Сделай Сам Свою Работу на 5

БОЯЗНЬ АГРЕССИИ И ЗАЩИТНАЯ АГРЕССИЯ

Помимо уровня собственной агрессивности в рисунке несуществующего животного проявляется отношение к возможной агрессии со стороны окружающих. Боязнь нападения приводит к стремлению защитить придуманное животное. В качестве защиты может быть изображен панцирь, как в рисунке Маши Р. (см. рис. 79), чешуя, броня, особо толстая кожа (ее может не быть на рисунке, но ее описывают в рассказе). Очень широко распространено изображение игл, как у дикобраза, или колючек. Примером может служить животное под названием дракон (рис. 96). У него две руки, шесть ног, на теле – колючки, «чтоб его никто не кусал», и многочисленные укусы, изображенные в виде кругов с точкой в центре.

Об образе жизни животного Гриша рассказал так: «Он живет в горах, в пещере. Только он уже умер. Это динозавр. Он любит мясо, много мяса, он любит кушать». На вопрос о том, что кушает это животное, мальчик ответил: «Других драконов и человеков, что были давным-давно». Когда его попросили описать размер животного, он сказал, что дракон «страшный, и большой, и огромный; как три дома». На вопрос о друзьях последовал однозначный ответ: «Нету. Один живет». В качестве врагов были названы динозавры. Когда проверяющий спросил, что это животное любит делать, Гриша ответил: «Кушать». По просьбе назвать еще какие-либо любимые занятия животного, мальчик сообщил: «Драться, кусаться», а на вопрос о том, чего оно не любит, сказал: «Камни кушать». Выяснилось также, что «дракон» боится, «чтоб его съели и чтоб бросали на него камни огромные». Проверяющий поинтересовался, кто может это делать, и Гриша объяснил: «Есть динозавры еще больше его».

 

Три желания «дракона»: «Быть большим»; «Чтоб его не кушали, чтоб на него не бросали камни»; «Чтоб у него были друзья».

По поводу первого желания проверяющий выразил некоторое удивление: «Он ведь и так очень большой». «Нет, маленький, – ответил Гриша. – Надо, чтоб был больше всех».

При анализе сделанного Гришей рисунка человека отмечается как тревожная, так и депрессивная симптоматика (см. комментарий к рис. 31). Состояние тревоги диагностируется и по изображению несуществующего животного (сильно увеличенный размер). Депрессивная симптоматика не проявилась в рисунке, но отразилась в рассказе: это тема смерти («только он уже умер»).



По рисунку и рассказу можно более конкретно определить характер тревожных опасений, свойственных Грише. Это, в первую очередь, страх агрессии: животное боится, «чтоб его съели и чтоб бросали на него камни»; его желание – «чтоб его не кушали, чтоб на него не бросали камни»; несмотря на колючки, оно все покусано. Изображение укусов, как и любых ран, – выразительный признак невротического состояния.

По-видимому, Гришина боязнь агрессии связана с его неумением общаться со сверстниками. Оно отражается в широко расставленных руках с очень большими кистями (высокая неудовлетворенная потребность в общении), пустых глазах. «Дракон» живет один в пещере, у него нет друзей, одно из желаний – чтобы были друзья. Тема поедания камней тоже типична при нарушениях общения.

Для боязни агрессии характерны описание гигантских размеров животного (у Гриши оно «огромное, как три дома») и желание стать еще больше («надо, чтоб был больше всех»). При этом сам рисунок может быть большим (как в данном случае), а может быть маленьким, так что тема гигантских размеров проходит только в рассказе.

В рассказе Гриша неоднократно пытается противопоставить внешней угрозе агрессию самого изображенного им дракона. Он «страшный», ест «других драконов и человеков», любит «драться, кусаться». В этом проявляется тенденция к защитной агрессии (стремление защититься посредством нападения). Однако, судя по отсутствию подлинно агрессивных аксессуаров в рисунке и по чрезвычайной сжатости агрессивной темы в рассказе (она звучит только в ответах на вопросы), эта тенденция не реализуется.

Более выраженная склонность к защитной агрессии проявляется у четырнадцатилетнего Ильи Р. (рис. 97). Изображенное им «трехро-гое чудовище» все сплошь покрыто колючками. Наряду с этим у него на спине имеется пять больших острых шипов, которые могли бы использоваться не только для защиты, но и для нападения. Сами шипы тоже защищены колючками.

