Сделай Сам Свою Работу на 5

Внешняя политика России в первые годы XIX в.

Очень скоро Александр I отошел от своей позиции «национальной доста­точности», к которой его призывал В. П. Кочубей, и принципов «общего со­гласия» народов Европы и невмешательства во внутренние дела других госу­дарств, которым поначалу был привержен сам Александр. Во главе Министерства иностранных дел встал его друг по Негласному ко­митету и англофил А. Чарторыйский, который мечтал и видел свою лю­бимую Польшу вновь объединенной и свободной, но защищенной скипетром русского царя. Он всячески поддерживал усилия Англии, направленные про­тив европейской экспансии Бонапарта. Эти настроения своего министра все больше стал разделять и Александр I. Он проникался все большим недоверием к лидеру Франции, ее первому кон­сулу Наполеону Бонапарту. В основе этого недоверия лежало не только опасе­ние все возрастающей экспансии Франции на континенте, но личная непри­язнь к Наполеону.

Российское правительство быстро уловило перемену в политике Франции, превращении ее из революционной страны, защищающейся от натиска леги­тимных монархий Европы и торгово-промышленной конкурентки – Анг­лии – в агрессивную европейскую державу. Будучи поклонником идей Французской революции, республики, консти­туционного строя и горячо осудив диктатуру и террор якобинцев, молодой рос­сийский монарх внимательно следил за развитием событий во Франции. Уже в 1801 г., размышляя над стремлением Наполеона возвысить свою власть, над его европейскими претензиями, Александр заметил: «Какие мошенники!» А в 1802 г., когда Наполеон объявил себя пожизненным консулом, Александр в одном из писем отмечал, что тот нарушил конституцию, начал копировать обы­чаи королевских дворов. «...Сейчас это один из самых великих тиранов, кото­рых когда-либо производила история», – заключил Александр. Когда же На­полеон провозгласил себя императором, эти оценки стали еще более резкими. Так, опасность французской агрессии и личные оценки Александром уве­личивающегося всевластия Наполеона привели к изменению позиции России в Европе, а вовсе не стремление восстановить монархию Бурбонов, как об этом многократно писалось прежде.



С момента подготовки вторжения французских войск в Англию, захвата Наполеоном Ганновера и Неаполитанского королевства русский посол в Па­риже начинает демонстрировать неприятие Россией этой политики. Расстрел в 1804 году Наполеоном герцога Энгиенского, отпрыска Бурбонов и родственника русской императрицы, жены Александра I, урожденной немецкой принцессы, вызвал в Петербурге шок. Русское правительство заявило протест. В ответ в одной из парижских газет появился материал, содержащий прозрачный намек на уча­стие Александра I в убийстве своего отца. Для Александра это было уже пре­делом. Россия быстро пошла на сближение с Пруссией, а затем и с Англией. Дело шло к большой европейской войне. Александр I все чаще заявляет о сво­ем стремлении «спасти» Европу от агрессора и тирана. Так Россия вновь ока­залась втянута в большую европейскую политику.

Для России военное противоборство с Францией было объективно неже­лательным, так как уже в это время, несмотря на возрастающую опасность французской агрессии и личную неприязнь русского императора к Наполео­ну, намечалось естественное стремление сторон путем компромиссов добить­ся для себя желаемых результатов на Европейском континенте. Россия стре­милась развить успехи русско-турецких войн и претендовала на захват проливов Босфор и Дарданеллы, на укрепление своих позиций на Балканском полуострове. В сферу интересов России входило овладение Польшей, присое­динение Молдавии и Валахии, а также вожделенное и идущее из глубины ве­ков овладение Финляндией, что являлось бы логическим продолжением бал­тийской политики Петра I.

Франция стремилась обеспечить себе «свободу рук» в борьбе с Англией, распространить свою власть на Центральную и Южную Европу. Россия как великая европейская держава могла поделить Европу с Бонапартом. Но этому мешали боязнь чрезмерного усиления Франции, личные негативные оценки Александром Наполеона, вызывающе шаги последнего в отношении русского императорского дома. К тому же в это время у Александра I формируются идеи о возможности устройства европейского мира на основе сотрудничества, гума­нистических принципов, уважения прав наций, соблюдения прав человека. Так, отправляя в 1804 г. Новосильцева на переговоры в Англию, он дал ему инст­рукцию, в которой начертал идею заключения между народами общего мир­ного договора и создания Лиги народов. Он ратовал за определение прав на­ций, преимуществ нейтралитета, за установление обязательств не начинать войну, не исчерпав всех мирных средств. По существу, Александр I стал пер­вым государственным деятелем Европы, выдвинувшим идеи правового регу­лирования международных отношений. Этим он предвосхитил реальные шаги в этом направлении в XX в.

