считать неправомерным? Ответ на этот вопрос содержится в ст. 9 УПК РФ: "Запрещаются осуществле­ние действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Никто... не может подвергаться насилию, пыткам, друго­му жестокому или унижающему человеческое достоинство обраще­нию".


§ 3. Тактические комбинации (операции) 513

Между тем в судебной психологии воздействие на человека опреде­ляется как процесс передачи информации от субъекта воздействия по­средством различных методов и средств, отражение этой информации в психике данного лица, способной вызвать соответствующую реакцию, которая проявляется в его поведении, деятельности, отношениях и со­стояниях, становясь доступной для восприятия воздействующим посред­ством "обратной связи" (Н. П. Хайдуков, 1984). Из этого следует, что всякое общение есть воздействие, причем воздействие обоюдное. Ос­новным признаком правомерности признается сохранение за лицом, подвергающимся воздействию, свободы выбора своей позиции, нали­чие условий для ее выбора и непротиворечие воздействия принципам законности и нравственности.

"Правомерное психическое влияние, — отмечает профессор А. Р. Ратинов, — само по себе не диктует конкретное действие, не вы­могает показание того или иного содержания, а, вмешиваясь во внут­ренние психические процессы, формирует правильную позицию челове­ка, сознательное отношение к своим гражданским обязанностям и лишь опосредованно приводит к его выбору определенной линии поведения"1.

Правомерность воздействия зависит от правомерности его средств. В криминалистике и судебной психологии сформулированы те условия (критерии) допустимости приема, средства воздействия, которые не­обходимы для признания его правомерным. Это:

законность, которую следует понимать как соответствие или не­противоречие приема, средства требованиям закона;

избирательность воздействия, т. е. направленность лишь на опре­деленных лиц и нейтральность по отношению к остальным;

нравственность, соответствие моральным принципам общества.

В литературе можно встретить выражения "следственные хитрос­ти" или "психологические ловушки". Оба эти термина неудачны, по­скольку суть их заключается не в том, что предполагается при их бук­вальном толковании. Их целью является создание условий для форми­рования у лица, противостоящего следователю, ошибочных представ­лений о тех или иных обстоятельствах дела, целях следователя и его действиях, состоянии расследования. Это не хитрость и не ловушка, поскольку у этого лица всегда Остается свобода выбора и имеются усло­вия для реализации этого выбора.

Средством формирования таких ошибочных представлений служит тактическая комбинация, обычно простая, реализуемая чаще всего в процессе допроса. Варианты этой цели разработаны А. Р. Ратиновым2. Они заключаются в следующем.

1. Формирование у подозреваемого или обвиняемого ошибочного представления об обстоятельствах, которые в действительности могли бы привести к нежелательным решениям и действиям. Имеется в виду оставление его в неведении относительно имеющихся у следователя

1 Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 163.

2 См.: Ратинов А. Р. Теория рефлексивных игр в приложении к следственной практике
// Правовая кибернетика. М., 1970. С. 194—196.


514 Глава 31. Следственная ситуация и тактические комбинации

доказательств либо, наоборот, создание преувеличенного представле­ния об их объеме, весе и т. п.

Термин "формирование" здесь и далее не следует понимать как непосредственное вмешательство следователя в психические процессы подследственного. Следователь лишь создает такие условия, при кото­рых это формирование становится возможным, а случится это или нет — зависит целиком от подследственного, от свободно выбранной им пози­ции.

2. Формирование целей, попытка достижения которых поставит про­тиводействующее лицо в проигрышное положение, например попытка перепрятать похищенное имущество позволит захватить его с полич­ным.

3. Формирование желательного следователю метода решения зада­чи и образа действий подследственного. Этот вариант цели типичен для рефлексивного управления.

 

4. Формирование у подозреваемого или обвиняемого ошибочного представления о целях отдельных действий следователя.

5. Создание трудностей для правильной оценки заинтересованными лицами подлинных целей следователя.

6. Формирование у заинтересованных лиц ошибочного представле­ния об осведомленности следователя относительно их подлинных целей или о неосведомленности следователя относительно ложности выдвину­тых ими объяснений или представленных доказательств.

7. Формирование у подследственного намерения воспользоваться негодными средствами противодействия расследованию.

