Сделай Сам Свою Работу на 5

Статья 16. «Неформальные молодежные сообщества Санкт-Петербурга: Теория, практика, методы профилактики экстремизма»,

(с сокращениями)

 

Данная работа была написана на базе «Обзорной справки по подростково-молодежному неформальному сообществу ролевых игр в Санкт-Петербурге», которая приведена выше. Несмотря на то, описание ГЭ было перенесено из «Справки» в данную работу практически без изменений, некоторые определения и описание событий – разнятся. В скобках внутри текста курсивом приведен вариант изложения из «Справки».

 

Формирование протестных групп

 

Изменение «первоначальных норм» движения (норм прото-субкультуры) вызвало у ряда участников движения крайне негативную реакцию. Такая реакция усиливалась заметным усилением рекреационной составляющей ролевых игр в ущерб творческой.

 

Появляется крайне активная агрессивная группа, готовая последовательно воплощать недовольство части ролевиков «размыванием» субкультурных норм в форме деятельности.

 

Ниже проследим трансформацию методов и идеологии такой группы.

 

1993 г. – Появление группы «Грибные эльфы»

 

1993 г. Группа «Грибные эльфы» возникает в форме «малой группы» за счет слияния нескольких более мелких. Группа не относилась к нормоформирующему слою, однако находилась в протосубкультурной зоне.

 

1995 г. Идеология «санитаров леса». У группы формируется идеология «санитаров леса», группа добровольно накладывает на себя обязанности по «сохранению движения». Не находясь в составе нормоформирующего слоя, «Грибные эльфы» пытаются реализовать себя за счет выполнения своего рода функций общественного цензора. Группой оказывалось давление на лиц, не следующих (как им кажется) групповым нормам движения. Прежде всего, это касалось вновь прибывающей молодежи. Давление оказывалось в достаточно уничижительной форме.

 

1996 г. Формирование собственных норм поведения. Создание «Коалиции».

 

1996 г. Резкое возрастание агрессивности группы. В качестве норм поведения начинают появляться порча турснаряжения и «гоп-стоп» (грабеж). Помимо несильных избиений подростков, группой начинают отрабатываться все более и более оскорбительные формы изощренного издевательства над подростками.



 

Происходит формирование собственных групповых норм, отличных от норм движения. Нормы движения ролевых игр перестают рассматриваться в качестве референтных по сравнению с внутригрупповыми. Одновременно с этим, внутригрупповые нормы начинают приобретать крайне нестандартные девиантные формы. Эти нормы представляют собой странную совокупность противоречивых норм поведения, взятых из субкультур гопников, наркотической субкультуры и радикальных околополитических субкультур. Материалы, публиковавшиеся самими «грибными», указывают на наличие у представителей их лидерского состава диагностированных психических отклонений. Можно предположить, что специфика поведенческих аномалий, характерных для представителей группы, во многом определялась влиянием лидерского состава, девиации которого имели психопатологический характер.

 

Для того чтобы обосновать (в том числе в собственных глазах) свои хулиганские действия, они начинают приписывать своим жертвам самые невероятные негативные качества (вплоть до откровенно фантастических).

 

Таким образом, они сформировали собственную картину мира, специфика которой объясняла и оправдывала причинение вреда объектам их агрессии. Примерно схожие проявления имелись у так называемых «дивных» - ролевиков, поведение которых полностью строится на основании норм фантастической, вымышленной реальности (в случае «дивных» - ролевой игры)

 

Объектами агрессии становятся не только нереферентные слои, но и представители «ядра» движения – нормоформирующего слоя.

 

В этот же период «Грибные эльфы» завязывают тесный контакт с неонацистской группировкой «Русский кулак». В лидерском составе происходит перестановка, в группу вливаются лица, слабо соответствующие первоначальным нормам группы.

 

Параллельно, начиная с 1996 года, происходит формирование групп-сателлитов «Грибных эльфов» («Коалиции»). Происходит отработка методик сплочения новичков с использованием болезненно-патологических методов.

 

Возникает идеология социальной ксенофобии

 

…С появлением идеологических материалов, обосновывающих хулиганские действия по мотивам неприязни к конкретной социальной группе, в действиях «Коалиции» появляются признаки экстремизма. «Коалиция» начинает выступать в качестве нормоформирующего фактора. Особенно сильно это заметно на примере рекреационного движения. Под влиянием «Коалиции» изменения там происходят в двух направлениях.

