Сделай Сам Свою Работу на 5

Эволюция идеологических доктрин в истории российской политической мысли.

 

Вообще всего в мире не так уж и много идеологий: консерватизм, социализм, фашизм, коммунизм, либерализм, национализм и всё по большому счёту( не учитывая их многочисленных разновидностей ). Но здесь рассмотрены большинство политических доктрин России и часть из них не совсем попадает под определение « идеологических », однако, о них тоже можно упомянуть, т.к. вопрос носит прикладной характер. Также каждая идеологическая позиция ( и не совсем идеологическая ) привязана к определённой партии.

Рассматривается период с конца 80х гг. до настоящего времени. В конце существования СССР официальной идеологией естественно был марксизм-ленинизм. Можно выделить два направления доктрин того времени. 1) Консервативное (Янаев) – за сохранение СССР без изменений и каких-либо реформ. 2) Сторонники реформирования – перестройки, лозунг-доктрина«Социализм с человеческим лицом» ( Лигачёв, Яковлев) – выступали за небольшие преобразования, за улучшение механизмов эффективности управления страной, за небольшой сдвиг в сторону либерализма ( Гласность ).

Либеральная идеология появляется в самом конце 80х гг. – в начале 90х гг. (Явлинский – программа 500 дней ). Одним из её направлений было так называемое ультралиберальное ( сосредоточенное на экономических вопросах ) идеологическое направление ( Чубайс и Гайдар). Резко сократить уровень вмешательства государства в экономику (приватизация), главенство рыночной экономики, которая сама себя будет регулировать.

После ( и из-за ) провала либеральных реформ на политическую арену возвращается коммунистическая ( даже скорее социалистическая ) идеология ( хотя она конечно никуда не пропадала, просто до этого она пользовалась меньшей поддержкой ). На очередных выборах в ГД РФ КПРФ набрала больше всех голосов. Ком. Доктрина подразумевает активное вмешательство гос-ва в эк-ку, «социально партнёрство», «социальную справедливость и равенство» и т.д. и т.п.

Примерно в это же время получает новое развитие либеральная доктрина ( сначала прокремлёвская НДР- Черномырдин, потом СПС - молодые либералы Кириенко, Хакамада, Немцов и Чубайс с Гайдором, по-прежнему либеральную доктрину отстаивает Яблоко – Явлинский ).



В начале 2000х гг. появляется очень своеобразная доктрина (чисто советско-русский подход), которую нельзя назвать идеологической. Эта доктрина стабильности, порядка, неприятия коренных преобразований, противопоставляющая себя ультролиберальной доктрине и хаосу начала 90х гг. ( Единство, потом после объединения с ОВР - ЕдРо ). Постепенно из этого рождается современная как бы идеологическая доктрина суверенной демократии - акцент делается на невмешательство международных акторов в внутренние дела государства ( оранжевая революция и т.п. ); ( Сурков и ЕдРо ).

Оппозиция, в свою очередь продолжает придерживаться либеральной доктрины ( Яблоко, СПС – реформы, демократия, западноцентризм, хотя стоит отметить, что правые всё же немного сместились влево, обзаведясь социал-демократическими лозунгами из-за «полевения электората») и немного видоизмененной коммунистической – социалистической идеологии (КПРФ - активное вмешательство гос-ва в эк-ку, «социально партнёрство», «социальную справедливость и равенство» и т.д. и т.п.). Вообще есть некоторая схожесть в лозунгах как «левой», так и «правой оппозиции», что не очень странно( коренные реформы и перемены, возвращение угнетённой демократии и т.п. ) Появляются прокремлёвские партии как бы оппозиционные ( либералы – Гражданская сила; социалисты – Справедливая Россия ).

