Сделай Сам Свою Работу на 5

Памяти Карпеца Игоря Ивановича 4 глава

Интервью представляет собой беседу, одиниз участников которой задает вопросы, а другой на них отвечает.

Интервью во многом сходно с анкетированием, в отличие от которого при интервью ответы даются в устной форме. В этом кроются положительные и отрицательные стороны указанного метода. Достоинством интервью является то, что оно позволяет при определенных условиях получать необходимую информацию быстрее и нередко полнее. Однако, учитывая специфику криминологического исследования и его задач, возможны зачастую и серьезные затруднения в достижении позитивных результатов. Чтобы избежать этих затруднений, требуется специальная организационно-психологическая подготовка к проведению устного опроса и соответствующая профессионализация лиц, применяющих упомянутый метод. Чаще всего интервьюирование применяется для углубленного изучения личности преступников, потерпевших и общественного мнения. Известны следующие разновидности интервью:

свободное (неформальное), при котором допускается произвольное изменение числа и содержания вопросов в зависимости от хода беседы;

стандартизированное (формальное) при условии четкого ограничения и формулирования конкретных вопросов.

Устный опрос может быть индивидуальным и групповым, в последнем варианте интервьюер беседует сразу с несколькими лицами, мнение которых учитывается по степени преобладания.

Тестирование (от англ. test – опыт, проба) – метод психологической диагностики, использующий стандартизированные вопросы и задачи (тесты), имеющие определенную шкалу значений. Применяется для стандартизированного измерения индивидуальных различий. Процесс тестирования может быть разделен на три этапа: 1) выбор теста, что определяется целью тестирования, задачами исследования в целом, а также степенью достоверности и надежности теста; 2) его проведение, что обусловлено инструкцией к тесту; 3) интерпретация результатов, что связано с системой теоретических допущений относительно предмета тестирования и теоретических установок. Тестирование всегда должен проводить квалифицированный психолог.



Тестирование дает возможность количественно оценить трудно поддающиеся измерению психологические качества, а также выявить те качества личности, которые сложно или невозможно определить в ходе клинических бесед или изучения письменных материалов. В криминологических работах тестирование чаще всего применяется для изучения личности преступника, мотивации преступного поведения, эмоциональных, волевых, интеллектуальных и иных особенностей преступников и потерпевших, их установок и ориентации, характера и содержания отношения с другими людьми, отношений к самому себе и т. д.

Социометрия от латинского socius (товарищ, соучастник), латинского societas (общество) и греческого metrum (измерение). Это измерение эмоционально-психологических связей между людьми; система организационно-технических средств и процедур для количественного и качественного анализов. Социально-эмоциональные связи конкретного индивида с той группой лиц, в которой он живет и работает.

С помощью этого метода можно проследить криминологические особенности взаимоотношений в группе, дать им оценку, выявить характер психологических взаимоотношении, наличие конфликтных ситуаций, группировок, лидерства и т. п.

Социометрическое исследование предлагает использование преимущественно методов письменного и устного опросов (анкетирование, интервью). Полученные данные обрабатываются и суммируются в социоматрицах (схемах)1.

1 Волков И.П. Социометрические методы социально-психологических исследований –Л., 1970.

 

В криминологии указанный метод полезен при изучении эффективности мер уголовного наказания (лишение свободы, исправительные работы, ограничение свободы и др.), в уголовном праве (институт соучастия и т. п.).

Документальный метод предполагает изучение документов, содержащих информацию, представляющую интерес в криминологических исследованиях.

Важнейшим источником документальной информации является обобщение судебно-следственной практики. Ни одна другая наука не располагает столь подробным и достоверным репрезентативным количеством содержащихся в уголовном деле документированных сведений о событии, происшествии, поступке, преступлении, личности преступника, потерпевшего, как криминология2.

2 См.:Курс советской криминологии. М., 1985. – С.43.

 

Изучение уголовных дел, как правило, дополняется: опросом преступников, их родственников, сослуживцев; анализом документов, не вошедших в уголовное дело (личных писем, официальных свидетельств и т. п.); проведением психологических тестов, составлением социограмм и т. п.

Помимо уголовных дел, указанный метод используется для анализа самой разнообразной иной документации: официальной и неофициальной (законодательный материал, личные документы, правовая, экономическая и иная статистика и т. д.).

Наблюдение представляет собой процесс визуального восприятия обстановки (ситуации), имеющей криминологическое значение.

