Сделай Сам Свою Работу на 5

Архивная деятельность в Российской империи

Архивная деятельность в годы царствования Петра I. К исходу XVII в. система государственных учреждений — приказов — из­рядно устарела.

В первой четверти XVIII в. с началом преобразований в области экономики, военного дела, государственного управления приказы были упразднены. Вместо них были созданы коллегии, которые ведали определенными участками государственного управления и распространяли свою деятельность на всю территорию страны. Но­вые центральные учреждения отличал принцип коллегиального об­суждения текущих дел. Количество коллегий по сравнению с коли­чеством приказов было намного меньше, что сделало управление более эффективным. Документы коллегий содержали информацию об армии и флоте, их строительстве, перевооружении, снабжении, обучении личного состава, условиях несения военной службы, ходе военных действий (фонды Военной коллегии и Адмиралтейства); сведения о финансовом положении России в XVIII в., о формиро­вании бюджета страны, о расхищении казенных средств должност­ными лицами, о сборе налогов, переписи населения (Камер- и Ревизион-коллегии); о судебной деятельности правительственных учреждений (Юстиц-коллегия); сведения о раздаче дворянам зе­мель, о купле-продаже крепостных крестьян и земель, о крестьян­ских восстаниях (Вотчинная коллегия) и т.д. Все эти документы откладывались в хранилища при коллегиях.

В 1708 г. была проведена реформа местного управления, в ре­зультате которой государство было поделено на губернии. Также была проведена городская реформа, целью которой было упоря­дочить управление городами. Центральным учреждением, ведав­шим управлением в городах, стал Главный магистрат, а на местах были учреждены городские магистраты.

В хранилищах при вновь созданных местных учреждениях сконцентрировались документы предшествующих органов местного самоуправления, а также стали откладываться документы учрежде­ний, пришедших им на смену: в губерниях — при губернских кан­целяриях, в провинциях — при провинциальных канцеляриях, в уездах — при земских комиссарах. В 1721 г. был образован Синод во главе со светским лицом. Таким образом, произошло подчине­ние церкви государству, ее превращение в часть государственного аппарата. В фондах Сената, Синода, Кабинета министров, Вер­ховного тайного совета и других высших органов власти, возни­кавших в период дворцовых переворотов, хранились ценнейшие сведения о внутренней и внешней политике XVIII в., а также личные документы императоров и императриц, сменявших друг друга на престоле.



Таким образом, происшедшие преобразования отразились на развитии архивного дела в стране. Начали создаваться архивохра­нилища при новых высших, центральных и местных учреждени­ях, а также предпринимались попытки организовать хранение до­кументов упраздненных учреждений и документов, утративших свое оперативное значение в повседневной работе действующих учреждений.

Под влиянием развития книгопечатания и в целях улучшения сохранности документов в делопроизводство стало внедряться ве­дение дел на листах книг и тетрадей. В 1700—1726 гг. столбцовое делопроизводство было отменено, и документы приняли знако­мую для нас форму.

Важно отметить, что в результате петровских реформ государ­ственного аппарата архивы были отделены от канцелярий учреж­дений и стали самостоятельными структурными подразделения­ми. Юридически это было закреплено в Генеральном регламенте 1720 г., по которому предусматривалась обязательная сдача уч­реждениями документов в архивы по истечении определенного срока.

Подобная ситуация существовала до 70-х гг. XVIII в., когда в результате реформы государственного аппарата (1775—1785), проведенной в царствование Екатерины II (1762-1796), коли­чество местных учреждений и соответственно архивов при них возросло.

Архивная деятельность в годы царствования Екатерины II. В годы правления Екатерины II был разработан проект нового управле­ния губерниями — «Учреждения для управлениями губерниями Всероссийской империи» (1775), в соответствии с которым стра­на была разделена на 50 губерний (вместо 23 прежних). Провин­ции упразднялись. Столичные губернии (Москва, Санкт-Петер­бург), а также крупные регионы из 2 — 3 губерний образовывали наместничества во главе с наместником. Во главе губернии стоял губернатор, обладавший чрезвычайно широкими властными пол­номочиями.

