Сделай Сам Свою Работу на 5

Экспертные и научные криминалистические учреждения

Первыми экспертными криминалистическими учреждениями с из­вестной степенью условности можно считать бюро идентификации, со­здававшиеся по примеру парижского бюро Бертильона при полицейс­ких префектурах ряда столичных городов Европы, а позднее — поли­цейские лаборатории.

В России первым криминалистическим экспертным учреждением стала лаборатория, созданная в 1889 г. Е. Ф. Буринским на собственные средства в Санкт-Петербурге. Ей на смену пришла в 1892 г. организован­ная по представлению Министерства юстиции судебно-фотографичес-кая лаборатория при прокуроре Санкт-Петербургской судебной палаты.

Возрастающие потребности в использовании специальных познаний обусловили принятие в 1912 г. Государственной думой Закона о создании Петербургского кабинета научно-судебной экспертизы. В 1913 и 1914 гг. аналогичные кабинеты были открыты в Москве, Киеве и Одессе. В годы революции и Гражданской войны петербургский и московский кабинеты были уничтожены, киевский и одесский функционировали лишь от слу­чая к случаю. В 1923 г. организуется аналогичный кабинет в Харькове, а в 1925 г. кабинеты преобразуются в институты научно-судебной экспер­тизы. В 1929 г. такой же институт создается в Минске.

После Великой Отечественной войны были восстановлены Киевский и Харьковский институты, а взамен институтов в Одессе и Минске со­зданы научно-исследовательские криминалистические экспертные ла­боратории, впоследствии вновь преобразованные в НИИ. В 1944 г. орга­низуется Центральная криминалистическая лаборатория Министерства юстиции СССР, на базе которой в 1962 г. создается Центральный НИИ судебных экспертиз — головное экспертное и научно-исследовательс­кое учреждение в системе органов юстиции. В настоящее время это — Российский федеральный центр судебной экспертизы (РФЦСЭ).

В 50-е гг. создаются НИИ судебных экспертиз в Баку, Вильнюсе, Ташкенте, Алма-Ате, в 90-е гг. — во Львове и Донецке. В других рес­публиках бывшего СССР экспертные учреждения представлены рес­публиканскими лабораториями.




§ 5. Экспертные и научные криминалистические учреждения 31

Ныне в систему, возглавляемую РФЦСЭ, входит свыше 60 цент­ральных, республиканских, краевых, областных экспертных лаборато­рий и их филиалов.

Параллельно функционирует система экспертных криминалистичес­ких подразделений органов внутренних дел. Первый кабинет научно-су­дебной экспертизы начал работать с марта 1919 г. при Центральном уп­равлении уголовного розыска России. В 1921 г. он был реорганизован в научно-технический подотдел ОУР НКВД, а в мае 1922 г. —-в научно-технический отдел. В 1936 г. аналогичные научно-технические подразде­ления были созданы в милиции по всему Союзу.

В конце 1945 г. создается НИИ криминалистики Главного управле­ния милиции НКВД, который и возглавил эту систему. В 1960 г. НИИК был переименован в НИИ милиции. Впоследствии была создана Цент­ральная криминалистическая лаборатория МВД, основной задачей кото­рой было производство экспертиз для центрального аппарата министер­ства. В 1983 г. на базе этой лаборатории и ряда отделов ВНИИ МВД была создана лаборатория криминалистических исследований ВНИИ МВД, которая в 1990 г. была преобразована в самостоятельный Всесоюзный научно-криминалистический центр МВД СССР. В 1992 г. ВНКЦ и Экспер-тно-криминалистическое управление МВД СССР были объединены в единый Экспертно-криминалистический центр МВД России. В системе местных органов внутренних дел функционируют экспертно-кримина-листические управления, отделы, отделения и лаборатории.