Известны такие виды наблюдения, какнепосредственное, при котором исследователь ограничивает свою роль пассивным наблюдением конкретной ситуации. Другой вид –включенное наблюдение, при осуществлении которого исследователь становится активным участником изучаемого процесса (деятельности) в коллективе (группе), где о его роли чаще всего никому не известно, впрочем этот аспект зависит от вида, целей и характера наблюдения.

Эксперимент –- научно поставленный опыт. В узком смысле применяется весьма ограниченно, ибо из-за его криминологической сути нередко возникают проблемы этического характера. Так, нельзя методом эксперимента воспроизводить опытным путем многие причины и условия конкретного преступления. Вместе с тем указанный метод может быть успешно применен для проверки действия социально положительных факторов, эффективности профилактической работы и т. п. Другими словами, социальный эксперимент полезен при изучении искусственно создаваемых изменений условий и форм общественной жизни в рамках, например, экономических или социально-правовых преобразований (проверка эффективности и обоснованности суда присяжных в отдельных регионах и т. п.).

Экспертная оценка необходима при прогнозировании тех или иных явлений. При осуществлении этого метода в основе результата оценки заданных субъективных и объективных факторов, влияющих на преступность, лежит мнение соответствующих специалистов, ответы которых обобщаются, анализируются с целью определения их усредненного значения1.

1 Помимо экспертных оценок в указанных целях применяются и методы экстраполяции и моделирования (см.гл.V учебника).

 

Указанные выше методы успешно используются для разработки и реализации комплексных программ борьбы с преступностью на общегосударственном и региональном уровнях2.

2 См., например:Методика анализа преступности: Метод, пособие/ Под ред. О.В. Сорока. – М., 1986; Методика изучения территориальных различий преступности и их причины: Метод, пособие/ Под ред.А.И. Долговой. – М., 1989, и др.

 

Важной формой реализации криминологических исследований являются и специально проводимыекриминологические экспертизы.

Сферой их применения являются:

а) своевременный криминологический анализ нормотворческой и правоприменительной деятельности и ее результатов; другими словами, обязательную криминологическую экспертизу должны проходить нормы и практика применения уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, гражданского, административного, хозяйственного и иного законодательства;

б) предварительная оценка с криминологической точки зрения самых разнообразных проектов, программ социально-политической, социально-экономической, организационно-хозяйственной и иной направленности, реализация которых может так или иначе иметь криминогенные последствия.

Как и во всякой науке, в криминологии определился набор понятий и терминов, специфичных именно для криминологии. Хотя многие понятия используются в криминологии как данность других, в значительной своей части, правовых наук. В то же время, криминология, особенно западная, опирается на “словари” социологии, а в определенной степени и медицины. В науках довольно распространено словарное, терминологическое взаимопроникновение. Иногда оно полезно. Иногда оно ничего не дает и лишь является своего рода модой, точнее, бывает, что какая-то наука с целью поднятия своей престижности употребляет термины, выработанные (или употребляемые) в наиболее модной в данное время науке. Кстати, и правовая наука подвержена веяниям моды, иногда без какой-либо надобности. Запутанность (модность) терминологии ведет к запутанности практики, что не только не вызывается необходимостью, но даже приносит вред.

Например, стремительное развитие кибернетики (после многих лет непризнания) и информатики привело к тому, что криминалистику, например, буквально затопило набором терминов, заменивших то, что выработала сама криминалистиказамногие годы своего развития. Особенно повезло в этом плане термину “моделирование”, заменившему чуть ли не половину ранее всем криминалистам ясных понятий. Такая же судьба термина “информация”, вытеснившего из лексикона процессуалистов всем понятное: сведения о фактах. Даже столь привычное для права понятие “доказательства” были попытки заменить чем-нибудь из теории информатики. Сказанное не значит, что какой-либо науке заказано использование терминологии иных наук. Заказано то, что без нужды ломает систему либо понятия науки, которая сама способна “прожить” и, более того, может вооружить и своим мышлением, и своими подходами, и своей терминологией других. Очевидно также и то, что каждая наука освещает какое-то направление общественной практики, и запутывать практику научными, а, точнее, наукообразными (ибо заимствование нередко есть именно наукообразие) терминами и понятиями ничего, кроме вреда, не дает.

