Сделай Сам Свою Работу на 5

ЕГО ВЫСОЧЕСТВО КОКО-ЛОРУМ ИЗ ТЕРНИИ

Через мгновение Лоскутушка снова появилась из стены.

— Эй, не бойтесь! Здесь ни стены, ни заборчика, вообще ничего! Обман зрения! Вы видите стену, а на самом деле ее нет. Идемте в город, зачем зря время терять!

И она снова нырнула прямо в стену. Пуговка, набравшись смелости, нырнул за ней и тоже скрылся из виду. Друзья, с опаской вытянув перед собой руки, приблизились к загадочному препятствию и, к своему изумлению, обнаружили, что препятствия нет и в помине.

Сделав пару шагов и не ощутив сопротивления, они оказались на городской улице. Стена высилась за ними — суровая и неприступная, но теперь они знали, что это всего лишь иллюзия, предназначение которой — отпугивать чужаков.

Впрочем, рассуждать об особенностях стены путешественникам было некогда — вокруг них собралась толпа местных жителей, с любопытством взиравших на пришельцев, невесть откуда появившихся на улицах города.

Друзья, позабыв о приличиях, тоже уставились на туземцев. Более удивительных созданий им не приходилось встречать во всей Стране Оз: головы у туземцев не круглые, а восьмигранные, почти лысые, только на макушке торчит пучочек синих волос; глаза круглые, огромные, а нос и рот, наоборот, крошечные. А туловища и вовсе странные — в форме сердечек, как их рисуют на игральных картах червонной масти.

И одеты туземцы необычно — в обтягивающих ярко-синих штанах и рубашках, в ярко-красных жилетах, расшитых золотом и серебром, в ярко-зеленых туфлях без задников, с острыми загнутыми носками.

На лицах туземцев было написано скорее любопытство, чем враждебность, и путешественники решили, что бояться им нечего.

— Простите, пожалуйста, за непрошеное вторжение, — обратился к собравшимся Волшебник. — Мы ищем одну важную особу и не могли обойти стороной ваши владения. Не будете ли вы так любезны сообщить нам название вашего прекрасного города?

Туземцы переглянулись в недоумении, не зная, что ответить. Наконец вперед выступил один из них, невысокий и толстенький.

— Мы никак его не называем.

— А как его называют другие?

— Другие? Какие другие? Здесь живем одни мы! — отвечал туземец и в свою очередь обратился к Волшебнику:

— Откуда вы родом и почему у вас такой странный вид? Вы не заколдованы?

— Мы такие от рождения, — отвечал Волшебник. — В наших краях наш вид никого не удивляет.

Между тем весть о прибытии чужаков разнеслась по городу, и толпа вокруг путешественников все увеличивалась.

— А король у вас есть? — поинтересовалась Дороти. По опыту она знала, что в таких случаях лучше иметь дело с кем-нибудь поглавнее. Но разговорчивый толстяк покачал восьмигранной головой:

— А что значит «король»?

— Ну, тот, кто правит вами, — пояснил Волшебник.

— Нами никто не правит, — последовал ответ. — У нас каждый сам себе голова, а это, как вам должно быть известно, не так-то просто.

— А если вы поспорите, — кто вас рассудит? — переспросил озадаченный Волшебник.

— Его высочество Коко-Лорум! — хором отвечали туземцы.

— Значит, он и есть ваш король, ведь он самый главный! — настаивал Волшебник.

Теперь призадумался толстяк.

— Что значит «главный»? Мы все равны перед законом, а Коко-Лорум всего лишь чиновник. Его обязанность — следить за исполнением законов. Эта такая же работа, как любая другая.

— Пожалуй, нам стоит встретиться с этим вашим чиновником. Проведите нас к нему.

Туземцы, посовещавшись, согласно закивали восьмигранными головами.

— Следуйте за мной, — бросил толстяк и, повернувшись спиной к путешественникам, зашагал вниз по улице.

Друзья последовали за ним, а толпа двинулась следом на некотором отдалении. Путешественники шли за своим провожатым по прямым и удобным улицам города, пока наконец не остановились у обыкновенного дома, ничем не отличавшегося от других, таких же чистеньких и опрятных соседних домов. Двери и окна в этом доме, как и во всех других, суживались книзу, повторяя странную форму тела туземцев.

Их провожатый нажал ручку ворот, послышалась приятная мелодия, и ворота отворились. Тут же из окна раздался голос:

— В чем дело? Что случилось?

Но, увидев чужестранцев, обладатель голоса сразу все понял, распахнул дверь и впустил гостей в дом. Во дворе остались только животные — Лев, Ослик, Конь и Вузи. Тотошку Дороти прихватила с собой.

Друзья оказались в большом зале с окнами на улицу. Его высочество Коко-Лорум предложил гостям сесть и обратился к ним с речью. Голос его дрожал от испуга:

— Надеюсь, вы явились к нам с мирными целями? Жители Тернии не приучены воевать, и потому мы опасаемся захватчиков.

