Сделай Сам Свою Работу на 5

Сцена вторая: запугивание

 

Многие годы Стейси страдала от депрессии. Мы пробовали облегчить ее состояние, обратившись за помощью к психологу, но депрессия не прекратилась. Мы пробовали улучшить ее физическое состояние с помощью лекарственных средств, и все же приступы депрессии возобновлялись. «Хорошо, — подумал я, — в Библии сказано, что у нас есть тело, душа и дух. Мы пробовали решить проблему на уровне тела и души… То, что осталось, должно быть, касается духовных вопросов». Мы со Стейси начали читать книги о том, как бороться с врагом. И вот однажды она наткнулась на отрывок, который рассказывал о различных симптомах, иногда сопутствующих состоянию подавленности; в числе прочих было головокружение. Когда она вслух читала этот отрывок, в ее голосе прозвучало удивление. «Что такое?» — спросил я. «Ну… у меня достаточно часто кружится голова». «Правда? Как часто?» «О, каждый день». «Каждый день?!!» Мы были женаты со Стейси уже десять лет, и она никогда не рассказывала мне об этом. Бедная женщина просто думала, что головокружения — это нормальное явление, раз у нее они случаются достаточно часто.

«Стейси, за всю мою жизнь у меня ни разу не было головокружения. Я думаю, тут что-то нечисто». Мы начали молиться о прекращении приступов головокружения, каждый раз призывая на помощь Иисуса Христа. Знаете, что произошло? Стало еще хуже! Когда врага застают на месте преступления, он вовсе не готов сразу развернуться и сдать позиции без боя. Обратите внимание, что иногда Иисус, изгоняя нечистых духов, действовал очень решительно (см.: Лк. 4:35). Более того, когда Он встретил одержимого бесами человека, который жил в гадаринских гробах, то Его первая попытка изгнать их была неудачной. Иисусу понадобилось узнать об этих нечистых духах больше, чтобы освободить мужчину (см.: Лк. 8:26–33). Если Иисусу было нелегко с ними, то неужели вы думаете, что нам с вами будет легко? Мы со Стейси стояли на своем, отражая натиск «твердою верою», как говорил Петр. И знаете что? Головокружения прекратились и больше никогда не повторялись. Уже семь лет Стейси не знает, что это такое.

Это еще один тактический прием нашего врага. Когда мы начинаем сомневаться в том, что он старается нам внушить, пытаемся противостоять его лжи, видим его руку в «мелких неурядицах» нашей жизни, тогда он усиливает натиск; он прибегает к запугиванию и устрашению. Возможно, прочитав то, о чем я написал ранее в этой главе, вас охватили сомнения, и вы стали размышлять над тем, хотите ли вы ввязываться в такие непростые духовные баталии. И от этих размышлений вам становится как-то не по себе. Сатана будет пытаться заставить вас отступить в страхе, так как он сам боится вас. Вы представляете для него огромную угрозу. Он не хочет вашего пробуждения, не хочет, чтобы вы отвечали на его удары, потому что когда вы начинаете сражаться, он терпит поражение. «…Противостаньте дьяволу, — пишет Иаков, — и убежит от вас» (Иак. 4:7; курсив мой. — Дж. Э.). Так что сатана старается удержать вас от ответных действий. От попыток вас соблазнить он переходит к открытому нападению. Ваши мысли путаются, жизнь идет наперекосяк, и вам кажется, что вера ваша оскудела.

Почему так много пасторских детей пускаются во все тяжкие? Думаете, это случайность? Так много церквей начинают свое существование полными энергии и жизненных сил, а заканчивают расколом или истощением и смертью. Почему это происходит? Почему одна моя приятельница чуть не потеряла сознание, когда на собрании стала свидетельствовать о том, что с ней произошло? Почему когда я собираюсь рассказывать о Господе окружающим меня людям, мои планы часто рушатся? Почему в тот момент, когда в личной жизни все налаживается, на работе все валится из рук, и наоборот? Потому что мы участвуем в войне, и лукавый пробует на нас хорошо известный старый прием — нанеси удар первым, и, возможно, твой противник испугается и убежит. Вы ведь знаете, что он не может победить. Как сказал Франклин Рузвельт, «нам нечего бояться, кроме самого страха».

