Сделай Сам Свою Работу на 5

Этап 1. Роль СМИ в гендерной социализации

Первый этап практического занятия посвящен проработке теоретиче­ских вопросов темы «Гендерная социализация». Главная задача этой части занятия — глубокое усвоение студентами основных понятий темы.

Студентам предлагается обсудить два исследовательских подхода к изучению процесса усвоения гендерных ролей — половой символизм и диморфизм. При этом преподаватель должен максимально задейство­вать все предыдущие знания учащихся (в частности, по истории и тео­рии феминизма, теории гендера). Обучающиеся должны сами:

• сформулировать позитивные и негативные стороны усвоения гендерных ролей;

• назвать механизмы трансляции гендерных стереотипов;

• вспомнить, какие социальные институты наиболее важны в пере­даче «гендерной информации» от поколения к поколению;

• выявить последствия (психологические и социальные), которые могут возникнуть в связи с жестким следованием традиционным мужским и женским гендерным ролям.

Этап 2. Образы мужчин и женщин в СМИ

На втором этапе практического занятия участники должны провести самостоятельный анализ наиболее распространенных образов мужчин и женщин в современных СМИ. Работа может быть построена по принципу «круглого стола» или «мини-конференции», где студенты, выполнявшие домашние задания, выступают с мини-сообщениями и рассказывают о наиболее ярких и показательных примерах. По ито­гам работы определяются результаты мини-исследований. Студенты должны ответить на следующие вопросы.

• Какие образы мужчин и женщин преобладают в современных СМИ?

• Каким образом патриархальные представления влияют на жизнь мужчин и женщин, в частности — их трудоустройство, взаимоот­ношения в семье, личной жизни (на основе анализа газетных руб­рик «Знакомства», «Ищу работу» и пр.)?

• Опишите, пожалуйста, случаи, когда вы чувствовали или знали, что тот или иной образ «неверен» с точки зрения идей гендерного ра­венства, но настолько удачен, что вы желали ему следовать?

• Встречались ли вам образы мужчин и женщин, не соответствую­щие патриархатным стереотипам? Если да, то опишите их.



Этап 3. Реклама в СМИ

Эта часть занятия может быть построена в игровой форме: студен­там предлагается устроить мини-конференцию, на которой будут обсуждены наиболее известные телевизионные рекламные ролики (бульонные кубики «Магги», мягкое масло «Делми» и проч.).

Главный вопрос, который предстоит обсудить в этой части заня­тия: каким образом реклама транслирует выявленные гендерные сте­реотипы? Участники занятия должны увидеть, что реклама прописы­вает весь жизненный цикл мужчины и женщины с раннего детства до старости, фиксируя те роли, которые должно выполнять каждому.

Следующий важный момент — формирование потребительской культуры. Студенты могут сделать выводы о том, какие товары пред­лагаются мужчинам и женщинам, как через товары происходит за­крепление традиционных гендерных ролей. Вывод о сексизме рекла­мы делается в результате обсуждения механизмов использования об­раза женщины (тела, лица, сексапильности).

Следующим шагом занятия может стать обсуждение примеров гендерно нейтральной рекламы, ее признаков и необходимости (на при­мере рекламного ролика фирмы «Сименс»).

В заключение подводятся итоги занятия, формулируются основ­ные выводы.

Продолжительность каждой части практического занятия около 30 минут.

Литература

1. Альчук А. Женщина и визуальные знаки. — М., 2000.

2. Берн Ш. Гендерная психология. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2001.

3. Воронина О. А. Гендерная экспертиза законодательства РФ о сред­ствах массовой информации. — М.: МЦГИ / Проект гендерная эк­спертиза, 1998.

4. Гидденс Э. Социология. - М.: Эдиториал УРСС, 1999.

5. Клецина И. С. Гендерная социализация: Учебное пособие. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 1998.


Глава 8

Раздельное по полу обучение: «за» или «против»

И. С. Клецина

Вводные замечания

Образование — важнейший институт социализации вообще и гендерной социализации в частности. В образовательных учреждениях учащиеся получают разнообразные уроки гендерных отношений. «В школах и уни­верситетах мы узнаем, кто важен для общества, а кто — нет, кто повлиял на ход истории, на развитие науки, искусства, литературы, какие возмож­ности и какая ответственность существует для разных людей в обществе. Образовательные учреждения наряду с остальными агентами гендерной социализации определяют наши возможности личного, гражданского и профессионального выбора. Наконец, школы учат нас на собственном примере. Сама организация образования, как и господствующие здесь гендерные роли встраивают в нас модель "нормальной" жизни и дикту­ют нам женские и мужские статусные позиции» [7, с. 94].

Особую роль в процессе гендерной социализации играет сама организация учебных заведений— это не только коллектив и по­мещение, это еще и система правил, по которым люди взаимодей­ствуют между собой, тот порядок, который позволяет им работать. Социальный порядок можно считать основным способом, с помо­щью которого ценности культуры передаются индивидам. Когда мы участвуем в жизни неких институтов и организаций, вопло­щающих определенное социальное устройство, нам кажется суще­ствующий там порядок естественным, и мы стараемся воспроиз­водить его в своей идентичности и в своих действиях [7].