Но пока был век XIX, притом – самое его начало, и эти идеи с усмешкой и недоверием были встречены в европейских столицах. Англия на всех парах шла к войне с Францией. Россия была нужна ей в качестве мощного конти­нентального союзника. Против Франции поднимались Австрия и Пруссия. Дерзкие захватнические шаги Наполеона в Европе определили поворот Рос­сии на военную конфронтацию. Александр I, по существу, возрождал уже дис­кредитированную внешнеполитическую практику второй половины XVIII в. Он отказался встретиться с Наполеоном и мирно решить спорные вопросы, потребовал от французского императора покинуть австрийские владения и вернуть Францию к границам 1789 г. Последовал гордый отказ Бонапарта. Россия вступила в антифранцузскую коалицию. Русские войска вновь двину­лись в Европу.

2 декабря 1805 г. объединенная русско-австрийская армия под командо­ванием М. И. Кутузова встретилась с французской армией во главе с Наполео­ном Бонапартом в Моравии, при местечке Аустерлиц. Фактически союзными войсками командовал сам русский царь, который вопреки мнению Кутузова определил неудачную диспозицию войск. Здесь под Аустерлицем Александр I, вся русская армия впервые почув­ствовали мощь военного гения Наполеона. Союзники были разгромлены. Алек­сандр едва избежал плена, потерял связь со штабом, войсками. Он укрылся в избе моравского крестьянина, затем скакал несколько часов среди бегущего войска, потерял багаж. Он был потрясен, но не сломлен. Александр понял, что бороться с таким соперником, как Наполеон, необходимо во всеоружии: с привлечением всех сил империи, всех своих физических и духовных сил, проявляя упорство, осмотрительность, тщательную подготовку, доверяя опыт­ным военным кадрам.

Поражение русско-австрийской армии резко изменило соотношение сил в Европе. Турция, поддержанная Францией, попыталась вернуть себе утра­ченные позиции на черноморских берегах. Она, вопреки прежним договорам, закрыла для русских судов проход через проливы. Началась очередная Рус­ско-турецкая война, которая длилась с 1806 по 1812 гг. Русские войска появились в Молдавии, Валахии, на Балканах. Однако основная часть русских сил была отвлечена на европейский фронт военных действий: борьба с Напо­леоном продолжалась. В новую антифранцузскую коалицию вошли Англия, Россия, Пруссия, Саксония и Швеция. Австрия была выведена из войны мощ­ными ударами французской военной машины.

Основные военные столкновения развернулись между армией Наполеона и войсками Пруссии и России. Французский полководец сумел разъединить войска союзников. Сначала он быстро вывел из войны Пруссию, нанес прус­ской армии ряд чувствительных поражений. Потом настал черед России. В феврале 1807 г. при Прейсиш-Эйлау русские войска оказали Наполеону упор­нейшее сопротивление, но вынуждены были отступить перед его превосходя­щими силами. В июне 1807 г. русская армия потерпела поражение под Фрид-ляндом и потеряла свои лучшие части. И эта военная кампания оказалась про­игранной. Так, вмешавшись вновь в европейские дела, Россия на этот раз оказалась поверженной. Но упорство, с которым дрались русские и которое Наполеон еще не испытывал во время своих скоротечных побед над австрийс­кими и пруссаками, показало, что и Франции необходима передышка.

Летом 1807 г. в местечке Тильзит в Восточной Пруссии начались мирные переговоры между французским императором и союзниками. Все основные вопросы были решены во время личной встречи между Наполеоном и Алек­сандром I, которая состоялась в шатре на плоту посреди Немана. Во время этих переговоров Александр продемонстрировал блестящие дип­ломатические качества. Побежденная Россия не только не понесла никаких территориальных потерь, но по мирному договору получила «свободу рук» в отношениях с Турцией и Швецией, а это означало, что Наполеон соглашался на присоединение к России, в случае успеха в войне с Турцией, Дунайских княжеств – Молдавии и Валахии, а в случае успеха России в войне со Швеци­ей – своим противником – был согласен на присоединение Финляндии, этой шведской провинции, к Российской империи. Единственно, в чем Наполеон не уступил России, – это в вопросе о Польше: он отказывался передать ее под власть российской короны, на чем настаивал русский царь.

Но Тильзитский договор включал и статьи, невыгодные и даже тяжелые для России. Пруссия была расчленена. России по Тильзитскому миру должна была присоединиться к торговой блокаде против Англии – так называемой Континентальной блокаде, которую объявила Франция и ее сателлиты своей островной сопернице. Для России это означало прекращение с Англией всех торговых контактов, что больно ударило по российской экономике.

Усилиями Александра I Россия сумела оградить свои гра­ницы от вторжения победоносного противника, сохранить свой престиж, не встать в один ряд с разгромленной, оккупированной и униженной Пруссией и с оттесненной на вторые роли Австрией. Сделав серьезную уступку в виде при­соединения к Континентальной блокаде, что весьма болезненно было воспри­нято российскими торгово-промышленными кругами, Россия получила заме­чательные перспективы к овладению Подунавьем и Финляндией, чего до сих пор не удавалось ни одному российскому правительству.