— Ваш город называется Терния?

— Разумеется, а разве вы не знали? Он называется Терния, ибо мы питаемся терниями, а попросту говоря, колючками, которые растут в окрестностях нашего города.

— Но как вы едите их, они же колются? — удивился Пуговка.

— Колются? С чего вы взяли? Они только так называются — «колючки». Как могут какие-то колючки колоть золото?

— А при чем здесь золото?

— Как при чем? Наши желудки и все остальные внутренности сделаны из чистого золота.

— Не может быть!

— Еще как может! И не сомневайтесь. Кроме того, колючки — очень полезная и питательная пища. Впрочем, другой мы и не знаем. Да здесь и не растет ничего другого. Зато колючек великое множество, с ними мы незнаем хлопот: их не надо ни сажать, ни поливать, а урожай они дают круглый год.

— Скажите, — поинтересовался Волшебник, — как так получается, что ваш город скачет с места на место?

— Город никуда не скачет, — пояснил КокоЛорум, — он стоит на месте. Это степь вокруг него вращается. Скажем, вы стоите в степи лицом к городу, а степь вдруг поворачивается вправо, и вот уже город слева от вас, или справа, или сзади — все зависит от того, куда повернется степь. Не каждому по нраву придется такое неудобство, но мы его не чувствуем, потому что колючки растут на твердой земле, возле города.

— Выходит, мы попали в ваш город только потому, что дошли до колючек? — переспросил Волшебник. — Теперь я кое-что понимаю. Но скажите, почему у вас нет короля или какого-нибудь правителя?

При этих словах Волшебника Коко-Лорум испуганно оглянулся по сторонам и, понизив голос, прошептал:

— Тише! Не говорите так громко! На самом деле я король, только никто об этом не подозревает! Все думают, что они сами себе хозяева, а на самом деле я ими управляю. Никто из них не знает законов, вот я и придумываю такие законы, какие мне удобны. Когда кто-нибудь не хочет выполнять мои распоряжения, я говорю: «Таков закон!» — и нарушитель вынужден подчиняться. Представьте, что бы случилось, если бы я объявил себя королем, надел корону и уселся на трон! Это бы вряд ли кому-то понравилось, меня бы тут же прогнали. А так я живу в свое удовольствие. Я всего лишь его высочество Коко-Лорум, простой чиновник, и моя обязанность — следить за исполнением законов.

— Неплохо придумано! — заметил Волшебник. — Теперь, когда я знаю, кто здесь самый главный, позвольте спросить: нет ли среди ваших пленников принцессы Озмы?

— Что вы! У нас вообще нет пленников! Вы — единственные чужестранцы в Тернии. О принцессе Озме я вообще первый раз слышу.

— Озма правит всей Страной Оз, а значит, и вашим городом, — вмешалась Дороти. — Ведь ваш город находится в Стране Мигунов, не так ли?

— Что вы говорите! — удивился Коко-Лорум. — Сказать по правде, я не изучал географии, и меня мало волнует, живем мы в Стране Оз или где-то еще. Что касается правителей, если Озма правит нами издалека и незаметно, пусть себе правит на здоровье. Такому правлению мы будем только рады. Но что приключилось с бедной принцессе?

— Ее похитили, — объяснил Волшебник. — Скажите, пожалуйста, нет ли среди ваших подданных волшебника? Не простого, а особенно могущественного?

— Нет. Такого нет. Разумеется, мы знакомы с волшебством, но похищать волшебниц — на это мы не способны.

— Выходит, мы зря сюда шли! — огорчилась Трот. — Как же быть?

— Вперед, на запад! — выпалила Лоскутушка и, к величайшему удивлению Коко-Лорума, прошлась на руках по залу.

— Можете идти куда хотите, — заметил КокоЛорум, оправившись от изумления, — но на запад не советую. Там живут ужасные Геркусы. И врагу не пожелал бы с ними встретиться.

— Они великаны? Ростом с гору? — ахнула Бетси.

— Хуже, гораздо хуже! Они сильнее любого великана. Великаны прислуживают им, выполняют любое их желание! А попробуют только не выполнить — Геркулесы тут же сотрут их в порошок!

— Откуда вы знаете? — усомнилась Лоскутушка.

— Все так говорят.

— А сами вы когда-нибудь видели Геркусов? — недоверчиво прищурилась Дороти.

— Нет, сам я не видел, но раз все говорят, значит, так и есть. С чего бы иначе все об этом говорили? Это чистая правда!

— А нам говорили, вы запрягаете драконов в колесницы. Это тоже чистая правда?

— Разумеется! Спасибо, девочка, что напомнила. Приглашаю вас, дорогие гости, на прогулку по нашей прекрасной Тернии!

С этими словами он нажал кнопку в стене, и тотчас же в зале зазвучала музыка.