В рассказе темы, связанные с боязнью агрессии, сочетаются с собственно агрессивной тематикой и с высказываниями, отражающими чувство одиночества: «Это трехрогое чудовище. Оно очень злое и съедает всех. Оно очень большое, приблизительно со слона. Его защищают колючки от того, чтобы никто на него не нападал. У него есть еще один рот с зубами на теле». Из ответов на вопросы выясняется, что трехрогое чудовище живет в лесу, одно. Ни друзей, ни врагов у него нет. На вопрос о том, от кого оно защищается колючками, если у него нет врагов, Илья ответил: «Например, от тигра».

Илья сообщил, что животное высказало бы следующие желания: «Чтобы к нему пришли все животные, которые ему нравятся; например, он любит кроликов съедать»; «Выглядеть не страшным, чтобы его не боялись; приходит к нему кто-нибудь – и он съедает»; «Чтобы ему сделали глаз сзади».

На вопрос о том, зачем трехрогому чудовищу глаз сзади, мальчик ответил: «Чтобы видеть добычу». Стремление к повышению чувствительности – характерный признак тревоги, опасений. Мотивировка, указанная Ильей («чтобы видеть добычу»), отражает попытки преодолеть опасения, используя один из механизмов психологической защиты – рационализацию.

Родители привели Илью на психологическую консультацию с жалобой на то, что он ни с кем не общается. Если, идя по улице, он видит кого-либо из соучеников, то старается спрятаться, чтобы с ним не встретиться, хотя, по мнению родителей, одноклассники относятся к нему неплохо. Нарушено не только общение со сверстниками, но и общение с учителями. В частности, Илья не отвечает на уроках, хотя хорошо справляется со всеми письменными работами.

Все эти жалобы могут быть объяснены сильно повышенной тревожностью и боязнью агрессии, на основе которой развилась боязнь вообще любого общения. В поведении Ильи родители не замечали склонности к защитной агрессии, проявившейся в тестовых материалах. Это может объясняться либо тем, что она подавляется опасениями, либо просто отсутствием конфликтных ситуаций, в которых она могла бы реализоваться. Отсутствие конфликтов обеспечива ется тенденцией Ильи к исключению контактов в сочетании с неплохим отношением к нему со стороны одноклассников.

Защитная агрессия не всегда оказывается столь безобидной. Нередки случаи, когда она активно проявляется на поведенческом уровне. Несмотря на то, что сам человек воспринимает ее как защитную, в действительности она может становиться опережающей: ожидая нападения (возможно, безо всяких оснований), человек спешит заранее напасть первым.

НЕВРОТИЧЕСКАЯ АГРЕССИЯ

Невротическая агрессия, как и защитная, представляет собой ответную реакцию на неблагоприятную внешнюю ситуацию. Однако это значительно более обобщенная реакция, чем защитная агрессия: она направлена не непосредственно на источник потенциальной угрозы, а на все окружение. В таких случаях говорят, что человек из-за своих неудач зол на весь мир. Признаком невротической агрессии в тесте «Несуществующее животное» служит сочетание невротических и агрессивных проявлений. При этом очень распространен случай, когда в исходном варианте теста (просто несуществующее животное) присутствует только невротическая симптоматика, а агрессия проявляется в рисунке злого и страшного животного (рис. 98, 99).

Штриховка с сильным нажимом говорит о высокой тревожности и эмоциональной напряженности. Особая тщательность штриховки позволяет предположить, что Валера отличается также высоким уровнем ригидности. Тщательно подчеркнутый контур – свидетельство высокого уровня контроля. Показателем хорошего контроля принято считать также изображение длинной шеи. Следовательно, невротическая симптоматика не должна быть особенно заметна в поведении мальчика, так как на уровне внешних проявлений она тормозится благодаря повышенному самоконтролю.

 

В написанном им рассказе сообщается: «Мое несуществующее животное живет на болотах. Это летающая черепаха. Она питается червями и водорослями. Ее враги – это змеи и некоторые люди, а друзья – это рыбы и птицы. Спасаясь от опасности, она взлетает в воздух и в мгновение ока исчезает из виду».

В этом рассказе присутствует типично невротическая тематика. Это, во-первых, эмоционально неприятное место жизни – болото (так же трактуется указание на то, что животное живет в грязи, в тине). Во-вторых, это упоминание неприятной пищи – червей (аналогично трактуется питание слизняками, мусором, гадостью и т.п.). И, наконец, для невротического состояния типичны определенные виды страхов – невротические страхи. К ним относятся, в частности, страх перед мелкими животными (насекомыми, мышами и т.п.) и боязнь змей. Наличие таких страхов может проявиться при ответе на вопрос, чего животное боится, или (как в данном случае) при описании его врагов. В рассказе Валеры отражены также неконкретизированные тревожные опасения («спасаясь от опасности...»).