Также существуют так называемые радикальные идеологические доктрины:

 

1)Коммунистическая – революция, свержение нынешнего полит. строя, диктатура рабочего класса, массовые репрессии, агрессивная жёсткая внешняя политика, США – главный враг (НБП Лимонов)

2)национал-патриотическая:

1) а)Евразийство (Дугин) – система геополитики, за сильное гос-во, патриотизм, , России – цент Евразия, Россия вместе с Китаем и Индии и ЕС сделают США, ЕвразСоюзМолодёжи( ЕСН ) б)Проханов – великая Россия, великое гос-во( тоже как бы доктрина ). Оба этих направления поддерживают Путина и не требуют свержения нынешнего строя

2) «Абсолютно» националистическая идеология –против иммигрантов и гастарбайтеров, повсюду агенты, жидо-массонский заговор и всякая прочая ахинея( ДПНИ - Белов, СлавянскСоюз). Эти движения не поддерживают Путина и его систему.

 

№35. Политическая культура современной России

На содержание и уровень развития современ­ной политической культуры российского общества значительное влияние оказывают следующие процессы: — радикальные изменения основ экономич, социальн, политич и духовной жизни, массовые перемещения в Россию различных групп населения из ближнего зарубежья и возникновение вследствие этого новых межэтнических, демографических, террито­риальных и иных образований; — изменение и усложнение социальной структуры общества, по­явление в ней новых социальных групп, рост имущественного не­равенства, усиление вертикальной и горизонтальной мобильности; — переоценка на основе расширения информации уроков прошлого, настоящего и перспектив будущего. Все эти процессы диктуют необходимость серьезной модифика­ции мировоззренческих, оценочных и поведенческих ориентиров лю­дей, т. е. всех компонентов политической культуры. Свое предназначение в качестве инструмента консолидации об­щества и его переустройства политическая культура может выпол­нить лишь при условии преодоления конфронтационности различных в ней направлений, взаимодействия их на основе общей объединяю­щей идеи, поиски которой сегодня активно предпринимаются всеми политическими силами. Исследователи пытаются описать политическую культуру России с точки зрения актуальных в настоящее время теорий модернизации, транзитологии, демократизации, рассматривая способность России перейти к подлинно демократическому режиму. Попытки эти осуще­ствляются в нескольких направлениях: поиски демократической суб­культуры в рамках национальной, подлинно демократических институ­тов в современном российском обществе, демокра­тических традиций в национальном сознании (например, традиции са­моуправления в крестьянских общинах, успешный опыт предпринима­тельства промышленников-старообрядцев и т.п.). До 80-х гг. во взглядах на российскую политическую культуру гос­подствовала монистическая («моностилистическая») модель. Воз­никновение и существование тоталитарной политической культуры связывалось с национальной культурной спецификой (генотипом), уходящей корнями в глубокую древность, которая обусловила особен­ности российского общественного устройства: сначала абсолютизм, затем социалистический строй. Предметом исследования являлись взаимодействие государства и общества, традиционное отношение к власти, формы протестного поведения. Замещение советской политической культуры новой — процесс длительный и зависит по меньшей мере, от четырех факторов: динамики смены поколений; характера политической социализации молодежных групп; направления и темпов развития новых экономических и политических отношений в стране; целенаправленного формирования политической культуры, соответствующей демократической политической системе. Происходящие политико-культурные изменения дают основания полагать, что в постсоветской России формируется гражданская культура, которая будет носить смешанный, более или менее сбалансированный характер. Это объясняется наличием трех источников (Э.Баталов). Первый - современная отечественная политическая практика, реализующаяся как в нормативных актах, часть из которых приобретает со временем легитимный характер, так и в неформализованных обычаях и социально-политической практике. Второй источник — зарубежный опыт и политическая культура, главным образом западная. Сегодня заимствование и освоение европейско-американских «образцов» идет хаотично и бессистемно. Время будет корректировать этот процесс, «отбирая», как это уже не раз случалось, начиная с петровских времен, то, что подходит России. Вероятнее всего Запад и впредь останется для России источником формирующейся гражданской культуры. Третий источник — национальная традиция. Политическая культура любого общества, тем более обладающего многовековыми устойчивыми традициями, развивается на основе преемственности. Так было и в России. При всех видимых отличиях советской политической культуры от дореволюционной первая естественным образом наследовала вторую. Более того, некоторые элементы советской культуры были превращенной формой традиционной культуры, адаптированной к условиям XX века — подобно тому, как сам Советский Союз был адекватной условиям времени формой существования Российской империи. Актуальность проблем патернализма подтверждается и события­ми наших дней, когда сложившаяся в постсоветский период ситуация продемонстрировала потребность народа в опеке со стороны государ­ства, в гарантиях социальной помощи и защиты, которые он рассмат­ривает как нечто априорное, как обязательную функцию власти. Патерналистские традиции можно отнести к «коллективному бессознательному», то есть архетипу культуры, ус­военному человеком в процессе социализации, и который управляет его поведением на уровне подсознания.

