Сделай Сам Свою Работу на 5

Законодательные акты и акты частного характера

Предмет и задачи источниковедения.

Этапы источниковедческого анализа

Введение. В нем обосновывается тема исследования, характеризуются его методы, историография (степень изученности данной темы в литературе), формулируются задачи исследования.

Глава первая «Характеристика источника» соответствует первому этапу источниковедческого анализа - изучению вопросов происхождения и авторства источников. Поэтому в ней могут даваться характеристики исторических условий возникновения источника, автора (создателя) источника, истории текста, истории публикаций источника. В связи с характеристикой автора и обстоятельств создания источника рассматривается вопрос об интерпретации источника (что имел в виду автор, создавая текст источника).

В главе второй «Анализ содержания источника»основное внимание уделяется полноте сведений источника и их достоверности. Выявленная фактическая информация систематизируется и последовательно анализируется.

Заключение содержит обобщенную оценку значения исследуемого источника и практические рекомендации по его использованию, исходя из проведенного исследования.

Проблема классификации исторических источников

Перед источниковедением стоят две основные задачи- эвристическая и аналитическая. Эвристическая задача - это ориентирование в многообразии исторических источников, их классификация. Аналитическая задача - это разработка методов анализа исторических источников, получения из них достоверной информации.

В ходе источниковедческого анализа источниковедение использует данные всех дисциплин и отраслей знания, которые дают возможность изучать произведения, созданные людьми, и анализировать их как источники информации об их создателях.

Э. Бернгейм«Введении в историческую науку» хорошо передает разнообразие форм исторических источников. Это - речь, письмо, изображение. Все источники этого типа он объединяет под общим названием «известия» (традиция). Среди них выделяются: устная традиция(песнь, рассказ, сага, легенда, анекдот, крылатые слова, пословицы); письменная традиция (исторические надписи, генеалогические таблицы, биографии, мемуары, брошюры и газеты); изобразительная традиция(иконография исторических личностей, географические карты, планы городов, рисунки, живопись, скульптура).



Другой тип исторических источников – «остатки», т. е. непосредственные результаты самих событий, среди которых Бернгейм выделяет такие виды: непосредственныеследы жизни древних времен; данные языка; существующие обычаи, нравы, учреждения; произведения всех наук, искусств, ремесел как свидетельства о потребностях, способностях, взглядах, настроениях, состояниях, словом, степени всего развития их творцом и его кремени; деловые акты, протоколы и всевозможные административные документы; монументы и надписи, не содержащие каких-либо сведений (пограничные знаки, монеты и медали); законодательные, делопроизводственные и тому подобные документы.

Существует несколько способов классификации исторических источников. Исторический источник подразделяются на 7 гр: письменные, вещественные, этнографические, устные, лингвистические, фотодокументы, фонодокументы. Например, письменные источники включают летописи, законодательные акты, материалы делопроизводства, протоколы, договоры, дневники, мемуары, переписки, а вещественные: картины, рельефы, изображения на стенах или на любой другой поверхности и др.

Исторический источник также можно разделить на внутренние (то есть созданные внутри исследуемого региона) и внешние (когда описание создается людьми, выходящими за пределы данного исторического контекста, как например Арабские источники по истории Африки).

Исторические источники также делят на намеренные и ненамеренные. М. Блок в качестве примера намеренного источника приводит «Историю» Геродота, а в качестве примера ненамеренного источника — древнеегипетский погребальный папирус. Т. о. намеренные источники— это те источники, которые создавались с расчётом на то, что их будут изучать потомки. Примеры намеренных источникоы — хроники, мемуары. Ненамеренные источники не предназначались для потомков. Примеры ненамеренных источников — деловая переписка, служебные документы. Намеренный источник как правило передают хронологию исторических событий и их связь. В то же время эти источники часто ангажированы. Ненамеренные источники часто фрагментарны, но они дают историку те сведения, которые отсутствуют в намеренных источниках (например по причине того, что современники не считали эти сведения достаточно значимыми для передачи потомкам).

В качестве исторического источника, как правило, выступают первоисточники, на основании которого создаются вторичные источники, однако иногда и вторичный источник может выступать в качестве первичного.

 

Источники до 15 века.