 

Во-первых, происходит отход от гуманистических и этических норм поведения, унаследованных еще от прохипповской прото-субкультуры. Отказ от данных норм происходит легко, так как рекреационному движению хипповские нормы поведения были чужды.

 

Во-вторых, ускорился переход «игровых команд» в категорию «боевых команд», которые могли бы

оказать силовое сопротивление хулиганам. Последствиями подобной «оборонной позиции» стали наличие боевого взаимодействия как обязательного (а, часто - главного) элемента игры и изменение структуры иерархической лестницы в группах на приоритете силовой составляющей.

 

1997 г. Конфронтация со всем ДРИ. Агрессивные позиции и деятельность «Грибных эльфов» вызывают явное недовольство среди нормоформирующего слоя РИ. Происходит серия нападений «грибных» на лиц, относящихся к «ядру» движения. Одновременно «грибные эльфы» начинают противопоставлять себя движению ролевых игр (как таковому), создают сайт «анти-РПГ», начинают специализироваться на «разгоне» игр…

 

Экстремистское крыло сообщества

 

Данное крыло сформировалось на базе групп-мимикрантов, представлявших собой фактически молодежные банды. Они возникли в условиях аномии в обществе и размывания субкультурных норм в ролевом сообществе в середине 90-х гг. Для членов таких групп ролевые игры были досуговым мероприятием, позволявшим самоутверждаться за счет остальных участников.

 

Субкультурные нормы внутри самих групп соответствуют скорее нормам, принятым в среде «уличных подростков», несмотря на то, что эти группы формировались относительно взрослыми людьми. Для реализации данной формы криминального досуга, группами были разработаны и продекларированы идеологические причины такой деятельности, хотя идеология в данном случае была вторична.

 

Среди этих групп особенно выделялись несколько крайне агрессивных, занимавшихся во время игр реальным хулиганством, разбоем и грабежами («Грибные эльфы» и «Моргиль»). К настоящему времени группа «Моргиль» прекратила существование. Специфическая символика и атрибутика отсутствуют. Субкультурные нормы подразумевают постоянное ношение предметов, могущих использоваться в драке. Группы часто имеют собственную символику и атрибутику военизированного характера.

 

Нормы поведения, этика, эстетика, нормы морали и нравственности.

 

Нормы поведения – сильно криминализованы. В основе этических норм стоят мифологизированные

нормы преступного сообщества, «зоны». Большая часть групп имеют свою идеологию, изложенную обычно в сети Интернет. На основании многочисленных высказываний участников таких групп может быть составлено представление о мировоззрении группы. Обычно идеология предполагает навязывание участникам ролевого сообщества собственных взглядов на мир, деление участников движения ролевых игр на «нормальных людей» и «голимцев» (в том числе «толчков» – уничижительное наименование толкиенистов)…

 

Специфической особенностью является хулиганская, направленная на максимальное причинение увечий противнику, манера боевого взаимодействия во время игр, игнорирующая все требования по технике безопасности на играх. Подобная манера поведения максимально афишируется с целями запугивания.

 

Характерной особенностью для данного крыла является на полевых играх чаще всего нетрезвое состояние.

 

«Грибные эльфы» разработали целые методики и ритуалы пыток, избиений и изощренных моральных издевательств. Собственно, у данной группы наиболее ярко прослеживаются субкультурные нормы экстремистского крыла.

 

В разные периоды становления групп имели место различные субкультурные особенности. Малая численность экстремистского крыла приводила к утилитарным ситуативным изменениям собственных субкультурных норм. К примеру, первоначально купание нагишом было одним из любимых развлечений «Грибных эльфов». Однако, впоследствии, они начали декларировать противоположные нормы, перейдя к избиению тех, кто пытался купаться без одежды. Инициатором подобного изменения нормы стала одна из девушек группы, которая ревновала своего избранника и делала все, чтобы тот не засматривался на других обнаженных девушек. Аналогичным образом ситуативно было изменено отношение к нетрадиционным видам секса, который ранее практиковали некоторые участники группы. Из политических соображений «Грибные эльфы» объявили себя рьяными противниками гомосексуализма, и тут же огульно обвинили в этом своих оппонентов. Аналогичные субкультурные перверсии наблюдаются в ряде WP-групп («скинхеды»).

