Сделай Сам Свою Работу на 5

Чем заполнена пустота? Божественной матрицей

 

Наука не может постигнуть главную

тайну мироздания. И все потому, что мы

сани являемся частью загадки, которую

пытаемся разгадать.

Макс Планк, физик

Как только мы поймем самих себя

и свое сознание, мы постигнем Вселенную, и тогда всякое разделение исчезнет.

Амит Госвами, физик

 

Существует квантовое хранилище — поле чистой энергии, в котором берут начало все вещи, а также все наши успехи и поражения, находки и потери, исцеления и болезни, все великие страхи и устремления. Возможности этого инкубатора реальности не ограничены. Содержащиеся в нем потенциальные возможности активизируются с помощью таких эмоциональных «реактивов», как воображение, надежда, оценка, страсть и молитва. Мы воплощаем в реальность свои радости и печали посредством собственных взглядов на то, кто мы такие, что у нас есть и чего нет и какими мы должны или не должны быть.

Чтобы управлять этим полем чистой энергии, надо, во-первых, осознать, что оно существует, во-вторых, разобраться, как оно работает, и в-третьих — освоить язык коммуникации с ним. Мы можем стать архитекторами реальности, и тогда все вещи будут подвластны нам в том пространстве, где мир берет свое начало, — в Божественной матрице!

 

Ключ 1:Божественная матрица это вместилище всего мироздания, мост, соединяющий все сущее, и зеркало, в котором отражается все созданное нами.

 

Поднимаясь однажды в конце октября по склону каньона на северо-западе Нью-Мексико, я совершенно неожиданно увидел на тропинке индейца. Он стоял на возвышенности, на которую мне предстояло подняться, и наблюдал за тем, как я карабкаюсь по каменистой осыпи. Трудно сказать, как долго он уже находился там. В лучах закатного солнца его фигура отбрасывала гигантскую тень. Приставив ладонь козырьком ко лбу, я увидел, как ветер шевелит его длинные волосы.

Казалось, индеец был удивлен нашей встречей не меньше, чем я. Он сложил руки рупором и крикнул:

— День добрый!

Здравствуйте! — крикнул я в ответ. — Не ожидал тут кого-нибудь встретить в столь поздний час! Давно вы за мной наблюдаете?



— Нет. Я пришел послушать голоса предков, лежащих там, в могилах, — ответил он и махнул куда-то в другую сторону каньона.

Тропинка, на которой мы встретились, шла по территории археологических стоянок, построенных тысячу лет назад загадочным народом. Никто не знает, кем были эти древнейшие, как их называют современные индейцы, и откуда они пришли. Древнейшие появились в одночасье, как будто из ниоткуда, и принесли с собой технологии, распространившиеся повсюду в Северной Америке и не претерпевшие никакой эволюции на протяжении последнего тысячелетия.

Они строили четырехэтажные дома и выкапывали в земле кивасы (круглые ритуальные сооружения), пользовались системами ирригации и выращивали множество сельскохозяйственных культур. А потом неожиданно ушли. В никуда. Просто исчезли и не оставили нам почти никаких ключей к разгадке своей тайны. Не сохранилась их письменность — только наскальные рисунки. Не было найдено ни захоронений, ни мест кремации, ни оружия. Остались лишь сотни разрушенных временем построек в далеком каньоне длиной 11 миль и шириной в 1 милю, на северо-западе штата Нью-Мексико.

Меня манило исполненное странной красоты запустение тех мест, и я частенько ходил туда на прогулки. И вдруг оказалось, что в тот октябрьский вечер встреченный мной индеец пришел туда с той же целью, что и я. Мы обменялись мыслями по поводу духа тайны, которым были отмечены окрестности, и мой новый знакомый рассказал мне следующую историю.

Давным-давно...

Когда-то в незапамятные времена мир был совсем другим. Людей было меньше, и они жили ближе к земле. Люди знали язык дождя, растений и Великого Создателя.Они знали, что жизнь священна и происходит от Матери Земли и Небесного Отца, и даже умели разговаривать с обитателями неба и звезд. Да, в то время мир пребывал в гармонии и люди были счастливы.

