Сделай Сам Свою Работу на 5

Почему возникли расовые признаки: адаптивная ценность

Вопрос о "полезности" или "вредности" расовых признаков всегда возникает у любого, кто внимательно рассматривает их географическое распространение. Легко заметить, что в странах с жарким климатом цвет кожи людей заметно темнее, чем в странах с холодным. Также, ближе к экватору увеличивается ширина носа, толщина губ, выступание лица вперед. Закономерности эти не стопроцентные, но достаточно отчетливые. Такое распространение признаков объясняется следующим образом.
В глубокой, хотя и не вполне определенной древности, вероятно, в верхнем палеолите, биологическое приспособление к условиям окружающей среды имело очень большое значение. Человек был еще не настолько вооружен технически, чтобы эффективно оградить себя от действия стихий.
В таких условиях цвет кожи, например, играл жизненно важную роль для теплообмена. Опытным путем установлено, что темный пигмент кожи поглощает значительно большее количество ультрафиолета, предохраняя организм от опасности раковых заболеваний. Хотя темная кожа сильнее нагревается от солнечных лучей, более эффективная работа кожных желез экваториалов спасает организм от перегрева. Несмотря на цвет, температура кожи негроида в одинаковых условиях меньше, чем у европейца или азиата. Светлая кожа более подвержена ультрафиолетовому излучению. Это может быть полезным в северном полушарии, поскольку в условиях сравнительно малой инсоляции - солнечной освещенности - возникает проблема рахита. Как известно, рахит возникает из-за недостатка в организме витамина D, который вырабатывается в коже под воздействием солнечных лучей. Таким образом, в северных широтах увеличение чувствительности кожи к ультрафиолету спасает детей от рахита. Приспособительное значение имеют, по-видимому, курчавые волосы и вытянутая высокая форма головы экваториальных групп населения. Курчавые волосы создают на голове своеобразную воздушную подушку, а воздух, как известно, один из лучших теплоизоляторов. Кроме того, в волосе негра содержится больше число пузырьков воздуха, чем в волосе монголоида или европеоида. Вытянутая узкая и высокая голова экваториальных групп имеет меньшую верхнюю площадь при том же объеме, что и низкая широкая голова северных народов. Это спасает ее от чрезмерного перегрева на солнце.
Большая ширина рта и значительная ширина слизистой губ негроидов полезны в жарком климате, поскольку увеличивают поверхность испарения влаги, охлаждая организм. Уплощенный широкий нос имеет аналогичное значение. Вместе с тем, малые размеры носовой полости не позволяют воздуху дополнительно нагреваться при вдохе.
Прямо противоположное приспособительное значение имеет высокий длинный нос европеоидов и северных монголоидов. Проходящий через длинный носовой ход воздух успевает нагреться и попадает в легкие теплым. Ортогнатизм северных рас - укороченность лица - увеличивает изгиб носового хода и предохраняет носоглотку от переохлаждения.
Ширина глазной щели заметно отличается у представителей разных рас. Узкий разрез глаз монголоидов, бушменов и туарегов предохраняет глазное яблоко от пыли, ветра и слишком яркого солнца на открытых пространствах. Вместе с этим, глаз монголоидов существенно отличается большим количеством подкожной клетчатки, предназначенной для сохранения тепла.
Более экзотическим примером адаптивного значения расовых признаков может служить стеатопигия бушменов, готтентотов и андаманцев. Жировые отложения на ягодицах и бедрах служат запасом питательных веществ в условиях их резкого недостатка. Благодаря скульптурам верхнего палеолита мы знаем, что стеатопигия была обычным явлением в Европе около 25-20 тыс. лет назад, во время становления расовых комплексов (см. Хрестом. 5.5).