Источниками изучения южнорусского летописания XII-XIII вв. служат, в первую очередь, Ипатьевский (начало XV в.), близкие емуХлебниковский (XVI в.), Погодинский (XVII в.), Ермолаевский (конец XVII - начало XVIII в.) и другие списки, а также списки Воскресенской и основной редакции Софийской I летописей. В ХII-ХIII вв. на юге Руси летописание систематически велось лишь в Киеве и Переяславле Южном. В Чернигове же существовали только семейные княжеские летописцы.

К и е в с к о е летописание, с одной стороны, как будто продолжало традицию Повести временных лет. С другой - утратило общегосударственный характер и превратилось в семейную летопись киевских князей. Оно велось непрерывно в течение всего XII в.

Источники изучения летописания русского Северо-Востока за XII-XIII вв. включают Радзивиловский (конец XV в.) и Московский Академический (XV в.) списки, восходящие к общему протографу (Радзивиловская летопись), Летописец Переяславля Суздальского (список 60-х годов XV в.) и Лаврентьевский список 1377 г.

По мнению М.Д. Присёлкова, центральной идеей этого (великокняжеский Владимирский свод 1281 г.) свода было доказательство приоритета Владимира «среди союзных феодальных русских княжеств (в противовес галицкому своду конца XIII в.).

Владимиро-Суздалъское летописание как самостоятельная ветвь берет свое начало с 1158 г., когда во Владимире-на-Клязьме начали нестись непрерывные местные записи при дворе Андрея Боголюбского. В 1177 г. они были объединены с отдельными летописными заметками Юрия Долгорукого в великокняжеский свод, опиравшийся, кроме того, на епископский южнорусский (переяславский) Летописец. Продолжением его стал летописный свод 1193 г., включивший также материалы княжеского Летописца Переяславля Южного. В 1212 г. на его основе был создан лицевой свод (т. е. украшенный миниатюрами, копии которых ныне можно видеть в Радзивиловском списке) великого князя Владимирского. До этого момента летописание, вероятно, велось при владимирском Успенском соборе. Затем летописный свод приобрел светские черты, что связывают с ухудшением отношений владимирского князя Юрия с епископом Иваном. Скорее всего, составление свода 1212 г. было поручено человеку, близкому великому князю. В дальнейшем вследствие монгольского нашествия и разорения Владимира собственно Владимирское летописание затухает.

Ростовское летописание продолжило традиции владимирских великокняжеских сводов. Здесь уже в начале XIII в. был создан местный княжеский летописец, во многом сходный с владимирским. В 1239 г. появилось продолжение великокняжеского Владимирского свода, побравшего и известия Ростовского свода 1207г. В основу северо-восточной летописной традиции была положена идея о переходе центра Русской земли из Киева по Владимир-на-Клязьме.

Источниками изучения новгородского летописанияXII-XIII вв. служат Синодальный список (XIII - первая треть XIV в.) Новгородской первой летописи (старший извод), а также списки Комиссионный (XV в.), Академический (вторая половина XV и.) и Троицкий (вторая половина XV в.), объединяемые в ее младший извод. Их анализ позволяет установить, что в Новгороде с середины XI в. летописная традиция не прерывалась вплоть до XVI в.

История летописания Новгорода Великого. Около 1136 г., по-видимому, в связи с изгнанием из Новгорода князя Всеволода, по указанию епископа Нифонта был создан Софийский владычный свод, переработавший новгородскую княжескую летопись, которая велась с середины XI в. Еще одним источником служил также киевский Начальный свод 1096 г., легший в основу новгородского летописания. Возможно, в создании первого владычного свода участвовал известный клирик Новгородской Софии Кирик. В начале XIII в. появился новый владычный свод. Его создание было как-то связано с падением Константинополя в 1204 г. Во всяком случае, завершался он рассказом о взятии византийской столицы крестоносцами.

К XIV в. относятся первые летописи, претендующие на освещение истории всех Русских земель (хотя в них отображались события происходившие и Северо-Восточной Руси). Источниками для изучения зарождения общерусского летописания служат прежде всего Лаврентьевская и Троицкая летописи.

В связи с тем что в 1305 г. великим князем владимирским стал тверской князь Михаил Ярославич, центр великокняжеского летописания переместился в Тверь, где, в конце XIII в. начинают вестись летописные записи.

