Сделай Сам Свою Работу на 5

Основные разновидности законодательных актов XVIII- первой половины XIX века.

Что касается актовых источников, то значительное увеличе­ние их разновидностей свидетельствует об активизации лично­сти в частноправовой сфере.

Наиболее характерной чертой западноевропейского и севе­роамериканского законодательства нового времени является фи­ксация прав личности. В российском законодательстве нового времени такие нормы отсутствуют, если не рассматривать в ка­честве таковых активно проводимую в ХУШ в. фиксацию прав сословий. Однако если оставаться в рамках заявленного гумани­тарного подхода, то в российском законодательстве ХУШ в. молено обнаружить ряд черт, позволяющих отнести его к законо­дательству нового времени. Дело в том, что российское законо­дательство в гораздо меньшей степени, чем западноевропей­ское, испытало влияние римского права. Поэтому в эволюции российского законодательства нового времени при его относи­тельно самостоятельном развитии в качестве системообразую­щего фактора выступает изменение соотношения обычая и зако­на как источников права. Устанавливаются новые принципы российского законодательства - такие, как «незнание закона не освобождает от ответственности», «закон обратной силы не име­ет», Это, в свою очередь, ведет к принятию порядка обязатель­ной публикации законодательных актов. Все эти изменения сви­детельствуют о новых взаимоотношениях личности и государст­ва или, по крайней мере, о том, что государство признает суще­ствование личности если не через признание ее прав, то через признание ответственности. законодательство - вид исторических источ­ников, объединяющий нормативные документы, санкционированные верховной властью.

Законодательство относится к тем видам источников, кото­рые не возникают в новое время, а переходят из предыдущего пе­риода. Поскольку свойства законода­тельства нового времени определяются в России на протяжении ХУШ в., этому периоду уделяется преимущественное внимание14. Сразу же отметим, что законодательство ХУШ в. отличается ря­дом особенностей, которые обусловлены двумя группами причин.

Во-первых, в это время возникают и проходят длительный и противоречивый путь становления те его особенности, которые можно определить как особенности законодательства нового времени, с одной стороны; а с другой стороны, российское зако­нодательство приобретает ряд характеристик, свойственных за­конодательству империи и сохраняющихся в российском законо­дательстве не только в XIX в., но и на протяжении большей ча­сти XX в.

Во-вторых, законодательство ХУШ в. обладает целым рядом специфических черт, что обусловливает необходимость его спе­циальной разработки.

В ХУШ в. распространяется «философское направление» в законотворчестве, которому свойственна «мысль о возможности произвольно устраивать правовую жизнь посредством новых за­конов»15, что способствует значительной активизации законо­творчества и расширению сферы законодательного регулирова­ния, а также тематики законодательства.

Активизация законотворчества ведет к противоречию, особо остро ощущавшемуся в ХУШ в., когда еще не была окончательно отработана законодательная процедура, - между абсолютист­ской государственной властью и стремлением к детальной (если не сказать мелочной) регламентации жизни общества и частной жизни подданных.

Нестабильность государственной власти на протяжении зна­чительной части ХУШ в. ярко выявляет противоречие между ус­тойчивостью (инертностью) законодательства и его зависимо­стью от политической конъюнктуры, что позволяет проследить стабилизирующую роль законодательства.арактерная черта законодательства нового времени - регла­ментированная публикация законодательных актов - находит в ХУШ в. оригинальное преломление. Если взять ситуацию ХУШ в. в сфере информирования населения, то можно предпо­ложить, что при зародышевом состоянии газетного дела законо­дательные акты во многом выполняли функцию средства инфор­мации. По крайней мере, ни один другой источник ХУШ в. не может быть сопоставлен с законодательством по распространен­ности. Это подтверждается возникновением и достаточно широ­ким распространением в ХУШ в. такой разновидности законода­тельных актов, как манифесты. Договоры дарения, мены и купли-продажи не требуют особьк по­
яснений. Их предметом в основном было недвижимое имущест­
во. Договор дарения мог быть расторгнут, если заключался несо­
стоятельным должником в пользу близких родственников в тече­
ние 10 лет до объявления несостоятельности. В ХГХ в. появился
договорзапродажи, по которому продавец

обязывался заключить впоследствии договор купли-продажи на недвижимость.

