Сделай Сам Свою Работу на 5

Характеристика преступности различных по роду занятий социальных групп несовершеннолетних 10 глава

2) совершенствование законодательных и нормативных актов, регламентирующих уголовную, административную и дисциплинарную ответственность за нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, а также документов, регулирующих служебное расследование транспортных происшествий;

3) постоянное совершенствование практики расследования и судебного рассмотрения уголовных дел о транспортных происшествиях;

4) совершенствование прокурорского надзора за исполнением законов, регламентирующих безопасность движения и эксплуатации транспорта, а также за расследованием происшествий (как уголовно-процессуальным, так и служебным);

5) повышение уровня профессиональной подготовки как работников транспорта, так и транспортных следователей и прокуроров, специалистов межведомственных органов, связанных с обеспечением безопасности движения и эксплуатации транспорта.

Глава XX

Преступность военнослужащих и ее предупреждение

1. Преступность военнослужащих и ее причины

 

Согласно Конституции Российской Федерации, защита Отечества является долгом и обязанностью ее граждан. Они проходят службу в Вооруженных Силах России по призыву и на контрактной основе. К 2000 г. контрактники должны составлять 50% солдат и сержантов. Ныне их доля невелика. Однако при всех планируемых изменениях Вооруженные Силы остаются составной частью государства, а военнослужащие - неотъемлемой частью народа. Поэтому все позитивные и негативные тенденции и закономерности, свойственные государству и обществу в целом, в полной мере проявляются и в армии. В то же время Вооруженные Силы - специфическая часть общества со своими социально-экономическими, демографическими, организационно-управленческими и правовыми особенностями, которые позитивно или негативно отражаются как на самой преступности военнослужащих, так и на ее причинах. При этом следует иметь в виду, что общественная опасность преступного поведения военнослужащих объективно связана не только с нарушением общественного порядка, характерного для преступных деяний гражданских лиц, но и с ослаблением воинской дисциплины как важнейшей составляющей боеготовности воинских соединений и частей. Этот показатель остается главнейшим и на современном этапе окончания холодной войны, существенного снижения международной напряженности и провозглашения Россией мирной оборонительной доктрины. Вооруженные силы сохраняются и в ближнем, и в дальнем зарубежье. Не распались и военные блоки. Некоторые из них даже расширяются. Решение спорных проблем путем вооруженных нападений остается жестокой реальностью. Оборонительная политика может быть осуществлена лишь при наличии хорошо вооруженных, мобильных и боеготовных воинских частей и соединений. Воинская дисциплина в них поддерживается различными методами, в том числе и уголовным наказанием правонарушителей. В силу этого военнослужащие дополнительно несут ответственность за непосредственные посягательства на воинский правопорядок, за воинские преступления.

Преступность военнослужащих. Обобщенные статистические показатели о преступности военнослужащих и в настоящее время, хотя согласно Закону “О государственной тайне” 1993 г. сведения о преступности в стране не могут быть засекреченными, остаются в основном закрытыми и не включаются в общие сведения о преступности в стране, а учитываются лишь Главным управлением по надзору за исполнением законов в Вооруженных Силах (бывшая Главная военная прокуратура) и самим Министерством обороны.

Удельный вес преступлений военнослужащих невелик. Если приплюсовать сведения о них к общему числу регистрируемой преступности в стране, то их доля в структуре российской преступности составит по данным 1993г. около 1%. Этот показатель не был постоянным. В середине 50-х годов он приближался к 5%, а в начале 80-х годов - к 1,5% в структуре союзной преступности. Он зависит не только от уровня преступности военнослужащих, но и от общего числа преступлений в гражданском обществе, количества личного состава Вооруженных Сил, полноты учета уголовно наказуемых деяний в стране и армии и других обстоятельств.

В связи с волюнтаристским подходом к борьбе с преступностью в СССР, руководство которого ставило перед властными и правоохранительными органами объективно невыполнимые задачи ее полного искоренения, стало широко распространяться укрывательство преступлений от учета. Наибольшее распространение оно получило в армии и на флоте, командный состав которых, с одной стороны, был обязан сообщать военному прокурору о совершаемых военнослужащими преступлениях, с другой - нес строгую ответственность за противоправное поведение подчиненных. Эта правовая коллизия обычно решалась не в пользу укрепления воинской дисциплины.