Как общерусский, свод включил не только местные, но и новгородские, рязанские, смоленские, южнорусские известия и имел явную антиордынскую направленность. Свод 1305 г, стал основным источником Лаврентьевской летописи. С переходом ярлыка на великое княжение в руки Ивана Калиты зародившаяся в Твери традиция общерусского летописания переходит в Москву. Здесь приблизительно в 1389 г. был создан Летописец великий русский. Анализ его показывает, что при князе Юрии Даниловиче в Москве, видимо, летописных записей не велось. Отдельные фрагменты подобной работы (семейная хроника) отмечаются при московском княжеском дворе только с 1317 г. Чуть позднее, с 1327 г. летописание начало вестись при митрополичьей кафедре, перенесенной за год до того в Москву. Судя по всему, с 1327 г. здесь непрерывно ведется единая летопись.

Скорее всего, летописание в тот период велось при митрополичьем дворе. На это указывает характер годовых записей: летописец гораздо внимательнее относится к переменам на митрополичьем престоле, а не на великокняжеском. Тем не менее появившийся свод был не собственно митрополичьим, а великокняжеско-митрополичьим. Этот свод (по датировке А.А. Шахматова - 1390 г.).

Первым общерусским митрополичьим сводом стала так называемаяТроицкая летопись 1408 г., отразившаяся преимущественно в Симеоновском списке.

В результате усиления Твери в 30-х годах XV в. (по последней датировке Я.С. Лурье - в 1412 г.) появилась новая редакция свода 1408 г., непосредственно отразившаяся в Рогожском летописце, Никоновской и (опосредованно) Симеоновской летописях.

Важным этапом в становлении общерусского летописания стало составление свода, который лег в основу большой группы летописных списков, объединяемых вСофийскую I и Новгородскую IV летописи. Составитель свода 1448 г. отразил изменившийся кругозор читателя своего времени.

Свод 1448 г. не дошел до нас в первоначальном виде. Тем не менее он лег в основу почти всех русских летописей последующего периода (прежде всего, Софийской I и Новгородской IV), так или иначе перерабатывавших его.

 

Миниатюры.

Из-за татаро-монгольского нашествия, опустошившего в 1240 году Киев, мы потеряли огромное количество памятников великой культуры: от XI века до нас дошло лишь три иллюминированных манускрипта. С другой стороны, к XV столетию – веку возвышения Московской Руси – русское книжное искусство стало окончательно самобытным, успев вобрать в себя опыт лучших византийских, сербских и болгарских изографов. Именно поэтому мы ограничимся рассмотрением русской книжной миниатюры от раннего ее шедевра – Остромирова Евангелия (XI в.) до другого шедевра – Евангелия Хитрово (начало XV в.).
Русских иллюстрированных книг XI–XIV веков сохранилось немного. Материалом всех древнейших славянских книг и грамот служил пергамен – особым образом обработанная кожа животных, преимущественно телят. До XIII века пергамен привозили из Греции, по качеству он ничем не отличался от того, на котором сделаны лучшие греческие рукописи XI–XII веков; с XIII века пергамен изготавливался на Руси. Бумага вошла в оборот на Руси лишь с XV века. Для записи текста использовали чернила и гусиные перья. Практически все древнерусские рукописи орнаментально украшены. Заглавия и начальные буквы писались киноварью – краской ярко-красного цвета. В самых роскошных русских книгах, таких как Остромирово Евангелие, Изборник Святослава, Мстиславово Евангелие, заглавия и начальные буквы писались золотом.
Помимо орнамента, некоторые южно-славянские и русские рукописи содержат иллюстрации к тексту – миниатюры.