№36. Технологии современного политического манипулирования.

Политическое манипулирование — это скрытое управление политическим сознанием и поведением людей с целью принудить их действовать или бездействовать в интересах манипуляторов, навязывание воли манипулятора манипулируемому в форме скрытого воздействия. Это понятие, объемлющее рекламу, PR, вообще все средства, вырабатывающие у человека устойчивые социально-политические представления и побуждающие его к той или иной политической деятельности (в основном — к поддержке одних фигур и неприятию других).

Цель политического манипулирования — получение, реализация и сохранение власти. На нынешнем этапе жизни российского общества эти цели достигаются путем выборов. Успех на выборах невозможен без значительной общественной поддержки (если не брать случаи прямой фальсификации избирательных бюллетеней). Следовательно, цели манипуляторов сводятся к формированию у избирателей определённого мнения и побуждению их поддержать на выборах данную социальную группу. Манипулятор должен угадать социальное ожидание и предложить оптимальный образ кандидата или программу (вариант — убедить в том, что имеющаяся у кандидата программа и есть оптимальная). Таким образом, в узком понимании политического манипулирования — это теория и практика предвыборных технологий и методика проведения избирательных кампаний (широкое понимание политического манипулирования выходит далеко за пределы избирательных кампаний). Стратегия получения власти требует решения таких тактических задач, как привлечение и удержание внимания, а также формирование благоприятного имиджа. Политическое манипулирование предполагает следующие операции:
— внедрение в общественное сознание под видом объективной информации желательного для некоторой группы содержания;
— воздействие на болевые точки общественного сознания, возбуждающие страх, тревогу, ненависть и т. д.
— реализация декларируемых и скрываемых замыслов, достижение которых манипулятор связывает с поддержкой общественным мнением своей позиции.

Для успешного решения задач и достижения целей существуют средства политического манипулирования, которые называются политическими технологиями (их ядро — избирательные методики, используемые в период предвыборных кампаний). Средства политического манипулирования можно классифицировать по различным критериям. По совместимости с действующим законодательством они делятся на регламентируемые законом и выходящие за пределы правовых норм, по способу воздействия — на прямые и скрытые, по функции — на PR (поддержание связи с общественностью), агитацию (призыв к действию) и др., по форме — на агитационные, экономические, административные и провокационные, по содержательной направленности — на рекламу и антирекламу, по уровню воздействия — на межличностные, групповые и массовые, по информационным носителям — на печатные, электронные, наружные и т. д. Все средства политического манипулирования основываются на создании и внедрении в массовое сознание социальных мифов, т. е. идей, утверждающих интересы манипуляторов и принимаемых большинством на веру, без серьёзного осмысления.

Технология манипулирования предпо­лагает использование богатейшего арсенала конкретных методов воздействия на сознание людей. К ним относятся не только пря­мая подтасовка фактов, замалчивание неугодной информации, распространение лжи и клеветы, но и более тонкие, рафиниро­ванные способы: полуправда (когда, чтобы обеспечить доверие аудитории, объективно и подробно освещаются конкретные, мало­значительные детали и умалчиваются более важные факты или же дается общая ложная интерпретация событий), наклеивание ярлыков (когда для отторжения слушателями и компрометации лиц или идей им без доказательств дается неблаговидное опреде­ление, например «империалист», «фашист», «красно-коричневый», «шовинизм» и т.п.) и др.

