Сделай Сам Свою Работу на 5

Ценности: от телескопов к калейдоскопам

 

 

Последний элемент нашей системы трех движущих сил – это система ценностей. Хорошо это или нет, но наши ценности влияют на все, что мы думаем и делаем. Ценности определяют наше отношение к работе, технологиям и людям. Ценности влияют на то, что и как мы делаем. Ценности нереально сильны, вездесущи и претерпевают существенные изменения от человека к человеку и от региона к региону. На их основе создаются союзы и происходят конфликты. Но и ценности меняются, хотя и крайне медленно.

 

 

Ценности, связанные с работой

 

 

Капитализм и христианство тесно связаны друг с другом. Мы никогда бы не увидели капитализма в нынешнем его виде, если бы не произошла протестантская революция, сформировавшая новую рабочую этику. Мартин Лютер сказал, что мы должны молиться и работать (по-латыни это звучит как ora et labora). Работа сама по себе считалась благом, средством поднятия духа и выражением покорности Богу.

Таким образом, объект труда оказывался неважным: работа сама по себе богоугодное дело. Если вы по 12 часов ежедневно совершаете монотонные движения у конвейера, это все равно хорошо; вы должны работать и, главное, должны хотеть работать. Доктрина Лютера создавала целые поколения работников, мотивирующих самих себя. Они хотели работать, чтобы самосовершен ствоваться.

Ценности, связанные с работой, перекликаются с базовыми западными постулатами, являясь точкой опоры и основой европейского доиндустриального превосходства. Восток же издавна следовал за собственным Лютером – Конфуцием. Лютер благоговел перед трудом, Конфуций благоговел перед мудростью. Многие жители азиатских стран начинают откладывать сбережения на образование будущих детей, еще даже не найдя себе партнера для жизни. На Востоке мудрость – это все.

Во многих азиатских странах люди следуют одновременно и конфуцианским, и буддийским ценностям. Буддизм обеспечивает солидарность по горизонтали, а конфуцианство пропагандирует вертикальную субординацию. То, что для большинства жителей Запада звучит как парадокс или оксюморон – быть одновременно на горизонтали и вертикали, – для жителей азиатских стран абсолютно естественно. Добавьте сюда капитализм, чтобы придать такой системе направление движения, и вы получите машину, движущуюся со скоростью света. Добавьте сюда коммунизм, и вы получите совершенно другую машину.

Ценности различаются. Китайская экономика построена на принципах доверия (гуаньси) – сильной и незатратной системе, заменяющей контракты и адвокатов и применяемой китайцами даже за пределами родной страны. Китайцы, будучи склонными к кооперации вне зависимости от местонахождения, создали свою собственную всемирную сеть, внутри которой свободно циркулируют знания и капитал, товары и услуги. Удалось бы вам лично развить бизнес без контрактов? И уж если говорить о доверии – скольким из ваших коллег, поставщиков и клиентов вы действительно доверяете?

Ценности различаются. В Японии роботов называют именами известных певцов. Вам доводилось видеть станок производства ABB под названием «Мадонна»? Японские профсоюзы проводят забастовки в обеденный перерыв. Так как фирма приравнивается к семье, цели сотрудника и работодателя пересекаются. Поэтому забастовка в рабочее время была бы непродуктивной – это все равно что бастовать против самих себя.

Мухаммад Юнус в своем труде «Banker to the Poor» («Банкир для бедных») замечает, что банковский термин «кредит» означает «доверие». Похоже, западные банки не доверяют клиентам, если просят в залог все, что у них есть. Ценности различаются.

 

 

Плавильный котел глобальной деревни

 

 

В наши дни географические факторы все меньше влияют на менталитет, а когда-то они имели первостепенное значение. В Европе раньше в центре каждого поселения стояла христианская церковь, которая и определяла ценности населения. Теперь же по соседству с церковью можно найти мечеть. В Швеции в начале 1970-х годов жило около 10 000 мусульман, а сейчас их число превысило 350 000. Мы постоянно подвергаемся воздействию различных убеждений – и должны выбирать. Идти нам в церковь или мечеть? А в чем разница? Это особенность поколения, которое должно выбирать между «я» и «мы».

Часто результат оказывается не таким, как ожидалось. С одной стороны, мы верим в Бога, а с другой – впитываем плоды воздействия других культур. Актер Ричард Гир заявляет о своей буддийской вере, однако в то же время делает успешную карьеру в довольно-таки небуддийских пригородах Лос-Анджелеса. Внутри мы последовательны, но извне это выглядит неестественным смешением.

