Сделай Сам Свою Работу на 5

Теория» народонаселения Мальтуса


Мальтус рассматривал проблему народонаселения безотносительно к какому-либо определенному способу производства и общественному развитию вообще. О «законе народонаселения» он говорил как о вечном, незыблемом законе природы. По его мнению, как в мире животных и растений, так и в человеческом обществе существует непреложный закон природы, который «состоит в постоянном стремлении, свойственном всем живым существам, распложаться быстрее, чем это допускается находящимся в их распоряжении количеством пищи».

Применительно к человеческому обществу Мальтус утверждал, что народонаселение растет в геометрической прогрессии (т. е. как 1, 2, 4, 8, 16, 32, 64, 128, 256), тогда как средства существования, по его мнению, растут в арифметической прогрессии (т. е. как 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9...). Через два столетия, утверждал он, народонаселение относилось бы к средствам существования как 256 к 9; через три — как 4096 к 13, а через две тысячи лет этот разрыв был бы беспредельным и неисчислимым.

Мальтус ничем не обосновывал этого выдвинутого им утверждения, он исходил из чистых предположений, не подтвержденных никаким фактическим материалом. Правда, у него приводится один факт, который, однако, не только не подтверждает его измышлений, но изобличает его недобросовестность как ученого. Он говорит об удвоении населения в Северной Америке за 25 лет и считает этот факт доказательством того, что население растет в геометрической прогрессии. На самом деле это удвоение населения имело место лишь на определенном историческом этапе развития и произошло оно за счет иммиграции, а не естественного прироста населения.

Основной вывод, какой сделал Мальтус из своего «Опыта о законе народонаселения», состоял в том, что нищета, бедность трудящихся масс — это результат неотвратимых законов природы, а не социальной организации общества, что бедные, неимущие не имеют права ничего требовать от богатых, так как последние не повинны в их бедствиях.

«Главная и непрерывная причина бедности,— писал Мальтус,— мало или вовсе не зависит от образа правления, или от неравномерного распределения имуществ; богатые не в силах доставить бедным работу и пропитание;— поэтому, бедные, по самой сущности вещей, не имеют права требовать от них работы и пропитания: вот какие важные истины вытекают из закона народонаселения».

Мальтус, таким образом, предельно ясно сам раскрыл назначение своей теории народонаселения — она направлена на то, чтобы парализовать классовую борьбу пролетариата, «доказать» беспочвенность и безрезультатность его требований, предъявляемых буржуазии. Недаром Мальтус особо подчеркивал, что распространение его идей «между бедными» окажет «благотворное» влияние на массы, разумеется, выгодное для господствующих классов.
Прилагая все усилия к тому, чтобы лишить борьбу рабочего класса почвы, сам Мальтус, как ревностный апологет господствующих классов, открыто и цинично выступил против жизненных прав трудящихся, против элементарных требований человеческой справедливости. Он выдвинул положение о том, что в своей нищете рабочий класс виноват сам и что уменьшить свою бедность он может, только ограничив рождаемость. В качестве мер борьбы с ростом народонаселения Мальтус предлагал «нравственное обуздание» — воздержание неимущих от браков. Б болезнях, изнурительном труде, голоде, эпидемии, войнах, составляющих истинное несчастье для трудящегося народа, он видел естественные средства уничтожения «лишнего» населения.

Классики марксизма дали уничтожающую критику мальтузианского «закона» народонаселения, раскрыли его реакционную роль. Маркс показал, что основное содержание этого «закона» основано на подмене специфических социально-экономических законов капитализма несуществующими «вечными» и «непреложными» законами природы.

В противоположность Мальтусу Маркс доказал, что нет закона народонаселения вообще, что каждой общественной формации присущ свой специфический закон народонаселения. Нет и не может быть абсолютного перенаселения, есть перенаселение относительное как специфическая особенность капитализма, порожденная действием всеобщего закона капиталистического накопления. Именно действием этого закона, а не законами природы, обусловливается безработица и нищета рабочего класса, Маркс и Ленин показали несостоятельность перенесения на общество законов природы. Мальтус не прав уже по одному тому, что если растения и дикие животные только потребляют, а потому их существование в какой-то мере ограничивается наличием места и пищи, то отличительной особенностью человеческого общества является его производственная деятельность. Человеческое общество само для себя создает средства существования и в этом смысле не зависит от милостей природы. Больше того, человек подчиняет себе природу.

Основным «аргументом» Мальтуса в пользу того, что рост средств существования резко отстает от роста народонаселения, был ненаучный «закон» убывающего плодородия почвы.
Классики марксизма дали резкую критику этого «закона», показав, что сторонники его оставляют в стороне самое главное, игнорируют рост производительных сил общества, рост техники производства. Критикуя «закон» убывающего плодородия почвы, В. И. Ленин доказал, что существует не вообще трудность получения пищи, а трудность получения пищи только для одной части населения — для рабочего класса, и она всецело определяется специфическими законами капитализма, а не вечными законами природы.

15. Статика–динамика — тоже два способа селекции получаемой информации. Ментальное кольцо статика ориентировано на форму, внутреннее содержание объекта, нужды и потребности (желания). Ментальное же кольцо динамика ориентировано на происходящеес объектом и в объекте и на его ситуацию в пространстве и во времени.