 

Грибные эльфы

 

«Грибные эльфы» являются неформальным объединением, не зарегистрированным ни как юридическое лицо, ни в качестве общественного объединения. Хотя в отдельных своих публикациях они именуют себя «общественной организацией». Период их возникновения описан в разделе Формирование протестных групп.

 

Самоназвание «грибные» связано с потреблением участниками группы грибов, содержащих наркотические вещества (псилоцибин). Вторым самоназванием является «коалиция», а обращение друг к другу – «коалиционер».

 

В группе распространено потребление марихуаны и героина.

 

Агрессивная пропаганда наркомании рассматривается группой «Грибных эльфов» как один из стержней своей идеологии. Об этом в своем интервью сообщает Алексей Щербаков (Национал – большевистская партия Э. Лимонова) в книге Ильи Стогoff «Революция сейчас!» (См. Раздел №6, Сообщение 1)

 

В 1996 году «Грибные эльфы» обнародовали свой «Манифест» (См. Раздел №3, Документ 1), в котором они объясняли свои хулиганские действия попыткой противостоять росту «массовки» -файтеров, возросшая численность которых снижала общий интеллект игр. Однако хулиганство вызвало, прежде всего, неприятие именно интеллектуальной миролюбивой части ролевого сообщества. (в ранее опубликованной «Справке» добавлено – «В дальнейшем, именно это противостояние сделалось для «Грибных» главным»)

 

В 1996 году отдел охраны и защиты леса Комитета по лесу правительства Ленинградской области решил заняться воспитательной работой с трудными подростками, включив в состав своей общественной инспекции около десятка человек из «Грибных эльфов». Именно такая форма «воспитательной» работы привела к усилению молодежной хулиганской группировки и появлению на ее базе псевдоэкотеррористов – формирования, пропагандирующего решение экологических вопросов исключительно неправовыми методами и легализацию наркотиков.

 

В природоохранной работе (в период работы в качестве общественных инспекторов по охране леса) группа ориентировалась на силовые методы воздействия на экологических нарушителей в ущерб правовым. Впоследствии в группе началось интенсивное злоупотребление правами общественных инспекторов для оказания давления на участников ролевых игр.

 

В тот же период группой была разработана схема совершения противоправных насильственных действий, дающая возможность уклониться от уголовной ответственности. Избитому и ограбленному ими подростку они угрожали, что в случае, если он будет жаловаться куда-либо, против него будет выдвинуто обвинение в якобы совершенном экологическом нарушении и в нападении на группу инспекторов - «Грибных эльфов».

 

Один из лидеров «Грибных эльфов» – А. Островский – в интервью газете «Стрела» в 1998 году заявил о том, что его группа является экологическими террористами (См. Раздел №4, Интервью 5). К этому времени количество общественных лесных инспекторов со стороны радикалов достигало нескольких десятков человек, включая скинхедов из разных экстремистских формирований.

 

Из состава общественной лесной инспекции хулиганов и радикалов удалось вывести только в 1999 году, в связи с реорганизацией («за счет роспуска» - в ранее опубликованной «Справке») самой общественной инспекции.

 

С 1997 года лидерство в группе начало переходить к другому лицу – Фолькерту Ивану Петровичу – (кличка «Джонни»), состоящему на учете в ПНД по поводу психического заболевания. «Джонни» являлся инициатором избиений подростков и применения к ним разнообразных пыток, поджога палаток. («Постоянно придумывает новые пытки и изощренные издевательства» - было дописано в ранее опубликованной «Справке»)

 

Под разбойную («хулиганскую» - в ранее опубликованной «Справке») деятельность и садизм в группировке подведена некая идеологическая база, якобы направленная на «очищение» ролевого сообщества («реорганизацию Движения ролевых игр. Под реорганизацией понимается силовое вытеснение романтического крыла движения, в котором традиционно находились хиппиориентированные подростки. Романтическое крыло замещалось файтерами и реконструкторами. Подобная деятельность «Грибных эльфов» оказалась удачной, что в значительной мере привело к переформированию Движения ролевых игр в агрессивное формирование» - вариант из ранее опубликованной «Справки»). Имели место неоднократные высказывания участников группировки «Грибные эльфы» экстремистского содержания: призывы к насилию в отношении хиппи, пацифистов и лиц нерусских национальностей. Имели также место случаи избиения социальных работников и применения пыток к одному из них. В процессе избиений пострадали также малолетние дети. Именно при возбуждении уголовного дела по данному факту, «Грибные эльфы» в 1998 году объявили себя экологическими террористами («экстремистами» - в ранее опубликованной «Справке»).