Часто миниатюры целиком заимствовались из греческих рукописей (как, например, в Хрониках Георгия Амартола), реже составлены славянскими иллюстраторами. Писец часто работал в паре с изографом. Для книг большого объема требовалось несколько писцов; иногда над миниатюрами одной и той же книги работали несколько иллюстраторов (как, например, над фигурами евангелистов в Остромировом Евангелии и Мстиславовом Евангелии), что приводило к неоднородности миниатюр и по качеству, и по стилю.
Рукописные книги часто переписывались, а миниатюры, соответственно, перерисовывались. В работе над книгой писцы допускали ошибки (их не избежал даже переписчик Остромирова Евангелия), некоторые писцы пытались текст выверить и исправить, не всегда удачно. Качество же перерисованных миниатюр почти всегда ухудшалось.
В 1081 году в Византии на сто с лишним лет воцарилась Комниновская династия, давшая имя соответствующему периоду в истории и искусстве Византии. Книжная миниатюра достигла пика своего изящества. При императорском дворе и в Студийском монастыре действовали скриптории – мастерские по переписке рукописей. Русь активно впитывала все достижения византийской культуры. Из-за татаро-монгольского нашествия, разорившего Киев с его богатейшими коллекциями, до нашего времени дошло лишь три иллюстрированных манускрипта этого времени.
Напрестольное Евангелие Софийского кафедрального собора в Новгороде. В Евангелии сохранились три миниатюры: святых евангелистов Иоанна Богослова, Луки и Марка.Миниатюры с евангелистом Матфеем не сохранилось. Одно из самых замечательных произведений искусства Киевской Руси, богато украшенное, наследующее византийскую манеру письма XI века.
Дворцовый манускрипт, написанный для князя Святослава – сына святого Ярослава Мудрого. 266 двусторонних листов содержат «Вопросы и ответы» преподобного Анастасия Синаита, комментарии Святых Отцов на Новый Завет, сочинения по риторике, истории и т.п. Предполагается, что Изборник Святослава был списком сборника для болгарского царя Симеона. В Изборнике сохранились четыре миниатюры, изображающие святителей и преподобных (в обрамлении в виде храмов), а также изображение самого князя Святослава, подносящего книгу Христу.

История этого манускрипта весьма запутана. Изначально Трирский епископ Эгберт заказал рукописную Псалтирь для кафедрального собора в Трире, которая и была изготовлена немецкими монахами. Через какое-то время Псалтирь вошла в приданое польской княгини Гертруды, выданной замуж за киевского князя Изяслава. К Псалтири добавили листы с латинскими молитвами (Молитвенник Гертруды), и уже в Киеве в кодекс вшили пять миниатюр византийского письма. Эти миниатюры, по-видимому, оригинальны, так как на одной из них содержится изображение известной киевской иконы Божией Матери «Печерская».
Вторая половина XII века стала лучшим периодом равновесия православной духовности и классицизма в византийском искусстве. В храме Святой Софии в Константинополе появился знаменитый мозаичный Дисис. Усилилась роль Сербии. В конце столетия ее король Стефан Неманя заложил великолепный храм в монастыре Студеница. Тогда же в искусстве Византии появился «динамический» и «маньеристический» стиль, который попытались перенять и русские изографы.

Эта рукопись является несомненным списком рукописи более древней, восходящей к изысканной комниновской манере письма. Из-за этого перерисованные фигуры и в особенности лики евангелистов выглядят не просто статично, но и неестественно искаженными.

Одно из самых замечательных произведений средневековой книжной культуры. Написано писцом Георгием по заказу инока новгородского Юрьева монастыря Симона. Святые евангелисты изображены в полный рост в плоскостной, практически фресковой манере, которая роднит эти миниатюры с каппадокийскими и южно-италийскими рукописями.
Начало XIV века было отмечено интересом византийского искусства к реалистическому изображению человека, передаче человеческих чувств и волнений. С победой исихастов на Поместных Константинопольских Соборах середины XIV века в искусстве стал преобладатьаскетический стиль, произошёл расцвет иконописания. В Москву стали приезжать греческие мастера (в том числе и великий Феофан Грек). На Руси возрос интерес к наследию Афона, Византии, Сербии и Молдавии.
В Москве тем временем оттачивалась техника иконописания. К началу XV века писцы перешли от использования пергамена к бумаге. В совершенстве были усвоены достижения византийского и сербского искусства. Тогда же начал формироваться единый московский стиль миниатюры, по уровню достигающий иконопись дионисиевского круга.

Известное византийское сочинение монаха Георгия по истории мира от библейских времен до IX века впервые было переведено на славянский язык в Киеве в XI веке. Этот перевод лег в основу многих русских копий, одна из которых и была изготовлена в Твери. Манускрипт содержит большое количество перерисованных миниатюр иллюстративного характера (что нетипично для Руси), не считая изображений самого Георгия Амартола и заказчиков манускрипта – тверского князя Михаила Ярославича и его матери Ксении перед Христом.Рукопись Псалтири создана по заказу новгородца Симона. Помимо множества миниатюр иллюстративного характера содержит два изображения царя Давида и особенно замечательное «Явление Христа женам-мироносицам». На этой миниатюре, вклеенной позднее, Лик Спасителя напоминает известный Синайский Образ.

