Сделай Сам Свою Работу на 5

Основные характеристики оптимального стиля служебной деятельности

 

Априори определить уровень оптимальности стиля практичес­ки невозможно. Ответ зависит от многих факторов и условий. Но однозначно одно: без соответствующих профессиональных качеств, деловитости и организованности, личного авторитета руководителя и других работников аппарата трудно говорить об оптимальности стиля служебных отношений. Многое зависит от руководителя, его умения точно определить цели и задачи коллектива, предложить эффективные способы их решения, рационально расставить кадры и организовать их работу, справедливо оценить результаты дея­тельности каждого. Короче говоря, умение «организовать эффек­тивную профессиональную и морально-деловую среду». Задача же это не просто аппаратно-служебная, здесь методом проб и ошибок многого не добьешься.

Не случайно стилевые аспекты служебных отношений занима­ют ведущее место в различных программах реформирования госу­дарственной службы и укрепления российской государственности, в планах обновления законодательства о дипломатической службе. Вряд ли кому-то пойдет на пользу игнорирование таких элемен­тов, как:

— необходимость добиваться того, чтобы все государственные служащие и аппаратные структуры работали без сбоев, не занима­лись «шумовыми эффектами», действовали четко и согласованно, опираясь на точно выверенные юридические нормы и четко сфор­мулированные политические интересы страны и ее граждан;

— недопустимость формализма (когда главным является не то, как лучше сделать, а как привлекательнее выглядеть в глазах руко­водителя), достижение такой системы труда, при которой единство слова и дела было бы неразрывным;

— сведение к минимуму бюрократических проявлений, прежде всего таких, как бумаготворчество, безответственность, чванство. Не случайно Президент России В.В.Путин важнейшими принци­пами служебного поведения считает строгое соблюдение норм профессиональной этики; корректность и внимательность в обще­нии с гражданами и представителями организации; терпимость и уважение к обычаям и народным традициям; недопустимость по­ведения, угрожающего возникновением конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб репутации и авторитету государственно­го органа[147]. Именно поэтому сдержанность и твердость дипломати­ческого служащего вовсе не отменяют, а скорее предполагают его отзывчивость, коммуникабельность, умеренность во всем: бумагах, речах, документах, на приемах и в быту;



— приверженность стилю, основанному на трех «Д» — доступ­ность, доброжелательность и добропорядочность[148]. Дипломат дол­жен быть почтительным с влиятельными особами, любезным и уважительным с равными, приветливым со статусно находящими­ся ниже;

Оптимизация стиля управленческой деятельности в системе дипломатической службы — это и утверждение правды и искренней заинтересованности в достижении лучшего результата, овладение навыками познания истинных интересов тех или иных государств, мотивов и целей, которыми руководствуются партнеры. А это уже не что иное, как стиль честного служения государству, стиль принципиальности, профессионализма и конструктивно-критичес­кой оценки своей деятельности.

Прямые, открытые, принципиально-деловые отношения — вот самый практичный стиль, именно он вызывает симпатии у сослу­живцев, доверие у тех, с кем приходится работать в качестве со­трудника дипломатического ведомства. Честность и деловитость — это признак силы и профессионализма, лицемерие и ложь — при­знак слабости и малодушия. Это необходимо знать и всегда по­мнить, ведь хорошо известно, что партнеры по международным делам «не приемлют абстрактной дипломатии»,все «их дипломати­ческие шаги подчинены достижению конкретного результата»[149].

Но в дипломатии личная честность, принципиальность, умение отстоять позицию своего государства — условие необходимое, но все-таки не достаточное: стиль детерминирован не только личны­ми качествами и личным пониманием той или иной ситуации. В решающей степени он задается честной политикой государства и правительства, твердыми и честными принципами дипломатичес­кой службы. Ориентируясь именно на такие принципы, можно рассчитывать на формирование справедливого демократического миропорядка, в котором России принадлежало бы достойное, ав­торитетное место. А здесь одной лишь честности и профессиона­лизма дипломатов недостаточно, они не смогут существенно ниче­го изменить, если само государство и его политика будут профес­сионально и нравственно ущербны, если государство не выступает в качестве предсказуемого, надежного и принципиального между­народного партнера.

