Сделай Сам Свою Работу на 5

В протоколе осмотра все действия следователя, все обнаруженное описываются в той последовательности, в какой производился осмотр, и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент осмотра. 8 глава

Так, признавшемуся в совершении серии убийств Махинову следователем в ходе допроса по обстоятельствам содеянного было предложено собственноручно составить схемы мест происшествий по всем эпизодам, сделать рисунки орудий преступления с указанием их примерных размеров. На всех схемах и рисунках им были проставлены дата и время их выполнения. Сделано это было в целях предупреждения возможных в последующем заявлений Махинова о том, что детали обстановки ему стали известны в связи с его участием в дополнительных осмотрах указанных мест, которые последовали после окончания допроса, а сами схемы и рисунки оформлены им после этих следственных действий[23]

 

Составленные допрашиваемым схемы, планы и чертежи могут использоваться и для оценки объективности сообщаемых им сведений.

 

Б. на следствии и в суде показал, что в качестве взятки чиновнику П. он по его требованию построил ему дачу и гараж, для чего за свой счет приобретал строительные материалы, оплачивал работу нанятых им строителей. Подсудимый П. данные факты опровергал, утверждая, что дачу он строил сам, сам приобретал строительные материалы, нанимал рабочих и оплачивл их работу.

В суде строители Нестеров, Мокшин, Сейнов, Маркин, Богомолов и др. полностью подтвердили показания Б., причем в ходе их допроса им предлагалось составить общий план построенного ими объектов.

В обвинительном приговоре суда при анализе показаний данных свидетелей это обстоятельство было отражено следующим образом:

«В судебном заседании свидетелям Нестерову, Мокшину, Сейнову было предложено нарисовать общий план дома и гаража, на строительстве которых они работали.

При обозрении фототаблиц судом было установлено полное соответствие строительного объекта, изображенного на фотографиях с объектами, которые были нарисованы допрошенными свидетелями.

При этом свидетели конкретно указали, что именно этот дом и гараж они строили по просьбе Б.»[24].

Очная ставка представляет собой одновременный допрос ранее допрошенных лиц, в показаниях которых имеются существенные противоречия.Производство очной ставки не обязанность, а право следователя (ст. 192 УПК РФ). Данная разновидность допроса характеризуется повышенным тактическим риском, ибо не исключено, что одним из допрашиваемых она будет использоваться на оказания воздействия на второго допрашиваемого с целью изменения им показаний в своих интересах. И потому следователю всегда необходимо обдумать целесообразность ее проведения с точки зрения возможности устранения имеющихся в показаниях этих лициным способом (например, воспроизведением при допросе одного лица аудио или видеозаписи показаний второго лица, и т.п.).

Определяющими факторами для принятия решения о необходимости производства очной ставки являются: общее состояние расследования по делу (включая степень его завершенности), объем и значение собранных доказательств, наличие неиспользованных источников формирования других доказательств, взаимоотношения между участниками очной ставки; существенность имеющихся противоречий в показаниях, ожидаемый баланс «выигрыша-проигрыша» по результатам очной ставки, возможность изменения данного соотношения доступными средствами (например, предъявлением в ходе следственного действия доказательств, изобличающих недобросовестного участника очной ставки во лжи), возможность устранения (нейтрализации) отрицательных последствий риска.

 

Расследуя дело об изнасиловании М., следователь в результате беседы с ней перед очной ставкой с обвиняемым предположил, что она склонна изменить свои предыдущие показания «в пользу» обвиняемого. Учитывая это, на очной ставке следователь первый вопрос по существу дела задал обвиняемому. Выслушав его циничные объяснения о том, как ранее незнакомая ему потерпевшая добровольно совершила с ним извращенные действия сексуального характера, возмущенная М. полностью подтвердила свои предыдущие обвинительные показания.

Анализируемая статья 192 УПК РФ не ограничивает предельного числа допрашиваемых одновременно на очной ставке лиц. Единственным критерием допустимости их участия в данном следственном действия является наличие в их показаниях существенных противоречий. Поэтому в некоторых случаях для снижения тактического риска отказа или изменения ранее данных показаний следователь может провести очную ставку с множеством лиц (более одного) на стороне добросовестных участников очной ставки.