 

Бог с нами

 

Будь тверд и мужествен; ибо ты народу сему передашь во владение землю, которую Я клялся отцам их дать им; только будь тверд и очень мужествен… <…> Вот Я повелеваю тебе: будь тверд и мужествен, не страшись и не ужасайся; ибо с тобою Господь, Бог твой, везде, куда ни пойдешь.

Иис.Нав. 1:6–7, 9

 

Иисус Навин знал, что такое страх. Несколько лет он был «заместителем командира», правой рукой Моисея. Но пришел и его черед стать во главе войска. Народу израильскому не суждено было легко и просто прийти и занять землю обетованную, они вынуждены были сражаться за нее. И Моисея не было с ними в этот час. Если бы Иисус был совершенно уверен в своей победе, то зачем было бы Богу снова и снова говорить ему о том, что не надо бояться? Более того, Господь сказал Иисусу особые слова ободрения: «…как Я был с Моисеем, так буду и с тобою: не отступлю от тебя и не оставлю тебя» (Иис.Нав. 1:5). Каким Он «был с Моисеем»? Отважным воином. Помните моровую язву? А египетских воинов с их лошадьми и колесницами, которые утонули в Чермном море? Именно после этого проявления силы Божьей народ израильский запел: «Господь — муж брани, Иегова имя Ему» (Исх. 15:3). Бог сражался за Моисея и за Израиля; после этого Он пообещал Иисусу Навину, что будет сражаться и за него, и израильтяне взяли Иерихон и разбили всех своих врагов.

Иеремия тоже знал, что значат слова «Господь со мною». «Но со мною Господь, как сильный ратоборец, — пел он, — поэтому гонители мои споткнутся и не одолеют…» (Иер. 20:11).

Об этом не забывал и Иисус Христос, когда сражался за нас здесь, на земле:

 

Вы знаете происходившее по всей Иудее, начиная от Галилеи, после крещения, проповеданного Иоанном: как Бог Духом Святым и силою помазал Иисуса из Назарета, и Он ходил, благотворя и исцеляя всех, обладаемых диаволом, потому что Бог был с Ним.

Деян. 10:37–38; (курсив мой. — Дж. Э.)

 

Как смог Иисус одержать победу над сатаной? Бог был с Ним. Эти слова помогают нам понять всю силу обетования Христа, Который сказал: «…Я с вами во все дни до скончания века» и «не оставлю тебя и не покину тебя» (Мф. 28:20; Евр. 13:5). Это значит, что Он не просто будет поблизости или утешит нас в наших несчастьях. Это значит, что Он будет сражаться за нас, с нами, так, как Он сражался за Свой народ на протяжении многих веков. Пока мы с Иисусом Христом, нам совершенно нечего бояться.

Когда сатана запугивает нас, он взывает к предателю внутри нас и его стремлению сохранить свою жизнь. И пока мы пытаемся сохранить свою жизнь, оберегаем свое «я», его тактика работает. Мы отступаем назад. Но верно и обратное. Когда мужчина принимает решение стать воином, когда он готов отдать свою жизнь за высшие идеалы, его не может запугать большой серый волк, который грозит разрушить его маленький домик. После описания войны между ангелами и сатаной, которая началась на небе и продолжается на земле, в Книге Откровение сказано о том, каким образом ангелы победили:

 

Они победили его

кровию Агнца

и словом свидетельства своего,

и не возлюбили души своей

даже до смерти.

Откр. 12:11

 

В самом опасном положении находятся те мужчины, которые слишком дорожат своей жизнью. Все мужчины умирают; но лишь немногие из них по-настоящему живут. Конечно, вы можете создать себе спокойную жизнь… и окончить свои дни в тишине и покое, бормоча о своих прошлых злоключениях. Но я бы предпочел смерть через повешение. Кроме того, чем меньше мы пытаемся «спасти душу свою», тем более успешными воинами мы становимся. Вот что писал Г. К. Честертон по поводу смелости:

 