Финансовые вопросы в губернии находились в ведении Казен­ной палаты, а в уездах — казначейств. В связи с этим были упразд­нены Камер- и Ревизион-коллегии.

Были созданы сословные судебные учреждения: Верхний зем­ский суд для дворян, Губернский магистрат для горожан и Верх­няя расправа для государственных крестьян.

Уголовная и гражданская палата судили все сословия.

В отдельную административную единицу управления были вы­делены города. Во главе города стоял городничий.

Городское собрание избирало городского главу и представите­лей судебных учреждений. Распорядительным органом сословного самоуправления в городе стала городская Дума. В период между собраниями Думы ее функции передавались исполнительному органу — шестигласной Думе, включавшей по одному гласному (депутату) от каждого разряда городского населения.

Таким образом, реформа унифицировала органы местной администрации, усилила централизацию власти, укрепила диктатуру дворянства в центре и на местах. Сложившаяся в результате реформ система местных органов государственного управления просущество­вала до 60-х гг. XIX., а введенное Екатериной II административное деление страны оставалось практически неизменным до 1917 г.

Создание новых губернских учреждений, предусмотренных екатерининскими реформами, растянулось на несколько лет. Ликвидированные в их результате учреждения должны были сдать окон­ченные дела в Санкт-Петербургский государственный архив ста­рых дел, имевший самостоятельное положение: архив находился в ведении Сената (просуществовал с 1781 по 1834 г.).

По такой же схеме происходила концентрация «решенных дел» в Москве — они были сосредоточены в Московском государст­венном архиве старых дел.

Следует отметить, что дела московских ликвидированных уч­реждений находились в лучшем состоянии, чем петербургских, которые сильно пострадали во время наводнения 1777 г. В Москве дела принимались на хранение в упорядоченном состоянии — по описям и реестрам (однако не следует думать, что в Москве все дела находились в образцовом порядке, и среди них было множе­ство поврежденных из-за небрежного хранения).

В конце XVIII в., в годы правления Павла I (1796—1801), в результате восстановления деятельности части упраздненных коллегий часть доку­ментов была вновь рассредоточена по учреждениям. Таким образом, по­пытка концентрации архивных документов упраздненных учреждений оказалась непродолжительной по времени и локальной по масштабу — в двух государственных архивах.

В XVIII в. причиной создания архивохранилищ были не только реформирование государственного аппарата, но и другие не ме­нее важные исторические события. Так, по Манифесту 1765 г. на­чалось межевание земель. Нуждаясь в поддержке дворянства, Ека­терина II, проводя генеральное межевание земель, закрепляет за ним не только те земли, на которые оно имело юридические пра­ва, но и земли, самочинно захваченные.

Для проведения межевания при Сенате была учреждена Меже­вая экспедиция, а в губерниях — межевые канцелярии или конторы. Московская межевая канцелярия сыграла важную роль в создании Межевого архива в 1768 г. В нем сконцентрировались планы, карты, атласы, межевые книги, экономические примечания (объяснитель­ные записки к картографическим материалам); поверочные пла­ны, чертежи, судебные решения и другие ценнейшие документы.

Комплекс документов, связанных с помещичьим землевладе­нием, ранее хранившихся в Поместном приказе, а затем передан­ных в Вотчинную коллегию, имел огромное значение для под­тверждения прав на землю. В связи с важностью этих документов по указу Екатерины II в 1786 г. был создан Поместно-Вотчинный архив. Его основу составили документы центральных поместно-вотчинных учреждений XVI—XVIII вв. (указы Сената, протоколы и журналы заседаний коллегий и присутствия Вотчинного депар­тамента, материалы о купле-продаже крестьян, а также комплекс документов по межеванию). Состав документов делал этот архив тематически близким Межевому архиву.

Архивная деятельность в XIX в. В конце XVIII в. и особенно в первой половине XIX в. в России проявляется кризис феодаль­но-крепостнических отношений, в недрах которых зарождались элементы капиталистического уклада.