Проблема соотношения дисциплины и служебного долга,т.е. по­лучения желаемых результатов в соответствии с внешнеполитичес­кой доктриной российского государства решается в рамках извест­ной дилеммы: либо достижение поставленных целей всеми доступ­ными средствами, либо деятельность в рамках нравственных норм, но за счет потери части политических результатов. А это означает, что эффективная политика может становиться в чем-то амораль­ной, деятельность дипломата — морально небезупречной. Если же в политической деятельности руководствоваться только высокими идеалами добра и справедливости, то достичь искомого политичес­кого результата очень трудно. Долг остается не исполненным или исполненным лишь частично. Поэтому политик, в том числе дип­ломат, попадает в состояние нравственно-политического выбора.

Для российского государства выбор, конечно, остается за по­литикой, но за политикой нравственно оправданной, а не политикой любой ценой, не смотря на то, что страна нередко из-за такого вы­бора несет немалые экономические, материальные и некоторые другие потери. Моральный фактор для нашего государства всегда был одним из ведущих, приоритетным остается он и сегодня. Так было в отношениях СССР со странами социалистического содру­жества, так было со странами Запада и «третьего мира». Даже вводя войска в Афганистан, руководство СССР вряд ли преследо­вало какие-то глобальные, как иной раз говорят, захватнические цели. Наша страна в Афганистане больше потеряла, чем выиграла. И по-иному не могло быть в условиях международного несогласия с политикой СССР, хотя это была политика борьбы с террориз­мом, политика подавления душманов и маджахедов. Только после событий 11 сентября 2001 г. некоторые западные политики начали переоценивать свои прежние позиции.

Мораль придает стилю особый смысл, суживает свободу бес­контрольного действия. Не случайно политик всегда стремится вырваться за пределы нравственных рамок, найти лигитимирующие доводы справедливости и разумности своих действий, оправ­дание своим отступлениям от норм нравственности. Однако уйти от таких ценностей, как ответственность, справедливость, доверие невозможно и в конечном итоге неразумно, тем более в условиях, когда мы стремимся к духовно-нравственному очищению общест­ва, построению демократического правового социального государ­ства.

Отсюда вытекает проблема ответственности. В контексте стиля служебных отношений ответственность рассматривается как важ­нейший качественный элемент взаимодействия между дипломати­ческими работниками, между руководителем и подчиненными, между организацией и сторонними структурами и должностными лицами. В этом случае ответственность проявляется как взаимное ожидание сторон, как понимание и осознание ими взаимного долга друг перед другом. Стиль проявляется как в процессе приня­тия взаимоприемлемых управленческих решений, так и в процессе их реализации, порождая соответствующую ответственность каж­дой стороны и каждого исполнителя.

В качестве конкретного примера возьмем работу представи­тельств Министерства иностранных дел РФ на территории Рос­сийской Федерации[150]. Указанные структурные элементы системы МИД достаточно компактны, их штатные расписания предусмат­ривают лишь 20—25 должностей дипломатических работников: представитель МИД, его заместитель, советники, секретари и атта­ше. Уже это предполагает высокую ответственность и напряжен­ность повседневного труда служащих, прежде всего в части:

— оказания экспертной помощи при заключении международ­ных договоров с территориально-административными образова­ниями иностранных государств (например, в портфеле Представи­тельства МИД России в Хабаровском крае постоянно находится не менее 5—6 проектов такого рода договоров);

— оказания консульских услуг (ежемесячно на уровне предста­вительств оформляется от 700 до 1500 приглашений для въезда в Россию иностранных граждан и получения иностранных виз для выезда российских граждан за рубеж);

— подготовки информационных сообщений о событиях, про­исходящих в приграничных государствах и об особенностях реали­зации подписанных с ними договоров (таких бывает не менее 10 ежемесячно);

— выполнения поручений министерства по проведению между­народных конференций, семинаров, симпозиумов.

Немало времени требует участие работников представительств в мероприятиях, проводимых под руководством полномочных представителей Президента Российской Федерации и глав субъек­тов Федерации в рамках приграничной политики, миграционных отношений, защиты российских граждан за пределами страны. Без специальной профессиональной подготовки, персональной ответ­ственности качественно решить ни один из этих вопросов невоз­можно.