Коэффициент преступности в войсках в расчете на 100 тыс. человек личного состава обычно вдвое выше коэффициента преступности в гражданском обществе. Это обусловлено рядом обстоятельств, но в первую очередь тем, что военную службу несут главным образом молодые мужчины - наиболее криминогенная в демографическом отношении часть населения.

Такое соотношение долгое время сохранялось и в СССР. В 1950г. коэффициенты преступности в гражданском обществе и в войсках (армия и флот) соответственно составляли 400 и 958, в 1960 г. - 307 и 656, в 1970 г. - сопоставляемые показатели практически сравнялись (433 и 426), После начавшегося в середине 60-х годов интенсивного роста преступности в стране стала расти и преступность среди военнослужащих. Командиры и начальники реагировали на неудержимый прирост преступности среди военнослужащих возрастающим укрывательством преступлений от учета, особенно воинских1. В 1980 г. коэффициент преступности в войсках равнялся 534, а в гражданском обществе 969, в 1990 г. - соответственно 794 и 969, а в последний год существования Вооруженных Сил СССР - 893 и 1115. Преступность в Вооруженных Силах России продолжает интенсивно расти. Увеличивается число нежелающих идтинавоенную службу. В 1993г. после весеннего призыва они были укомплектованы лишь на 51%2.

1 См.:Преступность в Вооруженных Силах /Преступность - угроза России. // Информационно-аналитический еженедельник (Специальный выпуск). - М.: РАУ-корпорация, 1993. -№ 2/6. -С. 71-79,

2 См.:Серебрянников В.В. Военная социология: опыт и проблемы // Социологические исследования. - 1993. - № 12. - С.27;Янин С.В. Факторы социальной напряженности в армейской среде //Социологические исследования. - 1993. -№ 12.-C.44-49.

 

При оценке криминологической характеристики преступности военнослужащих надо иметь в виду не только половозрастные демографические данные о личном составе Вооруженных Сил, специфику учета преступных проявлений, но и другие криминогенные и антикриминогенные особенности, которые, не являясь причинами преступных проявлений, отражаютсяна их уровне, структуре и динамике. Речь идет о своеобразных условиях жизни, быта и деятельности военнослужащих, наличии опасных ситуаций учебной и боевой обстановки, расширенной уголовной ответственности и др. Например, тяжелые условия военной службы предъявляют особые требования к физическому и психическому здоровью военнослужащих. Снижение этих требований (что нередко бывает при недостатке призывных контингентов) существенно сказывается на преступности в воинских частях. Об этом может свидетельствовать более высокий коэффициент преступности среди военных строителей. В военно-строительных частях действует целый комплекс только им свойственных криминогенных факторов. Одним из них, и очень существенным, является заниженный уровень требований к физическому, психическому и социальному здоровью призываемых на службу.

Несмотря на малый удельный вес преступлений военнослужащих в структуре общей преступности в стране и на наличие в Вооруженных Силах криминологически значимых (позитивных и негативных) особенностей их службы, основные динамические тенденции преступных проявлений в войсках по своей направленности практически совпадают с динамикой преступности в стране. Разница заключается лишь в несколько меньших темпах прироста некоторых преступлений военнослужащих, да и то, как было показано, главным образом за счет снижения регистрации регулируемых командованием общеуголовных и особенно воинских преступлений (самовольных отлучек, нарушений правил внутренней и караульной служб, оскорблений и др.). Есть и иные воинские особенности в динамике преступности военнослужащих. Например, наибольший рост преступности наблюдался во время сокращения Вооруженных Сил в 1956 и в 1961 г. и в настоящее время, что в значительной мере связано с падением престижа военной службы и резким ослаблением организационно-управленческой и профилактической работы со стороны не уверенных в своем будущем командиров и начальников. Всплеск преступности военнослужащих в настоящее время связан и с общим осложнением социально-экономической и политической обстановки в стране, в армии, особенно в связи с резким ухудшением бытового устройства войск, перемещаемых в глубь страны из Восточной Европы, Прибалтики и других стран ближнего зарубежья.

Несмотря на имеющиеся криминологически значимые особенности в Вооруженных Силах, коэффициент преступности в них и в стране в целом, взятых за послевоенный период, составляет около +0,7. А если сопоставить динамические показатели только общеуголовных преступлений военнослужащих (исключив из преступности Вооруженных Сил специфические воинские деяния) с аналогичными данными преступности в стране, то коэффициент корреляции за тот же период приближается к +0,8. Такой высокий коэффициент корреляции между динамикой преступности в войсках и в стране в целом объясняется действием в стране и армии единых основных тенденций и закономерностей. Военнослужащие, составляя около 1,5% в структуре населения страны, но призванные со всей ее территории, из всех социальных слоев и групп населения, достаточно репрезентативно отражают территориальные, социально-экономические, культурные особенности страны, общества, народа.