В судебном производстве по уголовному делу допрос является наиболее распространенным способом получения и проверки доказательств в суде. Именно поэтому порядок его производства достаточно детально регламентирован уголовно-процессуальным законом. Все вышесказанное о правилах допроса на стадии предварительного расследования справедливо и по отношению к судебному допросу. Кроме того, законом установлены дополнительные требования, ряд из которых нуждается в изучении через призму криминалистической тактики.

Эти правила, в частности, касаются:

порядка постановки вопросов допрашиваемым;

оснований оглашения в суде ранее данных ими показаний;

особенностей допроса отдельных категорий лиц — несовершеннолетних свидетелей и потерпевших, эксперта.

Согласно части 1 ст. 275УПК РФ, при согласии подсудимого дать показания первыми его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, затем государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения. Суд задает вопросы подсудимому после его допроса сторонами (ч. 3). В соответствии с частью 3 ст. 278 УПК РФ, первой задает вопросы свидетелю та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание. Судья задает вопросы свидетелю после его допроса сторонами.

Данные положения закона имеют глубокий тактико-криминалистический смысл. Их соблюдение — условие планомерности судебного допроса, гарантия всесторонности судебного исследования показаний допрашиваемого (с различных позиций — обвинения и защиты), полного выяснения сведений, необходимых для правильного разрешения уголовного дела.

Есть и еще одно тактическое соображение в пользу именно такого порядка постановки вопросов. Как известно, лучшим доводом, способным убедить человека, является тот, к которому он пришел сам. Главной задачей каждой из процессуальных сторон на допросе является утвердить судью в определенном благоприятном для нее мнении относительно излагаемых допрашиваемым сведений и оптимальный способ достижения этой цели — скрытое рефлексивное управление оценочными выводами суда. Такое воздействие может оказываться посредством подачи информации в определенной последовательности, в заранее подготовленной психологической обстановке, варьированием эмоциональным фоном допроса и так далее. Имеет значение, к примеру, порядок допроса участников процесса: первыми перед судом выступают лица, чьи показания импонируют допрашивающей стороне. Показания последующих допрашиваемых той же стороны должны находится в логичной и непротиворечивой связи с ранее заслушанными показаниями. С рассматриваемых позиций важна не только правильная формулировка вопросов допрашиваемому, но и тактически грамотный выбор последовательности и момента их постановки. Закрепленный законом порядок допроса позволяет каждой из сторон в полной мере реализовать указанные тактические комбинации.

Однако желание допрашивающего получить правдивые и достоверные показания «не должно переходить в стремление обязательно получить ответ, желаемый, угодный допрашивающему, подтверждающий его позицию, обоснованность которой неочевидна и подлежит еще проверке» (Ю. В. Кореневский). В связи с этим сторонами должно активно использоваться право ходатайствовать перед судом об отводе наводящих вопросов.

Недопустимо до завершения допроса оглашение протоколов следственных действий, содержащих сведения об обстоятельствах, о которых лицо не было допрошено перед судом.

 

По делу по обвинению Петрова в совершении преступления, предусмотренного частью 3 ст. 158 УК РФ в ходе допроса потерпевшего государственный обвинитель заявил ходатайство о частичном оглашении в суде протокола предъявления для опознания Петрова потерпевшему. Несмотря на возражения защитника Петрова, с разрешения председательствующего протокол был оглашен в части объяснений опознающего об обстоятельствах, при которых он видел Петрова. После чего допрос потерпевшего был продолжен. Следует пояснить, что к тому времени с момента совершения преступления прошло более трех лет, и потерпевший не мог назвать не только, что именно было похищено, и когда произошла кража, но и затруднился ответить на вопрос прокурора, в какое время года произошло данное событие.

Если в уголовном деле участвует несколько подсудимых, то суд вправе по ходатайству стороны изменить порядок их допроса, установленный частью 1 ст. 275 УК РФ (ч. 5 ст. 275 УПК). Такая ситуация возможна в случае, когда, например, один из подсудимых дает показания, изобличающие другого. Поскольку его показания будут доказательством со стороны обвинения, государственный обвинитель вправе ходатайствовать перед судом о предоставлении ему права допросить данного подсудимого первым.

Председательствующий в ходе допроса:

— отклоняет наводящие вопросы;

— отклоняет вопросы, не имеющие отношения к делу;

— отклоняет вопросы, на которые допрашиваемым уже был дан однозначный ответ ранее в ходе данного допроса;

— после окончания допроса лица сторонами вправе задавать вопросы допрашиваемому.