В криминологии, как и в любой другой науке, за годы ее развития выработан определенный набор терминов и понятий, которыми оперируют и ученые, и практики. При этом необходимо отметить, что нередко термины и понятия близки (грамматически и по смыслу), но имеют оттенки, которые служат базой для дискуссий из-за смешения понятий либо различного толкования их смысла. Так, например, понятие (и термин) “личность преступника” не однозначно понятию “преступная личность”. Однако читающий криминологическую литературу может заметить, с одной стороны, смешение этих понятии, а с другой – довольно острую дискуссию из-за неточного (или субъективного) истолкования употребляющих эти понятия ученых (или практиков). Иногда употребляются в грамматическом смысле синонимы (например, антиобщественная направленность и антисоциальная направленность), а немало ученых стремятся найти в них что-то “свое”, не проясняющее, а усложняющее их понимание.

Бывает, что какое-то понятие искажается каким-либо автором из-за неточного словоупотребления. Такое происходит в криминологии с определением понятия “преступность”, которое одни (справедливо) определяют как явление (или предмет изучения), а другие – как “процесс”, что в точном смысле слова есть выражение движения (лат. – precess, precedure), а не самого изучаемого предмета (явления). Если о преступности и можно говорить как о “движении” (процессе), то только о таком ее свойстве, как динамика, что есть движение, состояние преступности, а не сама преступность.

Бывает, что одно понятие рождает другое, из него вытекающее, каждое имеющее свой смысл, свое содержание. Так, понятие “детерминизм” рождает родственные “детерминация”, “детерминанты”.

Для науки недопустимо смешение понятий. Так, синонима понятию “преступность” нет, но говорят о “преступном поведении” (в общей форме либо применительно к конкретному лицу), но в этом случае исходные позиции определены тем, что и преступность, и преступное поведение (и “преступления”) есть явления одного порядка: социально-правового. Но некоторые ученые практически ставят знак равенства между понятием “преступность” и понятиями “девиантность” и “делинквентность” (у нас говорят об отклоняющемся поведении, социальных отклонениях), что связано с непозволительно широким пониманием преступного, а значит, и с возможностью на практике столь же непозволительно широкого применения принудительных мер, включая уголовное наказание.

В криминологии (как и в праве вообще) есть родовые и видовые понятия. Так, преступность – родовое понятие, из которого вырастают видовые понятия, показывающие многоликость преступности. Это – и рецидивная преступность, и женская, и, скажем, воровская, должностная и т. д. Криминология исследует связи и взаимозависимости между родовыми и видовыми понятиями, “опускаясь” ниже, до анализа конкретных преступлений и исходя из того, что преступность – явление массовое, имеющее свои закономерности, так или иначе проявляющееся и на своем высшем уровне, затем – конкретизирующееся на среднем (видовом), наконец, приобретающее вполне четко определенные очертания на уровне единичном – преступлении, что весьма важно, ибо преступность, как мы уже видели, не только единое явление, но и сумма совершенных преступлений. Проблема предупреждения преступности – это, в частности, проблема постепенной конкретизации предупредительных мер от уровня общего, глобального до вполне конкретных доступных реализаций профилактических мер.

Понятийный аппарат науки, его развитость, количество терминов, многообразие либо, напротив, скудость охвата реалий общественных отношений научной терминологией есть показатель глубины научного осмысления проблемы, если хотите, уровень развитости науки. При этом компактность терминологии, умение включить глубокое содержание – тоже характеристика развитости науки. По подсчетам ученых1 криминология пользуется при характеристике преступности как явления сотней (или несколько более) терминов и понятий2. Много это или мало – однозначно сказать нельзя. Но “многопонятийность” столь же опасна для науки, сколь и скудость языка. В то же время развитие новых направлений (а не усложнение существующих и не бездумное заимствование понятий и терминов из других наук) безусловно будет связано и с развитием понятийного аппарата, а главное, сего обогащением сущностными характеристиками.

1См.: Долгова А.И., Коробейников Б.В; Кудрявцев В.Н., Панкратов В.В.

Понятия советской криминологии. – М., 1985.

2 В учебнике имеется криминологический тезаурус (словарь), содержащий набор наиболее распространенных терминов.

 

Глава II

Основные характеристики преступности

 

Преступность – социально-правовое исторически обусловленное явление. Но преступность и собирательное понятие, ибо включает в себя совокупность (сумму) конкретных преступлений, совершенных в определенный период времени в данном обществе (государстве). Поэтому преступности, как всякому социальному явлению, можно дать количественную и качественную характеристику.