 

История рас

Вопрос об адаптивной ценности расовых признаков тесно связан с вопросом об их древности. Насколько можно судить по палеоантропологическим находкам, отдельные расовые признаки возникли уже несколько сотен тысяч лет назад. К их числу можно отнести форму лица некоторых ископаемых черепов, особую лопатообразную форму передних зубов - резцов и некоторые другие. Впрочем, относительно столь древних проявлений мы не можем достоверно утверждать об их связи с современным населением. Более отчетливо расовая дифференциация проявляется в верхнем палеолите.
Однако расовые признаки и на верхнепалеолитических черепах очень сложно оценивать, поскольку они обычно образуют комплексы, не встречающиеся ни у одной группы современного человечества. Например, человек из Сунгиря, живший около 26 тыс. лет назад, имел очень высокое и уплощенное в верхней части лицо - монголоидный признак, низкие глазницы, большое надбровье и выступающий нос - европеоидные признаки, продольные пропорции его конечностей аналогичны таковым у современных негроидов, а широтные пропорции туловища и весо-ростовые соотношения - как у арктических монголоидов! Ряд же черт сунгирца, например сочетание уплощенности лица в верхней части с выступанием в нижней, не находит аналогий ни в одной современной группе людей.
Крупнейший отечественный антрополог В.В. Бунак выдвинул теорию "верхнепалеолитического полиморфизма", согласно которой в верхнем палеолите не существовало сложившихся расовых комплексов, но была крайне большая изменчивость в популяциях (Бунак В.В., 1980). В последующем эта изменчивость постепенно сложилась в знакомые нам сочетания расовых черт.
И.В. Перевозчиков рассматривает эту проблему под несколько иным углом зрения. В небольших изолированных на огромных слабозаселенных пространствах популяциях верхнего палеолита действительно далеко могли заходить процессы специализации. В дальнейшем одни группы могли вымирать, другие - сильно разрастаться в численности (Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В., 1999). В таком случае, не представляют ли современные расы просто крайне расплодившиеся популяции верхнего палеолита?
Чем ближе к современности, тем больше мы находим знакомых из жизни сочетаний признаков. Так, экваториальные группы оказываются наиболее широконосыми и прогнатными, азиатские - высоко- и плосколицыми, европейские - низкоорбитными и ортогнатными. Расовые признаки возникали не одновременно. Время их возникновения и сейчас является предметом научных дискуссий. Насколько можно судить по черепам, практически современные комплексы больших рас сложились в конце верхнего палеолита и мезолита, тогда как расы меньшего порядка - только в неолите, бронзе и даже начале железного века (см. Хрестом. 5.6).
Большую сложность здесь представляют значительные переселения народов, происходившие непрерывно и заметно менявшие расовую карту мира. Наиболее принятая в современном расоведении классификация в большей степени отражает расселение народов перед началом Великих Географических Открытий, когда все современные расовые варианты уже сложились и занимали более-менее ту территорию, где складывались в предыдущее время. В настоящее время такое положение в заметной степени нарушено глобальными миграционными процессами, прежде всего, расселением европейцев во все области Земного шара. Значительны были и переселения народов с Азиатского материка, в основном в Индонезию и Океанию, а также масштабное насильственное переселение негров из Африки в обе Америки в ходе работорговли в XIX в. Существенные миграции можно наблюдать и сейчас, особенно из Азии и Северной Африки в Европу и Северную Америку. В результате столь грандиозных перемещений людей "естественные" ареалы отдельных рас восстанавливаются подчас с большими сложностями, а некоторые расовые группы полностью исчезли - были уничтожены или растворились в более многочисленных (рис. 5.6).
С другой стороны, процесс изменения рас идет непрерывно. Наиболее наглядным примером этого могут служить процессы брахикефализации и грацилизации. Это укорочение и расширение головы и уменьшение массивности черепа, зубов и скелета в разных, совершенно не связанных друг с другом группах людей. Эти процессы могут идти независимо от смешения с другими популяциями. Между тем, они заметно меняют облик людей и, соответственно, популяций и рас. Другие же расы возникают буквально на наших глазах путем смешения представителей разных народов во многих областях мира (например, в приморских областях Америки).