На практике, нередко случается, что суд нарушает порядок допроса и после обвинителя задает вопросы сам, мотивируя это тем, к примеру, что секретарь не успел зафиксировать определенные моменты допроса в протоколе судебного заседания.

Подобное вмешательство в ход допроса недопустимо в силу прямого указания закона на порядок постановки вопросов допрашиваемому. Вначале допрашивают стороны и лишь затем — суд. Такие действия суда не соответствуют характеру возлагаемой на него по закону процессуальной функции и ограничивают права участников судебного разбирательства.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части 4 ст. 275 допускает производство допроса одного подсудимого в отсутствие другого. Тактическая необходимость в этом может возникать в случае, когда присутствие подсудимого на допросе может негативно повлиять на показания другого подсудимого или подсудимых. Решение об этом принимает суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе, о чем выносится определение или постановление. В этом случае после возвращения подсудимого в зал судебного заседания суд сообщает ему содержание показаний, данных в его отсутствие, и предоставляет ему возможность задавать вопросы допрошенному подсудимому.

 

Между Романовым, Новиковым и Александровым, с одной стороны, и Мирошниковым, Донцовым — с другой, произошла обоюдная драка, в ходе которой Мирошникову были причинены телесные повреждения, квалифицированные как тяжкий вред здоровью, от которых он впоследствии скончался. Обвинение по части 4 ст. 111 УК РФ было предъявлено Романову, который, со слов Александрова и Новикова, в ходе драке нанес потерпевшему несколько ударов по голове бейсбольной битой. Александров и Новиков обвинялись по части 2 ст. 116 УК РФ (побои, нанесенные из хулиганских побуждений). Романов факт нанесения им ударов битой отрицал, заявляя, что битой изначально был вооружен сам потерпевший, ее у него отнял Новиков, нанес потерпевшему удары по голове, и только потом бита перешла в его — Романова — руки. Потерпевший к этому времени лежал на земле и не подавал признаков жизни. Полагая, что в суде Александров в присутствии Новикова даст показания в пользу последнего, адвокат Романова заявил ходатайство о допросе Александрова в отсутствие Новикова. Ходатайство судом было удовлетворено. В ходе допроса Александров признался, что сам лично не видел того, как Романов наносил удары битой потерпевшему, поскольку в тот момент дрался с Донцовым. О том, что удары битой нанес Романов, ему впоследствии сказали работники милиции.

Кроме этого, в целях охраны прав несовершеннолетних по ходатайству сторон, а также по инициативе суда допрос потерпевших и свидетелей, не достигших возраста 18 лет, может быть проведен в отсутствие подсудимого, о чем суд выносит определение или постановление. После возвращения подсудимого в зал судебного заседания ему должны быть сообщены показания этих лиц и предоставлена возможность задавать им вопросы (ч. 6 ст. 280 УПК РФ).

Смысл данного предписания, помимо охраны прав несовершеннолетних, видится также в том, чтобы исключить возможное психологическое воздействие на несовершеннолетнего со стороны взрослого подсудимого, побуждающее несовершеннолетнего к отказу от ранее данных показаний или их изменению в угоду интересам совершеннолетнего подсудимого.

Отказ подсудимого от дачи показаний не лишает его права задавать вопросы допрашиваемым другим подсудимым, потерпевшим и свидетелям. Подсудимый также может начать давать показания в любой момент судебного следствия. Однако суд может ограничить его в этом праве, если подсудимый в своих показаниях не сообщает суду новых сведений, а лишь комментирует показания других участников процесса или ход судебного разбирательства. Подсудимому в таком случае судом разъясняется, что такая возможность ему будет предоставлена на стадии судебных прений и в последнем слове перед удалением суда в совещательную комнату.

Многолетней практикой уголовного судопроизводства выработаны три основных тактических приема судебного допроса. Допрос может быть прямым, перекрестным или шахматным.

При перекрестном допросе вопросы свидетелю попеременно задает сторона обвинения и сторона защиты.

Как отмечалось авторами Объяснительной записки к проекту Устава уголовного судопроизводства 1863 года, «в уголовном судопроизводстве перекрестный допрос свидетеля обеими сторонами есть одно из самых действительных средств к обращению внимания его на все то, что в известных ему обстоятельствах по предмету его свидетельства может служить не только к обвинению, но и к защите, или, наоборот, не только к защите, но и к обвинению. Впрочем, перекрестный допрос, при всей его целесообразности, может принести несомненную пользу тогда только, когда употребляется дополнительным средством к свободному изложению свидетелем своего показания»[25].