В начале XIX в. правительство Александра I (1801 —1825) было вынуждено под давлением объективных обстоятельств приступить к модернизации страны. В этой связи был проведен ряд реформ государственного управления.

Коренным изменениям подвергся центральный аппарат влас­ти. Вместо коллегий вводились министерства, в которых министр являлся единоличным руководителем и подчинялся непосредст­венно императору. Министерства имели подчиненные им учреж­дения на местах. Это позволило лучше организовать руководство той или иной отраслью государственного управления.

Изменились функции Сената, он стал высшим судебным орга­ном империи, на него также был возложен контроль за соблюде­нием законности в стране и за деятельностью административных органов.

В 1810 г. был создан законосовещательный Государственный совет, на котором рассматривались новые законопроекты и важ­нейшие государственные дела, связанные с внутренней и внеш­ней политикой России. Решения совета получали силу закона толь­ко после утверждения их императором.

В 1811 г. было принято «Общее учреждение министерств», кото­рое регламентировало структуру и все направления деятельности министерств, в том числе и обязательное создание при министер­ствах архивов. Подразумевалось, что архивы будут существовать при каждом департаменте министерства и подчиняться непосредствен­но директору департамента. На практике это решение привело к созданию большого количества и дробности ведомственных архи­вов. Министерские архивы оказались без единого руководства, что и было зафиксировано в 1820 г. в указе Сената.

Много документов, особенно в Москве, погибло в Отечествен­ную войну 1812 г. Так, многие дела Коллегии иностранных дел, Разрядно-Сенатского, Поместно-Вотчинного и Межевого архи­вов были уничтожены или испорчены французами. Упорядочение сохранившихся дел происходило в последующие десятилетия край­не медленно.

В начале XIX в. в Военном министерстве были созданы два исторических архива: Военно-топографическое депо (позже по­лучил название Военно-ученый архив) и Московское отделе­ние инспекторского департамента (позже назывался архив Глав­ного штаба). Вместо Государственного архива Коллегии иност­ранных дел в июне 1834 г. был создан Государственный архив Министерства иностранных дел. Важнейшее событие произо­шло в 1852 г., когда был создан Московский архив Министер­ства юстиции (МАМЮ), так как впоследствии именно этот ар­хив стал своеобразным методическим центром, определявшим работу архивов.

После отмены в 1861 г. крепостного права с особой остротой встал вопрос о реформе управления на местах.

В 1864 г. были созданы выборные органы власти в масштабе губерний — земские учреждения (земства), которые являлись не только выборными, но и всесословными органами. Земства за­нимались хозяйственными и культурными вопросами на терри­тории губернии, однако они не имели административной власти и зависели от государственных органов, особенно от местной полиции.

По образцу земских учреждений в 1870 г. было перестроено и городское самоуправление. Выборные органы городской Думы за­нимались вопросами городского благоустройства, здравоохране­ния, просвещения.

Судебная реформа 1874 г. провозглашала независимость суда от администрации (судья назначался правительством, но мог быть отстранен от должности только по суду), гласность (на судебных заседаниях могли присутствовать пресса и публика) и всесословность (т.е. единый суд для всего населения).

Реформирование судебной системы России привело к созда­нию специальных судебных органов.

Все эти изменения сказались и на состоянии архивной сферы в стране.

В 1872 г. был создан Московский дворцовый архив, в который была включена и коллекция документов Оружейной палаты. Че­рез 10 лет, в 1882 г., подобный архив был создан в Санкт-Петер­бурге, а в 1888 г. Московский и Петербургский дворцовые архивы были объединены в архив Министерства двора.

Таким образом, начиная со второй четверти XIX в. в ряде наи­более важных министерств происходит концентрация документов и создание единого архива.