— Эта мелодия — приказ возничему подать колесницу, — пояснил Коко-Лорум. — Я всегда отдаю распоряжения с помощью музыки. Согласитесь, гораздо приятнее слушать музыку, чем строгие слова команды.

— А ваши драконы не кусаются? — заинтересовался Пуговка.

— Конечно нет! Я не позволю, чтобы какой-то дракон кусал моих дорогих гостей! Мой дракон совершенно безопасен, разве что случайно выйдет из строя рулевое управление. Он изготовлен на знаменитой тернийской фабрике драконов. А вот и он, можете сами убедиться. Последняя модель!

И действительно, за окном послышались скрежет, урчание и позвякивание. Выйдя во двор, друзья обнаружили у крыльца настоящего дракона, запряженного в колесницу.

Дракон ярко блестел украшенной бриллиантами золотой чешуей и вращал головой вправо и влево. Глаза его светились, как фары автомобиля.

Тотошка не удержался и с лаем бросился к чудовищу, но, подбежав поближе, замолк. Дракон оказался механическим. Даже по его слишком размеренной и плавной походке было видно, что это машина.

Автодракон тянул за собой колесницу, под стать ему тоже украшенную золотом и драгоценными камнями. Войдя вслед за Коко-Лорумом в колесницу, друзья обнаружили, что ни мягких сидений, ни хотя бы скамеек внутри нет. Только для возничего было устроено седло на шее дракона, а управлялось механическое чудовище с помощью двух ручек, торчавших из золотой чешуи чуть повыше седла.

— Перед вами величайшее достижение технической мысли! — гордо произнес Коко-Лорум. — Где еще вы найдете таких замечательных автодраконов? А у нас любой может покататься на драконе, разумеется, если ему позволят средства. Ну, трогай! — скомандовал его высочество, однако дракон не тронулся с места.

— Вы забыли включить музыку! — подсказала Дороти.

— Ах да! Извините! — Коко-Лорум нажал кнопку, откуда-то из головы чудовища полилась музыка. Дракон сделал шаг-другой, колесница со скрипом сдвинулась с места, а за ней засеменили Тотошка, Лев, ослик Хенк, Вузи и Деревянный Конь. Дракон еле-еле переставлял ноги, и бедным животным, чтобы не угодить под колеса, пришлось двигаться черепашьим шагом. С каждым поворотом туловища менялась и мелодия, звучавшая в егр голове.

— Так вот что за музыку мы слышали! — догадался Пуговка.

Прогулка вовсе не вызвала восторга у путешественников, но его высочество, казалось, не замечал этого и продолжал расхваливать дворцы, парки, фонтаны и тому подобные достопримечательности. Друзья не на шутку забеспокоились, когда Коко-Лорум торжественно сообщил, что сегодня вечером в их честь состоится банкет в городской мэрии.

— Чем же вы думаете нас угощать? — испугался Пуговка.

— Конечно, колючками! Прекрасными и свежими колючками!

Лоскутушка весело рассмеялась, увидев, какую гримасу скорчил мальчик. Сама-то она не нуждалась в пище.

— Но ведь у нас не золотые желудки! — воскликнула Дороти.

— Очень жаль! — Коко-Лорум на секунду задумался, но тут же нашелся. — Если сырые колючки вам не по вкусу, можно их отварить.

— Нет, спасибо, — отозвалась Трот, — вареные нам тоже не подходят. А ничего другого нет?

Его высочество покачал восьмигранной головой:

— Что может быть вкусней колючек? Впрочем, у нас больше ничего не растет. Если колючки вам не по вкусу, можете просто повеселиться.

— Большое спасибо за приглашение, — начал Волшебник, зная по себе, как голодны друзья, — но мы не можем принять участие в банкете. Надеюсь, вы хорошо повеселитесь и без цас. Мы должны продолжить поиски принцессы.

— Может, заодно найдем чего-нибудь покушать, — поддержала Волшебника Трот, — я просто умираю от голода.

— Хотя бы переночуйте, ведь скоро стемнеет! — попытался задержать друзей его высочество

— Мы не боимся темноты, — отказался Волшебник.

— А если попадетесь в лапы Геркусам? А что они нам сделают? — спросила Дороти.

— Не знаю. Лично я с ними не знаком, но говорят, Геркусы так сильны, что, дай им точку опоры, они перевернут весь мир!

— Все вместе или поодиночке? — переспросил Пуговка.

— Поодиночке, — отвечал его высочество.

— А волшебники среди них есть? — полюбопытствовал Волшебник.

— Разумеется, ведь здесь волшебная страна, — пояснил его высочество. — Какая же волшебная страна без чудес и волшебников? Впрочем, нигде в мире нет ничего чудеснее наших чудо-драконов!

Друзья еще раз вежливо поблагодарили его высочество за теплый прием и вышли из города так же, как вошли, — сквозь стену.

— Мы еще легко отделались, — сказала Бетси, когда они отошли подальше от города, — мне сразу не понравилось в этой Тернии.