Если по уголовному делу проходят несколько подсудимых, то в перекрестном допросе вправе принимать участие каждый, независимо от того, относятся ли даваемые лицом показания к вменяемому ему эпизоду или нет. Последовательность постановки вопросов подсудимыми в этом случае определяется судом, например, на основе последовательности их указания в обвинительном заключении или акте.

Шахматный допрос заключается в том, что по одному и тому же обстоятельству попеременно допрашиваются несколько лиц. Шахматный допрос сильно напоминает очную ставку, тем более, что по закону количество участников очной ставки не ограничено.

 

В ходе допроса свидетель со стороны защиты К. показал, что вместе с ранее допрошенным судом С. грузил, отвозил и разгружал две алюминиевые оконные рамы. При этом К., несмотря на то, что c того момента как произошли эти события минуло более трех лет, называл конкретный день недели, время, когда это происходило, относительно подробно описывал внешний вид и состояние рам. В частности, К. упомянул, что ему и С. пришлось повозиться с резиновыми вставками в рамах, которые постоянно выпадали. Показания К. в целом совпадали с показаниями С.. Тогда государственный обвинитель задал вопрос, были ли в рамы вставлены стекла или нет. К. на вопрос прокурора ответить не смог, хотя С. ранее на тот же вопрос ответил положительно и однозначно. Допрошенный повторно С., после того, как ему сказали о возникшем противоречии, признался, что рамы грузил, возил и разгружал он один, а К. попросил поддержать его в суде.

Явно тактическое назначение имеет содержащееся в части 1 ст. 278 УПК РФ указание на то, что свидетели допрашиваются порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей. С этим правилом корреспондируются положения, предусмотренные частью 4 ст. 278 УПК РФ, согласно которым допрошенные свидетели могут покинуть зал судебного заседания до окончания судебного следствия только с разрешения председательствующего, который при этом должен учитывать мнение сторон. Тактический смысл данного законоположения заключается в том, чтобы исключить какой бы то ни было сговор между свидетелями в части даваемых показаний, а также распространение за пределы зала судебного заседания информации о выясняемых обстоятельствах и характере заданных вопросов. Этими же, в сущности, соображениями можно объяснить и закрепленное законом право суда требовать для обозрения письменные заметки, которыми пользуются на допросе подсудимый, потерпевший или свидетель (ч. 2 ст. 275, ст. 279 УПК РФ).

К сожалению, реалии таковы, что суд не всегда может допросить всех свидетелей в одно судебное заседание. Поэтому при необходимости допроса множества свидетелей, целесообразно на один день вызывать ровно такое количество свидетелей, сколько можно их допросить за отведенное на заседание время без ущерба полноте и качеству допроса, а также рассмотрению других, находящихся в производстве судьи дел.

Есть и еще одна проблема: по закону судебные заседания проводятся в открытом режиме. Случаи, когда допускается закрытое судебное заседание, четко указаны в законе (ч. 2 ст. 241 УПК РФ) и встречаются не так часто. Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись (ч. 5 ст. 241 УПК РФ). Никто не может без наличия к тому законного основания препятствовать им покидать зал судебного заседания в любой момент судебного следствия.

В связи с этим, суд должен в начале каждого заседания выяснять, не находятся ли в зале посторонние лица и каково их отношение к рассматриваемому делу, нет ли среди них лиц, которые в дальнейшем могут быть допрошены как свидетели со стороны защиты или обвинения.

Приведем такую, не так уж редко, к сожалению, встречающуюся судебную ситуацию. После удаления из зала суда свидетелей один из них, к примеру, со стороны обвинения, остался присутствовать. В этом случае его показания являются недопустимыми доказательствами, поскольку он слышал, что говорили до него по существу дела другие свидетели или иные участники процесса.

Сложнее в этой части решается проблема с допросом в качестве свидетелей лиц, не перечисленных следователем в списке к обвинительному заключению, но в тоже время присутствующими в зале судебного заседания свидетелями, о допросе которых ходатайствует представитель той или иной стороны (чаще всего, стороны защиты).