Существует множество приемов лингвистического, языково­го манипулирования, предполагающих использование для обо­значения одних и тех же явлений эвфемизмов, а также слов, имею­щих иной оценочный оттенок. Так, например, человека, ведуще­го вооруженную борьбу за создание самостоятельного националь­ного государства, различные СМИ в зависимости от политичес­ких пристрастий, называют борцом за свободу, сепаратистом, тер­рористом, партизаном, боевиком. Для каждого информационного жанра, наряду с общими при­емами манипулирования, существуют и специальные. Телевиде­ние, например, для формирования у зрителей отталкивающего чувства по отношению к неугодным политикам использует не­привлекательные ракурсы их показа или соответствующим обра­зом монтирует заснятые кадры. Для скрытого внушения массам определенных политических идей оно нередко организует шум­ные развлекательные шоу и т.д. Современные манипуляторы умело используют закономернос­ти массовой психологии. Так, один из широко распространенных и внешне безобидных манипуляционных приемов, называемый «спираль умолчания», состоит в том, чтобы с помощью ссылок на сфабрикованные опросы общественного мнения или другие фак­ты убедить граждан в поддержке большинством общества угод­ной манипуляторам политической позиции, в ее победе. Это за­ставляет людей, придерживающихся иных взглядов, из опасения оказаться в социально-психологической изоляции или каких-то санкций умалчивать о своем мнении или изменять его. На фоне умолчания о позиции оппонентов голос настоящего или мнимого большинства становится еще громче, и это еще сильнее вынуж­дает несогласных или колеблющихся к принятию «общепринято­го» мнения или к глубокому утаиванию своих убеждений. В ре­зультате «спираль умолчания» закручивается еще круче, обеспе­чивая победу манипуляторам. Технология общегосударственного манипулирования основыва­ется на систематическом внедрении в массовое сознание социально-политических мифов, иллюзий, идей, норм, ценностей, которые долж­ны восприниматься без критического осмысления, на веру.

№37. Политический менталитет как результат социополитического опыта народа.

Политический менталитет связан с опытом, повседневной жизнью и включает в себя: представления о политической ре­альности; ценностные политические ориентации, носящие как осознанный, так и неосознанный характер; политические уста­новки, стихийные предрасположенности особым образом реаги­ровать на политическую ситуацию.

Различные социальные общности в России обладают собствен­ным политическим менталитетом. Однако существуют и некоторые базовые представления, ценности и установки, присущие на уров­не повседневности значительной части российского общества.

В российском политическом менталитете доминирует опреде­ленный образ государственной власти. Народ не столько поручает власти выполнение каких-либо функций, сколь­ко вручает ей свою судьбу. На этой основе в российском политическом менталитете утвердился в качестве ценности и базовой установки патернализм.

Для российского политического менталитета характерным яв­ляется культ государственной власти, преклонение перед ней как воплощением силы и господства. Такая фетишизация государст­венной власти порождает этатизм, причем не в западном, а, ско­рее, в восточном смысле. Этатизм основывается на том, что рос­сийское государство, наделяющееся сверхъестественными свой­ствами, рационально воспринимается как создатель россий­ской действительности.

В российском политическом менталитете государство отождест­вляется с большой семьей. Отсюда вытекает понимание общенарод­ного единства как духовного родства и стремление заменить без­душные правовые нормы нравственными ценностями. С этой точки зрения характер отношения государства и индивида в России в от­личие, например, от Запада определяется не столько соглашением подданных и государственной власти в соблюдении законов, сколь­ко молчаливым сговором о безнаказанности при их нарушении.

В российском политическом менталитете государственная власть ставится выше закона, что формирует такую политиче­скую установку, как неверие в закон в качестве воплощения справедливости и средства борьбы со злом. Большинство населения, по­нимая необходимость неких общих правил, готовы соблюдать законы, но только при условии соблюдения законов представителями органов власти.