Этот вывод является ключевым для понимания основных закономерностей и тенденций преступности в Вооруженных Силах, ее важнейших и определяющих причин, а также главных направлений предупредительной работы в войсках. Все военно-криминологические проблемы могут успешно анализироваться и решаться лишь в тесной связи с общими социальными, экономическими, организационными, духовными и криминологическими процессами в стране. Попытки радикально решить криминологические проблемы военнослужащих в отрыве от общегосударственных предпринимались неоднократно, но успеха не имели.

Преступления в Вооруженных Силах обычно делятся на две большие группы: общеуголовные и воинские. В связи с этим структура преступности военнослужащих специфична. И эта специфика главным образом связана с наличием воинских преступлений, которых нет в гражданском обществе. Удельный вес этих преступлений в структуре всей преступности военнослужащих не был постоянным и колебался в пределах 50-70%. Внутри них наибольшее распространение (до 70% и более) имеют преступления против порядка прохождения военной службы (самовольные отлучки, самовольные оставления части, дезертирство и членовредительство); затем следуют преступления против порядка подчиненности и воинской чести (неповиновения, сопротивления начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей, насильственные действия в отношении начальника, оскорбление подчиненными начальника и начальником подчиненного, неуставные отношения между военнослужащими, получившие название дедовщины); преступления, связанные с эксплуатацией военной техники (автобронетехники, самолетов, кораблей); преступления против порядка несения боевого дежурства, пограничной, караульной и внутренней служб; воинские должностные преступления и др.

Вторую часть преступности военнослужащих составляют общеуголовные деяния. В их структуре наибольшее распространение имеют преступления против различных видов собственности (около 60%), против личности, общественного порядка, общественной безопасности и некоторые другие. Удельный вес отдельных видов общеуголовных деяний военнослужащих несколько ниже аналогичных показателей по стране. Например, доля хулиганских действий среди военнослужащих практически в 2 раза ниже, чем среди гражданских лиц. Однако если к хулиганским действиям военнослужащих приплюсовать преступления против порядка подчиненности и воинской чести, совершаемых из хулиганских и близких к ним побуждений, то указанные различия практически нивелируются. Аналогичные соотношения имеются и по другим видам мотивации, которые в данном случае более объективно передают криминальные тенденции в обществе и армии. Эти данные также подтверждают наличие глубоких взаимосвязей между преступностью в стране и в Вооруженных Силах.

Причины преступности военнослужащих. Криминологический анализ уголовно наказуемых деяний в Вооруженных Силах и сопоставление этих деяний с преступностью в стране позволяет сделать важный вывод: основные причины преступлений в войсках не имеют существенных отличий от общих причин преступности в стране. Имеющиеся особенности заключены не столько в их содержании, сколько в своеобразном преломлении общих причин через специфические условия жизни, быта и деятельности военнослужащих, а также в конкретных обстоятельствах, способствующих совершению преступлений в воинских частях и подразделениях.

В реальной жизни и деятельности военнослужащих общие и специфические криминогенные явления и процессы тесно связаны. Но задачи устранения или нейтрализации причин и предупреждения преступлений требуют их дифференциации. Поэтому в учебных и практических целях всю совокупность причин и условий, порождающих преступность в Вооруженных Силах, целесообразно разделить на три основные группы: 1) общие причины преступности, реализуемые через условия жизни, воспитания, учебы и работы правонарушителей до призыва (поступления) на военную службу; 2) общие причины преступности, специфично преломляющиеся через армейские условия жизни и быта; 3) сугубо воинские причины и условия, способствующие совершению преступлений военнослужащими.