В контексте проблем гендерной социализации особый интерес представляет рассмотрение организации такой практики обучения, при которой мальчики и девочки обучаются раздельно: в школах для мальчиков и для девочек. В истории отечественного среднего обра­зования были периоды, когда раздельное по признаку пола обуче­ние было всеобщим, так как было определено законодательно. Из­вестно, что в дореволюционной России девочки не обучались вмес­те с мальчиками, эта практика обосновывалась особенностями женской психики, меньшими интеллектуальными способностями женщины. Однако с начала XX века по примеру некоторых стран Европы в Рос­сии начали создаваться образовательные учреждения с совместным по полу обучением и воспитанием. Так, в Санкт-Петербурге в 1908 году были открыты первые коммерческие училища с совместным по полу обучением, а после первых лет существования советской власти та­кая практика стала повсеместной. Совместное обучение мальчиков и девочек считалось прогрессивным. Педагоги и психологи Л. Е. Раскин (1929), Буткевич (1913), Е. Н. Эвергетова (1928) подчеркивали, что при совместном обучении между детьми и подростками проти­воположного пола формируется дружба, они приобретают важный опыт товарищества. Таким образом, совместное обучение подчерки­вает равноправие полов, создает базу для дальнейших межличност­ных контактов и совместного труда.

Однако в 1943 году практика раздельного по полу обучения и вос­питания вновь была восстановлена. Постановление СНК узаконило раздельное обучение для девочек и мальчиков и внедряло разные мо­дели социализации в зависимости от пола. Какие социальные и поли­тические условия способствовали принятию такого решения?

После Октябрьской революции Советская Россия была первым государством в мире, провозгласившем в Конституции 1918 года юри­дическое равноправие мужчин и женщин во всех сферах социальной жизни. В послереволюционный период с высоких трибун было заяв­лено об окончательном решении «женского вопроса». Предполага­лось, что в Советской России гендерные отношения будут характери­зоваться следующими особенностями:

• мужчины и женщины должны иметь равные социальные и поли­тические права;

• женщина будет активно трудиться в общественном производстве наравне с мужчинами;

• место буржуазной семьи займет свободный и равноправный союз мужчин и женщин, основанный на революционно-пролетарской целесообразности;

• отомрут основные функции семьи — бытовая и воспитательная, потому что эти функции будут переданы государству;

• двойная мораль, характеризовавшая отношения мужчин и женщин, должна уступить место новым отношениям солидарности трудя­щихся индивидов разных полов.

В какой мере были реализованы эти планы лидеров революционных преобразований? Можно говорить о частичной реализации первых двух пунктов проекта. По сравнению с дореволюционным периодом соци­альный статус подавляющего большинства женщин возрос. Значитель­ное число женщин были вовлечены в производственную сферу дея­тельности. В 1926 году женщины составляли уже около 20 % рабоче­го класса, но в то же время на долю российских женщин приходилось 75 % неграмотных [1]. Постепенно возрастал уровень культуры и обра­зования женщин. К началу 1930-х годов неграмотность среди женщин была в основном ликвидирована. В связи с активным развитием про­мышленного производства и ростом потребности в квалифицирован­ной рабочей силе с конца 1920-х годов в стране стала формироваться система среднего и высшего профессионального образования. С целью вовлечения в эту систему женщин для них бронировалось 50 % мест в школах ФЗУ, 25 % мест на рабфаках высших технических учебных за­ведений. В результате к 1938 году женщины составляли 43 % от общего числа студентов [6]. Главным достижением политических реформ, предпринятых советской властью в отношении вовлечения женщин в политическую жизнь страны, можно, видимо, считать приобретение ими навыков чтения и прослушивания политической информации, что не столько способствовало формированию знаний о закономерностях политической жизни, сколько утверждало уверенность в невозможно­сти личного воздействия на властные структуры.

Все эти годы политика руководящей партии и государства была на­правлена на то, чтобы «освобождать», «культурно и социально раскре­пощать» женщину, погрязшую в пережитках прошлого. «Раскрепоще­ние» женщины оказывалось приближением ее до мужского «эталонно­го» уровня, признававшимся идеальным. В то же время «мужчина» как отдельный индивид тоже не мог развивать свойства активного и незави­симого субъекта политического и общественного процесса, он был ну­жен тоталитарному государству как малозначимая деталь тоталитарной машины. «Подобная политика сближала реальное положение мужчины и женщины, что, тем не менее, вряд ли может быть оценено как полная ликвидация приоритета «мужского» в обществе и культуре» [1, с. 98].