— И мне тоже, — поддержала Дороти. — Подумать только: каждый день колючки — на завтрак, на обед и на ужин!

— Однако жители Тернии довольны своей жизнью, — философски заметил Волшебник. — А тому, кто всем доволен, не о чем жалеть и нечего желать. Не в этом ли настоящее счастье?

ПОТЕРЯННЫЙ ЛАЙ

Миновав поле колючек, путешественники очутились в пустынной каменной степи. Вместо травы здесь росли какие-то кустарники, усеянные желтыми ягодами. На вкус ягоды оказались сочными и вкусными. Кое-как утолив ими голод, друзья решили остановиться на ночлег.

Волшебник уложил подружек на одеяло, сверху накрыл другим, заботливо подоткнул по краям, и девочки тут же заснули. Пуговка свернулся клубочком под кустом и сладко засопел. А Волшебник долго еще сидел, прислонившись к большому нагретому за день камню, смотрел на звезды и печально размышлял, что станет с детьми, если Озма не отыщется.

Звери расположились кружком на некотором отдалении от остальных.

— Я потерял лай! — жаловался Тотошка. — Куда он мог подеваться?

— Сам потерял, сам и ищи, — буркнул сквозь сон Лев.

— Думаешь, мне легко? — печально вильнул хвостом песик. — А если бы у тебя пропало рычание?

— Пропало рычание? А чем мне пугать врагов?

— А я однажды выпил холодной воды, — вступил в разговор Ослик, — и вообще потерял голос, даже не мог сказать Бетси, что хочу кушать. Впрочем, тогда я еще не мог разговаривать, а только кричал, вот так: «Иа-иа!»

— Тише ты! Девочек разбудишь! — прервал его Тотошка. — Тебе-то что, теперь ты ревешь, как иерихонская труба, а мне каково!

— А я не лаю и не рычу и прекрасно себя чувствую, — вмешался в разговор Вузи.

— Зато ужасно храпишь! — огрызнулся Тотошка.

— Так то во сне, — оправдывался Вузи, — за сон я не отвечаю!

— Лично мне твой храп не мешает, — зевнул Лев, — можешь храпеть сколько угодно.

— Главное, не волнуйся, — утешил Тотошку Деревянный Конь. — Вот я никогда не храплю, потому что никогда не сплю. Я даже ржать не умею, и что с того? Подумаешь, лай украли! Да пусть бы украли рычание Льва, храп Вузи, вой Хенка — все сразу. Только тише бы стало!

— Думаешь, мой лай тоже украли? — забеспокоился Тотошка.

— А раньше ты его терял?

— Однажды, когда слишком долго лаял на луну. У меня тогда даже горло заболело.

— А сейчас болит?

— Сейчас нет.

— И зачем только собаки лают на луну? — удивился Хенк. — Зачем зря надрываться?

— А ты был собакой? — осведомился Тотошка.

— Нет, конечно! Благодарение судьбе, я родился ослом, ослом и умру! Ослы — самые красивые звери в мире!

Тут не выдержал Вузи. Он приподнялся на своих угловатых четырехгранных лапах и внимательно осмотрел ослика:

— Может, ты и прав, друг Хенк, о вкусах не спорят. Но только глянь на себя: уши длинные, шея, как у жирафа, ребра просвечивают, хвост, как малярная кисть, — и это, по-твоему, красиво?

— А по-твоему, образец красоты — квадратная тумба! — обиженно хмыкнул ослик и отвернулся.

— Ну, если уж Вузи с Хенком считают себя красавцами, — зевнул Лев, — то мы с тобой, Тотошка, настоящие уроды.

— Не согласен! — возразил песик. — Я — собака, ты — Лев, и каждый из нас по-своему хорош. Я — красивый пес, ты — красивый Лев. А кто красивее, трудно сказать, пусть Конь нас рассудит.

— Хорошо, — согласился Конь, — но заметьте, вы все сделаны из мяса и костей, вам нужно вовремя поесть, попить, поспать, иначе вы валитесь с ног от голода и усталости. Значит, вы несовершенны, а несовершенное существо не может быть красивым. А я весь из дерева…

— И голова у тебя дубовая, — вставил Хенк.

— Да, и тело тоже, и ноги! И поэтому я бегаю быстро, как ветер, не знаю усталости, и кормить меня не надо. Недаром говорится: по делам их судите их. Так что, по-моему, самый красивый среди вас — я!

Ослик и Вузи дико захохотали. Даже Тотошка, которому было не до веселья, и тот вильнул хвостом. А Лев, самый мудрый из них, рассудительно изрек:

— Друзья! Подумайте только, что выйдет, если все мы будем похожи на Деревянного Коня? К чему столько одинаковых коней? А если все станут, как Хенк, мы превратимся в стадо ослов. Если все мы уподобимся Вузи, кто будет удивляться его странной внешности? А если все мы станем похожи на меня, зачем мне с вами дружить? Гораздо лучше оставаться самим собой. Разнообразие украшает жизнь. Мы разные, и нам интересно друг с другом. Так не будем же ссориться по пустякам!