 

1. Количественные характеристики преступности

 

Количественная характеристика представляет собой число совершенных преступлений (состояние преступности), а также число лиц, совершивших преступления. Данные показатели обычно выражаются в абсолютных цифрах. Однако в социальной практике нашей страны цифры преступности значительный период времени не публиковались. О состоянии преступности можно было судить либо по выборочным цифрам, либо по относительной (процентной) сопоставимости разных видов преступности, что не позволяло иметь представление об истинном положении дел. Между тем цифра преступности нередко используется в качестве доказательства преимущества системы правления и, тем более, общественного строя одной страны над другой. Сокрытие цифры преступности в нашей стране (до 30-х гг. она публиковалась) имело именно такой смысл. Хотя само по себе число преступности говорит далеко не о том, что хотят сказать манипулирующие цифрой политики или идеологи. В реальной жизни страны с высоким уровнем жизни имеют столь же высокую цифру преступности. Количественная характеристика (состояние преступности), во-первых, отражает состояние самого явления и, во-вторых, ориентирует для организации работы по борьбе с ней.

На практике для определения состояния преступности общая ее цифра, например за год текущий, сравнивается с цифрой преступности за год минувший, за пятилетие – с пятилетием, предшествующим данному. Чем более длительные периоды состояния преступности сравниваются между собой, тем с большей степенью достоверности можно выявить ее закономерности, чтоочень важно для выработки мер борьбы с преступностью.

Состояние преступности – это и цифра отдельных ее видов. На практике для определения наиболее тревожащих общество цифр преступности во многих странах выделяется группа преступлений, которая как лакмусовая бумажка отражает состояние преступности. Если в США, например, выделено девять видов преступлений, относящихся к наиболее тяжким (так называемая индексная преступность), то в нашей стране в категорию наиболее тяжких преступлений входит несколько большее число, чем в США (поэтому всякое сравнение состояния преступности в разных странах в значительной степени условно).

Состояние преступности оценивается и более традиционно: в общей их цифре выделяются особо тяжкие (или просто тяжкие) преступления, преступления средней тяжести и преступления, не представляющие большой общественной опасности (малозначительные). Грань между ними подвижна. При этом многое зависит от позиции законодателя, вводящего в законодательство новые виды преступлений или отменяющего ранее относившиеся к преступлениям.

Состояние преступности оценивается и по видам ее: по цифре организованной, профессиональной, рецидивной преступности, преступности несовершеннолетних, должностных лиц и т. д.

Нередко для определения состояния преступности пользуются данными о судимости. Следует иметь в виду, что это искажает картину преступности не только потому, что здесь речь идет о лицах, а не о количестве преступных деяний (лиц может быть меньше, чем совершенных преступлений, и наоборот, хотя значительно реже), но и потому, что в данные о судимости не включаются цифры совершенных, но не раскрытых преступлений, а также данные о количестве малозначительных преступлений, не дошедших до суда и прекращенных в стадии расследования с передачей на перевоспитание общественности или без передачи.

Кроме того, в данные о судимости обоснованно не включаются лица, дела о которых прекращены производством вследствие недоказанности участия обвиняемого в преступлении. Поэтому наиболее точные данные о состоянии преступности могут быть получены при суммировании цифр о судимости, о числе лиц, переданных на исправление и перевоспитание общественности, чьи дела не рассматривались в суде, и данных о числе нераскрытых преступлений.

Важный показатель состояния преступности – ее индекс или коэффициент, который исчисляется из количества преступлений (и числа лиц) в расчете на 1000, 10 000 или 100 000 человек населения в целом или соответствующих общественных или возрастных групп. Без этого, в связи с движением (миграцией) населения, переменами в административно- территориальном делении, изменениями возрастных групп и т. д., нельзя получить правильную сравнительную картину состояния преступности в различных местностях страны, не говоря уже о сопоставлении данных о преступности по различным странам и периодам времени.