Как видно из изложенного, перечисленные варианты целей такти­ческой комбинации предполагают определенное маневрирование следо­вателем имеющимися у него данными о следственной ситуации. С мо­ральной точки зрения эти данные всегда должны быть достоверными.

Все варианты целей тактической комбинации, осуществляемой в условиях конфликта с применением рефлексивного управления, осно­вываются на использовании следователем:

а) фактора внезапности;

б) неосведомленности противодействующих лиц об имеющихся до­
казательствах, результатах следственных действий, намерениях следо­
вателя;

в) предоставленной противодействующим лицам возможности вы­
бора решения при дефиците информации;

г) инерционности мышления, стандартности решения противодей­
ствующим лицом возникшей перед ним задачи;

д) невозможности воспроизведения подследственным всех деталей
ранее данных сложных показаний.

Напомним, что допустимость тактической комбинации определяет­ся, помимо других условий, допустимостью составляющих ее содержа­ние следственных действий, а также правомерностью и нравственнос­тью сочетания всех ее элементов.


§ 3. Тактические комбинации (операции) 515

Правомерность следственного действия означает наличие его пра­вовой регламентации в законе. С правовой точки зрения результаты действий, не предусмотренных законом, ничтожны: фактические дан­ные, установленные таким путем, не могут быть доказательством. В нашем процессуальном законе содержится исчерпывающий перечень этих средств доказывания. Но стабильность закона в этой части неред­ко приходит в противоречие с потребностями следственной практики и объективно может препятствовать оперативному использованию до­стижений научно-технического прогресса. Нечто подобное происходит в техническом плане — с использованием в доказывании методов кри­миналистической одорологии и полиграфических методов.

При проведении оперативно-тактической комбинации решение о ее допустимости требует оценки правомерности не только след­ственных действий, но и входящих в ее содержание оперативно-розыскных мероприятий. Правомерность их означает соответствие Закону об ОРД и требованиям подзаконных актов. Закон содержит исчерпывающий перечень этих мероприятий, основания и условия их проведения.

Так, для проведения следственных действий необходим акт воз­буждения уголовного дела. Известно, что до этого проводится лишь осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судеб­ной экспертизы (ч. 4 ст. 146 УПК РФ). Таким образом, тактическая ком­бинация в принципе возможна лишь по возбужденному уголовному делу и как исключение — до этого, если в ее состав входит осмотр места происшествия, хотя и в этом случае, поскольку принимается решение о комбинации, т. е. признается необходимость расследования события, ничто не мешает возбудить уголовное дело уже на стадии такого ос­мотра.

Оперативно-тактическая комбинация, начинающаяся с оператив­но-розыскных мероприятий, может быть проведена до возбуждения уголовного дела по инициативе органа дознания (органа внутренних дел), а после возбуждения уголовного дела и принятия его к произ­водству следователем — по предположению последнего. Поэтому опе­ративно-тактическая комбинация как форма взаимодействия следова­теля и оперативного работника может быть начата до возбуждения уголовного дела, а завершена в стадии предварительного расследова­ния либо полностью проведена в процессе следствия по делу. При этом та часть комбинации, которая осуществляется до возбуждения дела и выражается в проведении оперативных мероприятий, выполняется оперативным работником без участия следователя, но по их общему замыслу.

Нет ничего противоправного в таком сотрудничестве следователя с оперативным работником, ибо совместная разработка ими плана пред­стоящей оперативно-розыскной комбинации (а только в этом заключа­ются действия следователя до возбуждения уголовного дела) никак не противоречит процессуальному положению следователя и не означает


516 Глава 31. Следственная ситуация и тактические комбинации

смешения его функций с функциями органа дознания. Изложенное мож­но проиллюстрировать на примере типичной оперативно-тактической комбинации по захвату взяточников с поличным.

Для сложных тактических комбинаций, выполняемых двумя и бо­лее следователями, и для оперативно-тактических комбинаций чрезвы­чайно важно точное выполнение каждым участником комбинации сво­их обязанностей, точное следование совместному плану действий.

Наконец, комбинация во всех своих элементах должна быть нрав­
ственной и не может унижать честь и достоинство противостоящих следо­
вателю ЛИЦ. v


Глава 32. Фактор внезапности, его учет и использование в процессе расследования



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.