В первую группу должна быть отнесена вся совокупность рассмотренных в предыдущих главах учебника причин преступности. В условиях Вооруженных Сил эти причины реализуются в преступном поведении военнослужащих через сформированные у них до службы в армии криминогенные качества личности. А поскольку около половины личного состава ежегодно обновляется, то в армейскую среду систематически привносятся антисоциальные взгляды, привычки, традиции, которыми обременена значительная часть призывников и контрактников. Причем неблагоприятные условия нравственного формирования личности военнослужащих до их прихода на военную службу довлеют в их сознании не только как груз прошлого и пережитого. Некоторые из обстоятельств довоенной жизни через массу видимых и невидимых связей, через различные формы социального общения, средства массовой информации продолжают оказывать свое криминогенное влияние и во время службы. Это стало особенно очевидным в последние годы, когда страна оказалась в глубоком экономическом, политическом и идеологическом кризисе. В процессе исторически необходимой демилитаризации общества были разрушены и некоторые позитивные элементы подготовки молодежи к сохраняющейся обязательной военной службе: из школьных программ совсем исключена начальная военная подготовка, во многих вузах закрыты военные кафедры, распалась система героико-патриотического воспитания молодежи, многие средства массовой информации не жалеют усилий для полного пересмотра и искажения военной истории, очернительства Вооруженных Сил, размывания ценностей военной службы.

Рассматриваемая группа причин существенна в генезисе преступности военнослужащих. Более того, эти причины, как правило, не могут быть устранены силами воинских должностных лиц. Они могут быть лишь частично блокированы, компенсированы или нейтрализованы мерами организационного, воспитательного и дисциплинарного характера.

Вторая группа причин связана со специфическим действием общих причин преступности в своеобразных условиях жизни, быта, досуга и деятельности военнослужащих. Общие причины преступности своеобразно реализуются в условиях Вооруженных Сил: одни из них ослабляются или нейтрализуются в воинских условиях, другие усиливаются.

К числу факторов, которые ослабляют действие общих причин, следует отнести:

а) систему воинского, правового и нравственного воспитания, которая функционирует в воинских частях и подразделениях;

б) строгую организацию жизни, быта, досуга и деятельности солдат и сержантов;

в) жесткий уставный контроль за деятельностью и поведением военнослужащих;

г) обеспеченность военнослужащих срочной службы и контрактников соответствующими условиями жизни, быта, отдыха, предметами первой необходимости и т. д.

Перечень можно было бы продолжить, в войсках он нормативно предписан. Однако эти предписания в различных частях и подразделениях выполняются далеко не одинаково, а часто плохо. Поэтому оценка их антикриминогенной роли должна быть конкретной. Ее нельзя преувеличивать, но и нельзя не учитывать при анализе механизма действия общих причин преступности в войсках.

Наряду с позитивными факторами следует указать на такие особенности военной службы, которые усиливают действие общих причин:

а) в Вооруженных Силах сосредоточена молодежь в возрасте 18-25 лет, которой свойственна более высокая преступная активность;

б) военную службу проходят главным образом мужчины, коэффициент поражаемости преступностью которых в 6-8 раз выше, чем женщин;

в) в связи с возобновлением отсрочек студентам высших и некоторых средних учебных заведений среднестатистический образовательный, а часто и нравственно-правовой, уровень срочной службы ниже, чем у молодежи в стране в целом, что повышает их криминогенность;

г) военнослужащие срочной службы оторваны от своих близких, привычных условий жизни, труда и отдыха, что нередко служит социально-психологической основой криминальных мотиваций;

д) поведение военнослужащих, их жизнь, быт и отдых максимально регламентированы, что часто порождает дополнительную внутреннюю напряженность, которая чаще всего разрешается путем совершения противоправных действий;

е) сфера действия уголовного права в Вооруженных Силах намного шире, так как военнослужащие несут ответственность не только за общеуголовные, но и за воинские преступления, удельный вес которых составляет более половины. В 1991 г. в армии и на флоте СССР было зарегистрировано 21807 воинских преступлений (69,8%) и 9424 общеуголовных (30,1%).