Необходимо подчеркнуть, что коэффициент преступности – наиболее объективный показатель состояния преступности. При сравнении, скажем, положения дел в разных странах высокая цифра преступности в одной стране может сопровождаться более низким коэффициентом преступности на 100 000 населения. И наоборот. В настоящее время, например, абсолютная цифра преступности в России стремительно растет и достигла 2,2 млн. в 1991 году. Как по цифре, так и по другим параметрам такого всплеска преступности Россия (и страны СНГ), включая дореволюционный период, еще не знала. Однако коэффициент преступности на 100000 населения как был, так и остается и сейчас ниже, чем во многих других странах. Для сравнения, округляя цифры, скажем, что в России в настоящее время коэффициент вышел на цифру около 9 000, а в США эта цифра – 5 500. В ФРГ и того больше. Даже в таком “эталоне” благополучия, каким считается Япония, коэффициент где-то около 1 200.

Сказанное – не попытка успокоения общественного мнения, а лишь констатация фактов и база для размышлений о том, насколько сложна проблема преступности, и как нельзя легковесно подходить к ее оценке даже тогда, когда цифры убаюкивают или наоборот – тревожат. Очевидно, что к оценке преступности надо подходить комплексно, учитывая все ее составные и их особенности. Как и влияние на все процессы, происходящие в обществе.

В этой связи при характеристике состояния преступности следует учитывать еедвижение, динамику, от одного периода времени к другому, движение видов преступности. Преступность никогда, ни в одной стране, ни в одной социально-политической системе не была величиной неизменной. Она, подчиняясь своим внутренним закономерностям и в то же время отражая глубинные либо открыто проявляющиеся противоречия в развитии общественных отношений, то взмывает вверх, ввергая в панику людей, то падает вниз, то стабильно держится какой-то период времени на одном уровне. Объяснения этому процессу самые разные. Если ученые пытаются найти какие-то объективные закономерности динамики преступности, то практики (особенно это характерно для нашей страны) стремятся нередко объяснить эти цифры так, как им выгодно. Стандартное объяснение правоохранительных органов: упала цифра преступности – мы добились снижения; выросла цифра – ищутся объективные причины, отнюдь не удовлетворяющие власти, которые взваливают всю ответственность за рост на правоохранительные органы, исходя из того, что, если они добились снижения, то они же не должны допускать рост преступности, хотя очевидно, что это от них не зависит. Но такая ситуация устраивает всех, кроме населения, естественно, и тех, кто хочет понять истину. Люди же, работающие в правоохранительных органах, становятся жертвами, отвечающими за манипуляцию со статистикой в угоду политическим лидерам, желающим быть лучше соседа, не тратя лишних сил. И хотя ныне открытие статистики уменьшило возможности для злоупотреблений, старые стереотипы мышления еще действуют.

 

2. Качественные показатели преступности

 

Качественные показатели преступности это ее структура и характер.

Структура преступности – это удельный вес и соотношение различных видов преступлений в общем их числе за определенный период времени на определенной территории. От того, какова структура преступности, должно зависеть и определение главных направлений борьбы с ней.

Выделяются следующие показатели структуры преступности : а) соотношение тяжких, менее тяжких и малозначительных преступлений; б) соотношение умышленных и неосторожных преступлений; в) соотношение и удельный вес групп преступлений, исходя из дифференциации по главам Особенной части УК; г) удельный вес и соотношение 6–8 наиболее распространенных преступлений (например, хищений, преступлений против жизни и здоровья, хулиганства, краж и т. п.); д) удельный вес рецидивной, организованной, профессиональной, групповой преступности; е) удельный вес преступности несовершеннолетних.

Можно было бы еще более дробно дифференцировать показатели структуры преступности, но важно не это, а то, чтобы было ясно в принципе, что же такое структура преступности.

Здесь же скажем, что естьхарактер преступности, ибо качественные показатели, будучи самостоятельными, в то же время неотрывны друг от друга при объяснении наиболее, пожалуй, типичных черт преступности как отрицательного социального явления.

Характер преступности определяется числом наиболее опасных (тяжких) преступлений в структуре преступности, а также тем, какова характеристика личностей тех, кто совершает преступления.

Таким образом, характер преступности выявляется через ее структуру. При этом структура и характер преступности не неизменны и зависят прежде всего от исторических, политических, общественно-экономических условий жизни общества (например, от состояния экономики и экономических характеристик конкретных территорий – промышленная, сельскохозяйственная и пр., от состояния межнациональных отношений, а также национальных особенностей, традиций, обычаев, нравов, от уровня миграции, возрастного состава населения, его культуры и т. п.), а также от изменений в уголовном законодательстве, состояния правоприменительной практики и т. д.

Среди статистико-демографических характеристик преступности существенное значение имеет деление ее на мужскую и женскую.