В зарубежных странах экспертные криминалистические учрежде­ния находятся, как правило, в системе органов полиции, а в некото­рых — органов юстиции. В небольших государствах это обычно общена­циональный институт или лаборатория, обслуживающая всю страну. Та­кова, например, Национальная криминалистическая лаборатория в Осло (Норвегия). В США ФБР имеет Центральную криминалистическую лабо­раторию и разветвленную сеть региональных лабораторий. В Великобри­тании существуют восемь региональных полицейских криминалистичес­ких лабораторий и Центральная лаборатория лондонской полиции.

v


Глава 2. Предмет, объекты и система криминалистики

§ 1. Предмет и объекты криминалистики

Понятие предмета науки относится к числу динамично развиваю­щихся, отражающих состояние науки на каждом этапе ее существова­ния. Не является исключением и криминалистика. От определения ее предмета как "науки о реальностях уголовного права" (Г. Гросс, 1898) и как средства приспособления к нуждам судопроизводства достижений естественных и медицинских наук (И. Н. Якимов, 1924) наука пришла к современному определению своего предмета через специфическую группу объективных закономерностей действительности, методы и средства их познания и использования его результатов в уголовном судопроизвод­стве (Р. С. Белкин, 1987).

Криминалистика возникла и развивается как наука, способствую­щая своими положениями деятельности правоприменительных органов по установлению истины в судопроизводстве, отправлению правосудия и предупреждению преступлений. Разработка этих положений — резуль­тат изучения двух видов человеческой деятельности: преступной, дея­тельности по подготовке, совершению и сокрытию преступлений и ее антипода — деятельности по выявлению, раскрытию, расследованию преступлений и судебному разбирательству уголовных дел. Соответствен­но, криминалистика изучает те специфические закономерности, кото­рые управляют этими видами деятельности, разрабатывая рекоменда­ции по практике борьбы с преступностью, под которой понимается вся работа органов дознания, следствия, суда, экспертных учреждений по установлению истины в судопроизводстве.

Итак, объекты криминалистики — преступность, с одной стороны, и предварительное расследование, судебное разбирательство, профи­лактика преступлений — с другой.

В современных условиях рекомендации криминалистики нередко ис­пользуются при разрешении гражданско-правовых и арбитражных спо­ров. Можно ли считать, что появились новые объекты, изучаемые кри­миналистикой?

На этот вопрос следует ответить отрицательно. Использование дан­ных криминалистики в иных, кроме уголовного судопроизводства, сфе­рах правоприменительной деятельности происходит не за счет разра­ботки специфических для этих сфер криминалистических средств и ме­тодов, а путем отбора из уже разработанных тех, которые могут быть эффективно использованы: это главным образом те или иные средства и методы собирания и исследования материальных носителей информа­ции, получения и проверки вербальной (словесной) информации. Пользо­ватели криминалистических рекомендаций в этих случаях лишь отбира-


§ 1. Предмет и объекты криминалистики



ют их из арсенала криминалистики и используют в непреобразованном виде, подобно тому, как применяют данные криминалистики другие науки: археология, археография, судебная медицина и др.

Объекты криминалистики изучаются и другими науками: преступ­ность, преступления — уголовным правом, криминологией, судебной статистикой и др.; процесс раскрытия и расследования преступлений — наукой уголовного процесса, теорией оперативно-розыскной деятельно­сти, судебной психологией и иными областями знания. Каждая из наук изучает эти объекты для решения своих специфических задач. Свои цели преследует и криминалистика.

Преступление привлекает криминалистов не вообще, не как слож­ное социальное явление, а как противоправная деятельность, как акт человеческого поведения. Объектом криминалистики является функцио­нальная сторона противоправной деятельности, та система действий и отношений, которая составляет содержание механизма преступления.