Известно, что объяснение человеческого поведения любой социальной направленности следует главным образом искать в противоречиях материальной жизни общества, в столкновениях между условиями производства и производительности, производства и распределения, производства и потребления. Поэтому социально-экономические процессы и в современных условиях предопределяют детерминацию человеческого поведения вообще и преступного в частности. Достаточно проанализировать, например, динамику поведения людей в нашей стране в последние годы под воздействием быстро меняющихся социально-экономических условий жизни. Радикальные экономические преобразования, введение рыночной экономики с ее позитивными и негативными последствиями, среди которых особое значение имеют экономическое расслоение, безработица, инфляция, обнищание, по-разному, а главным образом отрицательно, отражаются на преступности военнослужащих, особенно срочной службы. Возьмем, например, такое явление, как безработица. Она может способствовать поступлению на военную службу безработных молодых людей по контракту и удержанию их во время службы в рамках правового поведения. Такая тенденция намечается. Но для ее утверждения нужно создать соответствующие материальные и жилищные условия контрактникам, возможность получения ими соответствующего образования и жизненно важных специальностей. Однако для создания таких условий Вооруженные Силы пока не располагают необходимыми материальными и жилищными возможностями. Ибо рост безработицы является следствием падения производства и других кризисных явлений. Социально-экономические процессы, таким образом, прямо или косвенно обусловливают действие других причин преступности, в том числе и чисто воинского происхождения. С этим фактором связано не только обеспечение рациональных условий жизни, быта и деятельности военнослужащих, но и обучение и воспитание их. Даже эффективность работы органов военной юстиции в конечном итоге предопределяется наличными материальными возможностями общества. Через взаимосвязь с общими причинами преступности следует рассматривать и все другие криминологически значимые условия военной службы. Например, считается, что материальные потребности военнослужащих срочной службы в разумных пределах удовлетворяются государством. Это так. Однако уровень и характер удовлетворения материальных потребностей военнослужащих срочной службы очень низки. Они существенно отличаются от семейных и прочих гражданских условий, в которых военнослужащие находились до призыва на военную службу. Несоответствие между культурно-бытовыми запросами молодежи и казарменным бытом - реальные предпосылки для формирования недовольства и криминальных мотиваций.

Общие культурологические причины преступности в стране заметно усиливаются недостаточной социальной зрелостью молодежи, особенно той ее части, которая оказалась неспособной получить или продолжить общее и специальное образование. Достаточно сказать, что интенсивность преступности среди школьников, учащихся ПТУ, неработающих и неучащихся подростков соответственно соотносятся как 1:7:40. А именно две последние категории подростков ныне и составляют основную массу призывников.

На взгляды и поведение людей большое влияние, особенно в скученных казарменных условиях, где сосредоточен молодежный мужской контингент, оказывают групповое мнение, внушение, подражание, конформизм, мода и другие социально-психологические факторы. Их воздействие на военнослужащих срочной службы может быть как положительным, так и отрицательным. Распространению антиобщественных взглядов они способствуют тогда, когда в тех или иных группах доминирует мнение военнослужащих, ранее судимых, склонных к пьянству, распущенности и недисциплинированности. В некоторых подразделениях, особенно в военно-строительных частях, доля ранее судимых и привлекаемых к уголовной ответственности нередко доходит до одной трети или половины личного состава.

Третья группа причин и условий представляет собой конкретные недостатки в управленческой, организационной, дисциплинарной и воспитательной деятельности командиров и начальников. Высокая криминогенность отдельных недостатков, отступлений, упущений, промахов и особенно злоупотреблений в любой сфере военной службы обусловлена тем, что вся жизнь, деятельность военнослужащих, их быт и отдых строго регламентированы законами и уставами, наставлениями и инструкциями, приказами и приказаниями полномочных начальников. Преступному поведению военнослужащих способствуют такие недостатки, как аморальное и неправомерное поведение командиров и начальников в быту и на службе; их стремления поддерживать дисциплину лишь силой и запретительством; ненормальные взаимоотношения в воинском коллективе; слабая борьба с пьянством военнослужащих; безразличие к нуждам и запросам подчиненных; бесконтрольность; бесхозяйственность; безнаказанность; укрывательство преступлений; бытовая неустроенность; пробелы в организации службы войск, досуга и отдыха военнослужащих и др.1

1 О конкретном влиянии этих и других сугубо воинских криминогенных обстоятельств на преступность военнослужащихи ее различные виды см.: Лунеев В.В. Криминология //Причины, предупреждение и методы изучения преступлений в Вооруженных Силах. - М., 1986.

 

2. Криминологическая характеристика личности преступников

 

Из предыдущих глав учебника известно, что структурирование личности преступника - проблема сложная. Применительно к правонарушителям-военнослужащим целесообразно остановиться на трех интегрированных характеристиках их личности: 1) социально-демографической, 2) социально-психологической, 3) психофизиологической. Они определяют содержательную и динамическую стороны личности преступника и его преступного поведения.

Социально-демографическая характеристика включает в себя пол, возраст, образование, социальное и семейное положения, воинское звание, служебное положение, год и место службы, судимость и другие показатели.