В российском политическом менталитете базовой ценностью выступает порядок. В силу этого большинство россиян чувствуют себя комфортно лишь в ситуации определенности, где существуют конкретные предписа­ния, что и как делать. Ситуация неопределенности, где «разреше­но все, что не запрещено», допускается свобода выбора и свобода действий, раздражает. Такая ситуация оценивается в россий­ском обществе как «непорядок».

В российском обществе эти предписания наделяются еще и политическим смыслом: тот или иной способ жизнедеятельности должен быть разрешен «сверху» инструкциями, стандартами, законами и т. д. Социально-полити­ческие предписания должны касаться всех сторон жизни челове­ка, чем больше предписаний, чем шире сфера их деятельности, чем сильнее они ограничивают каждого человека, чем меньше у него свободы выбора — тем больше порядка в обществе. Поэтому в российском менталитете социальный порядок неразрывно свя­зывается с государством, роль которого и состоит в упорядоче­нии всех общественных отношений. Чем больше государство из­дает разного рода законов и инструкций, принимает постановле­ний и решений, чем детальнее регламентируют они все стороны жизни общества и индивида, тем тверже и надежнее кажется русскому человеку порядок.

№38. Типы политических культур в современной России. Традиционное и индустриальное общества, сосуществующие в одно и то же время, дали современному миру два основных типа политической культуры: тоталитарный и демократический. Для тоталитарного типа советского периода характерны унифицированность поли­тического сознания и поведения, жесткость предписаний со стороны государства, расхождение слова и дела политической элиты, а следовательно и рядовых граждан. Демократическая политическая культура предполагает плюрализм политических субъектов, мнений, установок, типов поведения. И как следствие включает в себя толерантность, означающую не просто терпимость к чему-то и кому-то иному, но и готовность взаи­модействовать с оппонентом, вбирать в себя наиболее рациональное. Переходное состояние российского обще­ства определяет и переходный характер политической культуры в нем, наличие как элементов тоталитарной культу­ры, так и демократической. Часто применительно к политической культуре постсоветской России используется термин «ав­торитарно-коллективистская». Экстремальные условия России, ставящие ее в течение длитель­ного времени на грань выживания, породили мобилизационный тип политической культуры общества, ориентирующий на достижение чрезвычайных целей. Поэтому широко распростране­ны в обществе идеи экстремизма, склонности к силовым методам решения вопросов и одновременно не популярны идеи компромиссов, консенсусов, переговоров и т. д. В сочетании со слабостью демократических традиций, зачастую личные амбиции становятся преобла­дающими над политической целесообразностью. В России существуют все типы политической культу­ры и ее субкультуры: патриархальная, подданническая, акти­вистская. Однако доминируют патриархально-подданническая и подданническо-активистская. В результате воздействия множества факторов как исторического, так и современного плана политическая культура современного российского общества внутренне противоречива. В ней представлено множество субкультур - авторитарная и демократическая, элитарная (политической элиты, чиновничества) и массовая (рядовых граждан), либеральная и консервативная, социа­листическая и буржуазная и т. д. Субкультуры имеются в каж­дой социальной группе: среди молодежи и пенсионеров, предпринимателей и маргиналов, рабочих и интеллигенции. Однако особенность современного этапа политической культуры российского общества не столько в разнообразии субкультур, сколько в том, что значительное их число охвачено скрытой или явной борь­бой, столкновением. Основными линиями конфронтации выступают демократизм-авторитаризм, социализм-капитализм, централизм-регионализм, глобализация-изоляционализм, анархизм-этатизм