Антропологические черты сохраняются в населении более надежно, чем признаки культуры. Даже после нескольких поколений метисации можно выявить исходные антропологические типы, тогда как культура, язык, традиционное хозяйство, религия и искусство могут исчезать или кардинально меняться буквально на протяжении жизни одного поколения. Для подтверждения достаточно осмотреться кругом. Давно ли подавляющее большинство населения России жило в деревянных избах и вело натуральное хозяйство, занимаясь преимущественно пашенным плужным земледелием? Сейчас же намного больший процент живет в кирпичных и бетонных домах и занято всем, чем угодно, но только не крестьянством. Но антропологический облик при этом сохранился практически неизменным, поскольку прошло всего 3-4 поколения!
Важно помнить, что не было в истории человечества момента существования "чистых" рас (как это понимают расисты), которые бы потом начали смешиваться и взаимодействовать друг с другом. Расы не возникли одномоментно, они всегда и постоянно находились в процессе становления и изменения. Некоторые очень характерные антропологические варианты могли иногда возникать в условиях длительной изоляции, однако не известно случаев, чтобы такая изоляция привела бы к появлению некой кардинально отличающейся от остальных группы. Практически между любыми известными расовыми вариантами можно найти непрерывные переходы.
Отсюда следует, что вряд ли уместно говорить и о большей или меньшей древности какой-либо расы в целом. Некоторые расовые признаки сформировались раньше или позже других, но сами расы имеют древнее происхождение. Например, часто можно слышать, что наиболее древняя раса негроидная, а внутри нее - бушменская, а самая молодая раса - монголоидная, а внутри нее - американоидная. Однако типичнейший признак монголоидной расы - лопатовидные резцы - обнаруживается уже у синантропов, живших 420 тыс. лет назад. Малая уплощенность лица индейцев - не столь специализированный признак, как плоское лицо азиатских монголоидов. С другой стороны, очень маленькое лицо бушменов и полное отсутствие у них надбровных дуг выглядят в эволюционном контексте куда прогрессивнее, чем те же признаки у европейцев. Такая "чехарда" признаков характерна для всех рас.
Однако можно все же выявить некоторые более молодые комплексы черт и, кроме того, установить более или менее древнее присутствие расового варианта на конкретной территории. Например, в раннем железном веке и до него европеоидный комплекс признаков обнаруживается вплоть до Байкала, веддоидный - до Средней Азии, негритосский - до Южного Китая, а койсаноидный - до Центральной Африки.
Именно поэтому монголоидную расу иногда называют самой "молодой" - именно в Азию и, тем более, в Америку человек попал позднее всего и, соответственно, приспосабливался к тамошним условиям меньшее время. Впрочем, приспособление к среде у монголоидов не хуже, чем у других рас, а вот дифференциация на варианты - не такая отчетливая. Возможно, именно поэтому в Америке, например, не успели возникнуть очень темнокожие типы, хотя условия в некоторых ее регионах не менее тропические, чем в Африке и Индонезии. Именно благодаря таким комплексам, исходя из времени заселения разных территорий и интенсивности контактов рас антропологи выделяют расовые "стволы" и "ветви", подробнее о которых речь впереди.

  • Подведем еще один итог:
    • "чистых" рас никогда не существовало;
    • расы складывались непрерывно и продолжают изменяться сейчас;
    • нет "древних" и "молодых" рас, все они прошли весьма длинный путь развития.
  • Из вышесказанного также легко выводятся основные причины многообразия - факторы расообразования. Это:
    • приспособление (адаптация);
    • изоляция;
    • метисация;
    • автогенетические процессы.

О приспособительном значении расовых признаков подробно говорилось выше. Процессы, связанные с изоляцией и метисацией, стоит рассмотреть внимательнее.

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.