Самое злое и страшное животное Валера изобразил в виде морского змея с разинутой пастью (рис. 99). Дать ему название он отказался. В рисунке присутствуют признаки как защитной, так и активной агрессии. Первые представлены шипами (или гребнями) на спине животного, вторые – разинутой зубастой пастью (признак вербальной агрессии) и острыми бивнями. Сохраняются также признаки тревожности, эмоциональной напряженности, ригидности и высокого контроля, отмеченные в первом рисунке.

В рассказе есть агрессивная тематика, но в довольно умеренном выражении: «Мое животное живет в глубинах океана. Оно питается акулами и прочими крупными рыбами. В длину достигает 20 метров. Иногда нападает на корабли. Его друзья – такие же, как и он, а врагов у него нет (еще не нашлось такое животное, которое преодолело бы его)».

Создается впечатление, что Валера склонен скорее не к реальной агрессии, а к демонстрации агрессивной позиции с целью отпугнуть возможного противника. Эта его позиция связана с невротическим состоянием, создающим общее ощущение дискомфорта и неопределенной угрозы, исходящей от окружающего мира.

Сходная картина, но с менее выраженной невротизацией, наблюдается у пятнадцатилетней Людмилы К. Она изобразила симпатичное животное под названием «глазастик» (рис. 100). О своем животном она написала следующий рассказ: «Его зовут глазастик. Так как у него очень длинные ноги, а на их концах есть присоски, он ими присасывается к карнизам крыш домов и там спит (кверх ногами). На спине у него имеется третий глаз, который помогает ему во время сна при какой-либо опасности (во время сна он всегда открыт). Так как он живет в городе, он очень любит сладкую пищу (шоколад, печенье). Его друзьями являются только его собратья. Вместе они летают за город (на выходной), вместе ходят в баню. Его враги – это лесные звери».

Как рисунок, так и рассказ производят благоприятное впечатление. В рисунке проявляется очень умеренная агрессивность (острый клюв). Имеются столь же умеренные признаки тревоги, возможно – страхов (увеличенный размер рисунка, глаза с зачерненной радужкой, третий глаз на спине на случай «какой-либо опасности»). Многочисленные круги на теле, чешуйки на ногах и на ушах – свидетельство некоторой ригидности. Все эти особенности, судя по невысокой степени их выраженности, отнюдь не выходят за пределы психологической нормы.

Существенно другое впечатление производит сделанный Людмилой рисунок «злого и страшного» животного, названия которому она не придумала (рис. 101).

Об этом животном она написала: «Питанием это чудовища (так в тексте – А.В.) являются земельные животные. Своими длинными руками он достает их из-под земли. Также представляет опасность для животных. Оно высасывает из них кровь своими острыми жалами».

На этот раз явственно проявились как невротизация, так и агрессия. Весь рисунок закрашен ровным серым тоном, отдельные части рисунка стерты и переделаны. Это признаки высокой тревоги. Наблюдается стремление защититься от возможной угрозы (шипы на теле и на хвосте).

Грубое искажение формы глаз (в данном случае – превращение их в агрессивные острия) – один из показателей невротизации. Невро-тизация проявилась также в резком изменении стиля описания. Если описание просто несуществующего животного сделано вполне литературно, развернутыми фразами, то при описании злого и страшного животного используются рубленые, предельно упрощенные фразы; нарушается согласование, появляются грубые ошибки внимания («питанием это чудовища являются...»).

Описание такого способа питания, как высасывание крови жертв, часто встречается у людей, склонных к невротической агрессии. Агрессивная символика представлена также острыми жалами, заостренными глазами, раздвоенными клешнями на концах рук. Острием заканчивается также хвост. Как уже отмечалось, массивный задранный вверх хвост является сексуальным символом. Поэтому можно предположить, что в восприятии Людмилы сексуальность тесно связана с агрессией. В рисунке просто несуществующего животного хвост, хотя и имеется, но отнюдь не столь массивен, как у злого и страшного животного. Проявления агрессивности в Лю-дином рисунке злого и страшного животного существенно превосходят уровень, типичный для девочек ее возраста. Они сочетаются с признаками невротизации, что позволяет квалифицировать агрессивность как невротическую. Подобные проявления отсутствуют в рисунке, сделанном по стандартной инструкции. Это говорит о том, что невротическая агрессия у Люды не постоянна, а возникает в ответ на эмоциональную нагрузку.



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.