— Пожалуй, ты прав, друг Лев, — согласился Тотошка. — Но как быть с пропавшим лаем?

— Твой лай нас не касается, — отвечал Лев, — мы его не брали. Я тебе сочувствую, но пойми: если любишь друзей, не надо сваливать на них свои неприятности. Несчастья лучше переживать в одиночку.

— Если и Озму, и мой лай украл один и тот же злодей, — сердито буркнул песик, — уж я ему задам, пусть только попадется! Собака без лая — все равно что Страна Оз без волшебства!

ПУГОВКА ПОТЕРЯЛСЯ

Пока все спали, Лоскутушка не теряла времени зря и обследовала окружающую местность — ведь она прекрасно видела в темноте и не нуждалась во сне. Наутро ей было что рассказать друзьям:

— Там, за холмом, фруктовый сад! Вы сможете отлично позавтракать!

Путешественники ужасно проголодались, и, быстро свернув одеяла и оседлав друзей-животных, они поспешили за Лоскутушкой.

Поднявшись на вершину холма, друзья увидели внизу целый лес фруктовых деревьев: с самого края росла айва, за ней дикая яблоня, а в глубине сада золотом светились апельсины.

На них— то и набросились голодные путешественники. Огромные сочные плоды висели почти у самой земли. Наслаждаясь их сладкой мякотью, друзья шли все дальше и дальше в глубь сада, пока не наткнулись на настоящие яблони, согнутые под тяжестью гигантских красных плодов. Лучший завтрак трудно было себе представить. Тут уж они наелись до отвала. Волшебник, насытившись, взял одеяло, набрал в него кучу яблок и крепко завязал:

— Возьмем про запас, неизвестно, что нас ждет впереди.

Вдруг Трот, оглянувшись по сторонам, воскликнула:

— А где же Пуговка?

И действительно, мальчика нигде не было.

— Ну вот! — всплеснула руками Дороги. — Опять потерялся! Теперь придется ждать, пока он найдется!

— Ну что ж, подождем. Здесь не так уж плохо. — Бетси только что обнаружила сливу, усеянную спелыми плодами, и не хотела никуда уходить.

— Как же он найдется, если мы будем сидеть на одном месте? — ехидно осведомилась Лоскутушка, свесившись с верхушки яблони.

— А вдруг мы уйдем, а он вернется сюда? — отвечала Дороти.

— Сомневаюсь, — возразила Трот. — Даже если он захочет сюда вернуться, он опять заблудится. Уж я-то его знаю!

— Трот права, — распорядился Волшебник. — Вы оставайтесь здесь, а я пойду поищу.

— А ты не потеряешься? — заволновалась Трот.

— Не бойся, малышка, — успокоил ее Волшебник.

— Нет уж, лучше я поищу, — решительно спрыгнула с дерева Лоскутушка. — Я никогда не теряюсь и вижу получше всех вас.

И, не дожидаясь одобрения, Лоскутушка исчезла за деревьями.

Улучив момент, Тотошка тихо подкрался к хозяйке:

— Дороти, я потерял лай!

— Когда?

— Не знаю. Утром Вузи наступил мне на лапу, я хотел залаять, но только пискнул.

— А рычать можешь?

— Рычать могу.

— Ну так рычи, разве обязательно лаять?

— А что скажут Розовый Котенок и Стеклянный Кот, когда я вернусь домой, в Изумрудный Город?

— Думаю, они только обрадуются, что ты разучился лаять, — рассеянно отвечала девочка. — Мне жаль тебя, Тотошка, но сейчас есть дела поважнее. Надеюсь, когда мы найдем Озму, отыщется и твой лай.

— Думаешь, мой лай похитил злой колдун?

— Возможно, — рассмеялась Дороти.

— Тогда он просто негодяй!

— Конечно. Только негодяй мог украсть принцессу. И стоит ли волноваться из-за лая, если пропала наша любимая правительница!

Тотошку явно не удовлетворил ответ хозяйки. Чем больше он думал о своей потере, тем ужасней она ему казалась. Заметив, что никто на него не смотрит, он отошел подальше за деревья и еще раз попробовал залаять. Безрезультатно. Из горла вырвалось одно лишь рычание. Но рычание не заменит лая, и песик, печально поджав хвост, вернулся на место.

А тем временем Пуговка шел себе и шел по саду, даже не подозревая, что потерялся. Вдруг, оглянувшись по сторонам, мальчик обнаружил, что остался один. Впрочем, это его не испугало — вдали мелькнуло абрикосовое дерево. Наевшись абрикосов, он заметил вишню и помчался к ней. За вишней росли мандарины…

«Я попробовал уже все, что бывает на свете, кроме персиков, — подумал он про себя. — Значит, где-то должны быть и персики. Надо только поискать».