 

Летом 2003 года «Грибные эльфы» произвели нападение на палаточный лагерь скаутов в районе Каннельярви. Под предлогом защиты природы «грибными» были изрезаны и сожжены палатки и другое туристическое снаряжение.

 

«Грибные эльфы» принимали участие в создании организации–мимикранта «Молодежное Единство», претендовавшей на молодежное подразделение партии «Единство» («Медведи»). Организация была создана, но «Единство» отказалось признавать ее в качестве своего подразделения. Об этом была серия выступлений в прессе.

 

Следуя примеру скинхедов, «Грибные эльфы» строят свою экономику на мелком разбое и ограблениях – «гоп-стопе». Опыт ограбления подростков – участников Движения ролевых игр был распространен на остальных подростков. Лидер «Грибных эльфов» Фолькерт И.П. в 2000 году был осужден по ст. 161 ч. 2 пункты г, д. (См. Раздел №5, Часть 2)

 

Политические предпочтения: в 1997 году основной состав «Грибных эльфов», по их собственному заявлению, вступил в Национал-большевистскую партию Э. Лимонова. В том же году один из членов группировки – «Маклауд» вошел в состав Русского национального единства (РНЕ). («В 2001 году, после смещения со своего места А. Гребнева – руководителя питерского отделения НБП, отношения «Грибных эльфов» с НБП сильно охладели» - дополнительный текст из ранее опубликованной «Справки»).

Зимой 1997 года «Грибные эльфы» привлекли к участию в мероприятиях по проверке законности ввоза елей в предновогодний период национал-большевиков и скинхедов из группировки «Русский кулак» (WP неоязычники). При проведении данных мероприятий, они организовывали неофашистские провокации. Впоследствии «Грибные эльфы» активно участвовали в публичных мероприятиях нацболов, «Солнцеворота» («Сварожичей» А. Талакина).

 

По инициативе руководства НБП, «Грибные эльфы» вошли в руководство общественного объединения «Новый город» (В. Жукова), через который проводили согласованные политические акции. (ОО «Новый город» выступал в качестве конгломерата, объединяющего лидеров трех радикальных формирований: НБП, «Грибные эльфы» и «Солнцеворот» - дополнительный текст из ранее опубликованной «Справки»).

К специфическим социальным институтам, характерным для данной группы, можно отнести «черный круг игр» - специально разработанную систему издевательств над ролевиками. В значительной степени, субкультура группы подразумевает криминальные источники финансирования: кражи, грабежи, разбой, мошенничество, торговлю наркотиками. Имеется значительное количество мифов и историй, связанных обычно с криминальными и околокриминальными «подвигами» участников групп, входящих в крыло.

 

Другим ответвлением мифотворчества является создание мифов, очерняющих их врагов – как правило, групп или людей, которые, как они считают, могут воспрепятствовать «грибным». Создание мифов поставлено на полупрофессиональную основу, в последнее время это направление стало для группы одним из основных (это очень заметно по объемам трудозатрат в этой области).

 

В группе характерной особенностью является как потребление алкоголя в значительных количествах, до потери контроля над поведением, так и наличие общекриминальной и экстремистской деятельности.

 

В ряде групп субкультурные нормы подразумевают также употребление наркотических веществ (как «легких», так и «тяжелых»).