Механизм преступления — сложная динамическая система, вклю­чающая субъект преступления, его отношение к своим действиям и их последствиям, к соучастникам; предмет посягательства; способ совер­шения и сокрытия преступления; преступный результат и др. Как вся­кая объективная реальность, механизм преступления формируется и фун­кционирует под воздействием определенных закономерностей, из числа которых к предмету криминалистики относятся:

а) закономерности формирования, выбора и реализации способов
подготовки, совершения и сокрытия преступления;

б) закономерности возникновения и развития связей между элемен­
тами механизма преступления;

в) закономерности возникновения и развития явлений, связанных с
преступлением (до, во время и после его совершения), значимых для
решения задач судопроизводства. ,

Все элементы механизма преступления, будучи взаимосвязаны и отражаясь друг в друге и в окружающей среде, образуют многочислен­ные следы преступления, содержащие информацию о нем и его участ­никах.

Закономерности возникновения такой информации выражаются и базируются на следующих положениях.

Известно, что в фундаменте самого здания материи существует способность, сходная с ощущением, — свойство отражения. Формы про­явления этого свойства тем выше и сложнее, чем выше и сложнее фор­ма движения материи.

Поскольку отражение присуще всей материи, всякий материаль­ный процесс отражается в других материальных процессах, связанных с ним. Из закона диалектики о взаимосвязи и взаимообусловленности яв­лений можно сделать вывод о том, что взаимосвязь при отражении есть одна из необходимых и универсальных связей объективной действитель­ности: если всякий материальный процесс связан необходимостью с дру­гими процессами, то не существует изолированных, а следовательно, и принципиально не отражаемых явлений.

Событие преступления есть один из материальных процессов дей­ствительности. Для того чтобы узнать о событии, мы должны выделить связанные с ним изменения. Связь изменений с событием существует


34 Глава 2. Предмет, объекты и система криминалистики


объективно. Эти изменения в среде, связанные с событием, есть результат взаимодействия между ними, результат отражения события в среде. Толь­ко по ним можно судить о содержании события. Применительно к про­цессу доказывания изменения в среде есть информация о событии, те самые фактические данные, с помощью которых только и можно судить о событии преступления. Следовательно, сам процесс возникновения ин­формации есть процесс отражения, а информация — результат этого процесса. Поскольку же любое событие преступления необходимо (как и любой процесс) отражается в окружающей среде, и процесс возникнове­ния информации о преступлении носит необходимый, повторяющийся, устойчивый и общий характер, т. е. является закономерностью. Закономер­ность процесса возникновения информации о преступлении есть одна из объективно существующих предпосылок установления истины в судебном исследовании — проявления принципа познаваемости мира.

Отражаемыми объектами в процессе возникновения информации ста­новятся элементы преступления. Однако не все они играют одинаковую роль в акте отражения. Строго говоря, непосредственно отражаемыми объектами являются субъект и объективная сторона преступления. Субъект преступления как личность отражается через свои свойства (как проявление личности) и через средства и способы действия; действия (или бездействие) отражаются через средства и способы их осуществле­ния. Таким образом, свойства личности, средства и способы действий выступают как средство отражения. Складывается следующая система взаимосвязей в этом акте отражения:

I. Отражаемые объекты

Субъект -*--- *- Действия

(индивид)

I I

П. Средство отражения

Свойства \ / Средства

' Л

личностии \ / и способы действий

I

III. Отражающие объекты
Окружающая обстановка

Предмет посяга­тельства

(элементы среды, в которой происходит событие)

* I

IV. Результат отражения

Изменения Изменения

("отпечатки" свойств личности, результаты действий) Данная система выражает только процесс возникновения информа­ции о событии, а не отношений субординации между объектами одной категории. В уголовно-правовом аспекте субъект преступления проявля­ется (представляется, репрезентируется) только через действия, т. е. сам отражаемым объектом не становится. В криминалистическом же ас­пекте, когда речь идет об установлении конкретного человека, совер­шившего преступление, необходимо рассматривать все формы выра-


§ 1. Предмет и объекты криминалистики



жения личности вовне, т. е. не только его поведение, но и свойства, по отражению которых, например, на окружающей обстановке можно иден­тифицировать субъекта. Поэтому мы и рассматриваем субъект преступ­ления как самостоятельный отражаемый объект.