Что касается семейных ролей мужчин и женщин, то в 1930-е годы в СССР проводилась авторитарная семейная политика.Ее суть заключалась в поощрении родительских обязанностей и превозне­сении радости материнства для женщин. Основная цель государ­ственной политики в сфере семьи — увеличение рождаемости. По­становление ЦИК и СНК от 27 июня 1936 года запрещает аборты и одновременно провозглашает, что «ни в одной стране мира женщи­на не пользуется таким полным равноправием. Ни в одной стране мира женщина как мать и гражданка, на которой лежит большая ответственная обязанность рождения и воспитания граждан, не пользуется таким уважением и защитой закона, как в СССР» [3,с. 164].

Новая модель семьи, выстроенной вокруг матери, подчеркивает роль женщины не только в качестве субъекта воспроизводства рода, но и ее воспитательную функцию. Что же касается роли отца, то в постановлении упоминается о ней только в связи с выплатой алимен­тов. Это новое распределение функций внутри семьи ориентирует материнство в направлении повышения долга и ответственности и еще сильнее способствует развитию семьи, сосредоточенной вок­руг матери.

Приближение войны и сама война повышает значимость демо­графических целей. Политика государства демонстрирует возвраще­ние к традиционной модели семьи и к традиционной модели воспи­тания, при которой мать — главная фигура, ответственная за весь уклад семейной жизни и воспитание детей, отцу отводится второ­степенная роль, а главное его предназначение в жизни — служить на благо Отечества, выполнить свой долг перед Родиной. Эта политика находит отражение в двух официальных текстах: 1) в постановлении СНК (июль) 1943 года о раздельном по полу обучении и, как след­ствие, разных моделях воспитания мальчиков и девочек; 2) в Указе Президиума Верховного Совета (июль 1944 года), предусматривав­шем обязательную регистрацию браков и сложную судебную проце­дуру развода, а также отменявшем всякие правовые отношения меж­ду внебрачным ребенком и его отцом. Этот аспект указа поощрял рождаемость, освобождая отцов внебрачных детей от всяких право­вых обязанностей. Формировался образ женщины как единственно­го лица, несущего ответственность за деторождение и воспитание.

Организация раздельного обучения мальчиков и девочек была вызвана, прежде всего, государственными интересами. Образ матери как господствующей фигуры в семье — был основой в женском образова­нии. В мужском образовании доминировал образ мужчины как защит­ника Родины. Девочек воспитывали как будущих матерей, а мальчи­ков — как воинов, но в то же время предполагалось, что и те и другие будут одинаково добросовестно трудиться на производстве, прежде всего, на благо своей Родины. Официальная идеология формировала светлый образ «матери-труженицы», удовлетворяющей сразу двум важнейшим общественным потребностям: демографической и произ­водственной.

Как социально-структурные и педагогические факторы поло-ролевой дифференциации отражались на психологическом само­чувствии и развитии детей? Как чувствовали себя дети в таких ус­ловиях обучения? Моральный климат школы резко изменился. Отношения мальчиков и девочек, которые могли теперь встречать­ся только на редких совместных вечерах, под бдительным надзо­ром учителей, утратили товарищеский характер, эротизировались и сексуализировались [2]. Вспоминая это время, И. С. Кон пишет: «Работая в свои студенческие и аспирантские годы (1946-1950) внештатным инструктором по школам Куйбышевского райкома ком­сомола Ленинграда (наша территория шла вдоль всего Невского проспекта), я имел возможность наблюдать, как в мужских школах расцветал мат-перемат, а женские школы некоторые директрисы старались превратить в подобие дореволюционных институтов бла­городных девиц, не допуская туда "этих отвратительных мальчи­шек"... На школьных вечерах юноши застенчиво, хоть и с независи­мым видом, подпирали стены, предоставляя девочкам танцевать друг с другом, и активизировались только, когда вечер уже подхо­дил к концу или кому-то удавалось на несколько минут выключить свет» [2, с. 241].

В условиях раздельного обучения мальчики и девочки воспитыва­лись как две абсолютно разные группы людей, имеющие противопо­ложные сущности и предназначения. Тем самым утверждалось в со­знании людей представление о принципиальных различиях мужской и женской психологии, поведения, жизненного пути мужчин и жен­щин. По многочисленным просьбам учителей и родителей раздельное по полу обучение было отменено в 1954 году, и советская школа опять стала совместной.

Учитывая вышеизложенную теоретическую информацию, практи­ческое занятие по теме раздельного по полу обучения можно провес­ти в форме дискуссии.

Цели занятия

1. Показать роль типа учебного заведения в гендерной социализации учащихся.

2. Побудить студентов к критическому анализу социальных при­чин, способствующих возникновению учебных заведений, в ко­торых мальчики и девочки вынуждены учиться раздельно.

Оснащение

Занятие проводится в обычной аудитории, где имеются доска и мел. Преподаватель фиксирует основные результаты высказываний студентов на доске.

Порядок работы

Практическое занятие предполагает форму групповой дискуссии. Занятие можно проводить после первых лекций по гендерной пробле­матике.

Этап1. Подготовка к дискуссии.

Этап2. Дискуссия.

Этап3. Подведение итогов дискуссии.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.