До 1780 г. договоры имущественного найма заключались в кре­постном порядке, затем для них был установлен явочный поря­док. При имущественном найме существовали определенные ус­ловия для обеспечения прав собственника. В 1824 г. был устано­влен предельный срок для сдачи недвижимости внаем - 12 лет, в 1835 г. он был увеличен до 30 лет в отношении земель, арендо­ванных для строительства на них промышленньк предприятий.

Договоры личного найма до 1780 г. также заключались в кре­постном порядке, затем в явочном. Личный найм сопровождал­ся некоторыми ограничениями: несовершеннолетние дети и же­на должны были получить разрешение отца и мужа, крестьяне -помещика или управляющего. Ряд категорий населения мог за­ключать договоры на срок не более пяти лет. Особая процедура предусматривалась при заключении договора между мастером и учеником. Некоторые права ученика фиксировались в Ремеслен­ном положении 1785 г. и Уставе о цехах 1799 г.

Предметом договоров подряда и поставки могли быть по­стройка, ремонт и слом зданий, поставка материалов, сырья и изделий, перевозка. В ряде законодательных актов начала ХУШ в. (1701, 1703, 1705, 1706 гг.) предусматривался крепост­ной порядок заключения таких сделок.

Множеством ограничений оговаривался и договор займа. На­иболее существенным являлся запрет губернским чиновникам заключать такие договоры с местными жителями (по указу 1740 г.). А с 1837 г. заем чиновниками земского суда или полиции у причастных к преступлению лиц (во время следствия) рассма­тривался как взятка. Законодательно регулировался и размер процента, выплачиваемого по займу. По указу 1754 г. он не мог превышать 6 % годовых, а в 1786 г. был снижен до 5 %, в 1808 г. вернулись к 6 % годовых. Запрещалось заключать договоры зай­ма во время игры и для игры. Договоры займа оформлялись кре­постным порядком до 1800 г.

Как разновидность акта, фиксирующего договор займа, мо­жет рассматриваться вексель - ценная бумага, содержащая данное в установленной форме обязательство уплатить определенную сумму денег к установленному сроку. Вексель - разновидность акта, составление и порядок действия которого регулировались са­мым детальным образом, начиная с принятия Вексельного уста­ва 16 мая 1729 г. И дело не в том, что векселям придавалось ка­кое-то особое значение в сравнении с другими видами догово­ров, хотя и это имело место в связи с развитием денежной сис­темы. Вексельный устав - яркий пример регулирования возника­ющей разновидности актов. Договоры, существовавшие и ранее, отчасти регулировались обычаем. Указами 1761 и 1771 гг. госу­дарственным, дворцовым, монастырским крестьянам, а также дворовым людям запрещалось обязываться векселями.

Предметом договора поклажи могло быть любое движимое имущество (в том числе деньги и ценные бумаги). Эти договоры оформлялись крепостным порядком только в первой четверти ХУШ в. В дальнейшем вещи оставляли на хранение под распис­ку или даже без всякого оформления. Отрицание факта приня­тия на хранение рассматривалось как воровство.

Хотя компании формировались достаточно интенсивно уже с начала ХУШ в., государство на протяжении всего столетия уде­ляло мало внимания регламентации договора товарищества. Ус­тав о цехах 1799 г. регламентировал статус наиболее простой формы товарищества - артели. Правила учреждения товари­ществ устанавливались манифестом от 1 января 1807 г.

Договоры представительства оформлялись дооверенностями, без которых поверенные лица не могли заключать договоры ку­пли-продажи. Поверенный мог действовать строго в границах, очерченных договором, но в этих границах доверитель не мог оспаривать его действия.

В XIX в. начал регламентироваться договор страхования. Письменным актом договора страхования являлся полис.