Так, переходя от дерева к дереву. Пуговка добрался до того места, где росли одни орехи. Набив карманы орехами, он заметил одиноко растущий персик. Но дерево было совершенно бесплодным, только на самой верхушке светился ярко-розовый плод, покрытый нежным пушком. Добраться до него было не так-то просто, мальчик чуть не свалился, но в конце концов сорвал персик.

Спустившись на землю, он тут же надкусил добычу. Такой ароматной, сладкой мякоти он ни разу не держал во рту.

«Может, оставить кусочек девочкам? — подумал Пуговка, но не удержался и съел персик целиком. — Наверняка в другом конце есть персики не хуже!»

В глубине души он сомневался в этом — ведь все деревья здесь росли по соседству друг с другом: яблони с яблонями, вишни с вишнями, а персик возвышался один, в стороне. Но сделанного не воротишь, от персика осталась только косточка.

Пуговка хотел ее выбросить, но вовремя заметил, что косточка из чистого золота. Мальчик удивился и положил косточку в карман, чтобы при случае показать девочкам, а потом и вовсе забыл о ней — в Стране Оз случаются и не такие чудеса.

Только теперь Пуговка окончательно понял, что заблудился, и стал кричать изо всех сил. Но густая листва заглушала крики, и, придя к выводу, что звать на помощь бесполезно, мальчик сел на землю и прислонился спиной к стволу дерева.

Сверху раздалось воронье карканье. Пуговка поднял взгляд. Ворона сердито качала головой:

— Ты съел заколдованный персик?

— Заколдованный? А кто его заколдовал?

— Угу-Сапожник, кто же еще? Разве ты не знал?

— Откуда мне знать? И что теперь?

— Спроси Сапожника, — каркнула ворона и перелетела на ветку повыше.

— А кто такой Угу?

— Угу — колдун. Он специально пристроил заколдованный персик в укромный уголок, чтобы никто не уволок. А ты, мальчишка из Изумрудного Города, ты посмел съесть его! Угу тебе еще покажет! Угу! Угу! — И ворона улетела, оставив мальчика в полном недоумении.

Но Пуговка не особенно расстроился, что съел заколдованный персик.

— Так вот почему он такой вкусный! — подумал мальчик и снова вернулся к мыслям о том, как найти друзей.

— Все равно снова заблужусь, — рассудил он, — лучше останусь на месте и подожду, пока они сами меня найдут.

Мимо бежал кролик. Вдруг кролик остановился и искоса взглянул на мальчика.

— Не бойся, — ободрил его Пуговка, — я тебя не трону.

— Я и не боюсь! — отвечал кролик. — Это тебе надо бояться!

— Откуда ты знаешь, что я потерялся?

— Не в этом дело! Зачем ты съел заколдованный персик?

— Зачем? Как ты не понимаешь! Во-первых, я обожаю персики; а во-вторых, я же не знал, что он заколдован!

— Это не оправдание! Берегись Угу-Сапожника!

И не успел мальчик открыть рот, чтобы переспросить, как кролик исчез.

«Похоже, этот Сапожник запугал всех лесных жителей, — подумал Пуговка. — Но мне-то чего бояться? Я ведь не птица и не зверь! Будь здесь еще такой же персик, я б и его съел!»

Тут его размышления прервала Лоскутушка:

— А, вот ты где! Опять за старое? Забыл, что семеро одного не ждут? Идем, отведу тебя к Дороти!

— Подумаешь! — нисколько не смутился Пуговка. — Я же нашелся!

Но Дороти вовсе не была столь благодушно настроена и задала мальчику порядочную головомойку:

— Нашел время теряться! Озма сидит в сыром подвале, а мы тебя разыскиваем! Стыдно!

— А как же ты освободишь Озму, если, по-твоему, она сидит в подвале? — осведомился Пуговка.

— Наше дело — найти, а уж Волшебник что-нибудь придумает.

Волшебник не стал разочаровывать детей. Стоит ли лишний раз напоминать, что без волшебных инструментов он так же беспомощен, как и они.

— Дороти права. Главное — найти Озму. Не будем терять ни минуты. В путь!

Но едва друзья выбрались из сада, как солнце склонилось к закату, так что пришлось им заночевать тут же, на опушке, под деревьями.

Волшебник расстелил одеяла на куче сухих листьев, и вскоре уже все, за исключением Лоскутушки и Коня, сладко спали. Тотошка сопел, прижавшись к теплому боку своего друга Льва, а Вузи так оглушительно храпел, что Лоскутушка накрыла его квадратную голову своим фартуком, а то бы он наверняка разбудил остальных.

СИЛАЧИ ИЗ ГЕРКУСА

Трот проснулась первой, вместе с солнцем.

Выйдя из лесу, она взглянула на расстилавшуюся перед ней широкую равнину и вдруг заметила странный блеск вдали на горизонте.

— Похоже на город! — закричала девочка и разбудила остальных.