В сложных связях выступают в акте возникновения информации о событии и объект преступления, и субъективная сторона — мотив, цель, вина преступника. Объект, на который посягает преступник, репрезен­тируется в акте отражения действиями, обстановкой действий и пред­метом посягательства, субъективные же моменты — действиями. Таким образом, они участвуют в процессе возникновения информации о пре­ступлении опосредованно: и через отражаемые и отражающие объек­ты, и через средства отражения.

Судить по отражению (информации) об отражаемом (о преступле­нии) можно только в том случае, если отражение обладает содержа­тельной стороной, если связь изменений с событием можно обнару­жить, выявить, понять по содержанию этих изменений. Содержание изменений, их характер есть информация об этих изменениях. После­дние несут в себе сведения о том, каковы они, т. е. информацию о всем процессе отражения, результатом которого становятся измене­ния — материальные носители, "хранилище" информации о событии.

Информация как мера связи события и вызванных этим событием изменений в среде не может существовать без материальной основы, или, как принято говорить, вне информационного сигнала, под кото­рым понимают единство материального носителя и средства передачи информации. Таким образом, изменения — это информационный сиг­нал, имеющий свое содержание — информацию, и форму выражения — информационный код, Информационным кодом служит и человеческая речь (словесный код).

В процессе изменений информационный сигнал может выступать в предметной (вещественной) и мысленной (образной) формах. Обе формы есть разновидности "отпечатков" события в среде.

Мысленная (образная) форма информационного сигнала является субъективной формой психического отражения.

Если изменение среды является материальным носителем инфор­мации, то сама эта информация после надлежащей процедуры стано­вится доказательственной и составляет содержание доказательства.

Поскольку среда, в которой преступление вызывает изменение, не есть нечто монолитное, не один объект, а комплекс объектов, процес­сов, явлений, и отражение преступления, его "отпечаток" содержится не на одном отражающем объекте, а на их комплексе. Информация о событии распределена, таким образом, по всем объектам отражающего комплекса, т. е. по всем будущим доказательствам. Каждое из них содер­жит только порцию этой информации. Объем информации, содержащейся в конкретном доказательстве, зависит от того, насколько значительны те изменения среды, которые она выражает; эти изменения тем больше, чем теснее взаимосвязь с конкретным отражающим объектом отражае­мого объекта — субъекта или действий. Поэтому, например, предмет по­сягательства содержит значительный объем информации о событии, орудие преступления — также, а информация о событии, содержаща­яся в показаниях свидетеля-неочевидца, — более скудный, ибо этот сви­детель событие не воспринимал, т. е. в акте отражения не участвовал.



Глава 2. Предмет, объекты и система криминалистики


Совокупность всей доказательственной информации в принципе адек­ватна полному отражению преступления. Мы говорим "в принципе" по­тому, что в действительности полного отражения быть не может. Еще более неполной по сравнению с моделью является информация, став­шая известной следователю, ибо объем ее обусловлен не только полно­той отражения, но и теми возможностями, которыми он обладает, и ограниченностью источников, допускаемых законом.

Процесс возникновения информации о событии, как всякий процесс отражения, носит ситуационный характер, т. е. зависит от условий, в которых он протекает. Ситуационность этого процесса и обусловливает то, что управляющие им закономерности проявляются (что вообще при­суще проявлению объективных закономерностей) как тенденция. Сте­пень осуществления этой тенденции зависит от конкретной обстановки. Отображение не может существовать без отображаемого, но отобража­емое существует независимо от отображающего. При этом отображение никогда не может всецело сравняться с отображаемым даже в тех слу­чаях, когда отображающим выступает сознание человека. Именно по­этому можно себе представить, что в отдельных Случаях отражение будет настолько неполным, искаженным и т. п., что возникшая инфор­мация будет недостаточной для установления истины по делу. Какие же конкретно закономерности "управляют" процессом возникновения отра­жений, следов преступления?