Через год, в 1808 г., на второй встрече с Наполеоном в Эрфурте, Алек­сандр облек туманные обещания Наполеона о поддержке России против Тур­ции и Швеции в четкие формулировки договора. Франция согласилась на ан­нексию Россией Финляндии, Молдавии и Валахии, но воспротивилась захва­ту Босфора и Дарданелл. Российский император добился уменьшения контрибуции с Пруссии – своего незадачливого союзника, а также настоял на уходе французских войск из образованного под эгидой Франции Герцог-ства Варшавского. Россия обязалась в случае войны Франции с Австрией под­держать Наполеона. Одновременно Александр давал заверения английскому кабинету в своей преданности антифранцузскому союзу, ободрял всячески прусского короля, собственноручно написал письмо австрийскому императо­ру, раскрыв свои истинные антифранцузские планы. В Эрфурте же он зару­чился тайной поддержкой министра иностранных дел Франции Талейрана. С этого времени тот стал работать на Россию.

Александр I теперь уже готовился к борьбе с Наполеоном всерьез и все­сторонне, заглядывая далеко в будущее. В то же время он добился максимума того, что можно было добиться в это время и, по существу, поделил Европу с Наполеоном на сферы влияния.

В 1808 г. Россия начала военные действия против Швеции. В течение года шведские военные силы были разгромлены в Финляндии. Решающая победа была достигнута в ходе знаменитого зимнего (1809 г.) перехода русской ар­мии по льду Ботнического залива и прямой атаки шведской территории. Ини­циатором этого прорыва был сам император, его мотором стал военный ми­нистр граф А. А. Аракчеев, который прибыл в войска и убедил колеблющихся генералов в необходимости скорейшего наступления. Войска были обеспече­ны всем необходимым: провизией, боеприпасами, резервами. В 15-градусный мороз части генерала Барклая-де-Толли прошли тяжелым 100-километровым маршем по льду залива и ударили на Умео. Колонна генерала Багратиона про­рвалась к Аландским островам. Кавалерия генерала Кульнева, пройдя торо­систые льды, двинулась на Стокгольм и появилась в пригородах шведской сто­лицы. Швеция запросила мира. По Фридрихсгамскому мирному договору 1809 г. Финляндия перешла к России. Она вошла в состав России на правах автономии в качестве Великого княжества Финляндского. В Финляндии было провозглашено конституцион­ное устройство, созданы органы народного представительства во главе с Сей­мом и Государственным советом, подтверждены традиционные для края пра­ва и свободы, в первую очередь право частной собственности. Крепостного пра­ва в Финляндии давно уже не существовало. Все документы, связанные с конституционным устройством Финляндии были разработаны Сперанским и одобрены царем. Таким образом, в Финляндии, российское правительство ус­тановило те конституционные нормы, которые не решалось ввести в России. Это показывало, что Александр I не отказался от своих реформаторских пла­нов и претворял их в жизнь при малейшей возможности.

После эрфуртской встречи двух императоров Россия стала активизиро­вать свои военные действия против Турции. Во главе южной армии был по­ставлен М. И. Кутузов, который в 1811 г. нанес турецкой армии ряд пораже­ний. Турция, так же как и Швеция, запросила мира. В ходе длительных и тя­желых переговоров, которые с большим искусством вел прославленный полководец, стороны, наконец, заключили в Бухаресте в мае 1812 г. мирный договор. Согласно его условиям, к России отходили земли южнее Одессы и Мол­давия, или Бессарабия, как стали называть эту территорию. Границы с Тур­цией передвинулись к реке Прут. Сербия получила автономию. Это стало на­чалом освобождения сербов от долголетнего турецкого гнета. Победоносное завершение войны с Турцией было особенно важным в све­те приближающегося военного противоборства Франции и России.

Российское правительство вовсе не собиралось идти в фарватере француз­ской политики. Использовав с пользой для России договоренности с Наполео­ном, Александр I продолжал готовиться к схватке с Францией. С 1808 г. нача­лась перестройка и реформирование русской армии, создание новой армейской артиллерии. Реформой армии, ее вооружением, снабжением, созданием резервов руководил «железный граф» А. А. Аракчеев. Особенно он преуспел в области обновления артиллерийского парка русской армии. Позднее, в битве на Бородинском поле, против 587 орудий французов действовало 640 русских орудий, причем русская артиллерия оказалась более маневренной и лучшего качества, чем французская. К началу 1811 г. Россия располагала 225-тысяч­ной армией. Александр I стремился довести ее количество до 300 с лишним тысяч. Россия, по существу, срывала континентальную блокаду Англии. Рус­ско-английская торговля осуществлялась на судах нейтральных стран, в том числе США. Наполеон был вне себя.

Александр тем временем установил отношения с английским правитель­ством, с польскими высокопоставленными деятелями. Личные отношения между французским императором и русским царем накалились до предела. Русская армия была передвинута к западным границам. Александр I сам вые­хал к войскам. Разрыв отношений был не за горами. Уже в это время Александр I проявил большую твердость, силу воли в от­стаивании интересов страны. Ему принадлежат пророческие слова: «Я знаю, в какой мере император Наполеон великий полководец, но на моей стороне... пространство и время. Я не начну войны, но не положу оружия, пока хоть один неприятельский солдат будет оставаться в России».



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.