Замечательное московское Евангелие содержит четыре пары миниатюр, изображающих евангелистов и их библейские символы. Миниатюры красивы, изящны и легки. Лики евангелистов имеют русские черты. Некоторые исследователи на основании многих признаков предполагают, что они выполнены самим преподобным Андреем Рублевым.
При этом если миниатюры Византии в первую очередь иллюстративны, органично вписываются в текст рукописных книг, технически совершенны, то русские миниатюры выполняют функцию назидательную, большую, чем простая иллюстрация (исключение составляет Киевская Псалтирь). Многие исследователи замечали, что русские миниатюры по манере исполнения больше похожи на фрески, а иногда и иконы (как, например, миниатюры Евангелия Хитрово).
Важнейшим историческим рубежом в истории России и ее искусства стала середина XIII века – начало татаро-монгольского нашествия на Русь. В 1240 году со всем своим богатством был разорен Киев – «матерь городов русских»; прекратилась связь с также порабощенной (но уже латинянами) Византией. Если до первой трети XI века Русь знала только один тип рукописей – драгоценный, изготовлявшийся, как правило, при княжеских дворах, то с началом нашествия татар появились и другие рукописи – скромные, без иллюстраций.
Многократное механическое перерисовывание миниатюр делало их статичными. Особенно печально смотрятся результаты неумелой перерисовки изначально динамичных фигур, выполненных в стиле «комниновского маньеризма». Таковы миниатюры Спасского Евангелия. Как следствие, возросла роль орнамента и киноварных буквиц, ставших главным украшением манускриптов. Вместо чрезвычайно сложных для воспроизведения миниатюр появился весьма популярный тератологический орнамент– сложное гротескное переплетение людей, растений, животных и мифических существ, которое можно наблюдать в Псалтири Грозного.
Однако уже в XIV веке восстановились связи с Византией; в Москву стали приезжать греческие и южнославянские мастера. У них русские художники перенимали лучшие приемы палеологовского искусства. В книжной миниатюре Руси начал складывается единый замечательный московский стиль, более иконописный, нежели иллюстративный.

 

Законодательные акты и акты частного характера

Псковская Судная грамота. Она сохранилась в двух независимых друг от друга списках XVI в. - Воронцовском, включающем весь текст грамоты, и Синодальном. Первый из них составлен в Вологде, второй - в Москве. Несмотря на сугубо местный характер, для царской городской и сельской общины Псковская Судная грамота играет ту же роль основного кодекса права, какую для раннефеодальной вотчины играет Русская Правда. Дает представление о мире города и сельских обывателей, о социально-экономическ развитии русского города.

Новгородская судная грамота. Создана не позднее 1471 г. Текст грамоты появился около 1385 г. и затем неоднократно редактировался. В сохранившейся части Судной грамоты мы находим статьи, касающиеся судоустройства и судопроизводства некоторых дел, в частности земельных тяжб. Среди прочих вопросов в ней оговаривается сфера компетенции московского князя в решении новгородских дел. Источником Новгородской судной грамоты послужила Русская Правда.

Двинская уставная грамота ( XIV в.) определяла порядок взаимодействия центральных и местных властей. Двинскую уставную грамоту можно рассматривать как начальный этап формирования законодательства единого Российского гос-ва. Источниками Двинской уставной грамоты послужили Русская Правда, нормы обычного и письменного права Пскова и Новгорода.

Белозерская уставная грамота 1488 г. Основное внимание в ней уделено регламентации деятельности органов административного управления, соотношению функций местных властей и великокняжеских наместников, а также разделению юрисдикции между местным наместничьим судом и центральным - великокняжеским.

Судебник 1497 г. Основываясь на прямых упоминаниях и косвенных данных, в его основе могли лежать особые великокняжеские ≪наказы≫, направлявшие на места при решении важных судебных вопросов, а также какие-то сборники процессуального права, которыми руководствовались в своих действиях представители власти на местах. По составу Судебник принято делить на три части: 1) постановлен о центральном суде (ст. 1-36); 2) постановления о местном суде (ст. 37-45); 3) постановлен по материальному, гражданскому и уголовному праву. Судебник 1497 г. на протяжении почти всего XV в. являлся памятником действующего права. Судебник 1550 г. Известно 40 списков Судебника.

Соборное Уложение 1649 г. Принятию нового кодекса предшествовала серия городских бунтов 1648-1649 гг. Оригинал Соборного Уложения представляет столбец из 959 отдельных составов. На его лицевой стороне расположен текст Соборного Уложения, написанный несколькими писцами. На обороте - подписи участников Собора. Было завершающим этапом становления законодательства единого Российского государства.

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.