и т. д. Многообразие таких линий свидетельствует об отсутствии полити­ческого базового консенсуса, общенационального согласия, в конечном итоге о болезненном разладе между различными социальными группами, ставящими под сомнение успешность реформирования общества, со­циальную и политическую стабильность в нем. Таким образом, политическая культура современного российско­го общества находится в состоянии своего становления, испытывая серьезное воздействие со стороны геополитических и исторических факторов и радикальных преобразований, происходящих в нем сегод­ня. Определенные типы субкультур, выделяющиеся в зависимости от доминирующих ценностей и типа поддержки политич власти: консерватив, реформ-кий, смешанный. Консерв-ный тип: доминирующие норматив ценности – ценности, унаследованные от предшествующей социалистич. эпохи, привязывающие индивида к социальным и политич. структурам (социальн солидарность, коллективизм, гарантии бесплатного образования и медицины, полной занятости, политич стабильность); доминирующий тип поддержки – не политич режим в целом, а нек направления его деят-ти или отд институциональные формы. Реформаторск тип: доминир ценности на нормативном уровне – либерально-демокр ценности (индивидульная свобода, суверенитет личности, право чела на самоопределение, закон как средство разрешения социальн конфликтов); доминир тип поддержки – политич режима в целом (диффузная поддержка). Смешанный тип: единство и борьба 2х противополож начал – консерватив и реформ. В опред вопросах придерживается ценностных ориентаций консерв типа субк-ры, а в ряде направлений руковод ценностями реформатор типа. Доминир тип поддержки политич власти – смешанный тип, имеющий две разновидности: диффузно-специфическую и специфически диффузную. №39. Этнополитическая ситуация в современной России. В западных демократиях политико-территориальное деление не «привязывается» к национально-территориальному делению, а определение национальности «привязано» к гражданству страны. Постепенно оправдываются прогнозы тех западных исследователей, которые пришли к выводу, что понятие "государство-нация" уступает место понятию "государство-сообщество". Таким государством-сообществом народов и является Российская Федерация. Здесь, по сути, представлен весь спектр известных к настоящему времени уровней и типов экономического развития - от сугубо аграрного до близкого к постиндустриальному. Основная часть регионов и территорий располагается, обнаруживая крайне разнообразие климатических, ресурсных, человеческих и иных факторов, между этими двумя полюсами. Естественно, что интенсивность экономической, социальной и политической модернизации не могут быть одинаковы на всем российском пространстве. Вот почему современная демократия, особенно в условиях России, невозможна без обеспечения разным этносам доступа к центрам власти и учета многообразия культур, без обеспечения равенства способов жизнедеятельности всех народов. Этнополитический процесс в стране протекает по-разному в зависимости от специфики сложившихся социокультурных и со­циально-экономических регионов страны. Можно выделить четы­ре региона активного проявления этнополитического процесса: российский север (территория расселения финно-угорских наро­дов), южно-сибирский район (зона политической активности яку­тов, тувинцев, бурят), татаро-башкирский район, северокавказ­ский. Этнополитический процесс в этих регионах прошел не­сколько этапов. Первый этап (конец 1980-х - 1991 гг.) характеризуется повсе­местным созданием национально-культурных обществ, деклари­рующих задачу возрождения этнокультурной самобытности, позднее — повышения статуса языков титульных народов. В этот период происходит суверенизация автономий России — они об­ретают статус самостоятельных республик в составе Российской Федерации, законодательно оформляется государственный ста­тус языков титульных