Уголовная статистика свидетельствует о том, что женская преступность всегда была относительно стабильна и составляла в среднем 10–15% от числа совершенных преступлений. Характер же ее определялся ролью женщины в социальной жизни, ее социально-психологическими особенностями, физическими возможностями, состоянием (беременностью, например). В последние годы женская преступность стала более интенсивной, женщины чаще стали соучастницами в преступлениях мужчин, в том числе тяжких. Исследования со всей очевидностью показали несостоятельность объяснения женской преступности биологической предрасположенностью. В то же время статус женщины, ее роль в различных сферах производства и социальных отношений, как и ее физические возможности, накладывают своего рода ограничительные рамки на круг и объем ее деятельности, в том числе и антиобщественного характера. Именно этим объясняется преобладание женщин-преступниц в отдельных сферах, например, в торговле, поскольку и процент работающих в этой отрасли мужчин ниже, чем женщин.

Структура преступности не может быть полностью охарактеризована без выделения преступности несовершеннолетних. Последняя, в свою очередь, может быть подразделена на преступность малолетних и подростковую. Если подростковая (от жизни, опыта) всеми принята как преступность не выше возраста несовершеннолетия, то о молодежной преступности (молодежном возрасте) единства мнений нет. Здесь мы скажем лишь о том, что такое разделение существует, не вдаваясь в спорные вопросы. Преступность лиц до 18 лет, имея много общего с преступностью вообще, характерна своими особенностями, что и выделяет ее в особый феномен.

В этой связи следует подчеркнуть, что проблема возраста преступников в криминологии – важная проблема. Возраст и социально, и физически, и умственно (при вменяемости, естественно) накладывает отпечаток на поведение человека, в том числе преступное. Возраст делает человека и наиболее уязвимым для преступности (скажем, малолетних, подростков либо, напротив, лиц преклонного возраста). Уголовное законодательство связывает возраст и с последствиями преступления (снижение наказания несовершеннолетним, смягчение наказания престарелым).

Структура преступности не может быть понята без выявления особенностей рецидивной преступности – тоже весьма своеобразного и специфического ее среза, делающего преступность еще более опасным для общества явлением. В науке различаются три понятия рецидивной преступности: а) законодательное (уголовно-правовое); б) криминологическое; в) пенитенциарное.

Первое – это повторное совершение преступления после осуждения за совершение преступления при условии, если судимость не погашена или не истекли давностные сроки. Второе – сам факт совершения второго или более преступлений, независимо от того, был ли виновный осужден за первое преступление. Третье – повторное пребывание преступника в местах лишения свободы.

При определении правовых последствий для лица, совершившего второе и более преступлений, определяющее значение имеет, конечно, первый вид рецидива. В то же время криминологическое определение понятия рецидива дает более точную характеристику личностных особенностей преступника, устойчивости антиобщественных взглядов, навыков, привычек и т. п. Пенитенциарное определение наиболее утилитарно, но оно важно для анализа работы исправительно-трудовых учреждений.

На практике мы встречаемся с упрощенным подходом и оценкой рецидива: если увеличился процент рецидивной преступности в общей массе преступлений – значит дело плохо. При этом, однако, упускается из виду, что оценка уровня рецидива не может быть однозначной вследствие сложности явления и его места в структуре преступности. Представим себе, что в какой-либо области было совершено 1000 преступлений. Совершили их 1000 преступников. Из них рецидивистов было 250 (25%). На следующий год в этой же области совершено снова 1000 преступлений. Рецидив составил 20%, а через год снизился до 10%. Ясно,что, хотя рецидив уменьшился на 15%,на столько же возросло число так называемых первичных преступников – из числа тех, кто ранее преступлений не совершал. Возможно также, что выбывшие из данной области рецидивисты могли проявить себя где-то в другом месте.

Продолжим пример, несколько изменив исходные данные. В области было совершено 1000 преступлений, рецидив составлял 25%. На следующий год число преступлений увеличилось до 1200, а процент рецидивистов остался тот же. Еще через год преступлений стало 1500, а рецидив уменьшился до 20%. Какова должна быть оценка? Опять проявим осторожность, ибо сокращение процента рецидива произошло на фоне общего увеличения числа преступлений; число же рецидивистов (в абсолютном исчислении) не уменьшилось, а увеличилось. Значит, в целом, несмотря на снижение процента, дело стало хуже, чем было раньше.



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.