О половозрастных особенностях правонарушителей-военнослужащих уже говорилось. Высокая поражаемость преступностью мужчин, особенно молодого возраста, - общая закономерность, характерная не только для нашей страны, но и для мира в целом. Применительно к Вооруженным Силам эта закономерность является определяющей. В криминологическом плане важны не биологические различия полов, а психологические и социальные, которые базируются на природных предпосылках и исторически сложившихся традициях социализации мужчин и женщин в сферах труда, быта, досуга, ролевого поведения и т. д.. Объяснение возрастной криминогенности также заключено в социальных особенностях переходного периода от подростка к юноше и к взрослому мужчине, в недостаточной социализации некоторых лиц молодого возраста. Чем сложнее ситуация, складывающаяся во время службы в армии для того или иного военнослужащего, и чем меньше он подготовлен для ее правомерного решения, тем больше вероятность отступления от требований закона. Поэтому подготовка призывников к военной службе важна не только в военном отношении, но и в криминологическом.

Уровень образования правонарушителей-военнослужащих, по усредненным данным, как правило, ниже уровня образования населения аналогичного возраста. Этот сдвиг, как уже говорилось, связан с существующим порядком комплектования войск. При более дифференцированном подходе наблюдается различная зависимость преступлений от уровня образования и культуры субъектов. Преступления, характеризуемые элементами грубой силы, жестокости, примитивности (убийства, изнасилования, хулиганство, дезертирство, членовредительство и др.), как правило, совершаются военнослужащими с более низким образованием; должностные преступления, хищения государственной собственности путем злоупотребления своим служебным положением - лицами с относительно высоким образованием; ряд преступлений вообще не имеет устойчивых связей с уровнем образования.

Воинское звание - специфичный и комплексный социально-демографический показатель. В нем в определенной мере концентрируются многие другие признаки: возраст, уровень образования, общих и специальных знаний, семейное и служебное положения и т. д. Например, некоторые показатели, характеризующие личность осужденных военных строителей-рядовых, хуже (“криминогеннее”) в 1,5-2 раза, чем у осужденных военнослужащих, и в 3-8 раз, чем у правопослушных. Общая статистическая закономерность такова: чем выше воинское звание, тем выше служебное положение, уровень образования, культуры, ответственности, материального обеспечения, старше возраст, больше социальный опыт, устойчивее взгляды и т. д. В криминологическом плане: чем выше воинское звание, тем ниже (статистически) преступная активность, а среди преступников больше сдвиг от насильственно-агрессивной мотивации к корыстной. У правонарушителей-военнослужащих рядового состава доминируют насильственные деяния, а у правонарушителей-офицеров - корыстные. Следует отметить, что корыстные преступления среди офицеров в 70-80-е и особенно в 90-е годы заметно росли. Неосторожные преступления в структуре преступности военнослужащих занимают последнее место после насильственных, корыстных, анархических (главным образом уклонений от военной службы), а у офицеров - второе, у младших офицеров - первое. Последний показатель, свидетельствующий главным образом о небрежном управлении подчиненными, связан с высокой функциональной нагрузкой младших офицеров по непосредственному управлению солдатами и сержантами, к выполнению которого многие из них не готовы.

Определенные статистические отклонения от средних показателей правопослушных военнослужащих наблюдаются у правонарушителей и по другим социально-демографическим признакам: социальному, семейному и материальному положению, роду занятий до службы в армии, принадлежности к городскому и сельскому населению, судимости и т. д. По выборочным данным, например, удельный вес ранее судимых среди правонарушителей в 10 раз больше, чем в контрольной группе правопослушных военнослужащих; отрицательно характеризующихся во время прохождения службы - в 5 раз; наказанных в административном порядке до службы в армии - в 4 раза; призванных в Вооруженные Силы позже своих сверстников - в 2 раза.

Причинные связи социально-демографических признаков с тем или иным видом преступного поведения обнаруживаются лишь на уровне статистических исследований. При совершении конкретного преступления социально-демографическая характеристика реализуется через социальные роли правонарушителя и его социально-психологические качества. В любом случае социально-демографические признаки не дают полного представления о личности преступника, так как характеризуют ее с внешней стороны.

Социально-психологическая характеристика раскрывает внутреннее содержание личности: 1) ее отношение к общественному и воинскому долгу, труду, воинской службе, правопорядку, обязанностям, людям, самому себе и другим социальным ценностям; 2)ее основные социальные ориентации, потребности, интересы, взгляды, убеждения, привычки, лежащие в основе мотивов преступного поведения.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.