 

Константинов обвинялся в совершении преступления, предусмотренного частью 1 ст. 161 УК РФ. В ходе судебного следствия после допроса свидетелей обвинения защитой было заявлено об имевшемся у Константинова на момент совершения преступления алиби. В качестве свидетеля алиби был назван дальний родственник подсудимого.

Суд отказал в удовлетворении указанного ходатайства на том основании, что указанное лицо присутствовало в зале суда с начала судебного разбирательства. Возражение защиты о том, что данный человек сидел в зале суда не во все дни, когда проводилось судебное заседание, а только в день заявления ходатайства о его допросе судом было отклонено как необоснованное.

 

В судебной практике встречаются ситуации, когда в какой-то момент допроса свидетель или потерпевший просит суд сделать временный перерыв. Учитывая, продолжительность допроса, предполагаемое время его завершения и физическое состояние допрашиваемого, суд вправе прервать допрос. Однако, удовлетворяя такое ходатайство, суд должен в любом случае обеспечить условия к тому, чтобы данный участник процесса в перерыве не общался с еще не допрошенными свидетелями и потерпевшими. Суд может поручить следить за соблюдением этого судебному приставу.

Возникает вопрос, как быть в том случае, если после допроса потерпевшего или свидетеля вызвавшей его стороной, допрашиваемый, к примеру, ссылаясь на плохое самочувствие, просит суд отложить дальнейший его допрос. Встречаются, например, случаи, когда допрашиваемого забирают из зала суда «по скорой помощи». Являются ли в таком случае данные им показания допустимым доказательством? Очевидно, нет, так как закон требует четкого соблюдения последовательности постановки вопросов. Судебное заседание откладывается, так как противоположной стороне должно быть обеспечено право задать вопросы данному потерпевшему или свидетелю.

Особенность судебного допроса заключает в том, что допрашиваемые по приложенному к обвинительному заключению (акту) списку обвинения или защиты лица, ранее уже допрашивались следователем или дознавателем. Потому содержание данных ранее показаний сторонам известно.

Тем не менее, в судебной практике нередки случаи изменения участниками процесса своих показаний или вообще отказа от них. Причины подобного поведения могут быть различны: боязнь мести со стороны подсудимых и иных заинтересованных лиц, подкуп, угрозы, применение к ним недозволенных методов ведения расследования, нарушение права на защиту и т.д. Нельзя также не учитывать, что с момента, когда произошло исследуемое событие и до допроса в суде проходит порой весьма длительный период времени, что не может не сказываться на полноте показаний. В этом случае стороны могут ходатайствовать перед судом об оглашении ранее данных допрашиваемым лицом показаний. Данное положение имеет тактический смысл: через оглашение показаний стороны и суд убеждаются в достоверности и полноте показаний свидетеля, потерпевшего или подсудимого, данных суду.

Оглашение показаний преследует цель устранения препятствий к дальнейшему рассмотрению дела судом, а, в определенных случаях, имеющихся в показаниях лица противоречий. Вместе с тем полное или частичное оглашение показаний не должно быть наводящим действием. Поэтому комментируемые статьи устанавливают исчерпывающий перечень оснований к этому, различный для подсудимых и потерпевших, свидетелей.

Ранее данные на следствии или в суде показания подсудимого могут быть оглашены:

при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ;

когда уголовное дело рассматривается в отсутствие подсудимого в соответствии с частями 4 и 5 ст. 247 УПК РФ;

в случае отказа от дачи показаний, если соблюдены требования, предусмотренные пунктом 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ.

Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства допускаются с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля,

При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний в случаях:

смерти потерпевшего или свидетеля;

тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;

отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;

стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.

По ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.

В судебной практике наиболее спорными являются положения, закрепленные в пункте 1 ч. 1 ст. 276 и части 3 ст. 281 УПК, допускающие оглашение ранее данных показаний при наличии существенных противоречий между ними и показаниями, даваемыми лицом. Дело в том, что в законе не определены четко критерии, по которым имеющиеся противоречие может быть признано существенным. Противоречие может считаться существенным, когда оно прямо и непосредственно касается:

— элементов, входящих в предмет доказывания по данному уголовному делу;

— доказательственных (промежуточных) фактов.