Во-первых, это закономерная повторяемость процесса возникнове­ния следов события. Она заключается в том, что при наличии опреде­ленных условий процесс отражения, в итоге которого возникают следы преступления, необходимо повторяется. Например, прикосновение руки к полированной поверхности оставляет следы пальцев, ходьба по пыль­ному полу — следы ног, восприятие внешности преступника — его мыс­ленный образ в сознании наблюдателя и т. п.

Во-вторых, это логика связи между действиями преступника и пре­ступным результатом, который будет являться доказательством по делу. Это означает, что преступный результат доказывает наличие преступ­ного деяния и его характер, что закономерность наступления данного преступного результата позволяет отправляться от него к доказываемому событию.

В-третьих, это закономерность связи между способом совершения преступления и следами применения этого способа, т. е. возможность, исходя из знания способа, судить о тех следах, которые неизбежно возникают, а не иных, которые в свою очередь характерны для другого способа совершения преступления.

В-четвертых, это закономерная зависимость выбора способа от кон­кретных, известных обстоятельств субъективного и объективного ха­рактера, зависимость, позволяющая, отправляясь от способа, играюще­го роль доказательства, устанавливать эти обстоятельства и, наоборот, по обстоятельствам, выступающим в качестве доказательства по делу, судить о способе совершения преступления.

Способ не случайно играет такую важную роль в процессе возник­новения информации о преступлении. Способ, понимаемый как система действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, будучи в целом отражаемым объектом, в то же время своими составляющими


§ 1. Предмет и объекты криминалистики



(действия, средства действий) отражается в среде события преступ­ления.

Возникнув, информация о преступлении становится объективно су­
ществующим явлением материального мира. Его существование ,|как~ и
любого явления) обусловлено объективными закономерностями действи­
тельности. ,-.'.'.

Изменение среды, будучи отражением события преступления, ре­зультатом взаимосвязи объектов, участвующих в акте отражения, есть конечная фаза этого процесса. Но диалектически уже в тот момент, когда процесс отражения завершен и возник "отпечаток" отражаемого объекта, начинается противоположный процесс — уничтожение, "сня­тие", "отрицание" отражения. Этот процесс исчезновения информации под влиянием объективных и субъективных факторов так же естествен, как и ее возникновение. Единство противоположных процессов — воз­никновения и исчезновения информации о преступлении — отражает противоречивые силы и тенденции всякого явления.

Хотя процесс уничтожения, рассеивания информации начинается одновременно с завершением процесса ее возникновения, в определен­ный промежуток времени изменения среды объективно существуют, т. е. сохраняют в необходимом объеме свои свойства носителей доказатель­ственной информации.

Фаза существования отражения характеризуется непрерывным убы­ванием, исчезновением содержащейся в нем информации. В конце этой фазы отражающий объект в силу присущих ему свойств может вернуть­ся в свое прежнее состояние, произойдет "снятие" отражения. Случится то, что будет с резиновым бруском, о который ударится металлический шар: шар образует вмятину на поверхности бруска, но затем вмятина исчезнет. Это так называемая упругая деформация. Нечто похожее, од­нако, разумеется, под действием совершенно иных законов, происхо­дит и с памятью человека. Отражение в памяти воспринятого объекта постепенно стирается, исчезает, отражение "снимается".

Отражения могут исчезнуть, могут быть уничтожены и внешними по отношению к ним воздействиями объективного характера (природ­ных сил и т. п.). Таковыми могут быть и новые изменения, накладываю­щиеся на прежние в результате другого акта отражения, например след машины, проехавшей по следу ноги преступника.

И наконец, отражения могут быть умышленно уничтожены заинте­ресованными лицами или преступником (воздействия субъективные). На отражение могут быть наложены новые изменения, например механи­чески уничтожены следы пальцев или ног, изменена обстановка на мес-' те происшествия, переделаны похищенные вещи и пр.