Я чувствовал, как звуки спокойного голоса индейца, эхом отражающиеся от обрыва, пробуждают в глубинах моего существа нечто. И тут в его голосе появились грустные нотки.

А потом что-то произошло. Никто не знает, отчего люди стали забывать, кто они такие. Они потеряли связь друг с другом, с землей и даже со своим Создателем и бесцельно блуждали по жизни. Обособившись, люди решили: чтобы выжить, они должны воевать за свое место на земле и защищаться от тех самых сил, что давали им жизнь и указывали путь к гармонии и истине. И они стали тратить всю свою энергию на то, чтобы бороться с окружающей их природой.

Я почувствовал, что этот рассказ напрямую касается меня. Мне казалось, что речь идет о моих современниках! Ведь сегодня человеческое общество (если не считать горстку изолированных и удаленных от цивилизации сохранившихся очагов древних культур) сосредоточено на проблемах внешнего мира, а вовсе не на внутреннем развитии. Ежегодно мы тратим сотни миллионов долларов, защищая себя от болезней, пытаясь контролировать природу, и в результате более чем когда-либо удаляемся от гармонии с окружающим миром. Слова индейца завладели моим вниманием — теперь мне хотелось знать, к чему он рассказывает эту историю?

Но хотя люди и забыли, кто они такие, некоторые из них все же сохранили дар предков, — продолжал он. — В них продолжала жить память. В ночных видениях к ним возвращалось знание о том, что они способны одним своим намерением исцелять любые болезни, вызывать дождь и говорить с умершими. И им было ведомо, что однажды они смогут вновь обрести себя.

Остальные же стали создавать во внешнем мире вещи, заменяющие им собственные утерянные способности. Со временем они даже изобрели аппараты для лечения своего организма, химические средства для культивации растений и провода для общения на расстоянии. Но чем больше вокруг них было вещей, которые, казалось, должны были бы приносить им счастье, тем суетливей становилась их жизнь и тем дальше они удалялись от своей истинной природы.

Я слушал и видел отчетливое сходство между людьми, которых описывал индеец, и нашей современной цивилизацией. Нами владеет чувство, что мы не можем ни помочь себе, ни сделать мир лучше. Видя, как болеют и страдают наши любимые, мы ощущаем свою беспомощность. Нам кажется, что мы бессильны облегчить их страдания. Мы живем в мире, разорванном на части религиями, национальными предрассудками и государственными границами, и содрогаемся при мысли о вполне реальной ядерной угрозе.

По-видимому, чем больше мы разрываем свою естественную связь с землей, собственным телом, окружающими и Богом, тем больше опустошаем себя. И тогда мы спешим заполнить внутренний вакуум вещами. Тут уместно вспомнить научно-фантастический фильм «Контакт», в котором изображена похожая ситуация: научный советник президента спрашивает во время теле-интервью: сближают ли нас наши технологии или же, наоборот, отчуждают друг от друга? Фильм не дает ответа на этот вопрос. Но радует уже то, что вопрос прозвучал.

Если видеоигры, кино и виртуальные сетевые отношения вытесняют в социуме реальное живое общение, значит, у этого социума серьезные проблемы. На первый взгляд, электроника и индустрия компьютерных развлечений делают нашу жизнь интересной. Однако они служат тревожным сигналом: нам самим катастрофически не хватает сил сделать ее интересной, здоровой, благополучной и осмысленной. Кроме того, если социум задается вопросами «Как уберечься от болезней?» вместо «Как жить здоровой жизнью?», «Как избежать войны?» вместо «Как жить в согласии?» и «Как создать новое оружие?» вместо «Как изменить мир так, чтобы само понятие войны стало абсурдом?», жизнь вообще превращается в выживание.

В такой ситуации нет «победителей» и никто не может быть счастлив. Значит, надо искать другой путь. Об этом моя книга и об этом история, рассказанная встретившимся мне индейцем.