— Это и есть город! Еще побольше, чем Терния! — объявила Лоскутушка. — Пока вы спали, мы с Конем уже съездили туда. Вокруг него тоже стена, но на этот раз настоящая, с воротами.

— А внутри ты была?

— Нет. Ворота заперты. Завтракайте поскорей.

До города два часа пути.

Друзья наскоро закусили сливами и финиками, росшими в изобилии поблизости. Чем завтракал Лев — никто не знал, на вопросы Дороти он предпочитал отмалчиваться. Зачем огорчать добрую девочку, она наверняка пожалеет кроликов, но что поделаешь, такова уж природа Льва. Тотошке же строго-настрого было приказано не трогать птиц и полевых мышей, так что бедному песику пришлось удовольствоваться яблоком.

Вузи больше всего любил мед, но при случае ел все, что угодно, а Деревянный Конь вообще не нуждался в пище. Что касается ослика, то сочной травы в лесу было предостаточно.

Позавтракав, друзья поспешили к незнакомому городу. На счастье, к нему вела широкая, удобная тропинка. По-видимому, горожане частенько навещали фруктовый лес.

Через два часа пути незнакомый город предстал перед изумленными путниками во всем своем величии. С четырех сторон он был обнесен высокой стеной, по углам которой возвышались четырехугольные башни с массивными медными воротами.

Ворота оказались закрытыми. Волшебник постучал. Тотчас же над стеной показались громадные головы и с изумлением уставились на пришельцев. Голов было целое множество — и все такие огромные, что сомнений быть не могло: в городе живут великаны.

Волосы на головах были длинные и всклокоченные, самых разных цветов и оттенков — и русые, и черные, и рыжие, встречались и лысые, и седые; слрвом, великаны были всех возрастов, от юношей до стариков.

Несмотря на огромные размеры, они вовсе не казались злыми, наоборот, на их лицах застыло выражение покорности и терпения.

— Что вам угодно? — громовым голосом отозвался на стук Волшебника седобородый стариквеликан.

— Мы путешественники и хотим войти в город.

— С миром или с войной вы пришли к нам? — спросил другой великан, помоложе.

— С миром, с миром, — отвечал Волшебник, — разве мы похожи на армию завоевателей?

— Скорее вы похожи на бездомных бродяг, — отозвался старик, — но внешность обманчива. Подождите, мы сообщим хозяину.

— Какому хозяину? — удивилась Дороти. Но ответа не последовало. Головы исчезли так же неожиданно, как появились.

Прошло порядком времени, наконец ворота со скрипом отворились, и раздалось оглушительное:

— Войдите!

Друзья без долгих церемоний вошли и оказались на широкой улице, по обеим сторонам которой локоть к локтю стояли великаны, одетые в голубые и желтые ливреи, с огромными, с целое дерево, дубинками в руках. Шеи гигантов были закованы в золотые ошейники.

— Знак рабства, — со страхом подумал про себя Волшебник. — Кто же тогда их хозяин?

Великаны разом повернулись направо и двинулись вдоль улицы, образовав вокруг путешественников подвижный коридор.

— Неужели мы пленники? — испугалась Дороги.

Даже сидя верхом на Льве, она едва доставала великанам до коленей. Но что удивительно: между ног гигантов виднелись дома обычного размера, а возле них прогуливались горожане — люди как люди, нормального роста.

Только одна странность была в их внешности: они были очень худые, прямо кожа да кости, и к тому же страшно сутулились. Неужели великаны прислуживают этим ходячим скелетам? Но почему? Спросить было не у кого.

Путники подошли к огромному дворцу. Великаны выстроились в две шеренги у входа и, пропустив путешественников во внутренний двор, закрыли за ними ворота. Во дворе перед друзьями возник тощий человек и низко поклонился Волшебнику:

— Имею честь пригласить вас в тронный зал его величества принца Геркуса, сильнейшего из сильнейших, могущественнейшего из могущественнейших. Не будете ли вы так любезны и не сойдете ли с коня?

— Просто не верится! — вырвалось у Дороти.

— Позвольте спросить, что вас удивляет? — обратился к девочке человек.

— Неужели ваш принц тоже подданный

Озмы?

— Подданный? Как можно! Наш принц — самый сильный в мире! Он никому не служит, он не позволит себе и пальцем шевельнуть, все за него делают слуги. Когда у принца насморк, слуги даже чихают за него! Если не боитесь предстать перед его величеством, следуйте за мной! — с низким поклоном закончил человек.

— Мы ничего не боимся! — отвечал Волшебник. — Идемте.

Пройдя через анфиладу мраморных залов, где у каждой двери стояли часовые (на этот раз уже не великаны, как перед дворцом, а простые люди, правда, худые, как скелеты), друзья очутились в огромном круглом зале с высоким сводчатым потолком. В центре зала, на мраморном троне, под пурпурным балдахином с золотыми кистями, восседал принц.