Новая реальность проглядывает в составе управленческих и футбольных команд, в потребительских и даже вкусовых предпочтениях (мы едим тайские куриные крылышки с соусом баффало вместе с итальянской пастой), в том, как мы живем и кто мы есть. Разные культуры, вкусы, опыт – все смешивается и изливается на нас как из рога изобилия. Болливуд знакомится с хип-хопом с привкусом Синатры. Нас настигла мания полу-кровок.[76]

Такое смешение (fusion) легко может привести в замешательство (confusion), но не всегда. Японская философия уживается с европейской, а американские компании могут достичь успеха в Японии – но только если и те и другие уважают и чувствуют различные системы ценностей друг друга. Таковы особенности глобальной конкуренции.

Ценности выходят за границы государств, разрушая старое восприятие мира. Нет больше простых и общепринятых ответов на вопросы, что ценнее: богатство или знания; что хорошо и что плохо; где благо и где зло. Вопросы остаются, но ответы уже не очевидны. Впервые в истории соревнуются люди из разных частей света с различным пониманием того, что Сократ называл «хорошей жизнью». Индивидуалисты против коллективистов. Борцы с неопределенностью против создателей этой самой неопределенности. Все против всех.

 

 

Духовная пустота

 

 

И за всем этим кроется духовный вакуум. Добро пожаловать в мир притворства. Нашу планету все больше захватывает стилистика Пэрис Хилтон. Смысл жизни подменяется пустыми идейками. Этот туман окутывает весь мир, наполняя нас сомнениями и нерешительностью. Мы больше не пилигримы, живущие в понятном мире и четко видящие свою цель. Мы просто бродяги, пытающиеся выяснить, кому что известно.

Эта тенденция особенно заметна в странах типа Швеции. Наша система социального обеспечения и поддержки должна была стать лучшей в мире, а теперь нас обгоняет одна страна за другой. Может, уже пришло время проанализировать наши убеждения и определить, какие ценности сохраняют свою силу в безграничном информационном пространстве? Восемнадцатилетние скандинавы сегодня скорее предпочитают общаться с друзьями, чем с преподавателями и даже с родителями.

Означает ли это конец религий? Насколько велика угроза десяти заповедям Моисея, шариату или учению бахаизма?[77]Много ли ваших друзей регулярно ходят в церковь или серьезно верят во что-то, кроме самих себя? Прав был Эмиль Золя, еще в 1886 году написавший: «Мы перестали верить в Бога, но не в собственное бессмертие». Не означает ли это конец всякой идеологии? Неудивительно, что в 1996 году только половина американских избирателей воспользовалась своим правом выбора президента страны. В 2004-м ситуация практически не улучшилась: показатель составил 60,3 процента – и это несмотря на войну, отношение к которой раскололо общество.

В 1999 году при выборах в Европарламент в некоторых странах голосовало менее 40 процентов населения. Демократия, власть народа, превращается в абсурд. Люди прислушиваются исключительно к самим себе и едва замечают происходящее вокруг. Мы снова покупаем индульгенции, посещая благотворительный концерт Live8, посылая пару долларов в пользу «Гринпис» или надевая красный нос в благотворительной акции Comic Relief.[78]

Означает ли это конец современности? Неужели мы отказались от идеи построения общества всеобщего благоденствия? Неужели нам стало проще забывать о бедствующих? Не означает ли отсутствие духовности, долгосрочных целей и смысла жизни, что прогресс закончился? Если вы не знаете, куда идти, то не все ли равно, какую дорогу выбрать?

 

Папа Римский Павел VI заметил эту тенденцию еще 35 лет назад. Совершенно справедливо он говорил: «Технологическое общество преуспело в умножении удовольствий, однако затрудняется создать истинную радость». Так что добро пожаловать в мир насилия, секса, наркотиков и рок-н-ролла. Глобальное шоу уродов. Город Джерри-Спрингервилль.[79]

Ознакомьтесь со списком «продуктов 1994 года» по версии журнала Fortune. Ему всего несколько лет – Спрингервилль не настолько новое открытие, – но разве это не удивительно?

 

 

Wonderbra (бюстгальтер)

Mighty Morphin Power Rangers (детский сериал[80])

Oldsmobile Aurora (автомобиль)

RCA DSS (спутниковое телевидение)

Baby think it over (высокотехнологичная кукла, имитирующая

поведение младенца)

Snake Light (торшер)

Mosaic (информационная технология)

Svetle (косметический бренд)

Myst (компьютерная игра)

The Lion King (мультфильм)

 

 

Не так уж много духовности в этом списке. Бюстгальтер, например, продается под лозунгом «Прощайте, ножки».[81]Кукла, напичканная электроникой, призвана наглядно показать тинейджерам, что такое родительские заботы. Лосьон борется с целлюлитом, а маленькие пластмассовые фигурки изображают мультяшных борцов со злобными пришельцами из глубин Вселенной. Совокупный продукт нашего времени – электронный воин с огромной грудью, страдающий от анорексии.

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.