Возникновение информации о преступлении и его участниках слу­жит связующим звеном между преступной деятельностью и деятельнос­тью по раскрытию и расследованию преступлений. Криминалистика рас­сматривает последнюю также в своем специфическом аспекте: как рабо­ту с информацией о преступлении и его участниках — придание ей статуса судебных доказательств, собирание этих доказательств, их ис­следование, оценка и использование в целях доказывания истины.

Закономерности возникновения, существования и исчезновения ин­формации выступают базовыми по отношению ко второй группе объек­тивных закономерностей — закономерностям доказывания.


38 Глава 2. Предмет, объекты и система криминалистики

Как всякое объективно существующее явление материального мира, доказательство принципиально всегда может быть обнаружено. Возмож­ность обнаружения доказательств, их собирания — одна из закономерно­стей объективной действительности, принципиальной познаваемости этой действительности, отражения ее субъектом судебного исследования.

Здесь необходимо сделать отступление, чтобы пояснить следующее.

Точно так же, как при совершении преступления, возникают, строго говоря, не доказательства, а информация о преступлении, которая мо­жет приобрести, а может и не приобрести (в силу тех или иных причин) значения доказательства, так и при собирании доказательства речь идет фактически о сборе информации о преступлении, которая, будучи ис­следована и оценена следователем, может получить статус доказатель­ства. Однако закон в данном случае говорит уже о собирании доказа­тельств, хотя по тексту ст. 86 УПК РФ представляется, что речь идет о "будущих" доказательствах. В этом убеждает и сопоставление, напри­мер, двух статей УПК: в ст. 177 идет речь о предметах, обнаруженных при осмотре и обыске, которые еще не именуются вещественными до­казательствами, а в ст. 81 — о процессуальной процедуре придания этим предметам значения вещественных доказательств. Руководствуясь данными соображениями, мы также будем употреблять термин "доказа­тельство", придавая ему в контексте значение и "будущего" доказа­тельства, и доказательства в процессуальном смысле слова.

Обнаружение доказательств — это их поиск и выявление. Как вся­кая деятельность, базирующаяся на знании определенных закономерно­стей, поиск доказательств становится деятельностью сознательной и це­леустремленной.. Эффективность этой деятельности обусловлена самой возможностью обнаружения доказательств.

Определение круга ситуационно типичных доказательств на базе закономерностей их возникновения создает необходимые объективные предпосылки к их распознанию в той среде, где они находятся. "Отпеча­ток", отражение преступления вычленяется из среды, отделяется от отражающего объекта. Становится в принципе возможным из многообра­зия явлений на основе познания закономерностей механизма отражения выделить только те явления, факты, которые могут стать доказатель­ствами — результатом акта отражения, т. е. находятся в необходимой взаимосвязи с преступлением. Возможность обнаружения доказательств становится действительностью, закономерным явлением, ибо приобре­тает необходимый, повторяющийся, устойчивый и всеобщий характер. Но и эта закономерность, как и всякая объективная закономерность, прояв­ляется как тенденция, т. е. прокладывает себе путь через случайные отступления от нее, когда в силу тех или иных объективных или субъек­тивных моментов доказательства остаются необнаруженными.

Итак, в каких же случаях закономерность обнаружения доказа­тельств может не проявиться, не реализоваться?

Во-первых, такое возможно, если процесс возникновения доказа­тельств под влиянием тех или иных условий сам протекал с отступлени­ями от присущих ему закономерностей, носил случайный характер.