Более сложным было положение архивов в местных органах управления. Так, в годы правления императора Павла I (1796 — 1801) были изданы два указа: в 1798 и 1800 гг., по которым предписывалось в каждой губернии создать три архива: при гу­бернском правлении, судебной палате и казенной палате, что должно было обеспечить хотя бы минимальную сохранность документов местных органов власти. Однако в начале XIX в., при проведении реформ управления, требования, предъявляемые к созданию провинциальных архивов, изменились. В 1820 г. «Об­щее губернское учреждение» регламентировало создание архива при каждом местном учреждении, но недостаток финансов, при­способленных помещений и подготовленных для архивной рабо­ты чиновников на практике приводил к тому, что архивы на местах были в заброшенном состоянии, поэтому многие доку­менты погибли.

Кроме того, «бумажный бум», охвативший в начале века уч­реждения, и особенно центральные министерства, привел к тому, что архивы оказались переполненными документами различной ценности. В этих условиях правительство приняло ряд решений, оказавшихся губительными для архивов. Архивные фонды стали спешно «переселять» из одного помещения в другое, менее загру­женное. Это привело к рассредоточению единых архивных комп­лексов, путанице, потерям. Другой, не менее пагубной практи­кой хранения документов было использование заброшенных, пустующих и совершенно не приспособленных для хранения поме­щений. Подобная практика была характерна как для крупных, сто­личных и губернских, центров, так и для провинции.

И наконец, третья, самая губительная и практически бесконт­рольная, «разгрузка архивов» была связана с уничтожением до­кументов. Особенно это было распространено после проведения реформ 1861 г., когда началось варварское уничтожение докумен­тов дореформенных учреждений («бумагу» сдавали на переработ­ку на фабрики, а чиновники, перевыполнившие своеобразный «план по сдаче», получали вознаграждение, что было неплохим дополнением к маленькому жалованью чиновников низших раз­рядов).

Научная общественность пыталась обратить внимание прави­тельства на совершенно недопустимое отношение к архивам. Так, Второй археологический съезд в 1872 г. ходатайствовал перед пра­вительством об образовании особой комиссии для выработки об­щих правил работы архивов. В ответ на ходатайство в 1873 г. была учреждена комиссия из 28 ведомств и ученых учреждений, основ­ная задача которой состояла в написании положения о Главной архивной комиссии как правительственном учреждении, должен­ствовавшем объединить управление архивами разных ведомств и подчинить их однообразным правилам хранения и пользования. В предлагаемом положении помимо основного требования — уч­редить Главную архивную комиссию — предлагалось также учре­дить для всех ведомств общие архивы в губернских городах, а в общих архивах учредить особые комиссии для разбора местных документов под наблюдением Главной архивной комиссии.

Эта рекомендация была осуществлена лишь в апреле 1884 г., когда были учреждены губернские ученые архивные комиссии (ГУАК), на которые возлагалась задача разбора материалов мест­ных государственных учреждений, отбора материалов для уничто­жения и формирования местных исторических архивов. Комиссии были в ведении Министерства внутренних дел, подчинялись гу­бернаторам и состояли из местных чиновников.

ГУАК были созданы в 41 губернии России и просуществовали до 1918 г. Фонды архивных комиссий ныне хранятся почти в каж­дом областном или краевом архиве, составляя ценную часть мате­риалов дореволюционного периода.

Архивная деятельность в начале XX в. В годы Первой мировой войны (1914—1918) многие архивы понесли существенные поте­ри, так как не были своевременно эвакуированы; сократились и без того малые ассигнования на нужды архивного дела в стране.

После свержения монархии в марте 1917 г. были предприняты попытки чиновниками государственного аппарата уничтожить документы, компрометирующие действия властей. Наибольший ущерб был нанесен архивам полицейских охранных отделений, судов. Уничтожались важные документы, и в первую очередь — агентурные.

Таким образом, хотя в дореволюционной России и сложилась значительная сеть архивов, над ними не было единого руководя­щего органа, все они находились в подчинении различных ве­домств. Дореволюционная Россия была одним из немногих евро­пейских государств, в котором не произошла централизация ар­хивного дела, хотя подобные проекты предлагались правитель­ству учеными.

И все-таки, несмотря на имевшиеся недостатки в работе исто­рических архивов, они сыграли важную роль в сохранении наибо­лее ценных исторических документов, которые дошли до наших дней.

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.