Мышлению статика присуще мысленное приостанавливание всеобщего движения. Мышление динамика, наоборот, включается лишь после того, когда статический объект удаётся представить себе движущимся.

Как уже говорилось, у статика статические только ментальные блоки, витальные — динамические. Поэтому статик мыслит и говорит о статических аспектах внешнего мира, но его витальное кольцо является динамическим, он обычно подвижнее динамика. Это как бы двойная жизнь: индивид мыслит о статичном окружающем мире и одновременно старается к нему приспособиться большей внешней и внутренней активностью.

Динамик же, наоборот, думает и говорит о мире динамики, а своим витальным кольцом склонен пребывать в малоподвижной, статической жизни. Собственная активность осторожна, выжидательна, он действует только в том случае, когда уверен, что больше некому. Или некого послать или нельзя доверить, никто другой не справится. Но о том, что именно следует делать или не делать — говорится много. Цель — мысленная активация, программирование окружающих.

Все быстры на советы, коррекцию, поправки, контроль со своего ментального кольца. Это — его функция. Функция же витального кольца — действовать самому.

Движения динамиков всегда в большей или меньшей мере обдуманы с точки зрения их социальной рациональности и уместности, потому им присуща большая чёткость, отчётливость, иногда и резкость. Это движения от ментального кольца, т. е. «от ума», а не от собственного тела. Движениям статика присущи импульсивность, плавность, натуральность, обусловленность непосредственными внешними обстоятельствами, командами и — не хватает обдуманности, учета поступков и эмоций других.

Цели и методы

Жизненные цели человека — в статическом кольце, методы и способы их достижения — в динамическом. Поэтому у статиков всегда много всевозможных целей, проблема с методами. А у динамиков — наоборот. Недаром известный на весь Союз теоретик по изобретательству Альтшуллер относится к типу (ЛСЭ) .

Познание внешнего мира

Каждый статик с помощью своего ментального кольца более или менее объективно знает, чего люди хотят или не хотят —, что им нужно —, скрытые потенциальные возможности, способности, внутреннею силу — , их явные, наличные кинетические возможности, силу воли, способность мобилизоваться и мобилизовать — .

Каждый динамик более или менее объективно знает: что людей зажигает, расхолаживает — и как этого добиться, почему они действуют или бездействуют, на что в собственной активности и труде способны — и как их заставить работать, что им приятно или неприятно —, что считают своевременным или несвоевременным — .

Внешняя программа принимается по витальному кольцу, которое у статика динамично, а у динамика — статично. Поэтому в случае, если, например, нет чего-то, что следует принести, динамику нужно говорить об отсутствии объекта и о том. что некомупринести. Например, об отсутствии воды и водоноса. О том, чтонужно принести,он подумает сам. На то он и динамик. Если ему просто сказать: «пойди и принеси», он обязательно чего-то недопоймёт, более того, этим вы можете и обидеть динамика. «Пойди и принеси» нужно говорить статику. Если же вы будете жаловаться ему, что нет воды, он вас просто не поймёт. Не поймёт, что это вежливый намёк, потому что витальному кольцу нужны прямые указания. Каждому нужно говорить «прямо и конкретно», – только один как прямое в той же ситуации воспринимает одно, другой — другое.

 

17. Число родившихся в 2008 г. увеличилась на 64 процента в сравнении с 1999 г.

Как мы можем видеть, общий коэффициент рождаемости демонстрирует положительную динамику. Средний ежегодный прирост составил 5,1%. Ниже мы подробнее рассмотрим динамику этого коэффициента с применением индексного метода, который позволит выявить вклад каждого фактора в изменение уровня рождаемости.

Специальный коэффициент рождаемости есть отношение числа родившихся к среднегодовой численности женщин в возрасте от 15 до 50 лет.

Среднегодовой прирост этого показателя составил 4.6%. Как мы видим, коэффициент показывает устойчивую положительную динамику. Критическое значение суммарного коэффициента рождаемости, соответствующее границе простого замещения поколений, составляет 2.1. Это критическое значение было преодолено в 2004 году. В 2008 году значение суммарного коэффициента рождаемости достигло 2.68.

Смертность

Динамика смертности

Число умерших в 2008 году увеличился на 3.6% в сравнении с 1999 г.

Рис. 1.6

Данный показатель является абсолютными и не позволяет оценить реальную динамику смертности. Поэтому рассмотрим относительные показатели.

Общий коэффициент смертности:

,

где - общий коэффициент смертности M - число умерших в расчетный период, - среднегодовая численность населения.

Рис. 1.7


Уровень смертности, повышаясь с 1999 года, достиг своего пика в 2003 году, с последующим снижением в 2004 г., затем в 2005 г. наметился его рост до 2008 г., а в 2008 г. достиг уровня ниже уровня 1999 года и составил 9.7‰ на 1000 человек.

Следующий показатель, который рассчитывается раздельно для мужского и женского полов, возрастной коэффициент смертности:

где - возрастной коэффициент смертности; - число умерших в возрасте «х» в календарный период (обычно за год); - численность населения в возрасте «х» в середине расчетного периода (обычно среднегодовая).

Рис. 1.8



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.