В понятии «смелость» заключено противоречие. Она подразумевает сильное желание жить, которое принимает форму готовности к смерти. «Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее» — это высказывание вовсе не предполагает мистическую практику для святых и героев. Это совет на каждый день для моряков и альпинистов. Его надо поместить в путеводитель по Альпам или учебник по строевой подготовке. Смелость — неважно, каким образом она проявляется — по сути своей противоречива. Человек, затерявшийся в море, может спасти свою жизнь, только если он будет отчаянно ею рисковать. Он сможет избежать смерти, лишь пройдя в сантиметре от нее. В солдате, окруженном врагами, которому нужно вырваться из этого окружения, сильное желание жить должно уживаться со странным безразличием к смерти. Он не должен просто цепляться за жизнь, иначе он станет трусом и не сможет спастись. Он не должен просто ждать смерти, иначе он станет самоубийцей и не сможет спастись. Он должен стремиться к жизни, будучи к ней совершенно безразличен; он должен желать жизни, как глотка воды, и все же пить смерть, как вино.

 

 

Сцена третья: заключение сделки

 

Если нам удастся противостать лжи и не дать себя запугать, то слуги сатаны не преминут использовать следующий прием. Они попытаются заключить с нами сделку. Очень много мужчин были подкуплены тем или иным образом. Только что я закончил разговор со своим другом, который звонил, чтобы рассказать о том, что еще один христианский лидер был уличен в безнравственном поведении. Члены церкви покачивали головами и приговаривали: «Вот видите, он просто не смог сохранить свою непорочность». Не будьте наивными. Неужели вы думаете, что мужчина, последователь Христа, в глубине души стремится к такому падению? Какой же человек начинает свой духовный путь с тайной мыслью: «Ну что ж, однажды, после двадцати лет служения, я уничтожу дело своей жизни, закрутив роман»? Того служителя явно соблазнили, и все было тщательно спланировано. В его случае это была долгая и искусная осада, в результате которой он сложил оружие не в борьбе, а от скуки. Я знаком с этим человеком; у него не было великой цели, для достижения которой надо было бы сражаться, он лишь монотонно исполнял свой «христианский долг», который ненавидел, но не мог оставить, потому что за его выполнение ему хорошо платили. Он был готов к падению. До тех пор пока вы не поймете, что с вами происходит, вы тоже рискуете быть поверженным.

Давайте вспомним, когда согрешил царь Давид? Каковы были обстоятельства его связи с Вирсавией? «Через год, в то время, когда выходят цари в походы, Давид послал Иоава, и слуг своих с ним, и всех Израильтян…» (2 Цар. 11:1). Давид перестал сражаться, он послал других людей, чтобы они сражались за него. Скучающий, пресыщенный, толстый, он слонялся по крыше дворца в поисках чего-то, что могло бы его развлечь. Лукавый указал ему на Вирсавию, все остальное вам известно. Уильям Гернелл предупреждает нас:

 

Когда предстоящая дорога кажется бесконечной и ваша душа молит о скорейшем отдыхе, необходимость быть твердым до конца будет для вас как шип под седлом, как заноза в теле. Вас будет угнетать любая трудность, с которой вы столкнетесь в своем служении. Мы знаем многих, присоединившихся к армии Иисуса Христа и с радостью принявших участие в одной или двух битвах, но им быстро все надоело и они дезертировали с поля боя. Под влиянием случайных импульсов они взяли на себя обязанности христианина… и так же быстро отказались от них. Как молодой месяц, они слабо светили первую половину ночи, но их свет погас задолго до того, как ночь подошла к концу.

The Christian in Full Armor

 

 

Оружие воина

 

Для борьбы с плотью, с предателем, живущим внутри нас, воин использует дисциплину. Мы привыкли называть это «молитвенным уединением». Но для большинства мужчин очень тяжело вести какую бы то ни было молитвенную жизнь, так как они не видят никакой связи между ней и поддержанием своей силы; для них она имеет такое же значение, как чистка зубов зубной нитью. Но если вы будете смотреть на свою жизнь как на великую борьбу и будете знать, что вам необходимо проводить время с Богом, чтобы выжить, вы начнете молиться. Возможно, ваша молитвенная жизнь не будет совершенной — она и не может быть совершенной, ведь не в этом ваша цель, — но вы будете искать общения с Богом. Наши попытки соблюдать духовную дисциплину будут тщетными, если мы будем делать это только потому, что «должны». Но мы найдем в себе силы регулярно молиться, если будем убеждены, что без этого нам придет конец.