2. Акты, связанные с проведением

крестьянской реформы

(уставные грамоты и выкупные акты)

Крестьянская реформа 1861 г. породила значи­тельный комплекс исторических источников, среди которых, в первую очередь, следует назвать описания помещичьих имений, уставные грамоты и выкупные акты. Две последние разновидно­сти относятся к актовым источникам, и хотя они связаны с еди­ничным историческим событием, значимость события и репре­зентативность корпуса сохранившихся источников заставляет специально обратиться к их рассмотрению.

Уставная грамота фиксировала конкретные условия выхода крестьян из крепостной зависимости и взаимные обязательства сторон (крестьянина и помещика) на период временнообязанно­го состояния.

Первоначально предполагалось поручить разработку форму­ляра губернским властям, ограничившись установлением общего принципа: «общим правилом для составления уставных грамот должно быть признано то, чтобы они обнимали все взаимные обязательные хозяйственные отношения владельцев с крестья­нами»63. По от этой идем быстро отказались, решив подкрепить сделки между крестьянами и помещиками авторитетом верхов­ной власти. Причем изначально предполагалось, что формуляр уставной грамоты будет печатным, чтобы придать уставным гра­мотам в мнении крестьян «законный» характер64.

Формуляр уставной грамоты прилагался к высочайше утвер­жденному «Общему положению о крестьянах, вышедших из кре­постной зависимости» от 19 февраля 1861 г. Формуляр уставной грамоты предусматривал включение сведений о помещике, о на­селении имения и его движении с 1858 г. (после последней реви­зии) на момент составления уставной грамоты, о земельном на­деле крестьян в дореформенный период и после реформы, об отрезке и прирезке земли, о повинностях крестьян до и после составления уставной грамоты, а также сведения о количестве усадеб, их разряде, количестве усадеб, перенесенных на другое место; описывались особые преимущества имения, оставляемые за помещиком сервитуты65. В уставной грамоте также указыва­лась сумма выкупа за усадебный и полевой наделы и оговаривал­ся порядок исполнения повинностей на период временнообязан­ного состояния.

Уставная грамота завершалась обычными реквизитами акто­вого источника: датой подписания, утверждения и введения в действие, а также подписями помещика или его доверенного ли­ца и крестьян.

Формуляр задавал определенные рамки сделки, и именно по­этому па практике его часто игнорировали. Уже 10 июля 1861 г. был издай циркуляр министерства внутренних дел, позволявший изготовлять бланки уставных грамот с гербом и заглавием, но без самого формуляра.

Если использовались бланки без формуляра, то размеры по­винностей до реформы не всегда указывались, поскольку в ходе реформы помещикам запрещалось повышать размер оброка. За­частую не приводилось описание усадебной земли, что также да­вало помещику возможности для маневра.

Уставные грамоты отличаются от традиционных актов тем, что их обычно сопровождает дело (в делопроизводственном по­нимании как комплекс документов), в котором присутствуют первичные документы (протокол мирового посредника, приго­вор сельского схода, жалобы, решения мирового съезда и т. д.), что дает редкую для актов возможность проследить процесс за­ключения договора.

Выкупной акт конкретизировал финансовую сторону устав­ной грамоты, поэтому его формуляр является производным от формуляра уставной грамоты. Но следует отметить: в силу фи­нансового назначения выкупного акта все числовые показатели, содержавшиеся в нем, признавались юридически окончательны­ми, что позволяет привлекать их для анализа уставных грамот.

В заключение отметим, что и уставные грамоты и выкупные акты относятся к массовым источникам, однако источниковед­ческое исследование этих разновидностей имеет свои особенно­сти. При статистической обработке данных необходимо убе­диться, что они представляют собой случайные величины, что отсутствует целенаправленное искажение информации, чего, безусловно, нельзя сказать об уставных грамотах, информация которых могла искажаться в пользу помещика, да и к тому же в каждом случае по-разному. Таким образом, проблема достоверно­сти уставных грамот имеет два уровня: установление достовер­ности отдельно взятой уставной грамотой и установление досто­верности их репрезентативного корпуса. Уставные грамоты ак­тивно используются исследователями в качестве исторического источника; при этом территориальный охват изучаемых компле­ксов постоянно расширяется, что позволило исследователям разработать специальные методы проверки достоверности боль­ших массивов уставных грамот66.

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.