Многочисленные исследования стиля служебных отношений в госаппарате свидетельствуют, что эффективность управления ста­новится значительно выше, если в коллективе заботятся о здоро­вом характере взаимоотношений, стремятся к чистоте этих отно­шений, стараются не создавать предпосылок для возникновения трудовых конфликтов. В значительной степени стиль — продукт воспитания. Не персонифицировать стиль невозможно. Разве можно абстрагироваться от того, что есть люди с высоким уровнем само­утверждения, а есть с низким. Одни стремятся к взаимодействию, дружелюбны, раскованны, другие, наоборот, закрыты, скованны, жестко самоконтролируемы. Для одних более приемлемы отноше­ния высокой динамики, деловитости, организованности, другие предпочитают размеренный образ жизни, осторожность, взвешен­ность.

Вот почему для успешного и социально оправданного выпол­нения административно-организационных и воспитательных задач руководитель аппарата должен знать, что для сторонников экс­прессивных методов важно то, что их слушают, поддерживают и стимулируют. Сторонников делового стиля можно убедить только делом, а не словами и эмоциями. По отношению же к тем, кто ис­поведует дружелюбный стиль, следует демонстрировать внимание и доброе отношение, поощрять неофициальное сотрудничество.

В любом случае руководители должны знать и делать соответ­ствующие выводы, учитывая, что взаимодействие государственных служащих по линии «руководитель — подчиненный» в МИДе, на­пример, подавляющим большинством опрошенных характеризуют в основном как стиль:

— добросовестности, хотя и без особого рвения (48,5% экспер­тов);

— трудолюбия и деловой исполнительности (42,5%);

— делового сотрудничества (39,7%).

Хотя и в этих отношениях проявляются «теневые» стороны: бюрократическая холодность, работа без особого рвения и иници­ативы, возникающие чаще всего из-за неудовлетворенности руко­водителя работой подчиненных, особенно если последние не проявляют желания и нужной инициативы в работе, не вникают в су­щество проблем, не заботятся о своем профессиональном росте.

В свою очередь, сам руководитель должен отличаться собран­ностью, ответственным отношением к делу, многими другими ка­чествами. Важнейшие среди них: склонность к лидерству и орга­низаторской работе; уравновешенность и уверенность в себе; ре­шительность, волевые качества, стремление к достижению постав­ленной цели; коммуникабельность, способность заражать людей своей энергией и своей убежденностью; способность к стратеги­ческому анализу международной ситуации в органическом сочета­нии с пониманием сложности и противоречивости текущего мо­мента, скажем, в стране пребывания; умение объективно оцени­вать подчиненных, выдвигать достойных и освобождаться от сла­бых личностей; ответственность и надежность в выполнении дого­воренностей; личное обаяние и здоровье.

Разумеется, с таким набором характеристик человек не рожда­ется. Это уникальный сплав природных данных и сложившихся в процессе профессиональной социализации личности качеств. Именно поэтому на вопрос: «Какими качествами с точки зрения стиля личной работы и служебных отношений должен обладать дипслужащий?» Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР Ю.В. Дубинин — один из наиболее опытных и авторитетных дип­ломатов недавнего прошлого, — отвечает: «Широкий политичес­кий кругозор, страноведческий профессионализм, знание языка страны пребывания, организованность, добросовестность, культура и интеллигентность. Сложность состоит и в том, что работать при­ходится в непростой для россиянина обстановке, в непривычной социально-культурной среде, в атмосфере необычных нравов, обы­чаев, традиций. К этому следует добавить — периодическую, при­чем в обязательном порядке смену места службы и должностного статуса».

А возьмите распорядок работы советника — руководителя группы внешней политики посольства. Его рабочий день ненормирован, нередко длится по 12—14 часов в сутки:

Утро, до выхода на работу: знакомство с радио и теленовостя­ми прежде всего, разумеется, с российскими.

9.00: начало рабочего дня. Ознакомление с информацией по Интернету. Просмотр прессы. Ознакомление с шифртелеграммами и другими поступившими из Центра материалами. Подготовка со­ображений к совещанию у посла.