Ежедневные беседы с Господом не имеют ничего общего с изучением догматов Церкви или чтением определенного количества стихов из Писания или чем-то в этом роде. Мы говорим с вами о необходимом общении с Богом. Нам надо держать открытыми наши каналы связи с Ним и использовать для этого все, что может помочь. Иногда я слушаю музыку, иногда читаю Слово Божье или несколько страниц из какой-нибудь книги, делаю записи в своем дневнике, бывает, что я отправляюсь на пробежку. Есть дни, когда все, что мне надо, — это тишина, одиночество и вид восходящего солнца. Наша задача делать то, что вернет нас к нашему сердцу и сердцу Бога. Господь часто уберегал меня от засады, о которой я и не подозревал; во время нашего общения с Ним ранним утром Он часто предупреждал меня о том, что должно случиться днем. Только вчера я наткнулся на отрывок в книге, посвященный прощению. Я почувствовал, что Бог обращает на него мое внимание. «Господь, неужели я не простил кого-то?» «Нет», — ответил Он. Где-то час спустя раздался телефонный звонок, разговор был тяжелым, я узнал, что меня предали. «Ага, Ты говорил мне, что надо быть готовым простить, не так ли?» — «Да».

Между прочим, духовная дисциплина не является самоцелью. Цель нашей молитвенной жизни — связь с Богом. Это наше основное противоядие от подделок, которые предлагает нам мир. Если у вас нет связи с Богом или эта связь непрочна, вы обратитесь к другим утешителям. Как сказал Морис Робертс,

 

Экстаз и восторг необходимы для души верующего, они способствуют очищению от греха. Мы не должны жить без духовной радости… Душа верующего подвергается опасности, если он позволяет себе хоть какое-то время не ощущать любви Христовой… Когда Иисус Христос перестает наполнять наше сердце радостью, мы тайком отправляемся на поиски других возлюбленных.

The Thought of God

 

Человек, который хочет рано уйти на пенсию, много времени уделяет состоянию своих финансов; если он поставил себе цель пробежать десять километров или принять участие в марафоне, он будет серьезно готовиться к этому. Мы можем дисциплинировать себя, но эта возможность у многих остается неиспользованной. «Когда воин находится на службе у истинного Царя, иначе говоря, когда он служит высшей цели, — пишет Блай, — у него это хорошо получается; его тело становится неутомимым слугой, который готов переносить холод, жару, боль от полученных ран, травм, голод, недостаток сна, трудности любого рода, готов делать то, что от него требуется».

Против лукавого у нас есть всеоружие Божье. Если бы наша жизнь напоминала сюжет фильма «Спасение рядового Райна», нам было бы понятней, зачем Бог снабдил нас оружием. Как много христиан, прочитавших библейский отрывок о щите веры и шлеме спасения, так никогда и не поняли, что с ними делать. «Какие чудесные поэтические метафоры, — говорят они. — Хотелось бы понять, что это значит ». Это значит, что Господь дал вам доспехи, и будет лучше, если вы их наденете и будете носить не снимая. Эти доспехи существуют — в духовной, невидимой реальности. Мы не видим ее, но ее видят ангелы и наши враги. Просто начните молиться, читая отрывок из Послания к Ефесянам, как будто вы собираетесь выйти на бой:

«Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злой и, все преодолев, устоять. Итак, станьте, препоясав чресла ваши истиною…» Господь, я надеваю пояс истины. Я выбираю жизнь добродетельную и честную. Покажи мне истину, в которой я так отчаянно нуждаюсь сегодня. Раскрой обман, о котором я не подозреваю. «…И облекшись в броню праведности…» Да, Господь, я надеваю броню праведности сегодня, чтобы противостоять всем искажениям истины и снять все несправедливые обвинения. Облачи меня в Свою святость и чистоту — защити меня от нападений на мое сердце. «…И обув ноги в готовность благовествовать мир…» Я готов жить в свете Евангелия. Покажи мне, как разворачиваются события великой истории, задуманной Тобой, и убереги меня от заблуждения, будто «мыльные оперы», которые предлагает мир, — это самое важное на сегодняшний день.