народов. Этнокультурные общества фор­мируются в качестве общественно-политических движений, съез­дов народов, которые активно обсуждают проблемы становления этнократической формы государственности в республиках. Второй этап (1991-1994 гг.). Ведущей тенденцией данного этапа является борьба внутри республик между официальной властью и национально-политическими движениями по поводу государственного устройства республик, их политического стату­са. Не менее острой является и политическая борьба руководства республик и федерального центра по поводу перераспределения властных полномочий. Особой остроты первая тенденция дости­гает в Северо-Кавказском регионе, где противостояние заверша­ется свержением официальной власти Чечено-Ингушской Рес­публики, развязыванием вооруженного этнотерриториального конфликта между осетинами и ингушами, массовым вытеснени­ем русского населения и конституированием двух новых респуб­лик — Чеченской Республики и Республики Ингушетия. Вторая тенденция максимальной остроты достигла во взаимоотношении республиканской власти Татарстана и федерального центра. Она завершается подписанием двустороннего Договора между Татар­станом и федеральным центром о разграничении полномочий и предметов ведения, который открыл дорогу подписанию двусто­ронних договоров между субъектами Федерации и федеральным центром. Важными вехами этого этапа, повлиявшими на урегулирова­ние этнополитических проблем, явились подписание Федератив­ного договора (31.03.1992) и утверждение Конституции Российской Федерации (1993). Третий этап начался в 1995 году. Для этого периода характерна тенденция урегулирования межэтнических противоречий на внутриреспубликанском уровне, переход к фазе укрепления рес­публиканской государственности, потеря инициативы нацио­нально-политическими движениями и партиями, разработка стратегии национальной политики и оптимизации пути федерализации страны. Наиболее активная часть национальных лидеров включилась в состав общероссийской бизнес-элиты или в систему органов управления разного уровня. Лидеры российских республик к этому времени перестали заигрывать с национальными движениями, рассматривая их уже как единственную опасность для их пребывания во власти. Правящая элита в республиках качнулась в сторону союза с федеральной властью, а последняя сумела использовать договорный процесс для стабилизации политической ситуации в стране. На четвертом этапе (2000-е гг.) появились новые тенденции в этнополитическом процессе. Приведены в соответствие с федеральным законодательством правовые акты субъектов Федерации. Расторгаются двусторонние договоры между субъектами и федеральным центром, как сыгравшие свою роль и исчерпавшие себя на новом этапе развития государственности. Проявляется тенденция к укрупнению субъектов Федерации. В 2003 году избраны высшие органы государственной власти Чеченской Республики, что привело к стабилизации этнополитического процесса на Северном Кавказе. Сегодня российские регионы и федеральный центр на деле учатся договариваться друг с другом. В последнее время, как отмечает Р.Саква, «достижение баланса между центром и местными властями осуществлялось посредством переговоров, сделок, взаимных компромиссов и уступок – короче, странноватого, но определенно политического процесса». Можно конста­тировать, что непосредственная угроза распада России миновала. Однако по-прежнему остается целый комплекс пока не урегули­рованных проблем межэтнических отношений, основными из которых являются социально-экономическая и политическая разностатусность народов. Все более очевидной становится про­блема необходимости формирования общегражданского нацио­нального самосознания населения России, которое должно приобрести доминирующий характер по отношению к локальным эт­нокультурным различиям. От решения этой проблемы в не мень­шей степени зависит стабилизация этнополитической обстанов­ки, чем от достижения успехов в экономике.