Во-вторых, закономерность обнаружения доказательств может не проявиться, если "отпечатки" события были уничтожены. Заметим при этом, что уже само знание условий, при которых закономерность об-


§ 1. Предмет и объекты криминалистики



наружения доказательств "не действует", знание исключений из пра­
вила подтверждает объективный характер данной закономерности, все­
общность и повторяемость ее проявлений. ^

В информационном аспекте обнаружение доказательств есть вы­деление, отбор из имеющихся лишь такой группы информационных сигналов, которые содержат только определенную, а именно — дока­зательственную информацию. При этом могут быть обнаружены только те доказательства, смысл которых может быть понят, расшифрован с помощью существующих на данном уровне знаний средств раскодиро­вания. Чем шире круг таких средств, тем шире круг обнаруживаемых доказательств. Ясно, что информативность доказательства создает лишь необходимые предпосылки к его обнаружению. Сам же отбор инфор­мационных сигналов есть сложный нейрофизиологический и психоло­гический процесс. Поэтому объективные предпосылки обнаружения до­казательств реализуются через субъективное — через сознательную деятельность.

Субъективными факторами, которые способствуют воплощению объективно существующей возможности обнаружения доказательств в действительность, являются:

знание субъектом доказывания общих закономерностей возникно­вения информации.о преступлении;

знание им ситуационных особенностей механизма возникновения этой информации;

знание того, что может представлять собой в данной ситуации до­казательство, по крайней мере как типичное, общее (разумеется, один и тот же объект может иметь и не иметь доказательственного значе­ния, поэтому его "свойство доказательственности" само имеет ситуаци­онный характер и становится проявлением определенной тенденции);

знание приемов и средств отбора информационных сигналов, т. е. обнаружения доказательств, и умение применить эти приемы и средства;

обладание необходимыми субъективными качествами (наблюдатель­ность, внимание, способность логически мыслить и пр.).

Роль специалиста, участвующего в процессе обнаружения доказа­тельств, как раз. и заключается в восполнении своими субъективными качествами — знанием и умением — субъективных качеств лица, осуще­ствляющего собирание доказательств.

Доказывание как специфическая познавательная деятельность есть в конечном счете оперирование доказательствами. Совершенно очевид­но, что обнаружение, собирание доказательств — только начальный этап этой деятельности. Для того чтобы собранные доказательства мож­но было применить как средства установления истины, их необходимо исследовать, оценить и только после этого использовать.

Направленность и проявление закономерностей этой деятельности характеризуются следующими положениями.

Исследование доказательств есть частный случай процесса позна­ния объективной действительности. Любая разновидность процесса по­знания подчинена общим закономерностям. Но поскольку предмет, ус­ловия и средства познания придают данному виду познавательной дея­тельности специфические черты, общие закономерности процесса по­знания не могут не испытывать влияния этой специфики. Исходя из этого закономерности исследования доказательств:



Глава 2. Предмет, объекты и система криминалистики


определяют содержание процесса познания объектов, выражающих не любые изменения среды, а лишь связанные с преступлением;

проявляются в специфических условиях судебного исследования, ограниченного сроками, средствами и кругом участников;

отражают специфику методов судебного исследования, в том числе таких, которые применяются только при исследовании доказательств (криминалистических, судебно-медицинских и иных методов);

отражают своеобразие цели исследования доказательств, совпадаю­щей с общей целью судебного исследования: установление истины в про­цессе судопроизводства по конкретному делу.

Сущность исследования доказательств заключается в том, что по­знается их.содержание (включая и проверку достоверности этого содер­жания) и устанавливается согласуемость доказательств по одному делу между собой.

Содержание доказательства — это заключающаяся в нем информа­ция, которая дает ответ не только на вопрос, что устанавливается дан­ным доказательством, но и позволяет выяснить, согласуется ли оно с другими доказательствами по делу.

В результате исследования доказательств в распоряжении субъек­та доказывания оказывается соответствующим образом интерпретиро­ванная и доступная по своему смысловому выражению доказательствен­ная информация. Она подлежит оценке и последующему использованию.

Оценка доказательств — логический процесс, мыслительная дея­тельность, связанная с суждением о ценности доказательственной ин­формации. Она предпринимается для того, чтобы выяснить:

допустимо ли использование информации в качестве доказатель­ства, не противоречит ли это закону, принципам доказывания;

относится ли оцениваемая информация к делу и каков характер ее связи с уже оцененными доказательствами;

каково значение оцениваемой информации по делу;

как может быть использовано оцениваемое доказательство в даль­нейшем.