10.00: совещание у посла. Обсуждение основных событий в России и ее внешней политике, оценка развития обстановки в стране пребывания и на международной арене. Определение по­рядка выполнения поступивших из центра поручений и главных задач дня — участие в мероприятиях посла, тематика и основное содержание информационно-аналитических материалов и инициа­тив, требующих доклада в Центр, план основных деловых контак­тов.

10.30: организация работы группы.

11.00—13.00: деловые контакты в МИДе и других госучрежде­ниях, с представителями дипкорпуса, ведущими политологами, политобозревателями.

13.00—15.00: деловые завтраки.

15.00—18.00: запись бесед, обобщение полученной информа­ции, составление или редактирование подготовленных сотрудника­ми группы информационно-аналитических материалов, предна­значенных для Центра. Продолжение деловых контактов.

19.00: участие в протокольных мероприятиях (приемах, обедах), выступления перед иностранной аудиторией, посещение культур­ных мероприятий, театра.

В конце дня ознакомление с вечерними новостями, просмотр аналитических программ, дебатов и других телепередач, важных для оценки развития событий в России, в стране пребывания и мире.

Речь, конечно, идет о примерном распорядке дня. Ряд из пере­численных занятий повторяется ежедневно. Другие возникают пе­риодически, смещаются по времени. В функции советника могут (чаще всего так и бывает) вклиниваться различного рода оператив­ные задания, поездки по стране, участие в переговорах разного уровня, а иногда и ведение переговоров под руководством посла.

Критерий качества стиля дипломатической службы один — эф­фективность решения задач, поставленных перед МИД и подве­домственными структурами, продуктивность общих усилий и каж­дого члена коллектива в отдельности, уровень удовлетворенности трудом в аппарате. Результативность — вот основа измерения эф­фективности стиля. Хотя, конечно, можно назвать и более кон­кретные показатели и индикаторы этой эффективности: качество подготовленных документов, действенность тех мероприятий, ко­торые готовит аппарат, интенсивность работы на протяжении не­дели, месяца, в период визита главы государства.

Правда, в таком случае опасность подстерегает с другой сторо­ны: много — еще не значит хорошо. Люди работают много, а ра­бота малопродуктивна, стиль — бумажно-бюрократический.

В обобщенной форме основные черты эффективно-оптималь­ного стиля служебных отношений можно представить следующим образом:

— это стиль добросовестного, высокопрофессионального ис­полнения служебных обязанностей в целях обеспечения эффек­тивной работы государственного органа;

— это стиль объединения усилий служащих на конструктивной повседневной работе, стиль работы «в автоматическом режиме», без призывов и понуканий;

— это стиль борьбы с бюрократизмом, бумаготворчеством и за­седательской суетой, стиль глубокого понимания каждым работни­ком своей личной ответственности не только за качественное ис­полнение конкретных должностных обязанностей, но и за судьбы страны в целом;

— это стиль принципиальности и откровенности, когда работ­ника оценивают не по обещаниям и красивым словам, а по до­стигнутым результатам и личному вкладу в общее дело;

— это стиль решительного расставания со всем тем, что без­надежно устарело, стиль исключающий действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) ин­тересов, препятствующих добросовестному исполнению должност­ных обязанностей;

— это стиль достижения «меньшими силами больших результа­тов», стиль стимулирования высокоэффективного труда и гарантии ясных перспектив должностного роста добросовестного работника;

— это стиль строгого порядка и персональной ответственности за некачественную и недобросовестную работу.

Сейчас развитие стиля в структурах Министерства иностран­ных дел протекает в рамках утверждения научного стиля государ­ственного управления в целом, в русле динамично развивающихся процессов демократизации и преодоления консерватизма сложив­шихся на протяжении многих прошлых десятилетий традиций; поддержки деловой, созидающей инициативы и отказа от устарев­ших технологий дипломатической деятельности. Планируются ме­роприятия по совершенствованию системы материального поощ­рения качественного труда, преодолению многописания и бюро­кратических проволочек, субъективизма в решении кадровых вопросов. Это вселяет уверенность в том, что задача формирова­ния современной эффективной дипломатической службы будет ре­шена.

 

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.