№40.Этнополитические конфликты в современных условиях.

В западных демократиях политико-территориальное деление не «привязывается» к национально-территориальному делению, а определение национальности «привязано» к гражданству страны. Постепенно оправдываются прогнозы тех западных исследователей, которые пришли к выводу, что понятие "государство-нация" уступает место понятию "государство-сообщество".

В РФ, по сути, представлен весь спектр известных к настоящему времени уровней и типов экономического развития - от сугубо аграрного до близкого к постиндустриальному, поэтому РФ можно смело отнести к "государству-сообществу" народов. Основная часть регионов и территорий располагается, обнаруживая крайне разнообразие климатических, ресурсных, человеческих и иных факторов, между этими двумя полюсами. Естественно, что интенсивность экономической, социальной и политической модернизации не могут быть одинаковы на всем российском пространстве. Вот почему современная демократия, особенно в условиях России, невозможна без обеспечения разным этносам доступа к центрам власти и учета многообразия культур, без обеспечения равенства способов жизнедеятельности всех народов.

Этнополитический процесс в стране протекает по-разному в зависимости от специфики сложившихся социо-культурных и со­циально-экономических регионов страны. Можно выделить четы­ре региона активного проявления этнополитического процесса: российский север (территория расселения финно-угорских наро­дов), южно-сибирский район (зона политической активности яку­тов, тувинцев, бурят), татаро-башкирский район, северокавказ­ский. Этнополитический процесс в этих регионах прошел не­сколько этапов.

Первый этап (конец 1980-х - 1991 гг.) характеризуется повсе­местным созданием национально-культурных обществ, деклари­рующих задачу возрождения этнокультурной самобытности, позднее — повышения статуса языков титульных народов. В этот период происходит суверенизация автономий России — они об­ретают статус самостоятельных республик в составе Российской Федерации, законодательно оформляется государственный ста­тус языков титульных народов. Этнокультурные общества фор­мируются в качестве общественно-политических движений, съез­дов народов, которые активно обсуждают проблемы становления этнократической формы государственности в республиках.

Второй этап (1991-1994 гг.). Ведущей тенденцией данного этапа является борьба внутри республик между официальной властью и национально-политическими движениями по поводу государственного устройства республик, их политического стату­са. Не менее острой является и политическая борьба руководства республик и федерального центра по поводу перераспределения властных полномочий. Особой остроты первая тенденция дости­гает в Северо-Кавказском регионе, где противостояние заверша­ется свержением официальной власти Чечено-Ингушской Рес­публики, развязыванием вооруженного этнотерриториального конфликта между осетинами и ингушами, массовым вытеснени­ем русского населения и конституированием двух новых респуб­лик — Чеченской Республики и Республики Ингушетия. Вторая тенденция максимальной остроты достигла во взаимоотношении республиканской власти Татарстана и федерального центра. Она завершается подписанием двустороннего Договора между Татар­станом и федеральным центром о разграничении полномочий и предметов ведения, который открыл дорогу подписанию двусто­ронних договоров между субъектами Федерации и федеральным центром.

Важными вехами этого этапа, повлиявшими на урегулирова­ние этнополитических проблем, явились подписание Федератив­ного договора (31.03.1992) и утверждение Конституции Российской Федерации (1993).

Третий этап начался в 1995 году. Для этого периода характерна тенденция урегулирования межэтнических противоречий на внутриреспубликанском уровне, переход к фазе укрепления рес­публиканской государственности, потеря инициативы нацио­нально-политическими движениями и партиями, разработка стратегии национальной политики и оптимизации пути федерализации страны. Наиболее активная часть национальных лидеров включилась в состав общероссийской бизнес-элиты или в систему органов управления разного уровня. Лидеры российских республик к этому времени перестали заигрывать с национальными движениями, рассматривая их уже как единственную опасность для их пребывания во власти. Правящая элита в республиках качнулась в сторону союза с федеральной властью, а последняя сумела использовать договорный процесс для стабилизации политической ситуации в стране.

На четвертом этапе (2000-е гг.) появились новые тенденции в этнополитическом процессе. Приведены в соответствие с федеральным законодательством правовые акты субъектов Федерации. Расторгаются двусторонние договоры между субъектами и федеральным центром, как сыгравшие свою роль и исчерпавшие себя на новом этапе развития государственности. Проявляется тенденция к укрупнению субъектов Федерации. В 2003 году избраны высшие органы государственной власти Чеченской Республики, что привело к стабилизации этнополитического процесса на Северном Кавказе. Сегодня российские регионы и федеральный центр на деле учатся договариваться друг с другом. В последнее время, как отмечает Р.Саква, «достижение баланса между центром и местными властями осуществлялось посредством переговоров, сделок, взаимных компромиссов и уступок – короче, странноватого, но определенно политического процесса».

Можно конста­тировать, что непосредственная угроза распада России миновала. Однако по-прежнему остается целый комплекс пока не урегули­рованных проблем межэтнических отношений, основными из которых являются социально-экономическая и политическая разностатусность народов. Все более очевидной становится про­блема необходимости формирования общегражданского нацио­нального самосознания населения России, которое должно приобрести доминирующий характер по отношению к локальным эт­нокульт



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.