Уголовно-процессуальный кодекс в частях 5 и 6 ст. 278 устанавливают важное тактическое правило, ранее нашему уголовно-процессуальному закону неизвестное. При необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, о чем суд выносит определение или постановление. Вместе с тем данное положение не исключает права сторон подвергать такое лицо перекрестному допросу, о чем достаточно определенно высказывались высшие судебные инстанции.

 

Майкопским городским судом Республики Адыгея 19 августа 2003 г. Чихута осужден по части 1 ст. 105, части 1 ст. 222 УК РФ. Он признан виновным в убийстве и незаконном приобретении и хранении оружия и боеприпасов. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Адыгея 3 октября 2003 г. приговор оставила без изменения.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные решения Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации указала следующее. В соответствии с пунктом «d» ч. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей.

Согласно части 5 ст. 278 УПК РФ при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, о чем суд выносит определение или постановление. При этом по смыслу закона (ч. 3 ст. 278 УПК РФ) стороны вправе задать вопросы свидетелю, допрашиваемому в указанном порядке письменно, с использованием технических средств или иным способом. Между тем свидетели А. и Х. допрошены судом в отсутствие других участников процесса, и последние, в том числе подсудимый и его защитник, были лишены какой-либо возможности задать им вопросы. Показания названных свидетелей приведены в приговоре в качестве доказательств виновности Чихуты в совершении преступлений, за которые он осужден. Поэтому допущенные судом нарушения требований уголовно-процессуального закона могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора[26].

 

В случае заявления сторонами обоснованного ходатайства о раскрытии подлинных сведений о лице, дающем показания, в связи с необходимостью осуществления защиты подсудимого либо установления каких-либо существенных для рассмотрения уголовного дела обстоятельств суд вправе предоставить сторонам возможность ознакомления с указанными сведениями.

Уголовно-процессуальный кодекс в статье 280 устанавливает особенности допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших. В частности, указанные категории участников процесса допрашиваются с участием педагога (до 14 лет его участие обязательно, а с 14 до 18 лет — по усмотрению суда). Данное требование обусловлено необходимостью учета психологических особенностей несовершеннолетних для получения от них правдивых и полных показаний. Должны приниматься во внимание такие их качества, как повышенная внушаемость, склонность к фантазированию и пр.

Роль педагога в суде — помочь допрашивающему установить психологический контакт с несовершеннолетним, правильно формулировать вопросы к нему, смягчить неблагоприятное воздействие на несовершеннолетнего психотравмирующих факторов, связанных с его участием в судебном разбирательстве. Этим же обусловлено право потерпевшего или свидетеля не достигшего возраста 18 лет, по окончании допроса и с разрешения председательствующего покинуть зал судебного заседания (при этом, в отличие от взрослых свидетелей, закон не связывает суд в этом вопросе необходимостью учета мнения сторон), способствовать правильной оценки сторонами и судом содержательной стороны его показаний. В связи с этим закон предоставляет педагогу право самому задавать вопросы несовершеннолетнему (ч. 3 280 УПК РФ).

Помимо педагога на допросе малолетнего (до 14 лет) свидетеля или потерпевшего обязательно участие его законного представителя (родителя, усыновителя, опекуна). Причем законодателем в отношении указанного лица не случайно употреблен термин «участие», а не «присутствие». Законные представители с разрешения председательствующего могут задавать вопросы представляемому лицу.

Перед началом допроса несовершеннолетнего, не достигшего 16 лет, суд обязан разъяснить им значение для уголовного дела правдивых и полных показаний. При этом они, опять же из тактических соображений, не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний (ч. 5 ст. 280 УПК РФ).

Статья 282 УПК РФ регламентирует допрос эксперта в судебном заседании эксперта.

Фактическим основанием к допросу эксперта, в отличие от стадии предварительного расследования, служит обнаружившаяся необходимость не только в разъяснении, но и в дополнении им данного ранее заключения. Это указание закона нивелирует содержательную разницу между допросом эксперта и дополнительной экспертизой. В пользу такого вывода говорит и то, что согласно части 3 данной статьи, при необходимости суд вправе предоставить эксперту время, необходимое для подготовки ответов на вопросы суда и сторон, а также указание части 4 ст. 283 УПК РФ на то, что суд по ходатайству сторон либо по собственной инициативе назначает повторную либо дополнительную судебную экспертизу при наличии противоречий между заключениями экспертов, которые невозможно преодолеть в судебном разбирательстве путем допроса экспертов.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.