 

Активизация «Грибных эльфов» В 2007-2008 гг

 

В мае 2008 года на форуме «Грибных эльфов» был опубликован новый программный материал «Ролевые игры: революция не за горами!» (См. Раздел №7, Статья 8), который направлен против мастерских групп и мастеров ролевых игр. Материал представляет собой анонс планируемого сетевого справочника «Иллюстрированная энциклопедия проделок и провокаций». Он адресован «обиженным» мастерами игрокам и призывает к «борьбе с плохими мастерами, поработившими ролевое движение». В качестве «методов борьбы» предполагается срыв коллективных мероприятий ролевого сообщества (в первую очередь, ролевых игр) – как хулиганскими методами, так и за счет использования властей (с помощью ложных доносов, провокаций, организации «звонков граждан» и пр.). Часть рекомендуемых действий имеет признаки терроризма.

 

В случае реализации анонсированной деятельности возможно осуществление своеобразного «рэкета» мастерских групп, в первую очередь, рекреационного движения. Особенно это вероятно при реализации данной «программы» в Москве, где рекреационное движение сильно развито и имеет тенденцию к коммерциализации.

 

Суммируем сказанное:

 

• Экстремистское крыло сформировалось на базе групп-мимикрантов, представлявших собой фактически молодежные банды. Они возникли в условиях аномии в обществе и размывания субкультурных норм в ролевом сообществе в середине 90-х гг. Для членов таких групп ролевые игры были досуговым мероприятием, позволявшим самоутверждаться за счет остальных участников.

• Нормы поведения крыла сильно криминализованы. В основе этических норм стоят мифологизированные нормы преступного сообщества, «зоны». Идеология предполагает навязывание участникам движения ролевых игр собственных взглядов на мир, деление участников движения ролевых игр на «нормальных людей» и «голимцев» (в том числе «толчков» – уничижительное наименование толкиенистов). Разработанная одной из таких групп («Моргиль») «Теория голимства», предполагает применение в отношении «голимцев» физического насилия.

• Нормоформирующей группой крыла является группировка «Грибные эльфы». Один из ее лидеров «Грибных эльфов»объявил о том, что его группа является экологическими террористами.

• Лидер «Грибных эльфов» Фолькерт И.П. в 2000 году был осуждён по ст. 161 ч. 2 пункты г, д. (Грабеж, совершенный в крупном размере, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия).

• Для поддержания собственной значимости в ролевом сообществе, группировка «Грибные эльфы» практикует создание постоянной напряженности между властями и ролевиками за счет непрерывного вброса фальшивых угроз в адрес ролевиков якобы со стороны властей, а также анонимных клеветнических публикаций в адрес представителей власти, чтобы последние обратили внимание на ролевиков.

 

Научно-методическое пособие «Неформальные молодежные сообщества Санкт-Петербурга: Теория, практика, методы профилактики экстремизма», подготовленное Санкт-Петербургским городским центром профилактики безнадзорности и наркозависимости несовершеннолетних «Контакт», г. Санкт-Петербург, 2008


Пособие подготовлено коллективом авторов: В.П. Гущин, И.С. Бугаков, А.Э. Лутсберг, И.С. Черепенчук, С.В. Малиновская, под общей редакцией д.соц. н. А.А.Козлова и директора центра «Контакт» В.А.Канаяна.

Издание осуществлено в рамках петербургской городской программы «Толерантность».

Статья 17. «Альтернативная литература современности»

…Эта литература не публикуется и существует только в электронном виде. Правда, в последние годы некоторые тексты пробились в печать и даже стали основой для теле- и киносценариев…

 

Один из скандально известных российских авторов Alt lit - Иван Фолькерт - еще в 2007 году опубликовал свое знаковое произведение «Сказки темного леса» в таинственном издательстве “Mushroom elves press”. Сам автор, петербуржец, говорит о своем творении: «Свыше полутысячи смешных и жутких, удивительных и кровавых историй, произошедших в среде питерских ролевиков в период с 1991-2000 г. Все, про что бы вы хотели узнать - истории РИ - глазами подонков, глумление над людьми, попойки и употребление наркотиков, секты и самоубийства, погромы и провокации, облавы и противодействие властей - все здесь».

 

Жестокость, извращенность, наркотики - частые темы этого субкультурного альтернативного направления. Один из критиков объясняет садомазохизм «Сказок» Фолькерта его биографией: «Питерский ролевик из группы Грибных эльфов, изгнанный из группы со скандалом за пьянство, злостное хулиганство и воровство. Прозвище Джонни. Состоит на учете в психдиспансере, поэтому освобожден от уголовной ответственности»



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.