Под использованием доказательств следует понимать оперирова­ние ими в целях доказывания. В своей основе оперирование доказа­тельствами также является логическим процессом, подчиняющимся всем закономерностям рационального мышления. Оперирование до­казательствами может заключаться в их демонстрации (предъявле­нии) в целях подтверждения доказанности того или иного обстоятель­ства; оно необходимо в целях проверки других доказательств, их ис­следования; наконец, их использование может оказаться необходи­мым для получения иных доказательств и установления их источни­ков. Использование доказательств, оперирование ими и есть собственно доказывание, накопление доказательственной информации до такого предела, пока на ее основе не сформируется убеждение в доказан­ности искомых положений.

Закономерности оценки и использования доказательств проявляются:

в доказывании нужного, т. е. только того, что требуется обстоятель­ствами дела, следовательно, в направленности доказывания;

в доказывании всестороннем и полном, следовательно, в обеспече­нии качества доказывания;


§ 1. Предмет и объекты криминалистики



в учете всех значимых связей между доказательствами, их причин­ной и иной обусловленности;

в поступательном развитии процесса их накопления до уровня дока­занности, что и означает установление истины по делу.

Такова в общих чертах характеристика закономерностей собирания, исследования, оценки и использования доказательств, представляющих собой часть предмета криминалистической науки.

Изучение всех названных объективных закономерностей не является самоцелью. Их познание необходимо для того, чтобы криминалистика могла выполнить свою основную служебную функцию — содействовать практике борьбы с преступностью. На базе познания этих закономерно­стей криминалистика целеустремленно разрабатывает технико-кримина­листические средства, тактические приемы и методические рекоменда­ции по работе с доказательствами, организации и планированию предва­рительного расследования и судебного разбирательства, предотвращения преступлений. Эти средства, приемы и рекомендации составляют четвер­тый элемент предмета криминалистики.

Криминалистические методы и средства различаются по источнику происхождения, содержанию, целям и субъектам применения.

По источнику происхождения они могут быть результатом разви­тия практики борьбы с преступностью. Криминалистика, изучая эту прак­тику, учитывая в то же время и опыт отрицательный, допускаемые ошибки и упущения, обобщает, анализирует, а затем совершенствует применяемые средства, приемы и рекомендации.

Другим важным источником происхождения криминалистических методов и средств служат достижения иных наук. Часть этих данных используется в непреобразованном виде в качестве научной основы или элемента криминалистического метода или средства; другая часть транс­формируется в криминалистические методы и средства. Но в обоих слу­чаях происходит процесс не механического заимствования, а активно­го, творческого приспособления этих данных для решения задач, сто­ящих перед криминалистикой.

Наконец, источником происхождения криминалистических методов и средств служат результаты собственных научных разработок.

По содержанию криминалистические методы и средства подразде­ляются на технические, тактические и методические. Их совокупности, надлежащим образом систематизированные, соответственно образуют криминалистическую технику, криминалистическую тактику и крими­налистическую методику — разделы науки.

По целям применения различают криминалистические методы и средства: судебного исследования; предотвращения преступлений. Это де­ление носит условный характер, поскольку в ряде случаев одни и те же методы и средства могут использоваться как в тех, так и в других целях.

Когда идет речь о классификации криминалистических методов и средств по субъекту применения, обычно имеют в виду их использова­ние оперативным сотрудником, следователем, судом, экспертом. Одна­ко, как и в предыдущем случае, такая классификация в целом весьма условна, поскольку не основана на законе, который не запрещает, на­пример, следователю использовать средства, применяемые преимуще­ственно экспертом, и т. п..



Глава 2. Предмет, объекты и система криминалистики


Все сказанное позволяет следующим образом определить предмет криминалистики.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.