«…А паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого…» Иисус, каждому обману и каждому нападению я противопоставлю свою уверенность в Твоей благости и в том, что все, что Ты приготовил для меня, послужит мне во благо. Сегодня ничто не сможет победить меня, потому что Ты со мной. «…И шлем спасения возьмите…» Спасибо, Господи, за мое спасение. Я по-новому взглянул на спасение, дарованное Тобою, и заявляю, что теперь ничто не сможет лишить меня любви Христовой и места в Царстве Твоем, которое Ты мне приготовил. «… И меч духовный, который есть Слово Божие». Дух Святой, покажи мне те истины Слова Божьего, которые помогут мне сегодня отразить нападки и избежать ловушек врага. «Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом, и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех святых…» Наконец, Дух Святой, я согласен всегда идти в ногу с Тобой, во всех моих молитвах, когда мой дух будет общаться с Тобой в течение дня.

См.: Еф. 6:13–18

Мы живем, пользуясь властью Иисуса Христа. Но не нападайте на врага в гневе, не хвастайтесь силой из гордости. Вы сразу поплатитесь за это. Мне нравится сцена из фильма «Маска Зорро», в которой старый учитель фехтования уберегает своего молодого ученика — который к этому моменту уже слишком много выпил — от нападения на его врага. «Ты бы храбро сражался, — сказал он, — и быстро погиб». Вся власть на небе и на земле была дана Иисусу Христу (см.: Мф. 28:18). Он сказал нам об этом перед тем, как дал нам Великое поручение — приближать Его Царствие. Почему? Мы никогда не прослеживали тут никакой связи. А дело в том, что если вы собираетесь служить истинному Царю, вам понадобится Его власть. Но мы не смеем призвать ни одного ангела, не говоря о падших, от своего имени. Именно поэтому Иисус Христос передал нам Свою власть: «Вы имеете полноту в Нем, который есть глава всякого начальства и власти» (Кол. 2:10). Обличите врага от своего собственного имени, и он рассмеется; прикажите ему именем Иисуса Христа, и он убежит от вас.

И еще одно: даже не думайте о том, чтобы идти на битву в одиночку. Никогда не пытайтесь отправляться в поход, не взяв с собой хотя бы еще одного мужчину. Да, существуют моменты, когда мужчина должен выйти на битву один — в короткие утренние часы — и сражаться изо всех сил. Но пусть эти битвы не станут вашим образом жизни. Ваша добровольная изоляция может сделать вас слабым, об этом пишет Дейвид Смит в своей книге «Американцы, не верящие в дружбу»: «Одной из серьезных проблем среднего американца является отсутствие друзей. Мужчинам бывает трудно признать, что им необходима дружба других мужчин». Мужское движение способствовало тому, что современная церковь наконец осознала: мужчине нужно общество другого мужчины, но осознав это, она предложила очень однобокое решение этой проблемы — «группы поддержки». Они действуют согласно ветхозаветным принципам: «На самом деле ты полное ничтожество и только и ждешь, чтобы пуститься во все тяжкие, поэтому мы лучше приставим к тебе охранника, чтобы он следил за тобой».

Нам не нужны «группы поддержки»; нам нужен собрат по оружию, кто-то, кто сражался бы с нами рядом, кто прикрывал бы нас. Один молодой человек остановил меня на улице и сказал: «Я чувствую, что я одинок и окружен врагами». Сегодня мы видим вокруг себя так мало настоящих мужчин, потому что мы утратили культуру воина, у нас не осталось места, где мужчина мог бы научиться мужественно сражаться. Нам не нужны встречи с «самыми славными парнями», нам необходимо общение с «самыми опасными мужчинами». Именно это нам нужно. Мне вспоминается Генрих V. От его армии осталась небольшая группа уставших и обессилевших мужчин, многие из них были ранены. Армия противника в пять раз превосходила их числом. Но Генрих сплотил вокруг себя своих воинов, напомнив им, что они не наемники, а «братья».

 

С ним сохранится память и о нас —

О нас, о горсточке счастливцев, братьев.