— Чем же все закончилось? — спросил я его. — Сумели ли люди вернуть себе силу и вспомнить, кто они такие?

Солнце уже исчезло за склонами каньона. Я вгляделся в загорелое лицо моего собеседника. Он улыбнулся моему вопросу и, выдержав паузу, сказал:

— Никто не знает. История не закончилась. Люди, забывшие себя, жили до нас, а дописать конец истории предстоит нам.

Потом я еще пару раз встречал этого мудрого индейца в тех местах и часто думал о нем. Я вспоминал рассказанную им историю и гадал: сможем ли мы дописать ее к концу нашей жизни? Окажемся ли мы с вами теми немногими избранными, кто еще что-то помнит?

Эта рассказанная индейцем история наводит на множество мыслей. Инструменты минувших цивилизаций были в сотни раз менее совершенны, чем современные технологии. И все-таки люди, жившие в давние времена, обладали весьма эффективными средствами решения своих насущных проблем. Услышав эти слова, историки и археологи, интерпретирующие прошлое, так сказать, по долгу службы, возмутятся: «Что? А где тогда следы их технологий? Где их тостеры, микроволновые печи и видеомагнитофоны?» Довольно занятно, что при оценке развития цивилизации акцент делается на вещах, произведенных ее представителями. Почему никогда не ставится вопрос о мышлении, лежащем в основе всех изобретений? Действительно, археологи не находили телевизоров и видеокамер на юго-западе Америки (да и в других местах тоже). Тем интереснее спросить: почему они их не находили?

А что, если следы цивилизаций прошлого, обнаруженные в Египте, Перу или в пустынях американского Юга, свидетельствуют о том, что эти цивилизации попросту не нуждались ни в тостерах, ни в видеомагнитофонах? Может быть, они были развиты настолько, что у них не было необходимости усложнять окружающий мир техникой?

Отнюдь не исключено, что представители этих цивилизаций владели неким утраченным сегодня знанием — внутренней технологией, позволявшей им жить наче, чем мы себе представляем, и поддерживать свое доровье такими способами, о которых мы только начинаем догадываться.

Может быть, и нам не нужно заглядывать за пределы естественной природы, чтобы понять свое место в ней? Это и вправду так, если мы допустим, что источником подлинной силы человека и его фундаментальных возможностей является загадочное пространство квантового универсума.

За последнее столетие ученые убедились в том, что материя, из которой состоят наши тела и вся Вселенная, далеко не всегда подчиняется тем законам физики, которые считались незыблемыми на протяжении трехсот лет. При наблюдении за поведением мельчайших частиц вещества становится ясно, что мы не так уж обособлены друг от друга и не настолько ограничены пространством своих тел, как кажется на первый взгляд. На уровне элементарных частиц все сущее выглядит нелокальным, взаимосвязанным и бесконечным.

Старший специалист Института духовных исследований Дин Радин первым стал изучать, что означает для человека жизнь в такой Вселенной. Он пишет: «Нелокальность означает, что вещи, выглядящие раздельными, на самом деле связаны между собой»1. Некоторая часть человеческого существа распространяется за пределы здесь-и-сейчас, и это дает нам возможность преодолевать время и расстояние, утверждает Радин. Иными словами, человеческое «Я» не ограничено пределами телесной оболочки.

Загадочная субстанция нашего «Я» смешивается с «Я»-субстанциями других людей, образуя единое энергетическое поле, пронизывающее весь мир. Можно считать это поле квантовой сетью, соединяющей все части Вселенной, и вместе с тем потенциальной моделью любого действия — от исцеления конкретного человека до разрешения военных конфликтов. Чтобы овладеть своей глубинной силой, мы должны понять, как это поле устроено и как оно действует.

Если древние жители упомянутого мной каньона в Нью-Мексико и других районов земли знали, как работает этот энергетический механизм, нам стоило бы преклониться перед их мудростью и постараться найти для нее место в современном мире.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.