Когда путешественники вошли в зал, принц расчесывал брови. Увидав гостей, он спрятал гребень в карман и с нескрываемым удивлением уставился на чужестранцев.

— Вот так чудеса! — наконец воскликнул он. — Такого еще не бывало! Чтобы чужаки решились войти в наш город! Какая нужда привела вас сюда?

— Мы ищем Озму, правительницу Страны Оз, — смело отвечал Волшебник.

— Вы уже видели ее здесь?

— Пока нет, ваше величество, но, может, вам известно, где она?

— Нет. Я слишком занят своими собственными подданными. Такими силачами не очень-то легко править.

— И это силачи? — удивилась Дороти. — Они же легкие, как перышки, дунь — улетят!

— Ты права, девочка, на силачей они не похожи, но внешность обманчива. Вы обратили внимание, я специально окружил вас великанами по дороге сюда, чтобы никто из моих подданных не причинил вам вреда.

— Неужели ваши люди так опасны? — переспросил Волшебник.

— Конечно. Особенно для чужестранцев. И все потому, что они чрезвычайно гостеприимны. Стоит кому-то пожать вам руку, от ваших пальцев останется каша, а если кто-то вздумает вас обнять, сразу прощайтесь с жизнью.

— Почему? — удивился Пуговка.

— Потому что они — самые сильные люди на свете!

— Да вы, наверное, настоящих силачей не видали! — воскликнул мальчик. — Вот я знавал в Филадельфии одного силача, тот гнул подковы одной левой!

— И это, по-твоему, силач? — рассмеялся принц. — А мог бы твой знакомый голыми руками раскрошить камень?

— Нет, конечно! Но это вообще невозможно!

— Ты так думаешь? Дай мне подходящий камень, я тебе покажу. — Принц привстал и огляделся по сторонам.

— Ах да, мой трон! Что-то спинка высоковата. — С этими словами принц оторвал от трона кусок мрамора размером с собственную голову. — Это не просто камень, — продолжал он, — это мрамор. А теперь смотрите.

И он стал отламывать от большого куска маленькие кусочки с такой легкостью, будто мял в руках глину. Волшебник наклонился и поднял один из кусочков. Это и в самом деле был мрамор!

В этот момент в зал вошел слуга-великан:

— Ваше величество! У повара сбежал суп! Прикажете его наказать?

— Ты сам будешь наказан! Как ты посмел помешать мне! — Принц в гневе вскочил с трона, схватил великана за ногу и вышвырнул бедолагу в открытое окно.

— Ну, что теперь скажете, молодой человек? — обратился принц к Пуговке, снова усаживаясь на трон. — Может ваш знакомый из Филадельфии крошить камень одной левой?

— Нет, ваше величество, — испуганно пробормотал Пуговка.

— Откуда у вас столько силы? — полюбопытствовала Дороти.

— Это все мое собственное изобретение, зосозо, — гордо пояснил принц. — Все мои подданные пьют зосозо, в нем секрет их огромной силы. Не желаете ли попробовать?

— Нет, спасибо, — отказалась девочка, — мне что-то не хочется худеть.

— Ты права! Надо выбирать — или сила, или сало! — расхохотался его величество. — Зосозо — единственный продукт в природе, который в желудке человека полностью превращается в энергию! Чистая энергия, без всяких примесей! Великанам мы его не даем, а то они станут сильнее нас, ведь они гораздо выше ростом. Все вещество хранится у меня в лаборатории. Раз в год каждый подданный получает по чайной ложке, все — мужчины, женщины, дети. Поэтому все они такие силачи! А вы не хотите ли попробовать? — повернулся он к Волшебнику.

— С удовольствием, — согласился Волшебник, — но если вас не затруднит, я бы предпочел взять с собой. Сейчас сила мне не нужна, но мало ли что может случиться в пути.

— Разумеется, я дам вам целую бутылку, но учтите — не более чайной ложки в один прием. Однажды Угу-Сапожник принял сразу две ложки, потом случайно дотронулся до городской стены, и она развалилась. Пришлось строить ее заново, только недавно закончили.

— А кто он, этот Угу-Сапожник? — Пуговка вдруг вспомнил, что где-то слышал уже это имя. Конечно, ведь о нем говорили ворона и кролик, это он заколдовал персик!

— Угу — могучий чародей, — отвечал принц, — Раньше он жил в нашем городе, а теперь переехал.

— Не знаете ли куда? — живо переспросил Волшебник.

— Теперь он живет в собственном замке, к западу отсюда. В городе оставаться он не захотел, боялся, что жители проведают его колдовские секреты. В горах он сплел себе замок из ивовых прутьев, причем замок получился такой крепкий, что никто из наших силачей не может его сломать. Там он и живет в полном одиночестве.

— Спасибо за хорошие новости, — поблагодарил принца Волшебник. — Думаю, он-то нам и нужен. Но почему его зовут Сапожником?

— Когда-то он был простым гражданином и зарабатывал на жизнь сапожным ре



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.