Тот, кто сегодня кровь прольет,

Мне станет братом…

И проклянут свою судьбу дворяне,

Что в этот день не с нами, а в кровати:

Язык прикусят, лишь заговорит

Соратник наш в бою в Криспинов день.

 

Да, нам нужны мужчины, которым мы могли бы открыть свою душу. Но вы не станете делать этого перед группой парней, которым не доверяете, которые не собираются отправляться с вами на битву. Давно известна истина: нет более преданных друг другу людей, чем те, кто сражался плечом к плечу, кто был вместе в одном отряде, сидел в одном окопе. Таких людей не бывает много, но нам и не требуется много. Нам нужны «братья», готовые «пролить за нас свою кровь».

 

Раны героя

 

И еще одно предупреждение, прежде чем эта глава подойдет к концу: вы будете ранены. Эта война духовная, но это не значит, что она ненастоящая. Это самая настоящая война, и раны, которые на ней может получить мужчина, в каком-то смысле даже более страшные, чем те, что он может получить на поле брани. Потеря ноги не идет ни в какое сравнение с потерей сердца; осколочное ранение не обязательно приводит к потере души, в отличие от увечья, нанесенного стыдом и чувством вины. Врагу удастся вас ранить. Он знает, куда вы уже были ранены, и попытается нанести удар в то же самое место. Но это особые раны; это — раны героя. Как сказал Рик Джойнер, «быть раненым на службе у Господа — это честь». Вчера вечером за столом Блейн показывал мне свои шрамы. «Вот этот я получил, когда Сэмюел кинул камень и попал мне прямо в лоб. А вот этот появился в тот раз, когда я споткнулся о бревно. Не помню, откуда у меня вот этот шрам. Ага, вот еще один — его я заработал, когда упал в пруд, гоняясь за Люком. А вот этот очень старый, от ожога, который я получил в летнем лагере у костра». Мой сын гордится своими шрамами; они являются знаками отличия для мальчика… и для мужчины. Сейчас за духовные битвы мы не получаем медали, но мы их получим. Один из самых славных моментов в нашей жизни ждет нас впереди, на брачном пиру Агнца. Господь наш встанет и начнет вызывать тех, кто ради имени Его был ранен в бою, и им воздадут почести, их смелость будет вознаграждена. Я вспоминаю слова, с которыми Генрих V обратился к своим воинам:

 

Кто невредим домой вернется, тот Воспрянет духом, станет выше ростом При имени святого Криспиана… Рукав засучит и покажет шрамы: «Я получил их в Криспианов день». Хоть старики забывчивы, но этот Не позабудет подвиги свои В тот день; и будут наши имена… Под звон стаканов… поминаться.

 

«…Царство Небесное силою берется, — сказал Иисус, — и употребляющие усилие восхищают его…» (Мф. 11:12). Это хорошо или плохо? Надеюсь, теперь вы видите, насколько важна и свята мужская агрессивность, и это поможет вам понять слова Христа. Представьте, что Он сказал бы так: «Царство Небесное открыто для пассивных, для слабаков, и чтобы туда попасть, надо лежать на диване и смотреть телевизор». Если вы собираетесь войти в Царство Небесное, сказал Иисус, то вам придется проявить всю вашу страсть и силу. Война будет жестокой, вот почему вам дано необузданное сердце. Мне нравится, как Джон Беньян интерпретировал этот стих в своем «Путешествии пилигрима»:

 

Истолкователь повел Христианина к дверям великолепного дворца; у дверей стояло множество людей, желавших туда войти, но, однако, не решалось. Неподалеку сидел человек у стола, на котором лежала книга и стояла чернильница, и он записывал имена тех, которые должны были войти. У входа стояли вооруженные люди, которые возбраняли вход и отталкивали желавших войти. Наконец, когда они все отступили назад из страха перед вооруженными, Христианин увидал одного рослого и сильного человека, который подошел к человеку у стола и сказал ему решительно: «Запишите мое имя», и когда это было исполнено, он вынул меч, надел на голову шлем и бросился к двери на вооруженных людей, которые с яростью накинулись на него. Но храбрый человек, нимало не испугавшись, рубил вправо и влево с самым решительным видом. Когда он нанес и получил сам немало ран, то прочистил себе путь меж ними и ворвался во дворец.

 

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.